Главная » Книги

Майков Аполлон Николаевич - Два мира, Страница 6

Майков Аполлон Николаевич - Два мира


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

"justify">  
  
   Где те загоны, те ограды,
  
  
   Где та стена, тот ров, тот вал,
  
  
   Который их бы удержал
  
  
   На зов твой ринуться мгновенно, -
  
  
   Свет бо светяй нам с небеси,
  
  
   Свет истинный, свет неистленный,
  
  
   Жизнь и спасенье ты еси!
  
  
  
   Слепой старик
  
  
   Слава тебе, победившему мир! Все с зажженными свечами становятся на колени. При спускающемся занавесе
  
  
  
  слышно пение заутрени.
  
  
  
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Пиршественная зала на террасе Дециева дворца, выходящей в сад аркой. Ночь. Зала освещена канделябрами и висячими светильниками. Три длинные стола с ложами. Гости одни возлежат, другие прогуливаются по зале и опять садятся на свои места; вообще свободно группируются, сообразно требованиям минуты. За одним столом Деций. Рабы приносят и уносят кушанья. Хор певиц, флейты и
  
  
  
   лиры. Танцовщицы.
  
  
  
  
   Хор
  
  
  
  Ловите, ловите
  
  
  
  Часы наслажденья!
  
  
  
  Спешите, спешите
  
  
  
  Пожить хоть мгновенье!
  
  
  
  Как мошки на солнце
  
  
  
  В эфире роями
  
  
  
  Кружатся и блещут,
  
  
  
  Мы, оры, блистаем
  
  
  
  Мгновение в мире, -
  
  
  
  Ловите, ловите,
  
  
  
  Не то улетим.
  
  
  
  Танцовщицы удаляются.
  
  
  
  
  Клавдий
  (молодой патриций вслед танцовщицам, мимо его проскользнувшим)
  
  
   Еще поймаем!.. Но пока
  
  
   "Тем насладись, что под руками", -
  
  
   Нас учит мудрость. А пред нами
  
  
  
  (Указывая на яства.)
  
  
   Рог изобилья и река
  
  
   Забвенья - всё естествознанье!
  
  
   Я шел сюда на обонянье.
  
  
   Одни уж запахи кричат
  
  
   Тебе за милю: "Здесь, прохожий!"
  
  
  
  
  Лелий
  
  
   (другой молодой патриций)
  
  
   Жаль, как ни лезь себе из кожи -
  
  
   Всё съешь за одного!
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
  
  
  
   Ну, да!
  
  
   Два пальца в рот, и вся беда!
  
  
   А вот что будет, как ворвется
  
  
   Сюда весь женский Рим! Начнется
  
  
   Вот тут-то оргия!..
  
  
  
   (Декламирует.)
  
  
   "Опротивеют уж яства...
  
  
   Не изменит лишь вино!
  
  
   Хлоя под руку иль Дафна -
  
  
  
  Всё равно!
  
  
   Флейты! трубы! Шум и грохот.
  
  
   Песни, пляски! Всё вверх дном!
  
  
   В голове хаос и в чувствах,
  
  
   И хаос - кругом!"
  
  
  
  
  Лелий
  
  
   Да, Деций молодец! И жаль,
  
  
   Что только раз он умирает!
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
   А мой старик, моя печаль
  
  
   И сокрушенье, процветает!
  
  
   В один обед съедает три
  
  
   И с астрологом до зари
  
  
   Всё гороскопы составляет!..
  
  
   Боится смерти! Я ж ему
  
  
   Твержу, что смерть его боится.
  
  
   У варваров не засидится
  
  
   Небось старик: они отцов
  
  
   Торжественно, в виду богов,
  
  
   При всем народе убивают!
  
  
   И это старики считают
  
  
   Себе за честь!
  
  
  
  
  Лелий
  
  
  
  
   Здесь старики
  
  
   Законы пишут, там же, видно,
  
  
   Не старики!..
  
  
  
  
  Хохочут.
  
  
  
  
  Галлус (адвокат, прохаживавшийся с другим адвокатом, Гиппархом, остановись близ великого жреца и указывая рукою на всё собрание, заключает частный свой
  
  
   разговор самодовольною речью)
  
  
   Вы посмотрите, сколько нас:
  
  
   Я галл, вон свев, ты фессалиец,
  
  
   Он из Египта, тот сириец, -
  
  
   А что же общего у нас
  
  
   С Египтом, с Галлией, странами,
  
  
   Где и взросли б мы дикарями,
  
  
   Когда б не Рим!.. В одно нас слил
  
  
   Его язык, закон, свобода!
  
  
   Мир он в жилище обратил
  
  
   Для человеческого рода.
  
  
   На общий мы сошлися пир,
  
  
   И хоть мы все разноплеменны.
  
  
   Но все, как граждане вселенной,
  
  
   Чтим за отечество весь мир!
  
  
  
  
  Гиппарх
  
  
   (эффектно-адвокатским тоном)
  
  
   Единство в мире водворилось.
  
  
   Центр - кесарь. От него прошли
  
  
   Лучи во все концы земли,
  
  
   И, где прошли, там появилась
  
  
   Торговля, тога, цирк и суд,
  
  
   И вековечные бегут
  
  
   В пустынях римские дороги!
  
  
  
   Великий жрец Энний
  (старик, оборачиваясь к ним, внушительно, громко, чтобы все слышали. Молодые патриции, Клавдий, Лелий, и другие мало-помалу подходят к кружку)
  
  
   Всё хорошо на первый взгляд,
  
  
   Да вот беда: уходят боги!
  
  
   Везде оракулы молчат!
  
  
   Вот в Дельфах: пифию насильно
  
  
   Ввели в святилище, молчит,
  
  
   Бледнеет, льется пот обильно.
  
  
   Все ждут, и вдруг она бежит
  
  
   С ужасным криком из пещеры
  
  
   И, как упала, умерла!
  
  
   В богов умалилося веры,
  
  
   И боги покидают нас
  
  
   На произвол судьбы!..
  
  
  
  Адвокаты улыбаются.
  
  
  
  
  Галлус
  
  
  
   (насмешливо)
  
  
  
  
  
   Иные
  
  
   Уж умерли!..
  
  
  
   Великий жрец
  
  
  
  
   И день, и час
  
  
   В анналы вписан городские:
  
  
   При Августе, перед концом,
  
  
   Корабль шел. Заштилело море
  
  
   Перед каким-то островком.
  
  
   Все ветра ждали. Вдруг в просторе
  
  
   Небес и моря, с островка,
  
  
   Раздался голос, при котором
  
  
   Всё потряслось - и облака,
  
  
   И вод поверхность; точно хором
  
  
   Сто тысяч медных труб зараз
  
  
   Провозгласили в мир: "Скончался
  
  
   Великий Пан..." И повторялся
  
  
   Три раза голос... Весь рассказ
  
  
   Я слышал сам от морехода:
  
  
   Его Тиверий призывал,
  
  
   И я ж дословно записал
  
  
   В анналы римского народа!
  
  
  
  
  Галлус
  
  
   Не боги покидают мир,
  
  
   А суеверья...
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
  
   (своим товарищам)
  
  
   Люблю, чуть разгорелся пир -
  
  
   И спорят!..
  
   (Увидав рабов, приносящих жареных фазанов.)
  
  
  
  
  Впрочем, прилетают
  
  
   Фазаны, и молчат враги!..
  
  
   Возвращаются на свои места.
  
  
  
  
  Лелий
  
  
   А факты иногда бывают,
  
  
   Что с толку вас совсем сбивают.
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
  
  (не давая ему досказать)
  
  
   Еще бы! Например, долги!
  
  
  
  
  Лелий
  
  
  
   (продолжая)
  
  
   У нас на прошлой же неделе
  
  
   Был случай...
  
  
  
  
  Клавдий
  
   (вскакивая и со смехом указывая на Лелия)
  
  
  
  
   Жертвы приносил
  
  
   На той неделе ты, и скрыл!
  
  
   Скрыл, признавайся?
  
  
  
   Молодые патриции
  
  
  
  
  (смеясь)
  
  
  
  
  
  В самом деле?
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
   Козленка, говорят.
  
  
  
  
  Лелий
  
  
   (сконфуженный, перебивая его)
  
  
  
  
  
  Да мать
  
  
   Послала!.. Вот что рассказать
  
  
   Я вам хотел. Как вам известно,
  
  
   У нас в саду есть грот. Чудесный
  
  
   Там для пиров устроен зал,
  
  
   И я намедни угощал
  
  
   Там кой-кого...
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
  
  
   А! Дионею.
  
  
   А завтра я пирую с нею!
  
  
  
   (Декламирует.)
  
  
   "Мирта Киприды мне дай!
  
  
   Что мне гирлянды цветные!.."
  
  
  
  
  Лелий
  
  
   (не обращая внимания на Клавдия)
  
  
   Вдруг мы сидим и слышим стон...
  
  
   Откуда ж?.. И всё ближе, ближе -
  
  
   Из-под земли!..
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
  
   (декламирует)
  
  
   "Прозерпину бьет Плутон,
  
  
   Стонет Прозерпина!.."
  
  
  
   Молодые патриции
  
  
   Ах, этот Клавдий! Нынче он
  
  
   Невыносим! Да замолчи же!
  
  
   Теперь везде, со всех сторон
  
  
   Все говорят: то стон, то пенье
  
  
   Послышится, то привиденье
  
  
   Появится...
  
  
  
  
  Лелий
  
  
  
  
  (серьезно)
  
  
  
  
  Ведь в старину,
  
  
   Известно, мертвых хоронили
  
  
   В подземных склепах, и прорыли
  
  
   От склепа к склепу ходы...
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
  
   (таинственно)
  
  
  
  
  
  
  Ну,
  
  
   Так это значит...
  
  
  
  
   Все
  
  
  
  
  
  Что такое?
  
  
   (помолчав, с притворно-серьезным видом)
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
   Гм!.. Предки наши...
  
  
  
  
  Лелий
  
  
  
  
  
   Ты в смешное
  
  
   Всё обратишь.
  
  
  
  
  Клавдий
  
  
  
  
   Я не смеюсь!
  
  
   И не люблю, чтобы шутили
  
  
   Над предками, - сам их боюсь:
  
  
   Такие ж аспиды все были,
  
  
   Как этот Фабий, - вон скелет!
  
  
   Вон череп голый! Вон таращит
  
  
   Глаза на канделябры!.. Стащит
  
  
   Он что-нибудь здесь, людоед!
  
  
   Вздыхает всё по древнем праве,
  
  
   По силе коего меня
  
  
   Он мог бы в рабство взять...
  За другим столом Фабий, из древнейшей римской фамилии, своему соседу,
  
  
  
   квестору Теренцию.
  
  
  
  
  Фабий
  
  
   Пойми, я Фабий - и в сенате
  
  
   Мне места нет!.. Кто ж там сидит?
  
  
   Иберец, грек, сириец, бритт!
  
  
   И что же стал сенат? В разврате
  
  
   Все чувства их притуплены;
  
  
   В особых заседаньях судят,
  
  
   Что значат кесаревы сны!
  
  
   Ну что в них слово "Рим" пробудит?
  
  
   Им лишь погреться б от казны!
  
  
   Ты посмотри-ка, в легионах
  
  
   Кто полководцы? Всё из нас.
  
  
   А при дворе?.. Они! В поклонах
  
  
   И лести мастера уж! Да-с!
  
  
   За то и откуп, и претура -
  
  
   Всё их!.. Потом адвокатура:
  
  
   За деньги за твои тебя ж
  
  
   Так оберут, что ты отдашь
  
  
   Последнее, лишь бы отстали...
  За главным столом: Деций, по сторонам его философ Харидем и старый проконсул Публий, беззубый, лысый и шепеляет. Далее, средних лет, мрачного вида, сенатор Аспиций и завитой, пышно одетый молодой патриций Корнелий.
  
  
  
  
  Публий
  
  
   Ах, Лезбия!.. нас принимала
  
  
   За туалетом!.. Что за грудь!
  
  
   Ну если б даже и скрывала,
  
  
   То видно - дочь царей!.. Дохнуть
  
  
   Не смели... трое нас... сидели...
  
  
   Всё старички... потеха... да!
  
  
   Сидим.
  
  
  
  
  Деций
  
  
  
   Картина в самом деле
  
  
   Преинтересная!
  
  
  
  
  Публий
  
  
  
  
   Беда!
  
  
   Она, конечно, нас дурачит:
  
  
   То ножку вдруг поцеловать
  
  
   Протянет и тотчас опять,
  
  
   Как только бросимся мы, спрячет...
  
  
  Все слушают с улыбающимися лицами.
  
  
  
   Сенатор Аспиций
  
  
  
   (довольно едко)
  
  
   А дорого за посмотренье?
  
  
  
  
  Публий
  
  
  
  (так же простодушно)
  
  
   Да что! уж думаю просить
  
  
   Провинцию на поправленье!
  
  
   Она ж поможет!..
  
  
  
  
  Деций
  
  
  
  
  (Харидему)
  
  
   Была иная между нас...
  
  
   Ты помнишь оду Сафо:
  
  
   "Перед жрицей Аполлона
  
  
   Не гордися, не кичись
  
  
   Красотой чела и лона,
  
  
   Шелком кос и блеском риз.
  
  
   Ты умрешь, и всё в мгновенье
  
  
   С красотой твоей умрет!
  
  
   На земле твой след забвенье,
  
  
   Словно вихорь, заметет!
  
  
   В адских пропастях бездонных
&n

Другие авторы
  • Аггеев Константин, свящ.
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович
  • Попов Иван Васильевич
  • Шепелевич Лев Юлианович
  • Лажечников Иван Иванович
  • Багрицкий Эдуард Георгиевич
  • Энгельгардт Михаил Александрович
  • Васильев Павел Николаевич
  • Гамсун Кнут
  • Слетов Петр Владимирович
  • Другие произведения
  • Вогюэ Эжен Мелькиор - Письма к русским литераторам
  • Мур Томас - Из "Ирландских мелодий"
  • Соловьев Владимир Сергеевич - Византизм и Россия
  • Державин Гавриил Романович - М. Альтшуллер. Несколько уточнений к текстам стихотворений Г. Р. Державина
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 11
  • Раевский Николай Алексеевич - Возвращение
  • Нарбут Владимир Иванович - Стихотворения
  • Крашевский Иосиф Игнатий - Уляна
  • Островский Александр Николаевич - Праздничный сон — до обеда
  • Андерсен Ганс Христиан - Комета
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 310 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа