Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Похождения Петра Степанова сына Столбикова

Некрасов Николай Алексеевич - Похождения Петра Степанова сына Столбикова


1 2 3 4 5 6 7


Н.А. Некрасов

  

Похождения Петра Степанова сына Столбикова

Комедия в четырех картинах, с куплетами

  
   Н.А. Некрасов. Полное собрание сочинений и писем в пятнадцати томах
   Художественные произведения. Тома 1-10
   Том шестой. Драматические произведения 1840-1859 гг.
   Л., "Наука", 1983
  

КАРТИНА ПЕРВАЯ

ПРИМЕРНЫЕ ОТЧЕТЫ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  
   Макар Тимофеевич Жиломотов, опекун Столбикова (40 лет).
   Петя Столбиков, сирота и богатый наследник (16-ти лет).
   Поверенный опекуна.
   Михайло Федорович Петигорошкин, член из опеки (45 лет).
   Игнатьич, поверенный, преданный Петру Столбикову.
   Фомич, дядька Петра Столбикова.
   Кузьминишна, няня Петра Столбикова.
   Кирило, слуга Жиломотова.
   Несколько дворовых людей.
  

Действие в имении Петра Столбикова в XVIII веке.

  

Театр представляет довольно большую гостиную, с старинною мебелью, покрытою чехлами. Большой диван, стол и стулья, в середине и по сторонам несколько дверей. Окно.

  

Явление 1

  

Кузьминишна (стоит у окна и печально посматривает). Фомич (входит).

  
   Кузьминишна. Вот бегает себе, бедняжечка, с дворовыми мальчишками и не чувствует своей горькой, сиротской участи... (Увидя Фомича.) Что ты, Фомич? Дм стал ли Петрушеньке хоть чего-нибудь покушать?
   Фомич. Нет, Кузьминишна; Кирюшка говорит, что Макар-де Тимофеич велел всё запереть, ничего барину не давать, пока сам его благородие не приедет из опеки. Ваш, говорит, глупый барчонок совсем разоряет опекуна! Каково?
   Кузьминишна. Мати божия! разоряет! вот мм нынче до чего дожили! да кто ж обобрал сироту кругом! как не Макар Тимофеич? Ведь шутка, все три имения он теперь забрал в свои руки! помнишь ли, как они налетели сюда после смерти барыни? Мы сперва думали, что это всё родственники, а как рассмотрели, так это весь суд нагрянул! Сирота испугался и прибежал ко мне; я дала ему покушать, а сама начала плакать да приговаривать: бедный Петя! что с тобою будет? теперь-то начнут опекать тебя!.. и точно, такое тогда пошло бражничанье, что я конца не было! Пили, ели, пошли гурьбою в кладовые, погреба, конюшни и по всем барским заведениям, а наг бедного сироту и не обращали внимания; целых две недели ходили, ездили и переписывали всё по заводам. А как уж стали убираться по домам, так Макар Тимофеич на прощанье за каждым гостем отправлял целыми возами, то с хлебом, то с домашними птицами,- за иным повели барских лошадей, за другим - коров, за третьим - погнали телят, баранов, гусей... и, господи! страшно вспомнить, чего тогда не было.
   Фонч. Да, да, Кузьминишна... и кабы не вступилась за бедного Петра Степаныча сестрица покойной барыни, так он и самого наследника выгнал бы из имения.
   Кузьминишна. Да, спасибо, добрая барыня! нарочно приезжала из Рязанской губернии навестить разоренного племянника; пожалела, поплакала об его участи, потом разбранила опекуна, поехала жаловаться предводителю и подала уж, говорят, в суд несколько жалоб.
   Фомич. Ох! дай-то бог, чтоб ее послушались да сменили поскорей Макара Тимофеича. Вряд ли: он теперь сам в городе, хлопочет затушить все доносы.
  

За дверьми слышен голос Петра Столбикова.

  
   Столбиков. Няня! няня! где ты? Кузьминишна!..
  
  

Явление 2

  

Те же и Петр Столбиков,

  
   Кузьминишна (ласково). Я здесь, голубчик мой...
   Столбиков (вбегает в рубашке и в желтых китайчатых брюках, одно колено разорвано, волоса длинные, в беспорядке). Няня! посмотри... я начал бороться с нашими мальчишками, а они все схватили меня, повалили на дворе, Афонька и оцарапал мне нос... (Громко плачет.)
   Кузьминишна. Покажи-ка, покажи, мой батюшка... в самом деле! ах они разбойники!..
   Столбиков. А что? кровь нейдет?
   Кузьминишна. Нет, кажется...
   Столбиков (спокойно). Ну так ничего, пройдет! да я уж отплачу Афоньке! Знаешь, Фомич, я пойду помирюсь с ним, начну нарочно играть, да после и скажу: Афонька, давай играть в лошадки! потом, как запрягу троих мальчишек в мою тележку, а Афоньку-то на пристяжку, они меня повезут, а я его сзади кнутом и отваляю! ха! ха! ха!
   Кузьминишна. Нет, барин, лучше с ними не связывайся, а учись грамоте.
   Столбиков. Как же! пойдет мне ученье на ум, когда я голоднехонек... (Фомичу.) Ты ведь обещал накормить меня чем-нибудь, что ж ты?
   Фомич. Ох, барин! я просил, да Кирюшка всё запер и говорит, что Макар Тимофеич не велел без себя ни кусочка давать вам.
   Столбиков. Да как же, коли мне есть хочется? (Плачет.) Я уж и сам бегал просить у Кирюшки. Что ж ты, говорю я, Кирило, меня не накормишь? а он, развалившись на кровати, как крикнет на меня: "А ты что за цаца? молчи, говорит, и пошел отсюда!.." Вот я взял замолчал да пошел опять бегать по двору.
   Кузьминишна (целуя его в голову). Бедный Петя! Что с тобою будет? Это тебе, батюшка, еще цветочки; после будут и ягодки.
   Столбиков. Да мне бы хоть хлебца дали кусочек!..
   Кузьминишна. Погоди, батюшка... вот авось опять приедет твоя тетушка Настасья Николаевна, так она опекуна, и всех за тебя в дугу согнет.
   Столбиков. Ах, кабы она опять приехала! Я помню, как она меня ласкала, целовала и вспоминала о маменьке, она так на нее похожа.
   Фомич. Нет, голубчик барин, она ничего тебе не сделает! за твоего опекуна, говорят, все крепко тянут.
   Столбиков (протяжно). Ах, как есть хочется!.. (Влезает с ногами на диван.)
  

Явление 3

Те же и Игнатьич (поверенный тетки Столбякова).

  
   Кузьминишна (увидя его). А! Игнатьич из города! что доброго привез?
   Игнатьич (кланяясь весело). Здравствуйте, здравствуйте... славные вести! спешил скорей опередить нашего; злодея, чтоб обрадовать и барина, и вас...
   Кузьминишна и Фомич. Что же такое, родимый?
   Игнатьич. А то, что наконец мы доехали Макара Тимофеича! Новая жалоба барыни Настасьи Николавны, кажись-таки, подействовала! где было прописано, что она приезжала сюда, видела и ужаснулась, что наследник такого большого имения содержится в самом ужасном виде, что хоть недавно и разбирали отчеты опекуна, но не в точности, и по сие время он не обращает никакого внимания, а что закон и бог запрещают обижать всякого, а кольми паче сироту и прочее. Она уехала в деревню и оставила меня ожидать решения, теперь и назначили нового члена рассмотреть отчеты, ревизовать опекуна, да какого члена!: самого строгого! Жиломотов начал было его умасливать,] куда! ни с той, ни с другой стороны и приступу нет.
   Фомич. А кто такой этот ревизор-то?
   Игнатьич. Его благородие Михайло Федорыч Петигорошкин.
   Кузьминишна. Ну дай-то бог! слышите, Петр Степаныч?
   Столбиков. Да дайте мне поесть чего-нибудь!
   Игнатьич. А он голоден? ах бедный барин! Я и забыл нынче привезти вам гостинцев-то... у самого только вот кусок сайки осталось.
   Столбиков (вскочив). Голубчик! дай мне хоть кусочек!..
   Игнатьич. Бедняжка! Кушайте на здоровье всю. Однако прощайте! Как Макар Тимофеич меня увидит здесь, так убьет до смерти! Прощайте, барин.
   Столбиков (набивая рот). Прощай! Спасибо за сайку.
   Фомич и Кузьминишна. Прощай, прощай, Игнатьич.
  

Игнатьич уходит.

  
  

Явление 4

  

Те же и поверенный опекуна (сталкивается в дверях с Игнатьичем).

  
   Поверенный. А! ты опять здесь, лисица? зачем пришел? а?
   Игнатьич. Сказать тебе по-дружески, что ты воровская петля! (Убегает.)
   Поверенный. Хорошо! Хорошо! я тебе докажу дружбу!.. (Строго Фомичу и Кузьминишне). А вы зачем его пустили сюда? а? ведь вы знаете, что Макар Тимофеич его выгнал за плутни?
   Кузьминишна. Да он, батюшка, пришел навестить барина.
   Поверенный. Хорошо, хорошо, я вот пожалуюсь Макару Тимофеичу! он вам даст так баловать ребенка.
   Столбиков. Да! голодный-то много не набалует.
   Слуга (вбегает). Кузьма Иваныч! барин Макар Тимофеич приехал из города! ищет вас...
   Фомич и Кузьминишна. Приехал! ну, беда наша! (Суетятся в страхе.)
   Поверенный (слуге). Скажи, что я здесь.
   Столбиков (вскочив, с дивана). Ай! ай! няня! я убегу к тебе! Кузьма Иваныч! не говорите, что я ел сайку. (Убегает направо.)
  

Няня и Фомич тоже уходят за Столбиковым.

  
  

Явление 5

  
   Поверенный и Жиломотов (в мундире XVIII века, лицо сердитое, волосы иа голове и бровях торчат, как щетина).
   Жиломотов (громко). Кузьма Иваныч! беда! совсем беда! уф! что будет, не знаю!..
   Поверенный. Что ж такое, батюшка? неужто вы ее не победили?
   Жиломотов. Это-то и больно, братец!
  
   Убит тоской, кручиною!
   Ох! злость меня грызет!
   Уж баба над мужчиною
   Вдруг нынче верх берет!..
   Ведь стыдно, что топерича
   Молва о мне пошла:
   Макара Тимофеича
   Бабенка провела!
   Ведь это просто бедствие!
   Предписано опять:
   Производить все следствия,
   Отчеты разобрать;
   Но этот случай бедственный
   Меня не угнетет;
   Меня - не только следственный,
   Сам черт не разберет!!
  
   Доверенный. Да кто ж наряжен разбирать отчеты? неужто уж вы не могли его?..
   Жиломотов. У! черт чертом! ни с которой стороны подступить нельзя! грозит ужасно!
   Поверенный. В самом деле? да кто ж такой?
   Жиломотов. Михайло Федорыч Петигорошкин! вот так и жду, что нагрянет! вели поскорей у смотрителей и ключников переписать счеты и реестры, выдай всем новые платья, вели сейчас по деревне раздать бедным мужикам больше хлеба, даже денег, кому нужно...
   Поверенный (идет). Хорошо, хорошо, бегу!
   Жиломотов. Постой! вели сейчас вынуть из кладовых лучшее серебро, столовое белье, фарфор, хрусталь.
   Поверенный. Сию минуту... (Хочет идти.)
   Жиломотов (нетерпеливо). Погоди, братец! еще не всё! в надлежащем ли порядке у тебя опекунские книги?
   Поверенный. Так, как вы приказали, так и изготовлены.
   Жиломотов. Хорошо! а чадо наше где?
   Поверенный. Побежал к няньке.
   Жиломотов. Не сломил себе головы без меня?
   Поверенный. Да уж, признаюсь, не жаль бы было! надоел нам всем своими шалостями.
   Жиломотов (сквозь зубы). О, пропадай его голова! только вот хлопоты да заботы от него... ступай и скажи Кириле, чтоб велел приготовить сейчас самый лучший завтрак; живо! живо! (Ходит по комнате. Потом садится и опять вскакивает.) Да пусть приведет ко мне Петра.
   Поверенный. Разом. (Убегает.)
  
  

Явление 6

  

Жиломотов, один, потом слуги.

  
   Жиломотов. Боюсь не да шутку... О, ехидная бабенка! будешь ты меня подшить!.. я тебя отважу вступаться за этого погодного мальчишку... (Кричит.) Эй! люди! дурачье! скорей сюда!.. (Входят трое слуг.) Сейчас убрать все комнаты! снимите долой чехлы со всей мебели! живо!.. (Сам с собой.) Видишь ты: зачем он не учится!.. да! стоит учить и тратиться на этакого болвана!.. Ну учила бы на свою шею, да и тратилась... Что ж он нейдет? Васька! принести мне закусить.
  
  

Явление 7

  

Жиломотов и Столбиков (входит с робостью); потом вскоре Кирила (с подносом, на котором разные сладости и крендели).

  
   Жиломотов (увидя Столбикова). А! пожалуйте сюда...
   Столбиков (про себя). Ой! страшно!.. жилки дрожат!..
   Жиломотов (очень ласково). Поди, поди сюда, Петрушенька... что ты так редко со мной видишься?
   Столбиков (ласково). Я-с?.. да я... Макар Тимофеич... извините... я, ей-богу, не виноват...
   Жиломотов. Полно... полно трусить... подойди, сядь со мною... я очень рад, что тебя вижу... я ведь очень люблю тебя...
   Столбиков. Я знаю-с, покорно благодарю-с!
  

Входит Кирила и ставит поднос подле Жиломотова.

  
   Жиломотов (Столбикову). Что ты? завтракал ли сегодня? а?
   Столбиков. Да, давеча... съел кусочек чужой сайки...
   Жиломотов (лаская его). Чужой?.. Кирила! что это значит?
   Кирила (равнодушно). Да ничего, сударь...
   Жиломотов. Ведь, кажется, я тебе строго приказал...
   Кирила (равнодушно). Да я строго и исполняю ваши приказания.
   Жиломотов. То-то же! Хочешь, Петруша, вареньица?
   Столбиков. Хе-хе, еще бы не хотеть! (Особо.) Нет, не даст.
   Жиломотов (отдавая ему тарелку с ложкой). На же, на, полакомься, мой друг.
   Столбиков (в радости). Ах ты, господи!
   Жиломотов. Кирила! ты вовсе не смотришь за Петрушей; посмотри, на что он похож?
   Кирила. Помилуйте, Макар Тимофеич! да кто сладит с этим шалуном...
   Жиломотов (грозя ему пальцем). Ш-ш-ш!.. не говори так на господское дитя!
   Столбиков (Кириле). Слышишь ты? (Опекуну.) А он вечно по-вашему ругает меня щенком, сорвиголовой, все ваши ласки повторяет.
   Жиломотов. Ничего! это шутки... на вот еще... кушай на здоровье...
   Столбиков. Благодарствуйте-с! экое мне счастье сегодня!.. А я думал, что вы сами нынче съедите меня... (Кириле.) Ну что ты зубы-то скалишь? жалко небось?.. (Опекуну.) Макар Тимофеич, скажи мне, пожалуйста...
   Жиломотов. Что? что такое, мой дружочек?
   Столбиков. Отчего это вся дворня надо мной тешится? Как они смеют, если я барское дитя? верно, оттого, что мне некому пожаловаться?..
   Жиломотов. Это так, Петруша... не огорчайся... помни лишь, что я твой второй отец.
   Столбиков. Я это помню... а всё-таки зачем же?..
  
   Смеется всякий и дурачит;
   Зачем же здесь наедине
   Со мною тетенька всё плачет
   И сожалеет обо мне?..
   Да и еще, скажите кстати:
   Когда я назвал вас отцом,
   С тех пор из барского дитяти
   Прослыл дворовым я щенком?
  
   Жиломотов. Это ничего... что ж тут мудреного? мало ли что говорится! забудь всё это и скажи: ведь тебе со мною не скучно? а?
   Столбиков (улыбаясь). Да вот как вы меня прикормили, так очень стало весело!..
   Жиломотов. Так приходи почаще, Петенька, я всегда буду тебя сладким кормить. Ведь ты ни к кому не хочешь переехать? всё у меня желаешь жить?
   Столбиков. Желал бы... да и к тетеньке...
   Жиломотов (очень сердито). Сохрани тебя бог! не смей и вспоминать об ней! слышишь? уморю с голоду!.. (Вырывает тарелку.)
   Столбиков (струсив). Слышу, слышу... не... не... не буду.
   Жиломотов (ласково). То-то же, а когда ко мне часто будешь приходить, так я всего буду давать.
   Столбиков. Часто; и завтра приду, и послезавтра приду, и послепослезавтра приду!
   Жиломотов. Кирила! ты виноват, что Петрушенька так обносился... сейчас поди и надень ему самое новое платьице. Умой его, голубчика, мыльцем, причеши волоски, надень новые сапоги, накорми пирожками... слышишь?
   Столбиков (строго Кириле). Слышишь, Кирюшка?
   Кирила. Слышу. (Махнув рукой.)
   Жиломотов. Ну ступайте, ступайте, да поскорее...
   Столбиков. Ах ты, господи! я еще ни разу после маменьки не надевал нового платья! как это будет весело! благодарствуйте, Макар Тимофеич! (Хочет поцеловать руку.)
   Жиломотов. Полно, полно... Кирила! положи ему во все карманы пряничков, крендельков, слышишь?
   Столбиков. Слышишь, Кирюшка? ха! ха!
   Кирила (грубо). Слышу.
   Жиломотов. Смотри же, Петенька: если тебя начнут здесь спрашивать, доволен ли ты мною, скажи - всем доволен! Скажи, что я тебя люблю, всегда забочусь о тебе и вот как ласкаю!.. (Нежно целует его в голову.)
   Столбиков (весело). Хорошо, хорошо! Кирюшка! побежим скорей... (Убегает в восторге, Кирила уходит за ним.)
  
  

Явление 8

Жиломотов, один, потом поверенный.

  
   Жиломотов. Этакого болвана бог создал! того и жду, что наживу с ним греха... Эй! поверенного скорей! а уж этого плута Игнатьича я доеду же! я ему дам подавать жалобы... он у меня носу не покажет в городе... я уверен, что он скрыл от меня подлинную опись имения покойницы... это ему так не пройдет...
  

Поверенный входит.

  
   Ну, Кузьма Иваныч, всё там по дому в порядке?
   Поверенный. Разом всё повернули! вся дворня чистится, одевается и удивляется.
   Жиломотов (ударив себя по лбу). Ах! чуть было не забыл! я обещал одолжить одного члена на время... сейчас послать с нарочным две тысячи рублей; адрес его у меня в кабинете на столе. А это письмо вели с другим нарочным послать к протоколисту и чтоб при этом довели к нему хорошую корову.
   Поверенный. Очень хорошо, сейчас. (Убегает.)
   Жиломотов (один). Господи! сколько расходов, душевных огорчений... и всё это из-за какого-нибудь глупого барчонка, из-за какой-нибудь злой и корыстолюбивой бабенки... а я было всё так благородно и умно устроил к общему благу...
  
   Прибрал к рукам все три именья,
   Всё так умно распорядил,
   Что все получше заведенья
   В свое именье поместил;
   Как подобает человеку,
   К жене все вещи переслал,
   Всё взял себе я от опеки...
   Хоть бы спасибо кто сказал!
  
   Такой нынче неблагодарный народ, что, право, не стоит быть честным человеком.
   Слуга (вбегает). Едет! едет!
   Жиломотов (очень струсив). Ну, беда моя! (Суетится.) Господи! прости грешника! раскаюсь! ей-богу, раскаюсь... близко оп?
   Слуга. Сейчас въезжает в ворота. Сперва остановился около деревни, что-то приказывал мужикам, потом и покатил сюда.
   Жиломотов. Новая гибель! сейчас подать завтрак! приведите молодого барина его благородие Петра Степановича! велеть ниже кланяться приезжему!
  

Слуга убегает.

  
   Господи! сколько лет ты был милостив к своей твари! вразуми и помилуй меня, многогрешного!.. Я ли один позабыл премудрые заповеди? у меня ли одного совесть с изъянчиком? у меня ли одного душа с пятнышком? ох! сам не знаю, что говорю! надо сохранить спокойный дух...
  

Явление 9

  

Жиломотов и Столбиков (вбегает одетый в гусарскую курточку с откидными манжетами и ест конфекты).

  
   Жиломотов. А! милый Петрушенька! как хорош ты в этом платьице! Пойдем, пойдем встречать приезжего господина.
   Столбиков. Хорошо, пойдемте... я теперь сытехонек.
   Жиломотов. Ведь ты меня любишь?
   Столбиков. Хе! еще бы нет!
  

Жиломотов целует Столбикова очень нежно.

  
  

Явление 10

  

Тe же, Петигорошкин и поверенный (Петигорошкин с шкатулкой в руках, на голове колпак и сверх колпака картуз).

  
   Поверенный (выбежав, встревоженный). Идет! Идет!..
   Петигорошкин (нежным голоском). А! здравствуйте, добрые люди!..
   Жиломотов (кланяясь, шаркает, представляя Петра). Михайло Федорыч... вот сам наследник имеет честь встретить вас в своем доме...
   Петигорошкин. А разве дом у него еще цел? (Гладя по голове Петра.) Расти велик, голубчик, да вступай в свои права. А пока я пособеру все твои растасканные крохи, чтобы... (Смотрит на Жиломотова.)
   Жиломотов (униженно кланяясь). Михайло Федорович... позвольте со всею душевною преданностию спросить, где вам будет угодно расположиться?., вот, если будете так обязательны, в мой кабинет... (Показывает на боковую дверь.)
   Петигорошкин. Как? туда? в ваши подозрительные апартаменты? Нет, сударик, я с вами хлебосольства не намерен вести; я здесь останусь, со мною есть всё, и мне вашего, то есть сиротского, не надо. Я знаю закон, имею совесть, боюсь бога, дорожу мнением моих собратий и не допущу на себя ни малейшего нарекания...
   Жиломотов (особо). Ой-ой-ой...
   Столбиков (особо.) Ага, Макар Тимофеич трясется! ага! есть-таки человек, кого и он боится!..
   Петигорошкин (осматривая комнату). Ого! в комнатке-то довольно пустенько... изрядно обнажена ото всех уборов... Гм! странно, что в таком богатом имении дом древней дворянской фамилии голехонек! куда бы всё это подевалось? ась?
   Жиломотов (в замешательстве). Как ненужные вещи... чтоб нарочно не портились... так спрятаны...
   Петигорошкин. А! понимаю... спрятаны в надлежащее место... (Снимая перчатки и шейную повязку ) Ох, батюшка Макар Тимофеич!.. знаю, сударик, всё! я ведь не то что прежние... Я помню свою обязанность...
  

Вносят чай на богатом подносе и подают ему.

  
   Защищать угнетенных сирот и оберегать их имущества от разорения... надо помнить совесть, батюшка!.. (Пьет чай с кренделями.) Чтоб и маленькая сиротская крошка без нужды не тратилась... (Кладет в рот большой кусок кренделя.) И всё попечение... надо больше... обращать на сироту... чтоб он ни в чем не терпел нужды... (Берет сухари, крендели и кладет еще себе в чашку.)
  
   В ком совесть есть, душа и бог,
   Тот не возьмет сиротских крох,
   Кто понимает сиротство,
   Тому не нужно ничего!..
   (Берет сахар и кладет в чашку.)
   А кто сиротское берет,
   Тот в ад кромешный попадет!..
   (Пьет и ест вместе.)
   Кто ж объедает сироту,
   Уподобляется скоту!
  
   (Слуге.) Подай мне еще чашку, да с ромом... (Жиломотову.) Да, сударик, грех смертельный, когда мы о них не заботимся. (Грозит.)
   Жиломотов. Помилуйте, кажется, я...
   Петигорошкин. Всё, батенька, знаю!.. мне все беспорядки, все ваши злоупотребления открыли... пожалуй-ка, сударик, отчеты; я все книги сам пересмотрю... знаю, батенька, как вы содержите и малолетнего наследника; всё знаю! ему теперь шестнадцать лет, а чему и где он учился? а? я его сам проэкзаменую.
  

Тут Жиломотов машет рукой, чтоб все вышли, и когда Столбиков тоже хочет уйти, Петигорошкин оборачивается.

  
   Жиломотов (особо). Ну, этого недоставало! (Тихо Столбикову.) Спрячься от него...
   Петигорошкин. А? куда это, сударик, ты его выпроваживаешь? это что? останься, душенька, останься, мы побеседуем...
  

Поверенный кладет подле Петигорошкина книги и бумаги.

  
   Жиломотов. Но вы бы отдохнули с дороги... не угодно ли вам прилечь?
   Петигорошкин. Отдохну, батюшка, когда кончу дело. Все ли тут книги и описи?
   Жиломотов. Все до последнего, и в них весь привод и расход вписан по сей день. (Кланяется и подходит ближе.)
   Петигорошкин. То-то, батенька, я все отчеты поверю сам, наедине... а завтра произведу наистрожайшее следствие.
   Жиломотов (тихо ему). Батюшка! Михайло Федорыч!.. позвольте с глазу па глаз со всею откровенностью предложить вам...
   Петигорошкин (сердито и громко). Это что значит? а? я вам, батенька, одно говорю: отчеты ваши по листочку разберу, а что в них найду, так и дело поведу. Я на правду черт! задобривать меня не думайте и не смейте!.. дайте мне подушку помягче, я после работы отдохну на этом диване... прощайте!
  

Поверенный приносит подушку и перемигивается с Жиломотовым.

  
   Жиломотов. Извините... до приятного свидания... Ох! желаю вам успокоиться во здравие!.. (Особо.) Ох! что-то будет?.. (Столбикову.) Не мешай, Петрушенька, уйдя пока... (Поверенному тихо.) Пойдем!
  

Оба уходят, а Столбиков прячется па диван.

  
  

Явление 11

  

Петигорошкин (у стола), Столбиков (за диваном). Петигорошкин, осмотревшись, идет к средней двери и запирает на ключ.

  
   Петигорошкин. О, черная, подозрительная душа! он думает, что я так прост, как другие, которых он умел пустяками задобривать и отклонять от должной обязанности... этакой грабитель!.. можно ли было такого человека утвердить единственным опекуном над большим имением?.. (Берет одну из книг.) Посмотрим... Что тут есть?.. (Открывает переплет книги.) Кой черт... много написано... а нет ничего!.. (Берет другую и открывает также.) А что тут?., также ничего!.. (Берет третью.) И здесь нет!.. (Швырнув все книги под стол.) А! постой же, бессовестная душа! Хорошо! будешь ты помнить меня!.. Не я буду, чтобы я тебя не доехал!.. (Садится на диван.) Уж я же тебя, грабитель!.. фу! а я устал-таки... от дороги... прилягу... О! плохо ему будет от меня!.. (Ложится на подушку, показывая, что ему неловко лежать на ней.) Обнаружу все его умыслы... со света сживу... разбойник! не дал мне даже мягкой подушки... а я еще предупредил нарочно... (Вертит головой на подушке.) Смерть жестко... экой ведь аспид! (Вскакивает в досаде.) На этом нельзя просто приклонить головы... (Схватывает подушку разрезом книзу, и из нее высыпаются на пол длинные свертки с шумом, даже из некоторых вываливается несколько целковиков.) А!.. понимаю!.. вот оно что!.. (Бросается и подбирает с пола, а Петр Столбиков в эту минуту высовывается во весь рост из-за дивана и наблюдает за ним.) Догадался-таки хитрый человек... раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять...
  

Весь счет Столбиков повторяет за ним тихо, потом говорит про себя.

  
   Столбиков. Что это за колбасы?
   Петигорошкин (взяв свертки в руки). Дважды пять десять!.. (Идет к столу и кладет в свою шкатулку.)
   Столбиков (повторяя за ним). Дважды пять - десять. А! Это из арихметики... (Прячется опять.)
   Петигорошкин. Ишь ты, как он награбил сиротского... постой! да не ошибся ли я тут? (Берет с полу книги и каждую, обернув, вытряхает, из них сыплются ассигнации.) А! слава богу!
   Столбиков (высунувшись вдруг). Еще колбасы!.. нет... Это опекуна отчеты... Э! да какие все маленькие... разные... вон красный отчет, вон белый!.. вон и синий... а белых больше всего...
   Петигорошкин (вытряхая, кладет в шкатулку).
  
   Ишь, как он ловко поступает!
  
   Столбиков (наблюдая за ним).
  
   Ишь, как прилежно вытряхает!..
  
   Петигорошкин.
  
   Меня, знать, в тонкость понимает.
  
   Столбиков.
  
   Как он отчеты разбирает...
  
   Петигорошкин.
  
   Теперь и он меня поймет...
  
   Столбиков.
  
   Куда ж отчеты он кладет?
  
   Петигорошкин (запирая шкатулку).
  
   Теперь всё скроем мы опять...
  
   Столбиков.
  
   И запер наши дважды пять.
   (Прячется опять.)
  
   Петигорошкин (вздыхая громко). О, господи! прости меня грешного!.. отчеты все так верны, что нельзя не подписать. (Подписывает книги одна за другою.)
  
  

Явление 12

  

Те же и Жиломотов (входит робко из боковых дверей).

  
   Жиломотов (сам с собой). А! кажется, нашел... и взял... подписывает книги... Хоть я ему и жестко постлал, а мягко было...
   Столбиков (сам с собой). Дважды пять - десять колбас...
   Жиломотов. Батюшка! Михайло Федорыч... каково изволили отдохнуть?
   Петигорошкин (подписывая). Благодарю вас за всё ваше беспокойство обо мне... Отдохнул преприятно... благодарю вас...
   Столбиков (про себя). Что же это за колбасы?..
   Жиломотов. Помилуйте, это безделица...
  

Столбиков незаметно выходит из засады.

  
   Петигорошкин. Ну, батенька, я разобрал все ваши отчеты и вижу, что всё верно и исправно, точность примерная!.. Я надеюсь, что вы получите благодарность за похвальное управление имением, которое до вас было крайне расстроено, кажется?
   Жиломотов. Чертовски расстроено! и потому боюсь, чтоб меня не обвинили за долги...
   Петигорошкин. За что ж тут винить? не вы их наделали, а сами владельцы задолжали.
   Жиломотов. Мне более всего ужасны эти глупые заведения: сколько лошадей, овец, рогатого скота... поверите ли, что на них идет весь экономический доход!
   Петигорошкин. Что ж вы смотрите? представьте о невыгоде содержать эти заводы, а я выхлопочу разрешение продать их.
   Столбиков (сам с собою, стоя в углу). Ага! видно, тяжело ему управляться со скотами.
   Петигорошкин. Но постойте: где же наш наследник? я его что-то не заметил.
   Жиломотов (увидя Столбикова). А вот он! Петрушенька! подойди...
  

Столбиков подходит смело.

  
   Петигорошкин. Ого! какой молодец! ну, сударик, учишься ли чему?
   Столбиков (вздыхая). У... учусь.
   Петигорошкин. Чему же ты учишься? бегать, бороться, лазить по плетням? а?
   Столбиков. Нет, тетенька отдала меня учиться к отцу Филиппу... и я учусь читать, писать и арифметике...
   Петигорошкин. А многому ли выучился? ну, скажи мне: сколько семью семь?
   Столбиков (запинаясь). Семью семь (Особо.) Вот выдумал, что спросить! мммм... (Громко.) Как бы это сказать-то?.. нет, спросите другое, поменьше.
   Петигорошкин. Ну шестью шесть сколько?
   Столбиков. Нет, всё много спрашиваете... а вот сейчас я выучил у вас и видел, как вы положили туда дважды пять - десять в шкатулку.
  

Петигорошкин, сконфузясь, вскакивает и отходит к Жиломотову.

  
   Петигорошкин. Как?.. Что?
   Столбиков. Я знаю, что дважды пять выходит десять отчетов!
   Жиломотов. Скажите! до чего нынче мальчишка доходит!..
   Петигорошкин. А! так вот ты чему учишься, сударик! так этак-то ты благодарен своему опекуну за всё его заботы и попечения о тебе?.. (Жиломотову.) Он преопасный мальчишка! (Столбикову.) Тетка твоя жаловалась, что ты находишься в безобразном положении, а между тек ты одет как нельзя лучше, молодцом...
   Жиломотов. Всегда молодцом одет, батюшка! разорил меня своим франтовством!
   Петигорошкин. Верю, верю. Знаешь ли что, батенька? вот мой совет: спровадь его в военную службу, да и квит!
   Жиломотов. Как! в военную? помилуйте, да из чего?.. ведь расходы...
   Петигорошкин (тихо ему). Эх! не видишь своих, выгод! послушай... (Шепчется, расхаживая по комнате.)
   Столбиков (про себя наблюдая за ними, плачет). Меня в военную? за... за... за что? чем же я виноват? разве я выдумал дважды пять десять?.. (Подходит к шкатулке.)
   Петигорошкин (Жилсмотову). Его примут в армию, хоть сверхкомплектным, а тут и распоряжай, да и пиши расходы вчетверо...
   Жиломотов. Понимаю, понимаю, покорнейше вам благодарен за совет!.. ужасно опасен! вредные понятия... а в армии его выправят.
   Петигорошкин. То-то же! ну прощайте, батенька, мне пора... (Идет к столу, где шкатулка стояла.) Всё хлопочу по разным тяжбам...
   Столбиков (взяв неприметно шкатулку, отходит). Ишь, как крепко заперто...
   Петигорошкин

Другие авторы
  • Макаров Петр Иванович
  • Набоков Константин Дмитриевич
  • Семенов Сергей Александрович
  • Котляревский Иван Петрович
  • Венюков Михаил Иванович
  • Клюшников Виктор Петрович
  • Лазарев-Грузинский Александр Семенович
  • Хмельницкий Николай Иванович
  • Лихачев Владимир Сергеевич
  • Годлевский Сигизмунд Фердинандович
  • Другие произведения
  • Карнович Евгений Петрович - Станислав Август, король польский
  • Бонч-Бруевич Владимир Дмитриевич - Письмо Э.Каплан-Перпер к В.Д.Бонч-Бруевичу
  • Арватов Борис Игнатьевич - Гражд. Ахматова и Тов. Коллонтай
  • Зубова Мария Воиновна - Я в пустыню удаляюсь...
  • Писарев Дмитрий Иванович - Пушкин и Белинский. Глава вторая
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Сочинения Александра Пушкина. Комментарии
  • Засодимский Павел Владимирович - Разрыв-трава
  • Ефремов Петр Александрович - Старец Пафнутий
  • Тэффи - Рассказы
  • Федоров Николай Федорович - О начале и конце истории
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 221 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа