Главная » Книги

Лажечников Иван Иванович - Христиерн Ii и Густав Ваза, Страница 2

Лажечников Иван Иванович - Христиерн Ii и Густав Ваза


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

="justify">  
  Другой с огнем антоновым: заразу
  
  
  Мог сильно в теле он распространить:
  
  
  Отец Густава, знаешь, Эрик буйный -
  
  
  Его в отечестве любили слишком] -
  
  
  Зарезан Эрик. Все, что его
  
  
  Держалось жилочкой родства иль дружбы,
  
  
  Мечом посечено и брошено собакам.
  
  
  Был вредный член - язык Густава дядьки,
  
  
  Который мог про операцию эту
  
  
  Невыгодно шепнуть Густаву - вон!
  
  
  А человек, немой, за эту милость
  
  
  Купил себе блаженство жить в тюрьме
  
  
  При господине...
  
  
  
  
   Эрик
  
  
  
  
   Вот герой, венцов достойный!
  
   (Христиерн молча смотрит на него сурово.)
  
  
  
  
  Гаральд
  
  
  Безделица! в тюрьме великого Христьерна!
  
  
  Не шведская вонючая тюрьма!
  
  
  И словом, говорят, была такая
  
  
  Резня, что кровь по улицам лилась.
  
  
  По крайней мере, слышал так рыбак
  
  
  Везде, где не было кому подслушать.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  Все хорошо; да только я немых
  
  
  До смерти не люблю.
  
  
  
  
  Гаральд
  
  
  
  
  
  Что бы тебе
  
  
  Когда мне дать такое порученье?
  
  
  Как весело должно в крови купаться!
  
  
  Смерть хочется порезать; так рука
  
  
  И просится на нож. Не веришь ты?
  
  
  Вели спросить у поваров своих:
  
  
  Что день, то душу каплуна в Валгаллу
  
  
  Переселяю я - и мудрено ль?
  
  
  Ведь, говорят, отец мой был мясник.
  
  
  Да вот и комендант.
  
  
  
   Явление III
  
  
  
  Те же и начальник замка.
  
  
  
   Начальник замка
  
  
  
  
  
   Тебе известно,
  
  
  Должно быть, государь, что пойман важный.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  Да, важный вестовщик. Надеюсь, он
  
  
  Допрошен?
  
  
  
   Начальник замка
  
  
  Вот допрос, который счастье
  
  
  Имею положить к стопам твоим.
  
  
  
   (Подает бумагу.)
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
   (прочитав ее)
  
  
  Одно и то же! показанья верны.
  
  
  Благодарю, мой шут, ты не солгал.
  
  
  
  
  Гаральд
  
  
  Когда я лгу! При древних божествах
  
  
  Оракула вернее не бывало.
  
  
  Еще не то увидишь (подшучу
  
  
  Когда-нибудь, что ад и небо захохочут).
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
   (начальнику замка)
  
  
  Откуда ветер?
  
  
  
   Начальник замка
  
  
  
  
  Север напирает
  
  
  Его на нас.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
  
  Я не люблю таких
  
  
  Иносказаний. Север напирает?
  
  
  На Данию? Пока я жив, природа
  
  
  И люди севера несут ей дань.
  
  
  Но Бог простит, ты старый мне слуга
  
  
  И верный.
  
  
  
   Начальник замка
  
  
  
   Языком могу и ошибиться,
  
  
  Но не рукой и верностью к тебе.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  И потому _вам_ пленника вручаю,
  
  
  Какого Дании не снилося во сне.
  
  
  Важнее он приобретенья флота,
  
  
  Открытья рудников, текущих златом;
  
  
  Столицу б на него мою сменил.
  
  
  Для встречи с ним вся, вся она в огни
  
  
  Потешные должна бы нарядиться.
  
  
  Знай, Дания! теперь я коронуюсь;
  
  
  Теперь лишь только тверд венец
  
  
  На голове моей: теперь три королевства
  
  
  У ног моих лежат Ваш, сударь, пленник
  
  
  Развенчанный король. Да, да, я говорю!
  
  
  Он не был им, но Швеции надежды
  
  
  И сердце он держал в руках своих
  
  
  Сильнее может быть меня; ее владыки!
  
  
  Не даром называл ее своей).
  
  
  Не даром кровь хранилась в нем царей!
  
  
  
  
   Эрик
  
  
  (Кто не велит тебе в сердцах народа
  
  
  Свою власть основать!)
  
  
  
  
  Христиерн
  
   (подозвав рукой начальника замка, тихо ему)
  
  
  
  
  
   В цепях он будет -
  
  
  Я цепи, может быть, с него сниму;
  
  
  Свободу, может статься, дам ему,
  
  
  Но помни твердо, что свобода эта
  
  
  Должна быть крепче стен гробовых; сетью
  
  
  Невидимой надзора окружить
  
  
  Его ты должен; сквозь нее чтоб пуще
  
  
  Всего ни звук, ни черточка, ни знак
  
  
  О Швеции его не пробралися:
  
  
  Храни Господь! В помощники тебе
  
  
  Даю Гаральда; он лукав, пронырлив
  
  
  И верен мне. Повсюду вход ему
  
  
  Средь бела дня и в черный час духов;
  
  
  Как тать, пусть в душу вкрадется Густава;
  
  
  Не только слово, мысль его пусть ловит;
  
  
  Как тень, везде за ним!.. Не позабудь, смотри,
  
  
  Твой пленник Эриксон. Меня ты знаешь?
  
  
  Казнить и награждать Христьерн умеет;
  
  
  А рыбаку на шею камень... понял?
  
  
  
   Начальник замка
  
  
  Не отступя на волос, выполню
  
  
  Я твой приказ: надейся на меня.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
  
  (громко)
  
  
  Смерть, смерть тому, кто выронит хоть слово
  
  
  Об Эриксоновом отце, кто лишь
  
  
  Произнесет его хотя в бреду горячки,
  
  
  Хоть шепотом об нем во сне промолвит!
  
  
  Слышен со стороны моря выстрел из пушки.
  
  
  Ба! слышишь, гром к моим словам печать
  
  
  Свою кладет. (Ага, условный знак!)
  
  
  
  
  Гаральд
  
  
  
   (смотря в окно)
  
  
  Стрелой летит корабль под датским флагом.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  Раз!.. (Господи, скорей дополнь
  
  
  Меж смертию и жизнью промежуток!
  
  
  Не вырвись, сердце, из груди:
  
  
  Не дай ты слабому составу разорваться!)
  
  
  
   (Слышен выстрел.)
  
  
  Другой!.. (Благополучно!.. отдыхаю).
  
  
  
  
  Гаральд
  
  
  Вот к замку пристает.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
  
  
   За мной победа!
  
  
  И...
  
  
  
  (слышен еще выстрел)
  
  
  
  третий!.. Господа, идите.
  
  
  
  
  
  Что ж вы стали?
  
  
  Идите поскорей встречать его.
  
  
  Густав прибыл... ведь он породы Вазы!
  
  
  Вся Дания кричи со мной: виват!
  
  
  Друзья, усыпьте его путь цветами! (Опомнясь.)
  
  
  Безумный!.. скройте вы мое безумье
  
  
  В молчаньи замогильном... слышите,
  
  
  Все вы, которые ему внимали!
  
  
   Начальник замка, Гаральд и Эрик
  
  
  
  
  (вместе).
  
  
  
  
  
  
   Слышим.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  А ты
  
  
  (подзывает начальника замка и отдает
  
  
  
  ему шепотом приказание)
  
  
  
  Распорядись, как я сказал.
  
  
  
  Начальник замка уходит.
  
  
  
  
  Явление IV
   Христиерн, Оттон Крумпен, барон Ландсель, Эрик и Гаральд.
  
  
  
   Барон Ландсель
  
  
  
   (забегая вперед)
  
  
  Твой преданный слуга тебя с победой
  
  
  Спешит поздравить - счастлив я, что первый...
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  Благодарю! ты в радостях моих
  
  
  Всегда участник искренний; надеюсь,
  
  
  И в черный день равно...
  
  
  
   Барон Ландсель
  
  
  
  
  
   Молитвы миллионов,
  
  
  Любовь и преданность твоих детей
  
  
  Стеною адамантовой тебя
  
  
  От всех бед хранят, а если б... Боже!
  
  
  От мысли лишь одной кровь в сердце стынет...
  
  
  По трупу моему дойдут они...
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
   (обращаясь к Оттону Крумпену)
  
  
  
  
  
  
  Спасибо!
  
  
  Сто раз спасибо! ты доставил мне
  
  
  Такую голову, которой нет
  
  
  Цены в моих трех королевствах.
  
  
  
   Оттон Крумпен
  
  
  Счастлив, исполнив твой приказ священный!
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  Хоть ты не удивил меня - уверен
  
  
  Заранее я был, что ты исполнишь все,
  
  
  Что долг и преданность тебе велят -
  
  
  Но я, я удивить тебя хочу.
  
  (Подзывает Ландселя и дает ему шепотом приказание;
   Ландсель садится за письменный стол. Оттону Крумпену.)
  
  
  Что Швеция? спокойно ль было там,
  
  
  Как ты отбыл?
  
  
  
   Оттон Крумпен
  
  
  
  
  Ручаюсь головой,
  
  
  Спокойно в городах, как на погосте;
  
  
  Не вскрикнет более мятежный голос,
  
  
  Не выглянет наверх уж ни одна
  
  
  Вершина гордая. Мечом провел,
  
  
  Как уровнем, хоть шаром покати.
  
  
  Что начал ты, с епископом - я кончил*.
  
  
  {* Архиепископ лунденский, Теодор.}
  
  
  Но, государь, тебе донесть обязан:
  
  
  В горах, куда мой меч не проникал,
  
  
  Куда ни золото, ни власть святая
  
  
  Епископа, ни самый голос твой
  
  
  Могучий не найдут путей, - в горах,
  
  
  Я говорю, еще гнездо таится
  
  
  Разбойников, воспитанных Густавом;
  
  
  И лишь дойдет до них, что жизнь его
  
  
  В опасности, все горы разом встанут
  
  
  И, ощетинившись родным железом,
  
  
  Пойдут на нас.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
  
   Смешно!.. Кто? рудокопы?
  
  
  Чернь жалкая, день в день живущая работой -
  
  
  Какой еще? в земной утробе, где
  
  
  Ввек света Божьего ты не увидишь;
  
  
  Где голоса отсюда не услышишь;
  
  
  Кроты, которые боятся днем
  
  
  На землю выползти?.. Смешно, ей-богу!
  
  
  Признайтесь, вы усердьем пылким вашим
  
  
  Из этих нищих полк сформировали
  
  
  Скоренько... Вот, я вижу, легион
  
  
  С ломами, с вилами, идет на нас,
  
  
  И веют уж лохмотьев их знамена!
  
  
  
   Оттон Крумпен
  
  
  Есть слух...
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
  
  Бумага есть, надеюсь?
  
  
  
   Оттон Крумпен
  
  
  
  
  
  
  
  Удалиться
  
  
  Шуту и пажу прикажи.
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
  
  
  Останьтесь!
  
  
  В дому моем чужих распоряжений
  
  
  Я не терплю, вы знаете давно.
  
  
  
   (С сердцем.)
  
  
  Бумагу, сударь?
  
  
   (Оттон Крумпен подает бумагу.)
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  
  
   А! пора бы вздумать!
  
  
  
   (Читая бумагу.)
  
  
  Ну так, я отгадал!.. Чернь любит сказки,
  
  
  Один болтнул, другой прибавил, наконец
  
  
  Горошинка становится горой.
  
  
  Про Эрика что ни сказали - вздор!
  
  
  Он жив, как я, свидетелем тому
  
  
  Письмо, которое он сыну написал,
  
  
  Заложником его пересылая.
  
  
  А пестун глупый - поделом язык
  
  
  Ему отрезали: меня ругал!
  
  
  Знать, рыбаку хотелось поживиться
  
  
  В воде, его словами возмущенной!
  
  
  
  (Продолжает читать.)
  
  
  
  
  Гаральд
  
  
  
   (тихо Эрику)
  
  
  Тоненько! да не проведешь ты нас:
  
  
  На хитреца всегда хитрец найдется.
  
  
  Обман, обман, хоть обернись сто раз!
  
  
  
  
  Христиерн
  
  
  Еще благодарю тебя. Оттон.
  
  
  
   (Ландселю.)
  
  
  Ну, что, готово ли?
  
  
  
  
  Ландсель
  
  
  
  
  
  Несу.
   (Подносит королю на бархатной подушке бумагу и подает перо.)
  
  
  
  
  Христиерн
  
   (подписав бумагу, отдает Оттону Крумпену)
  
  
  
  
  
  
  Теперь
  
  
  С тобой бумагами мы поменялись:
  
  
  Прочти.
  
  
  
   Оттон Крумпен
  
  
  
   Глазам ли верить? командорство
  
  
  И на год пошлины с пролива Зунда!
   (Становится на колени перед королем и целует у него руку.)
  
  
  
  
  Гаральд
  
  
  
   (Эрику тихо)
  
  
  Кто знает, этот год продлится ли неделю?
  
  
  
  
  Христиерн (дает знак Ландселю, чтобы он скинул с Крумпена золотую цепь, и, когда это
  исполнено, снимает с себя орден Слона и надевает на полководца)
  
  
  Вот цепь еще, связать ей должно память
  
  
  Заслуг твоих и благодарности моей.
  
  
  
   Оттон Крумпен
  
  
  Нет слов в устах, все сердце захватило.
  
  
  
  
  Христиерн

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 257 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа