Главная » Книги

Ростопчина Евдокия Петровна - Нелюдимка, Страница 3

Ростопчина Евдокия Петровна - Нелюдимка


1 2 3 4 5 6 7 8 9

stify">   И тесных; прочь учтивость! Вы свободны
   Душить меня давно знакомой сказкой,-
   А я вольна не слушать - и зевать!
  
   (Зевает.)
  
  
  В а л е н т и н
   Вы просто злы!
  
  
  З о я
  
  
   И это мне не ново:
   Мой серый попугай давно сказал...
  
  
  В а л е н т и н
  
   (с досадою)
   На вас не угодишь!.. Когда начну я
   Разумную, но искреннюю речь,
   Когда всю душу высказать хочу я,-
   Смеетесь вы!.. Когда же я смеюсь,
   Шучу, наперекор себе, вам скучно!
   Вы дремлете иль замолчать велите...
  
  
  З о я
   Вот ровно целый месяц, что у нас
   Все тот же разговор на разный лад...
   Давно пора бы нам понять друг друга,-
   Иль ввек мы не поймем!
  
  
  В а л е н т и н
  
  
  
   Не то, не так!
   Один из нас не хочет понимать...
  
  
  З о я
   (очень живо)
   Так что ж другой хлопочет понапрасну?
  
  
  В а л е н т и н
  
  (встает сердито)
   Другой-то глуп!.. Я слишком глуп для вас!..
  
  
  З о я
   (с притворным вниманием)
   Потише, ради бога, вы забыли,
   У вас нога болит... вы хромы, слабы...
   Без костыля вставать вам не годится...
  
   (Поднимает костыль и подает ему, кусая губы, чтоб не
   расхохотаться. Валентин смотрит на нее в недоумении.)
  
   Ну что ж вы смотрите?.. возьмите!.. Право,
   За вас мне страшно! Доктор вам велел
   Быть осторожным!.. Вот опять, смотрите,
   Засадит вас он в комнату... Ведь вы
   И без того, с тех пор, что здесь ушиблись
   Так больно,- месяц целый провели,
   Не шевелясь, и пленником на креслах...
  
  
  В а л е н т и н
   Да, пленником, в неволе!.. Но по мне,
   Я быть рабом готов всю жизнь...
  
  
  З о я
   (грозит ему пальцем)
  
  
  
  
   Опять?
   Неисправимый!.. Полноте! довольно!..
   Вот лучше я спою или сыграю
   Вам что-нибудь: вам нужно развлеченье;
   Вас музыка займет, прогонит прочь
   Все пустяки из вашей головы,
   Остаток бреда после лихорадки!
   (Она идет к роялю, стоящему между кустами.)
  
  
  В а л е н т и н
   Ах, да! пропойте! любо мне вас слушать.
   Вы кажетесь тогда самой собой
   И женщиной... в вас будто есть душа...
  
  
  З о я
   (прелюдируя)
   А лучше я сыграю вам сонату
   Бетховена...
  
   (Она начинает играть, сначала довольно сухо и холодно,
   потом одушевляется, играет пламеннее; вдруг замечает,
   что Валентин пристально слушает и что она сама увлек-
  
  лась; тогда она вдруг перестает.)
  
  
  В а л е н т и н
  
   Что с вами? продолжайте!
  
  
  З о я
   Да пальцы что-то нынче не хотят
   Повиноваться мне...
  
  
  В а л е н т и н
  
  
   Так спойте!
  
  З о я
   Что хотите?
  
  
  В а л е н т и н
  
   Все, что вам самим
   Угодно выбрать!
  
  
  З о я
  
  
  Дайте мне... Эрнани!
  
  
  В а л е н т и н
   Вы, кажется, не любите Беллини
   И Доницетти?
  
  
  З о я
   (задумчиво)
  
  
  Слишком их люблю!
   И потому-то при других ни петь,
   Ни слушать их не буду... В звуках их,
   Сроднившихся с моей душевной жизнью,
   Так много есть забытого давно,
   Так много дум, и чувств, и слез бывалых!..
   Так много юности моей отцветшей!..
   Нет! нет! подайте Верди!.. Здесь не пламя,
   Не гром душевных бурь,- здесь фейерверк,
   Ракетки, треск и блеск!.. То не опасно,
   То развлекает, веселит и тешит
   Капризный слух, не доходя до сердца!
  
  
  В а л е н т и н
   Жаль! очень жаль!.. Я вас хотел просить
   Любимую мою спеть каватину
   Из Лючии...
  
  
  З о я
  
  
  Из Лючии? О, меньше,
   Чем всякую другую!.. не могу!..
   В моих ушах, в моих глазах живет
   Чудесное, могучее явленье,
   Явленье, полное всех чар земных,
   И страсти, и тоски, и выраженья...
   В моей душе звучит всесильный голос,
   Который пел равно и про любовь,
   И про тоску, и про обман коварный...
   Который призывал, и проклинал,
   И нежил, и молил... все, все так дивно,
   Так совершенно!.. Голос тот умолк,-
   Исчезло навсегда, для всех, для мира
   Чудесное явленье!.. И во мне
   Пусть, как святыня, спит воспоминанье...
   Пусть эхо не дерзает повторять
   Знакомых песней, песней старины!
   Пусть все молчит, когда молчит Рубини!
  
   (Она, говоря, постепенно одушевлялась и, терялась
   в собственных мыслях; когда Валентин к ней прибли-
   жается, она вздрагивает, как впросонках.)
  
  
  В а л е н т и н
   О, так останьтесь! так я вас люблю -
   Восторженной, мечтательной, прекрасной!..
   Теперь вы не насмешница без чувства,
   Без истины, без теплых убеждений,
   Не воплощенная ирония!.. Теперь
   Вы женщина... вы любите... живете!..
  
   (Покуда он говорил, Зоя мало-помалу приходила в себя
   и остывала; когда он кончил, она, вместо ответа, бойко
   начинает петь трудную и блестящую арию и кокетливо
   глядит на него. Он слушает, изъявляя свое удовольствие,
  
  и аплодирует, когда она замолкает.)
  
  
  З о я
   Ах! я устала! право, так давно
   В гимнастике вокальной этой я
   Не упражнялась...
  
  
  В а л е н т и н
  
  
  Бог вам голос дал
   Пленительный и страстный не затем,
   Чтоб в фокусах и мудростях искусства
   Его терять и расточать напрасно.
   Нет, спойте мне другое что-нибудь!
  
  
  З о я
   (пристально глядя ему в глаза)
   Как вы взыскательны!.. Но, так и быть,
   Я побалую вас!.. сегодня только,
   Для исключения, и не в пример
   Для прочих дней... Возьмем того, кто может
   На все вопросы сердца отвечать
   Мелодией сердечной...
  
  
  В а л е н т и н
  
  (вопросительно)
  
  
  
  Это?..
  
  
  З о я
  
  
  
   Шуберт!
   Любимец мой!
  
   (Она перелистывает альбом, потом прелюдирует, все
   более и более задумываясь, и наконец начинает петь:
   "Brausender Wald, rauschendes Bach"*. Валентин все
   ближе к ней наклоняется; оба тронуты, его дыхание
   тревожно, у нее слезы на глазах и голос дрожит. Вдруг
   она останавливается посреди строфы, меняет тон и
   звонко подхватывает куплет из песни: "Je suis Lorette,
   et je regne a Paris"**.- Валентин в сердцах ударил
   кулаком о фортепьяны, потом отходит прочь и садится на
   диван. Она, кончивши куплет, начинает хохотать и хохочет
   долго и язвительно, глядя на него.)
  
   Вы мне смешны!.. Растрогались не в меру
   Да и не в пору!.. Я пари держу,
   Что вы не поняли ни слова в песне,
   Что Шуберт мой совсем вам не по вкусу;
   А в чувство бросились и чуть не в слезы,
   Чтоб угодить мне... Ах! как вы смешны!..
  
   (Опять хохочет; немного погодя, встает и подходит к
   Валентину, который продолжал молчать и быть в остолбе-
  
  
  нении.)
  
   Вы сердитесь?.. простите!.. я молчу...
   Но, право, вы потешили меня;
   Давно я от души так не смеялась...
   Однако помиримтесь: дайте руку.
  
   (Она подает ему руку, он отворачивается.)
  
   Вы не хотите?.. Ну, как вам угодно...
   Да после не пеняйте!.. Вы капризны,
   Как женщина!.. Вторично предлагаю
   Вам мировую,- но в последний раз:
   Хотите или нет?.. решайтесь! Так-то!
  
   (Она подает ему руку, он целует ее.)
  
   Вы умница теперь! Сидите ж смирно!
   А я пойду за то похлопотать,
   Чтоб за столом любимые вам вина
   По вкусу были поданы... Прощайте
   И не сердитесь!..
  
   ________
   * Шумный лес, ручей журчащий (нем.).
   ** Меня зовут Лоретта, я царствую в Париже (франц.).
  
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ 2

  
  
  В а л е н т и н
  
   (один)
  
  
   Я дурак!.. я шут!
   И стою, чтоб меня в шуты рядили!..
   Я сам свои дела испортил: я
   Влюбился, как влюбиться только можно
   В пятнадцать лет... Она играет мной,-
   Она кокетка, холодна, пуста...
   С ней надо было продолжать, как начал,
   С расчетом, с осторожностью, с уменьем,-
   А я увлекся сам!.. И вот наказан!
   Безумное, проклятое пари,
   Оно меня повергло в этот омут!
   Я проиграл,- над мной смеяться станут;
   Но это все пустое,- вот что худо,
   Что я влюблен, что я несчастлив стал,
   Что самолюбие, покой и сердце,
   Все тут, у ног ее, утратил я!..
   И кто бы не влюбился, кто б на месте
   Моем противостать ей мог?.. Мила,
   Умна, ловка... за мной ходила, право,
   Как сердобольная сестра, когда
   Так ловко занемог я и больным
   Прикинулся, по мудрому расчету
   Политики и тактики моей.
   Она меня на миг не покидала
   И занималась только мной одним;
   Давала мне лекарства и питье,
   Прелестной болтовнею развлекала
   Тоску больного... пела для меня,
   Читала... Что же значило все это?..
   Я предался легко очарованью,
   Забыл и роль и план... Она, казалось,
   Сама меня, сама на то влекла
   Приманкою невольной... а теперь
   Смеется надо мной, меня дурачит...
   Кто разберет ее? Кто объяснит?
   И что у ней в уме? Теряюсь я
   В безвыходных догадках... Черт возьми
   Пари, друзей, деревню и меня,
   Да, и меня, лишь только б вместе с нею
   Нас черт унес!..
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ 3

  
  
  Н я н я
   (входит потихоньку, крестясь)
  
  
   И, батюшка, что с вами?
   Как вам не грех?.. Зачем нечистой силы
   Изволил легионы призывать?
   Вы знаете, в писании недаром
   Нам сказано, что ходит окаянный,
   Рыкаючи, как лев, ища добычи...
   Как раз услышит, боже упаси!
   Придет на ваш он зов... и горе вам!
  
  
  В а л е н т и н
   А ты его боишься крепко, няня?..
   В твои года уж это и некстати:
   Ему нет дела до тебя!
  
  
  Н я н я
  
  
  
   Молчите!
   Безбожник вы какой! толкует все
   О черте!.. Бойтесь бога вы!
  
  
  В а л е н т и н
  
  
  
  
  Скажи,
   Где барыня твоя?
  
  
  Н я н я
  
  
   Пошла на ферму.
   Вы знаете, сегодня праздник там,
   Иллюминация, качели; словом,
   На весь народ, на свой и на чужой,
   Она, касатка наша, заготовить
   Велела пир... Так поглядеть пошла,
   Исполнены ль точь-в-точь ее веленья.
  
  
  В а л е н т и н
   По случаю чего весь этот шум?
  
  
  Н я н я
   А потому, что фермерши-швейцарки
   Молоденькая дочь, мамзель Минета,
   Помолвлена за Готлиба,- за сына
   Приказчика...
  
  
  В а л е н т и н
  
  
  А барыня всегда
   Так празднует чужих сговоров день,-
   Она, которая о собственном сговоре
   Ни говорить, ни думать не велит?
  
  
  Н я н я
   Семья швейцарки здесь давно служила,
   Еще при барине покойном; им
   Почет хотят пред всеми показать;
   А Мина славная девчонка...
  
  
  В а л е н т и н
  
  
  
   Мне
   На мой вопрос ты отвечай: скажи,
   Зачем не хочет Зоя выйти замуж,
   Зачем она в затворницы пошла,
   Зачем вы здесь, зачем в уединенье,
   Давно ль она такую жизнь ведет?
  
  
  Н я н я
   Ох! в этом-то и горе все мое!
   Ума не приложу, и знать не знаю,
   И отгадать сама-то не могу!
   Вот год-другой, что свет ей стал противен,
   И заперлась она, моя голубка,
   Как в монастырь... Бог знает, что нашло
   Вдруг на нее,- как будто блажь какая.
   Да как упряма! не возьмешь ничем!
   Советов принимать моих не хочет
   И просьб не слушает. Вот если б вы,
   В тот самый день, что вы спасли ее
   От лошади, взбесившейся в лесу,-
   Здесь, проводя ее, да не упали
   И не ушиблись, ввек бы не бывать
   Вам в доме у нее!.. Других она
   Не примет и не пустит... Знать, обет!
  
  
  В а л е н т и н
  
  
  
  
  Кого-нибудь
   Она любила прежде?
  
  
  Н я н я
  
  
  
  Да, любила,-
   По крайней мере, так казалось мне:
   Ведь я, мой свет, при ней с ее рожденья,
   Малюткой на моих руках росла...
   Уж как была резва и шаловлива!
   А впрочем, умницей всегда! У нас вот здесь
   Учителя десятками живали,
   И все довольны были ей. Отец
   Души не знал в своей прекрасной Зое,
   Не наглядится на нее, бывало.
   Взрастили мы ее; в невесты смотрит;
   И вот отправились в столицу; я
   Осталась на покое, при своих.
   Прошло годочков несколько,- опять
   Приехали к нам господа, и с ними
   Жених, красавец, молодец,- граф Юрий;
   Влюблен в нее без памяти; она
   В него без меры; целый божий день
   Сидят себе все вместе, вместе ходят
   В саду и по окрестностям; поют,
   Играют, в гости ездят, неразлучно:
   Где Зоя, там и он; где он, там Зоя.
   И весела она, и хороша,
   И ласкова со всеми еще больше,
   Чем прежде. Прожили все лето. Князь
   Уехал с ними на зиму. Опять
   Прошло годочка два без них; вдруг снова
   Приехали,- но только двое их,
   Князь и княжна,- а жениха уж нет,
   И не бывал с тех пор... Куда девался
   Граф Юрий,- свадьба ль разошлась иль умер
   Бедняжка он,- того не повестили!
   Но только Зоя наша изменилась
   Тогда совсем: бледна, худа, грустна,
   Все плакала она, все запиралась...
   Каких-то писем все ждала... получит,
   И будто веселее станет ей;
   Начнет ходить, читать... а писем нет -
   Она в постелю сляжет... Так тянулось
   Довольно долго... Умер старый князь;
   Дела запутались... Весь майорат
   И все именье, вишь, отбить хотели
   У Зои сродники... И долго мы
   Не знали что, и как, и чем ей жить
   Придется... Бог помог,- именье ей
   Возвращено законом. Но ей скучно
   Здесь показалось, после всех утрат
   И скорбей; так она сбираться стала
   В чужбину, в дальние края... "Хочу,-
   Нам говорит,- все посмотреть,
   Везде перебывать!" - И в самом деле
   Поехала, и много лет потом
   Не возвращалась; разъезжала там
   Чрез целый мир, и вдоль и поперек.
   И навезла сюда добра немало,
   Картин и кукол каменных больших,
   Что в галерее там и по аллеям
   В саду стоят; и стала убирать
   Старинный дом уж впрямь на удивленье.
   "Все это,- говорит,- чтоб было мне
   Отрадно стареться, когда приеду
   Век дома доживать".- А мы смеемся
   И говорим, что прежде надо ей
   О женихе подумать. Зоя тоже
   Смеется, обещает, что поедет
   За женихом иль выпишет его...
   И скуки прежней в ней и тени нет!
   И рады мы за барыню свою...
   Но только вот нелегкая однажды
   К нам принесла какую-то родню
   Гостить. Она из города была.
   Вестимо, если бес куда не сможет
   Забраться сам, так женщину пошлет;
   Где женщина, там сплетни!.. Так и было!
   Знать, Зое нашей вести-то плохие
   Сказала. Смотрим - Зоя вновь
   Задумчива, с неделю погрустила...
   А там решилась здесь навек остаться
   Без выезда... Велела не пускать
   К ней никого чужого... Приказала
   Все письма жечь, которые для ней
   Получатся... И вот с тех пор она
   Какая, видишь: весела, покойна,-
   Но пуще схимницы людей боится,
   Дика, уединенна и странна...
   Ох! Бога прогневили, видно, мы!..
  
  
  В а л е н т и н
   Да! странно это все и непонятно!
   А как мила она в своих капризах!
   Как жаль!..
  
  
  Н я н я
  
  
  Молчите, батюшка! идет
   Никак сюда... Она терпеть не может,
   Чтоб с вами толковала я о ней;
   Достанется и мне, когда услышит...
  
  
  З о я
   (входит, нарядившись)
   Звонят к обеду! Нынче стол накрыт
   В беседке, у пруда; день так хорош,
   Что угостить я вас хотела видом,
   Еще вам незнакомым. Солнце светит,
   Цветы и лес благоухают, птицы
   Поют, и вся природа торжествует
   Какой-то чудный праздник. Дайте руку,
   Я буду вам опорой... (с улыбкой) Но костыль
   Не забывайте же! он нужен вам!
  
  
  В а л е н т и н
  
  (целует у ней руку)
   Как вы добры, когда вы захотите!
  
  
  
  
  

ЯВЛЕНИЕ 4

  
   Сцена происходит в парке, около фермы, которой строение
   видно сбоку. Иллюминация уже зажжена; разноцветные фонари,
   везде привешены к деревьям; по сторонам стоят качели, кару-
   сель, разные игры; спереди, на одной стороне, беседка из
   белых акаций, завешенная розовой занавеской.
  
  
  Мина и Готлиб.
  
  
  
  М и н а
  
   (плаксивым голосом)*
   Нет, мусье Готлиб, я фам сказифал, это от фас очень
   дурна! Это также зафзем некарашо!.. Так не годится де-
   лать...
  
  
  
  Г о т л и б
   Aber, meiu Неrr Gott, Mamselle Minchen1, я никак зебе
   не фообрашал, фи буду так зебе зердит на мене... Я это
   зафзем не для того зделал.
  
  
  
  М и н а
   Вам очень знал, мне не можно быть приятно, что вам
   подарил другой такая прекрасна букет... Вам очень знал,
   мой не хочу вас видеть kurmachen2 другой, в тот самый
   день, что нам должно праздновать своя сговор.
  
  
  
  Г о т л и б
   Но кто же вам был говорить, что я понес букет для
   мамзель Анет?
  
  
  
  М и н а
   Я сам видел... Вчера ввечеру, в-первых, вас не был
   дома: где вас был?.. а!а!а! Вам не могу отвечайт?
  
  
  
  Г о т л и б
   Как не могу? отчего не могу? Нет, я могу! я буду от-
   вечайт.
  
  
  
  М и н а
   Так изволь, говори, где вам бул?
  
  
  
  Г о т л и б
   Я был... мой был папинька...
  
  
  
  М и н а
   Но где же?
  
  
  
  Г о т л и б
   Дом, im Comptoir!..3 наш с мой папенька писал счета.
  
  
  
  М и н

Другие авторы
  • Диккенс Чарльз
  • Оредеж Иван
  • Анненская Александра Никитична
  • Ушинский Константин Дмитриевич
  • Лазарев-Грузинский Александр Семенович
  • Тургенев Иван Сергеевич
  • Соловьев Владимир Сергеевич
  • Костомаров Николай Иванович
  • Достоевский Михаил Михайлович
  • Амосов Антон Александрович
  • Другие произведения
  • Ремезов Митрофан Нилович - Ничьи деньги
  • Гайдар Аркадий Петрович - 300 робинзонов
  • Николев Николай Петрович - Николев Н. П.: Биографическая справка
  • Кармен Лазарь Осипович - Мурзик
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Путешествие сэра Джона Фирфакса по Турции и другим замечательным странам
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Землетрясение
  • Булгаков Валентин Федорович - Духоборцы
  • Измайлов Владимир Васильевич - Письмо к Издателю (Вестника Европы)
  • Глинка Сергей Николаевич - С. Н. Глинка: биографическая справка
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О вулканических явлениях на северо-восточном берегу Новой Гвинеи
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 223 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа