Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - Коллективные киносценарии и пьесы (1926-1930)

Маяковский Владимир Владимирович - Коллективные киносценарии и пьесы (1926-1930)


1 2 3 4


Владимир Маяковский

  

Коллективное

  
   Владимир Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах.
   Том одиннадцатый. Киносценарии и пьесы (1926-1930)
   Подготовка текста и примечания А. В. Февральского
   ГИХЛ, М., 1958
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
  
   Евреи на земле. [Надписи к фильму]
   Радио-Октябрь
   Инженер д'Арси
  

ЕВРЕИ НА ЗЕМЛЕ

[Надписи к фильму]

  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

  
   После погромов и войны...
   Там, где были селения.
   Оставшееся население сгрудилось в местечках.
   Местечковый "Мюр и Мерилиз".
   - Разве это селедка.
   - Так я же и не обещал семгу.
   Тяжело... нет выхода в местечке.
   Переселение на землю как выход из положения.
   С переселенческими билетами.
   Со всех сторон стекаются оседающие на землю...
   Такой Крым встречает дачников (как представляют обычно Крым).
   Такой - встретил переселенцев (каковые земли северного Крыма, отводимые евреям).
   "Красивые места".
   Заросшие бурьяном поля расчищаются для новых посевов.
   Землеустройство.
   Вол проводит черту под старую жизнь.
   Здесь живут полторы недели.
   Очаг переселенцев.
   Два коллектива.
   Коллектив "Восток"
   ...и коллектив "Работник".
   Здесь - три месяца.
   Для того, чтобы вам показать внутренность дома, мы разобрали крышу.
   Начали строить дома.
   ...из камня...
   (камни из каменоломен)
   ...из лемпача...
   (лемпач из Джанкоя).
   Колодезь.
   Самое дорогое - вода.
   Искусственное орошение.
  

Конец первой части

  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

  
   Жизнь в колонии.
   Колония просыпается.
   День и работа колонии.
   Первая трактористка - Розенблюм.
   Полевые работы.
   Здесь живут полтора года.
   Колония "Заря".
   Первый ребенок, рожденный в колонии.
   Ее зовут "Забудь лихо".
   Здесь живут три года.
   "Икор".
   Крестьяне "Икора".
   Дети "Икора".
   И колониям и республике вырастет крепкая смена.
   После осмотра колонии во дворе "ОЗЕТа" жаркий спор.
   Чего я не видел в местечке.
   Я не видел хлеба...
   Здесь будет хлеб - потому что есть:
   ...вода...
   ...земля...
   Вол не понимает еврея - евреи не понимают вола.
   Это было раньше.
   А теперь: еврей понял быка и бык понял еврея.
   После таких разговоров.
   Одни идут на базар, покупают смушку ехать торговать и вымирать еще с полтора года.
   А сильные:
   Идут в поле.
   Начало.
   Итого переселено на землю около 100 тысяч евреев.
   Осталось сделать много больше.
  

Конец

  
  

РАДИО-ОКТЯБРЬ

  

РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ГРОТЕСК В ТРЕХ КАРТИНАХ

  

ДЕЙСТВУЮТ:

  
   Банкир
   Монарх
   Премьер
   Прокурор
   Жандармский генерал
   Полицмейстер
   Городовой
   Писарь
   Старая работница
   Старый рабочий
   Негр
   Китаец
   Молодой рабочий
   Молодая работница
   Дочь банкира
   Радиобашня
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  

Кресло. На столе с одной стороны огромный календарь, на верхнем листке "7 ноября". С другой - колокол, как на вокзале.

  

СЦЕНА ПЕРВАЯ

  

В кресле сидит банкир. Перед ним, склонившись, стоит монарх в короне, мантии, со скипетром и державой.

  

Банкир

  
   Осточертела мне ваша монархия! Никакого от нее толку. В демократических республиках куда крепче народ жмут. Вы зашились с вашими парадами, приемами, коронациями. Каждый день балы, реверансы. Дамы, кавалеры, придворные. Вам некогда делом заняться. Безобразие!
  

Монарх хочет сказать.

  
   Знаю, знаю! Скажете, что я сам вас отстранил от всего; что главное ваше занятие - в теннис играть. Знаю. Знаю все ваши отговорочки. Но когда вы приходите клянчить лишний миллиончик на то, на се, на ремонт мантии, на починку коронки то на зуб, то на голову, тогда вы - монарх. А когда дело делать, так вы - теннисист. Хорошенькие штучки!.. Вот сегодня: годовщина Октября. А что сделано? Какие приняты меры? Никаких! Сидишь и ждешь: двинется этакая демонстрация с флагами, песнями. Красиво! Рабочие все на свободе. Гуляют себе как ни в чем не бывало. А вы скипетром в носу ковыряете. Срам! (Встает.) Сейчас же принять меры! И никаких коронаций! (Уходит.)
  

СЦЕНА ВТОРАЯ

  

Монарх выпрямляется. Садится в кресло. Звонит в колокол I раз. Входит премьер.

  

Монарх

  
   Осточертело мне ваше ответственное министерство, все эти ваши палаты и парламенты. Никакого от них толку. Вы зашились с вашими речами, прениями, докладами. Партии, фракции, лидеры, комиссии, пленумы. Чепуха! А дело не делается.
  

Премьер хочет сказать.

  
   Знаю, знаю! Скажете, что я сам дал конституцию, избирательные права. Да разве я давал? Попробуйте не дать, когда приперли с ружьями, с вилами, с косами. Хорошенькое "дал"! Не дал, а взяли, сукины дети! А ваше дело - свести на нет, урезать, обрезать, прижать, нажать... Как сверхурочные клянчить, так вы-представитель власти, премьер. А как дело делать - так "конституция". Безобразие! Сегодня годовщина Октября. Какие приняты меры? Никаких! Рабочие гуляют на свободе. Того гляди - демонстрация. А вы - портфелем груши околачиваете. Стыд! (Встает.) Сейчас же принять меры! И никаких конституций! (Уходит.)
  

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

  

Премьер садится в кресло. Звонит 2 раза. Входит пр оку рор.

  

Премьер

  
   Осточертели мне ваши законы и прочие юридические фигли-мигли! Никакого толку. Зашились вы с вашими статьями, параграфами, кляузами и примечаниями. Копаетесь в циркулярах, а дело стоит.
  

Прокурор хочет сказать.

  
   Знаю, знаю! Скажете, что я сам эти законы утверждал, эти циркуляры подписывал. Знаю: утверждал, подписывал. А ваше дело - пренебречь, обойти, свести на нет... Вы всё под своды закона стараетесь подвести. А есть еще другие своды. Такие, знаете, с решеточками. Вы бы под эти подводили. Дело бы лучше пошло. А то, как на полицию добавочную ассигновку клянчить, так вы - прокурор, блюститель порядка. А как в тюрьму сажать, так - законное основание. Безобразие!.. Сегодня годовщина Октября. А какие приняты меры? Никаких! Рабочие на свободе гуляют. Того гляди - полоснут нас красным флагом по физиономии. А вы - забились под своды законов и циркуляры по алфавиту подбираете. Стыд! (Истает.) Немедленно принять меры! И никаких параграфов! (Уходит.)
  

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

Прокурор садится в кресло. Звонит 3 раза. Входит жандармский генерал.

Прокурор

  
   Осточертело мне ваше деликатное обращение с публикой! Что вы - профессор или акушер? Зашились вы с вашей военной выправочкой. Мундирчик, шнуры, эполеты, перчатки... Никак забыть не можете, что в гвардии служили. Всё балы вспоминаете! "Мадам, силь ву пле. А ля контрданс" Усы кверху, ножку в сторону... Забудьте! Жандарм не бальный шаркун, а мордобоец. Запомните - мордобоец!
  

Генерал хочет сказать.

  
   Знаю, знаю. Я сам предписал вежливое обращение, сам запрещал насилия. Знаю. А ваше дело - шито-крыто, тихонько, шепотком - действовать, как надо, как полагается, как благо государства требует. А то, как золотые лампасы да эполеты крылышками клянчить, так вы - ваше превосходительство, оплот государства, а как дело делать, так вы - "пардон, мадам, не сделал ли я вам больно"! Безобразие! Сегодня Октябрьская годовщина. Какие приняты меры? Никаких! Рабочие гуляют на свободе. Того гляди - вам крылышки оборвут. А вы - усы крутите, шпорами щелкаете. Срам! (Встает.) Немедленно принять меры! И никаких контредансов! (Уходит.)
  

СЦЕНА ПЯТАЯ

Генерал садится в кресло. Звонит 4 раза. Входит полицмейстер.

Генерал

  
   Осточертели мне ваши тишь и гладь да благорастворение воздусей! "Честь имею доложить: никаких происшествий не случилось". Спасибо, - не случилось. Так чтобы случилось! Выдумайте, родите, из земли выкопайте - чтоб были происшествия! Вот ваша обязанность в чем... Зашились вы с вашими протоколами и штрафами. Чернила изводите, перья ломаете, бумагу портите, А что толку? По рублику собираете да на каждый рублик две квитанции пишете. Что вы - бухгалтер, писатель, что ли? Безобразие!
  

Полицмейстер хочет сказать.

  
   Знаю, знаю! Я сам требую отчетности, ведомости, приходы, расходы. Знаю! Но главное, главное-то что? Взять! Схватить! Арестовать! Тащить! Не пущать! К черту бухгалтерию! А то как на командировки суточные клянчить, так вы - полиция, страж порядка. А как дело делать, так - протокольчики, шнурокнижки... Сегодня годовщина Октября. Какие приняты меры? Никаких! Рабочие гуляют на свободе. Того гляди - всю вашу канцелярию на ветер пустят, а вы - пальцы мусолите, штрафные рублики считаете. Срам! (Встает.) Немедленно принять меры, и никаких квитанций. (Уходит.)
  

СЦЕНА ШЕСТАЯ

Полицмейстер садится в кресло. Звонит 5 раз. Входит городовой.

Полицмейстер

  
   Молчать! Не возражать! Живот убрать! Морду выше! Корпус вперед! Ешь начальство глазами! Ты что же это? Лодыря гонять?! Ты для чего на улицу поставлен? Палочкой махать? Трамваи считать? Девочек ловить?.. Сегодня годовщина Октября. Понимаешь, дубье! (Встает.) Смирно! (Сходит на середину сцены.) Кругом! За мной, шагом - марш! (Идет, за ним - городовой.)
  

Городовой (в публику)

  
   Жаль, что я иностранец. А то бы я его по-русски пустил - что надо!
  

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

  

Улица в фабричном квартале. Угол фабрики. Полицмейстер, городовой н писарь караулят за углом.

  

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Идет старая работница.

Полицмейстер

(выходя из-за угла)

  
   Ваш документ!
  

Работница останавливается. Смотрит удивленно.

  
   Ваш документ, черт возьми!
  

Работница дает полицмейстеру паспорт.

  
   Так, так. "Мария-Луиза". Очень хорошо. (Пристально смотрит на работницу.)
  
   А скажите, прелестная Мария-Луиза, вы давно побрились?
  

Работница

(недоуменно)

  
   Как побрилась? Почему?
  

Полицмейстер

(наступая)

  
   А потому, что вы эти штучки бросьте. А потому, что - никакая ты не Мария-Луиза, а бунтовщик, революционер, большевик.
  

Работница

  
   Что вы, что вы, господин полицмейстер! Что вы говорите?!
  

Полицмейстер

  
   Что я говорю, что я говорю! Эй!
  

Подходит городовой.

   Обследуй-ка эту красавицу.
  

Городовой хочет ее прощупать, но работница кричит и отбивается.

  

Работница

  
   Что вы делаете, бросьте, умоляю вас!
  

Полицмейстер

  
   Ага! Сопротивляться! Неподчиненье распоряжениям власти! Отвести в участок, в тюрьму, под арест!
  

Городовой уводит работницу. К полицмейстеру подходит писарь.

  

Писарь

  
   Как прикажете записать?
  

Полицмейстер

(задумывается)

  
   Пишите... За скрытие своего пола... с неизвестной, но явно преступной целью.
  

Возвращается городовой. Все трое опять прячутся за угол.

  

СЦЕНА ВТОРАЯ

  

Идет старый рабочий. Полицмейстер выходит из засады.

  

Полицмейстер

  
   Здорово, друг!
  

Рабочий

  
   Здравствуйте, господин полицмейстер!
  

Полицмейстер

  
   Как живешь?
  

Рабочий

  
   Спасибо, понемножку.
  

Полицмейстер

  
   Но как все-таки? Хорошо или плохо?
  

Рабочий

  
   Так себе!
  

Полицмейстер

  
   Скорей - хорошо или плохо?
  

Рабочий

  
   Скорей - плохо.
  

Полицмейстер

  
   Ах, так! Эй!
  

Подходит городовой.

  
   Отведи его!
  

Городовой хватает рабочего.

  

Рабочий

  
   Помилуйте! Господин полицмейстер, за что?
  

Полицмейстер

  
   Молчать! Без разговора!
  

Городовой отводит рабочего. Выходит писарь.

  

Полицмейстер

  
   Пиши... "За недовольство существующим строем".
  

Возвращается городовой. Уходят в засаду.

  

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Идет негр.

Полицмейстер

  
   Стой!
  

Негр останавливается.

  
   Ты это что?
  

Негр испуганно пятится.

  
   Почему черная морда? На каком основании?
  

Негр

(робко)

  
   Я - негр.
  

Полицмейстер

  
   Негр! Ты - негр? Превосходно... Эй!
  

Выходит городовой.

  
   Возьми его!
  

Городовой берет негра.

  

Негр

(мычит)

  
   Ой, ой!
  

Полицмейстер

  
   Молчать! Не рассуждать!
  

Городовой уводит негра. Выходит писарь.

  

Полицмейстер

  
   Пиши... "За принадлежность к черной расе"
  

Городовой возвращается. Все уходят в засаду.

  

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ

  

Идет китаец.

  

Полицмейстер

(ловит его за косу)

  
   Не спешите, уважаемый. Поговорим по душам.
  

Китаец падает, встает, испуганно смотрит на полицмейстера.

  

Полицмейстер

  
   Не пугайтесь. Я просто хотел узнать от вас последние новости о событиях вашей великой родины.
  

Китаец

  
   Плохо, плохо. Очень плохо.
  

Полицмейстер

  
   А что плохо?
  

Китаец

  
   Обижают нас.
  

Полицмейстер

  
   Кто обижает?
  

Китаец

  
   Иностранцы.
  

Полицмейстер

  
   Какие?
  

Китаец

  
   Все.
  

Полицмейстер

  
   И японцы?
  

Китаец

  
   Да.
  

Полицмейстер

  
   И французы?
  

Китаец

  
   Да.
  

Полицмейстер

  
   И англичане?
  

Китаец

  
   Да.
  

Полицмейстер

  
   И американцы?
  

Китаец

  
   Да.
  

Полицмейстер

  
   И русские?
  

Китаец

  
   О, нет! Русские не обижают. Русские нам помогают.
  

Полицмейстер

  
   Ага! Вот как! Браво! Эй!
  

Выходит городовой.

  
   Тащи его!
  

Китаец хочет бежать. Городовой его ловит, наступая ногой на косу.

  
   Желтая сволочь! Я тебе покажу!
  

Городовой уводит китайца. Выходит писарь.

  

Полицмейстер

  
   Пиши... "За сочувствие Советской власти".
  

Возвращается городовой. Все прячутся в засаду.

  

СЦЕНА ПЯТАЯ

  

Идет молодой рабочий, насвистывает.

  

Полицмейстер

  
   Остановитесь, прекрасный юноша!
  

Рабочий останавливается.

  
   Разрешите вас спросить, - что это вы такое изволили насвистывать?
  

Рабочий

  
   Когда?
  

Полицмейстер

  
   А вот сейчас.
  

Рабочий

  
   Насвистывал?
  

Полицмейстер

  
   Да, да, насвистывали.
  

Рабочий

  
   Песенку.
  

Полицмейстер

  
   Какую?
  

Рабочий

(пожимает плечами)

  
   Не помню.
  

Полицмейстер

  
   Не помните?- А может, припомните?
  

Рабочий старается припомнить, насвистывает.

  

Полицмейстер

  
   Вот, вот, она самая.
  

Рабочий

(смеется)

  
   Это - фабричная песенка. А вам зачем?
  

Полицмейстер

(грозно)

  
   Прошу начальству вопросов не задавать. - Про что эта песня?
  

Рабочий

(смеется)

  
   Про весну, про любовь, про тяжелый труд, про завод, про разное.
  

Полицмейстер

  
   Ага, про труд, про завод! Замечательно! Отлично! Эй!
  

Выходит городовой.

  
   Возьми его!
  

Рабочий

(мрачно)

  
   Бросьте шутить! (Хочет пройти.)
  

Полицмейстер

  
   Куда! Ни с места! Бунтовать?! Мерзавец! Веди его!
  

Городовой хватает рабочего.

  

Рабочий

(вырывается)

   Не хватай! Сам пойду.
  

Грозит кулаком. Городовой и рабочий уходят. Выходит писарь.

  

Полицмейстер

  
   "За вызывающее поведение и за распевание революционных песен..."
  

СЦЕНА ШЕСТАЯ

Идет молодая работница.

  

Полицмейстер

  
   Какие очаровательные глазки! Не уходите. Дайте вами полюбоваться.
  

Работница

  
   Как вам не стыдно, господин полицмейстер.
  

Полицмейстер

  
   Ничуть не стыдно. Я всегда обожал блондинок. (Берет ее за руку.)
  

Работница

(вырывая руку)

  
   Пустите!
  

Полицмейстер

  
   Не пущу. (Обнимает ее.)
  

Работница

(вырываясь)

  
   Пустите!
  

Полицмейстер

  
   Не пущу. (Хочет ее поцеловать.)
  

Работница

(дает ему пощечину)

  
   Отстаньте!
  

Полицмейстер

(отпуская ее)

  
   Ага! Что такое? Драться? Бить начальство при исполнении им служебных обязанностей?! Это что же? Бунт? Восстание? Революция? Эй!
  

Выходит городовой.

  
   Под строжайший арест! В карцер, в тюрьму!
  

Работница плачет. Городовой ее уводит. Выходит писарь.

  

Писарь

  
   Я уже записал... "За сопротивление законным требованиям власти".
  

Полицмейстер

(задумчиво кивая головой)

  
   А хороша девочка. Пойти за ней? Может, в участке уломаю. (Уходит.)
  

Писарь

(идет за ним, в публику)

  
   А хорошо, черт возьми, быть полицмейстером!
  

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

  

Площадь в столице. Сзади во всю сцену решетка. За ней набранные во втором действии заключенные. Посреди площади радиобашня. Жандармский генерал, полицмейстер, городовой и писарь стоят фронтом, закрывая собой решетку. Держат под козырек. Входят банкир с дочкой, монарх, премьер и прокурор.

  

Жандармский генерал

  
   Смирно! Равненье направо.
   (Выходит и рапортует банкиру.)
   Всё готово,
   благороднейший
   из благородных!
   Музыка есть.
   Спокойствие в народе.
  

Банкир

  
   Леди и джентльмены!
  

Из тюрьмы

  
   Дураки и дуры.
  

Полицмейстер

  
   Молчать, арестантская рота!
  

Банкир

  
   Я
   возвел
   величайшее достижение культуры,
   чтобы
   могли заняться
   фокстротом.
  

Дочь банкира

  
   Очень мерси,
   дорогой папа.

(Обращается к жандармскому генералу.)

   Как выкручивается вот это па?

(Показывает.)

  

Генерал с дочкой банкира пытаются танцевать. Все смотрят, улыбаясь. У них не выходит.

  

Дочь банкира

(раздраженно, на радиобашню)

  
   Что он молчит,
   как рыба зимой?
   Это не радио,
   а "великий немой".
  

Слышно шипенье в радио.

  

Премьер

  
   Сейчас зафокстротят, слышите шипок?
  

Генерал

(подлетая)

  
   Ну, мамзель, готовьте бок.
  

Все выгибаются для начала танца.

 &

Другие авторы
  • Оредеж Иван
  • Достоевский Федор Михайлович
  • Пассек Василий Васильевич
  • Стародубский Владимир Владимирович
  • Чернявский Николай Андреевич
  • Чаадаев Петр Яковлевич
  • Островский Николай Алексеевич
  • Томас Брэндон
  • Карпини, Джованни Плано
  • Рачинский Сергей Александрович
  • Другие произведения
  • Розанов Василий Васильевич - Автор "Балаганчика" о Петербургских религиозно-философских собраниях
  • Коншин Николай Михайлович - Стихотворения
  • Гиппиус Василий Васильевич - Жемчуга Гумилева
  • Анненский Иннокентий Федорович - Основные даты жизни и творчества И.Ф.Анненского
  • Соколова Александра Ивановна - Царское гадание
  • Кривич Валентин - Заметки о русской беллетристике
  • Метерлинк Морис - Избиение младенцев
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич - Комедия о Российском дворянине Фроле Скабееве и стольничей Нардын-Нащокина дочери Аннушке
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - М. Цветаева. Ремесло. Психея. Романтика
  • Зарин-Несвицкий Федор Ефимович - Зарин-Несвицкий Ф. Е.: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 346 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа