Главная » Книги

Мольер Жан-Батист - Мнимый больной, Страница 4

Мольер Жан-Батист - Мнимый больной


1 2 3 4 5 6 7

мысль предложить вашей дочери спѣть сцену изъ одной новой оперы. (Даетъ Анжеликѣ бумагу). Вотъ ваша парт³я.
  

Анжелика.

   Моя?
  

Клеантъ (тихо Анжеликѣ).

   Не отказывайтесь и не мѣшайте дать вамъ понять, какую сцену мы споемъ. (Громко) У меня плохой голосъ, но въ этой сценѣ достаточно ясной фразировки, и я надѣюсь, что меня извинятъ необходимостью вторить мадмуазель Анжеликѣ.
  

Арганъ.

   Хороши ли стихи?
  

Клеантъ.

   Это, собственно говоря, маленькая импровизац³я, и вы слышите только размѣренную прозу или нѣчто въ родѣ вольныхъ стиховъ, такихъ, как³е любовь и необходимость влагаютъ въ уста людей, говорящихъ по собственному внушен³ю и безъ всякаго приготовлен³я.
  

Арганъ.

   Прекрасно. Послушаемъ.
  

Клеантъ.

   Вотъ содержан³е сцены: одинъ пастухъ наслаждался пр³ятнымъ зрѣлищемъ; какъ вдругъ вниман³е его привлекъ шумъ въ нѣсколькихъ шагахъ: онъ обернулся и увидѣлъ, что какой-то грубый нахалъ оскорбляетъ дерзкими словами пастушку. Прежде всего онъ вступился за тотъ полъ, къ которому должны относиться съ почтен³емъ всѣ мужчины, и, наказавъ дерзкаго, подошелъ къ пастушкѣ; она была очень хороша собою и изъ ея прекрасныхъ глазъ струились прелестнѣйш³я слезы, как³я ему когда либо случалось видѣть. Увы! - сказалъ онъ про себя. Какъ можно оскорблять такое прекрасное существо! И какой безчеловѣчный варваръ не тронется такими слезами! Нашъ пастухъ старается остановить эти слезы, которыя такъ плѣняютъ его; а пастушка въ то же время старается поблагодарить его за услугу; но дѣлаетъ это такъ нѣжно, такъ мило и такъ страстно, что онъ не въ силахъ сопротивляться, и каждое ея слово, каждый взглядъ - огненная струя, проникающая въ его сердце. Что можетъ быть достойно такихъ словъ? думалъ онъ. И чего бы не сдѣлалъ человѣкъ, какимъ бы трудамъ и опасностямъ не подвергался онъ съ восхищен³емъ, чтобы хоть на минуту доставить себѣ трогательныя и сладостныя изл³ян³я столь признательной души! Зрѣлище, на которомъ онъ присутствовалъ, перестало привлекать его вниман³е; но онъ жалуется, что оно слишкомъ коротко, потому что, окончиваясь, оно разлучаетъ его съ очаровательною пастушкою. Съ этой первой встрѣчи, съ этого перваго мгновен³я, въ его сердцѣ поселяются так³я ощущен³я, как³я можетъ вызвать сильнѣйшая любовь многихъ лѣтъ. И вотъ онъ начинаетъ мучиться всѣми муками разлуки, терзается, не видя того, что видѣлъ такъ недолго. Всѣми силами стремится онъ къ новой встрѣчѣ, но пастушку охраняютъ такъ, что это оказывается невозможнымъ. Наконецъ, будучи не въ силахъ противиться своей страсти, онъ рѣшается просить руки очаровательной красавицы и получаетъ на то ея позволен³е. Но въ тоже время ему даютъ знать, что отецъ пастушки далъ за нее слово другому и что все готово къ свадьбѣ. Судите же, какой страшный ударъ для сердца бѣднаго пастуха! Онъ пораженъ смертельнымъ горемъ; для него невыносима страшная мысль - увидѣть ту, которую онъ любитъ, въ объят³яхъ другого, и вотъ его любовь въ отчаян³и внушаетъ ему средство войти въ домъ своей пастушки, чтобы узнать ея чувства и услышать отъ нея рѣшен³е своей судьбы. Тутъ онъ встрѣчаетъ приготовлен³я ко всему тому, чего онъ страшится: является недостойный соперникъ, котораго прихоть отца ставитъ преградою его любви; онъ видитъ его, этого смѣшного соперника, торжествующимъ подлѣ прекрасной пастушки, какъ подлѣ обезпеченной побѣды; и это зрѣлище едва позволяетъ несчастному владѣть собою отъ гнѣва; онъ кидаетъ печальные взгляды на предметъ своего обожан³я; уважен³е къ ней и присутств³е ея отца позволяютъ ему говорить съ нею только глазами; но наконецъ онъ не въ силахъ выдерживать, и сила любви заставляетъ его говорить такъ: (поетъ)
  
         Прекрасная Филисъ, жестоко я страдаю!
         Откройся предо мной,- молчан³е прервемъ...
         Рѣшен³я судьбы теперь я ожидаю,
         Скажи: мнѣ умереть иль жить съ тобою вдвоемъ?
  

Анжелика (поетъ).

         Тирсисъ, убита я, томитъ всю душу горе -
         Бракъ, предстоящ³й мнѣ, нѣтъ силы перенесть!
         Въ моихъ стенан³яхъ, въ моемъ печальномъ взорѣ
         Ты можешь мой отвѣтъ, о милый другъ, прочесть!
  

Арганъ.

   Ого! Не думалъ я, что моя дочь такая искусница пѣть прямо, à livre ouvert.
  

Клеантъ (поетъ)

         Ужель мнѣ судьба сулила
         Блаженства столько, чтобы ты
         Мнѣ въ сердцѣ у себя мѣстечко удѣлила?
         И это правда,- не мечты?
  

Анжелика.

         Да, дорогой Тирсисъ, страдая безконечно,
         Я говорю: люблю тебя сердечно!
  

Клеантъ.

         О, чудныя слова! Ихъ повтори, молю,
         Чтобъ я увѣровалъ!
  

Анжелика.

                       Да, я тебя люблю!
  

Клеантъ.

         Еще, еще! Мнѣ это такъ пр³ятно!
  

Анжелика.

         Люблю тебя!
  

Клеантъ.

                   О, повторяй стократно -
         Не уставай!
  

Анжелика.

                   Люблю тебя, люблю,
         Да, дорогой Тирсисъ, люблю!
  

Клеантъ.

         О, боги, о, цари,- предъ коими все въ прахѣ,
         Блаженству вашему сравниться-ли съ моимъ?
         Но средь восторговъ всѣхъ въ тревогѣ я и страхѣ.
         Соперникъ злой... Что дѣлать съ нимъ?
  

Анжелика.

         Онъ ненавистенъ мнѣ! Вблизи его страдаетъ,
         Какъ въ пыткѣ, вся душа моя!
  

Клеантъ.

         Твой отецъ ему отдать тебя желаетъ.
  

Анжелика.

         Нѣтъ, смерть предпочитаю я!
         Скорѣе съ жизнью разлучиться,
         Чѣмъ съ ненавистнымъ соединиться!
  

Арганъ.

   Что же говоритъ на это отецъ?
  

Клеантъ.

   Ничего.
  

Арганъ.

   Дуракъ же отецъ, который слушаетъ так³я глупости, и не говоритъ ни слова!
  

Клеантъ (продолжаеть пѣн³е).

         Любовь моя...
  

Арганъ.

   Нѣтъ, нѣтъ! Довольно! Эта пьеса подаетъ весьма дурной примѣръ. Пастухъ Тирсисъ - дерзк³й мальчишка, а Филисъ - наглая безстыдница, коли говоритъ так³я вещи въ присутств³и отца. (Анжеликѣ) Покажи-ка мнѣ эти ноты. Что же это! Гдѣ тутъ слова, которыя ты пѣла? Здѣсь только ноты!
  

Клеантъ.

   Развѣ вы не знаете, что въ послѣднее время выдумали писать и слова нотными знаками?
  

Арганъ.

   Прекрасно! Честь имѣю кланяться. До свиданья. Мы легко могли бы обойтись безъ вашей нахальной оперы.
  

Клеантъ.

   Я думалъ развлечь васъ. .
  

Арганъ.

   Глупости не развлекаютъ. А вотъ и моя жена.
  

ЯВЛЕН²Е VII.- БЕЛИНА, АРГАНЪ, АНЖЕЛИКА, ДОКТОРЪ Д²АФУАРУСЪ, ѲОМА Д²АФУАРУСЪ, ТУАНЕТА.

  

Арганъ.

   Милая моя, вотъ сынъ доктора Д³афуаруса.
  

Ѳома.

   Сударыня! Небо поступило совершенно справедливо, избравъ васъ тещею, ибо на вашемъ лицѣ видно...
  

Белина.

   Очень рада васъ видѣть здѣсь и съ вами познакомиться.
  

Ѳома.

   Ибо на вашемъ лицѣ видно... ибо на вашемъ лицѣ видно... Сударыня, вы перебили меня на срединѣ фразы, и я забылъ остальное.

Докторъ Д³афуарусъ.

   Ѳома, ты доскажешь въ другой разъ.
  

Арганъ.

   Другъ мой, жаль, что ты не пришла раньше.
  

Туанета.

   Ахъ, сударыня! Вы много потеряли, пропустивъ второго отца, статую Мемнона и цвѣтокъ гел³отропъ!
  

Арганъ.

   Ну, дочь моя, дай руку этому господину и поклянись ему въ вѣрности, какъ будущему мужу.
  

Анжелика.

   Батюшка!
  

Арганъ.

   Ну, что, батюшка! Чего еще?
  

Анжелика.

   Бога ради, не торопитесь! Дайте намъ по крайней мѣрѣ время узнать другъ друга,- пусть зародится въ насъ та взаимная склонность, которая такъ необходима для счастливаго брака.
  

Ѳома.

   О, сударыня, что касается меня, то во мнѣ она уже совсѣмъ родилась; мнѣ ожидать нечего.
  

Анжелика.

   Но я не такъ тороплива, какъ вы, и признаюсь вамъ, что ваши достоинства еще не произвели на меня достаточнаго впечатлѣн³я.
  

Арганъ.

   Ну, ладно, ладно. Это все успѣетъ сдѣлаться, когда вы будете женаты.
  

Анжелика.

   Батюшка, прошу васъ не торопите меня. Бракъ - это оковы, которыя никогда не слѣдуетъ надѣвать на сердце насильно, и если этотъ господинъ благородный человѣкъ, онъ самъ конечно не захочетъ жениться на дѣвушкѣ, которая пошла бы за него по принужден³ю.
  

Ѳома.

   Nego consequentum, сударыня: я могу быть благороднымъ человѣкомъ, и все таки принять вашу руку изъ рукъ вашего батюшки.
  

Анжелика.

   Дурное средство заставить себя любить посредствомъ насил³я.
  

Ѳома.

   У древнихъ мы читаемъ, сударыня, что они похищали для браковъ дѣвушекъ изъ родительскихъ домовъ насильно, для того, чтобы не казалось, что онѣ отдаютъ себя мужчинамъ по добровольному соглас³ю.
  

Анжелика.

   Древн³е - древн³е, а мы живемъ теперь. Жеманныя уловки - вещь лишняя въ нашъ вѣкъ, и если намъ кто нравится, мы умѣемъ очень хорошо выходить за него замужъ и безъ принужден³я. Потерпите немного; если вы меня любите, то должны желать всего того, чего я желаю.
  

Ѳома.

   Точно такъ, на исключен³емъ интересовъ моей любви.
  

Анжелика.

   Но первый знакъ любви - это подчинен³е волѣ любимаго человѣка.
  

Ѳома.

   Distinguo, сударыня! Что до обладан³я любимымъ человѣкомъ не касается - concedo; но что касается - nego.
  

Туанета (Анжеликѣ).

   Напрасно спорите. Этотъ господинъ только что со школьной скамьи и онъ васъ всегда одолѣетъ. Къ чему столько сопротивлен³я? Къ чему отказываться отъ славы сдѣлаться членомъ медицинскаго факультета?
  

Белина.

   Нѣтъ ли у нея склонности къ кому нибудь?
  

Анжелика.

   Если бы она и была, то повѣрьте, что ее вполнѣ могли бы допустить разсудокъ и честность.
  

Арганъ.

   Ну, хорошую роль я здѣсь играю,- нечего сказать!
  

Анжелика.

   Если бы я была на твоемъ мѣстѣ, другъ мой, я бы не принуждала ее, а знаю, что сдѣлала бы.
  

Анжелика.

   Я знаю, что вы хотите сказать, знаю также и всю доброту вашу ко мнѣ, но, быть можетъ, совѣты ваши не окажутся настолько удачными, что ихъ послушаются.
  

Белина.

   Я хочу сказать, что так³я хорош³я дочери, какъ ты, считаютъ совсѣмъ лишнимъ повиноваться своимъ родителямъ. Это было хорошо въ старое время.
  

Анжелика.

   Долгъ дочери имѣетъ свои границы, сударыня; и законъ и разсудокъ не подчиняютъ ему всего безъ исключен³я.
  

Белина.

   Значитъ, ты только и думаешь, что о бракѣ, но хочешь выбрать мужа по своему вкусу.
  

Анжелика.

   Если отецъ мой не выдастъ меня за того, кто мнѣ нравится, я буду умолять его не выдавать меня по крайней мѣрѣ за того, кого я не могу любить.
  

Арганъ.

   Простите, господа, за всю эту сцену.
  

Анжелика.

   У всякаго вступающаго въ бракъ своя цѣль. Что касается до меня, то я желаю выйти замужъ только для того, чтобы любить мужа искренно и сохранить эту привязанность до гроба; поэтому сознаюсь вамъ, что нахожу нужнымъ поступать въ этомъ случаѣ осмотрительно. Мног³я выходятъ замужъ для того только, чтобы перестать бояться своихъ родителей и получить возможность дѣлать все, что захотятъ. Есть и так³я, что видятъ въ бракѣ единственно коммерческ³й разсчетъ и выходятъ замужъ только въ надеждѣ на наслѣдство мужа, только, чтобы обогатиться его смертью, и безъ стѣснен³я переходятъ отъ одного мужа къ другому для присвоен³я себѣ ихъ наслѣдства. Эти то разумѣется не много разбираютъ, и имъ все равно, кого даютъ имъ въ мужья.
  

Белина.

   Славно ты сегодня разсуждаешь! Хотѣла бы я только знать, что ты хочешь сказать всѣмъ этимъ?
  

Анжелика.

   Я? Только то, что сказала.
  

Белина.

   Ты такъ глупа, милая моя, что становишься невыносимою.
  

Анжелика.

   Вы, вѣроятно, желаете, чтобы я отвѣтила вамъ какою нибудь дерзостью, но знайте, что я вамъ не доставлю этого удовольств³я.
  

Белина.

   Ничто не можетъ сравняться съ твоею невѣжливостью.
  

Анжелика.

   Какъ вамъ угодно.
  

Белина.

   У тебя какая-то смѣшная гордость, дерзкая самоувѣренность, заставляющая всѣхъ только пожимать плечами.
  

Анжелика.

   Всѣми вашими словами вы ничего не выиграете; вопреки вамъ, я останусь благоразумной, а чтобы вы перестали надѣяться, что добьетесь того, чего желаете, я ухожу.
  

ЯВЛЕН²Е ѴШ.- АРГАНЪ, БЕЛИНА, ДОКТОРЪ Д²АФУАРУСЪ, ѲОМА Д²АФУАРУСЪ, ТУАНЕТА.

  

Арганъ (вслѣдъ Анжеликѣ).

   Послушай, ты,- выбирай одно изъ двухъ: или замужество чрезъ четыре дня, или монастырь. (Белинѣ) Не безпокойся, я ее осажу какъ слѣдуетъ.
  

Белина.

   Мнѣ очень жаль, что я тебя оставляю, но у меня въ городѣ необходимое дѣло. Я скоро вернусь.
  

Арганъ.

   Иди, мой другъ, да зайди къ нотар³усу, пусть приготовитъ то, о чемъ мы говорили.
  

Белина.

   Прощай, мой милый.
  

Арганъ.

   До свиданья, мой ангелъ.
  

ЯВЛЕН²Е ²Х.- АРГАНЪ, ДОКТОРЪ Д²АФУАРУСЪ, ѲОМА Д²АФУАРУСЪ, ТУАНЕТА.

  

Арганъ.

   Ахъ, какъ эта женщина меня любитъ! Просто невѣроятно!
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Теперь мы желаемъ проститься съ вами.
  

Арганъ.

   Скажите, прошу васъ, какъ вы меня находите?
  

Докторъ Д³афуарусъ (щупая его пульсъ).

   Ѳома, возьми другую руку, я посмотрю, хорошо ли-ты судишь о пульсѣ? Quid dicis?
  

Ѳома.

   Dico, что пульсъ этотъ такой, какой бываетъ у человѣка больного.
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Хорошо.
  

Ѳома.

   Что онъ твердоватъ, чтобы не сказать твердъ.
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Очень хорошо.
  

Ѳома.

   Непостоянный.
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Bene.
  

Ѳома.

   И даже немного скачущ³й.
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Optime.
  

Ѳома.

   А все это доказываетъ сильное разстройство parenchyme splenique, т. е. селезенки.
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Отлично.
  

Арганъ.

   Нѣтъ, г. Пургонъ говоритъ, что у меня больна печень.
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Ну, да! кто говоритъ parenchyme - подразумѣваетъ и селезенку и печень, такъ какъ между ними тѣсное сродство чрезъ посредство vas breve въ pylore, или, что часто бываетъ, meats cholidoques. Вѣроятно онъ приказываетъ вамъ ѣсть много жаренаго?
  

Арганъ.

   Нѣтъ, только вареное.
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Ну, да! жареное, вареное - это все одно! Онъ васъ лечитъ прекрасно, и вы не найдете себѣ лучшаго доктора.
  

Арганъ.

   Окажите, пожалуйста, сколько крупинокъ соли надо класть въ яйцо?
  

Докторъ Д³афуарусъ.

   Шесть, восемь, десять - четныя числа, какъ въ лекарствахъ - нечетныя.
  

Арганъ.

   До свиданья.
  

ЯВЛЕН²Е Х.- БЕЛИНА, АРГАНЪ.

  

Белина.

   Передъ уходомъ изъ дома я зашла еще къ тебѣ, мой сынъ, сообщить о дѣлѣ, за которымъ тебѣ слѣдуетъ присмотрѣть. Проходя мимо комнаты Анжелики, я видѣла тамъ молодого человѣка и онъ убѣжалъ, какъ только замѣтилъ меня.
  

Арганъ.

   Молодой человѣкъ въ комнатѣ у моей дочери!
  

Белина.

   Да. Твоя маленькая Луиза была съ ними, и можетъ разсказать тебѣ объ этомъ.
  

Арганъ.

   Пошли ее ко мнѣ, другъ мой. Пошли ее ко мнѣ. А, безстыдница! (Одинъ) Теперь я не удивляюсь ея упорству.
  

ЯВЛЕН²Е Х².- АРГАНЪ, ЛУИЗА.

  

Луиза.

   Что вамъ угодно, папенька? Мамаша сказала мнѣ, что вы меня звали?
  

Арганъ.

   Да, пойди сюда. Поближе. Повернись. Подыми глаза. Гляди на меня. Ну?
  

Луиза.

   Что, папенька?
  

Арганъ.

   Ну же?
  

Луиза.

   Что?
  

Арганъ.

   Ты ничего мнѣ не имѣешь сказать?
  

Луиза.

   Пожалуй, если хотите позабавиться, я разскажу вамъ сказку про ослиную кожу, или басню про ворону и лисицу, которую я недавно выучила.
  

Арганъ.

   Я не это у тебя спрашиваю.
  

Луиза.

   Что же?
  

Арганъ.

   Ахъ, ты хитрая дѣвчонка, вѣдь хорошо знаешь, что я хочу сказать.
  

Луиза.

   Право, не знаю.
  

Арганъ.

   Такъ-то ты меня слушаешься?
  

Луиза.

   Въ чемъ же?
  

Арганъ.

   Не наказывалъ ли я тебѣ приходить разсказывать мнѣ все, что увидишь?
  

Луиза.

   Да, наказывали.
  

Арганъ.

   И ты исполняла это?
  

Луиза.

   Да, папаша. Я всегда разсказываю все, что видѣла.
  

Арганъ.

   Ну, а сегодня что ты видѣла?

Луиза.

   Ничего.
  

Арганъ.

   Ничего?
  

Луиза.

   Ничего.
  

Арганъ.

   Навѣрное?
  

Луиза.

   Навѣрное.
  

Арганъ.

   Ну, такъ я тебѣ кое-что покажу.
  

Луиза (увидя, что Арганъ взялъ пучокъ розогъ).

  
   Ахъ, папенька!
  

Арганъ.

   А, лгунья, ты не хочешь сказать мнѣ, что видѣла мужчину въ комнатѣ твоей сестры!
  

Луиза (плачевно).

   Папенька!
  

Арганъ (беретъ ее за руку).

   Вотъ я тебя выучу лгать.
  

Луиза (становясь на колѣни).

   Простите, папенька! Сестрица запретила мнѣ разсказывать объ этомъ, но я вамъ скажу все.
  

Арганъ.

   Сперва я тебя высѣку за то, что ты солгала. А потомъ мы посмотримъ.
  

Луиза.

   Простите, папенька!
  

Арганъ.

   Нѣтъ, нѣтъ.
  

Луиза.

   Милый папаша, не сѣките меня!
  

Арганъ.

   Высѣку.
  

Луиза.

   Бога ради, простите!
  

Арганъ (замахивается).

   Ничего, ничего.
  

Луиза.

   Ай, вы меня ранили! Погодите! Умираю (притворяется мертвою).
  

Арганъ.

   Что съ тобой? Луиза, Луиза! О, Боже мой! Луиза! Дочь моя! О, я несчастный! Дочь моя умерла! Что я надѣлалъ! О, проклятыя розги! Бѣдная дочь моя, о, бѣдная Луивочка!
  

Луиза.

   Ну, ну, не плачьте такъ, я не совсѣмъ еще умерла.
  

Арганъ.

   Какова хитрячка! А? Ну, такъ и быть, прощаю тебя на этотъ разъ, но только, чтобы ты сказала мнѣ всю правду.
  

Луиза.

   О, да, папенька!
  

Арганъ.

   Смотри, говори правду, не то мой мизинецъ знаетъ все и скажетъ мнѣ, чуть ты солжешь.
  

Луиза.

   Но вы не выдадите меня сестрицѣ?
  

Арганъ.

   Нѣтъ, нѣтъ.
  

Луиза (оглядываясь, не подслушиваетъ ли кто).

  
   Видите, папенька, я была въ комнатѣ у сестрицы, и туда пришелъ какой то господинъ.
  

Арганъ.

   Ну?
  

Луиза.

   Я спросила его, что ему угодно, и онъ сказалъ, что пришелъ дать урокъ пѣн³я.
  

Арганъ (въ сторону).

   Гмъ, гмъ! Вотъ оно что. (Луизѣ) Дальше.
  

Луиза.

   Потомъ пришла сестра.
  

Арганъ.

   Ну?
  

Луиза.

   Она сказала ему: уйдите, уйдите, уйдите, Боже мой, вы меня приводите въ отчаян³е!
  

Арганъ.

   Что же онъ?
  

Луиза.

   А онъ все не хотѣлъ уходить.
  

Арганъ.

   Что же онъ ей говорилъ?
  

Луиза.

   Я всего и не припомню.
  

Арганъ.

   Напримѣръ?
  

Луиза.

   Онъ говорилъ и то, и се, что очень ее любитъ и что она краше всѣхъ на свѣтѣ.
  

Арганъ.

   А потомъ?
  

Луиза.

   Потомъ онъ сталъ на колѣни передъ нею.
  

Арганъ.

   А потомъ?
  

Луиза.

   Потомъ, онъ цѣловалъ у нея руки.
  

Арганъ.

   А потомъ?
  

Луиза.

   Потомъ, маменька подошла къ двери, и онъ убѣжалъ.
  

Арганъ.

   Больше ничего не было?
  

Луиза.

   Ничего, папенька.
  

Аргань.

   Мой мизинецъ однако что-то шепчетъ (подноситъ его къ уху) Погоди. Что? Ого! Да? Вотъ мой мизинецъ говоритъ, что ты еще что-то видѣла и утаила отъ меня.
  

Луиза.

   Ну, вашъ мизинецъ лгунъ, послѣ этого.
  

Арганъ.

   Смотри ты у меня!
  

Луиза.

   Нѣтъ, папаша, не вѣрьте ему, онъ лжетъ, увѣряю васъ.
  

Арганъ.

   Ну, хорошо, хорошо, мы увидимъ. Теперь ступай да сторожи хорошенько: ступай! (Одинъ) О, нѣтъ больше на свѣтѣ дѣтей! Ахъ, сколько дѣлъ! Мнѣ некогда даже думать о моей болѣзни! Совсѣмъ, право, изнемогу! (падаетъ въ кресло).
  

ЯВЛЕН²Е XII.- БЕРАЛЬДЪ, АРГАНЪ.

  

Беральдъ.

   Ну, что, братъ, какъ ты себя чувствуешь?
  

Арганъ.

   Ахъ, очень худо!
  

Беральдъ.

   Какъ, очень худо?
  

Арганъ.

   Да, я невѣроятно ослабѣлъ.
  

Беральдъ.

   Это непр³ятно.
  

Арганъ.

   Я едва въ силахъ говорить.
  

Беральдъ.

   А я пришелъ предложить тебѣ парт³ю для племянницы моей, Анжелики.
  

Арганъ (вскакиваетъ съ мѣста и говоритъ съ жаромъ.)

   Братъ, не говори ты мнѣ объ этой негодницѣ! Это - гадкая, дерзкая, безстыдная дѣвчонка! Я ее не дальше какъ завтра, послѣ завтра отдамъ въ монастырь!
  

Беральдъ.

   Вотъ это хорошо! Я очень радъ, что силы твои немного возвращаются и что посѣщен³е мое принесло тебѣ пользу. Ну, мы поговоримъ о дѣлахъ послѣ

Другие авторы
  • Огарев Николай Платонович
  • Горчаков Дмитрий Петрович
  • Кукольник Павел Васильевич
  • Толстой Алексей Николаевич
  • Ростиславов Александр Александрович
  • Испанская_литература
  • Коган Наум Львович
  • Барбашева Вера Александровна
  • Хлебников Велимир
  • Карлейль Томас
  • Другие произведения
  • Хомяков Алексей Степанович - Вл. Муравьев. А. С. Хомяков
  • Кони Анатолий Федорович - Из студенческих лет
  • Шулятиков Владимир Михайлович - В. И. Шулятиков. Письма из-за границы
  • Гайдар Аркадий Петрович - Распущенность
  • Чулков Георгий Иванович - Последнее слово Достоевского о Белинском
  • Загоскин Михаил Николаевич - Два характера
  • Вагинов Константин Константинович - Козлиная песнь
  • Екатерина Вторая - Екатерина Вторая Алексеевна
  • Андерсен Ганс Христиан - Лён
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Цын-Киу-Тонг (,) или Три добрые дела духа тьмы. Фантастический роман в четырех частях, Р. Зотова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа