Главная » Книги

Княжнин Яков Борисович - Чудаки, Страница 8

Княжнин Яков Борисович - Чудаки


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

ify">                   Перестань.
   Мне время нет, поди.
  
   Высонос
  
                   За что ж ты так вздурилась?
   А прежде - помнишь ли?..
  
   Марина
  
                   Не помню ничего.
  
   Высонос
  
   Я знаю, отчего ты столько возгордилась:
   Ты к филозофии с Пролазом пристрастилась.
  
   Марина
  
   Не трогай ты ничем Пролаза моего.
  
   Высонос
  
   Пролаза твоего?.. Ту грубую скотину?
   Не узнаю мою я более Марину.
  
   Марина
  
   Не узнавай; о том лишь я тебя прошу.
  
   Высонос
  
   Так знай же, твоему Пролазу отомщу!
   Ты будешь плакать, верь!
   (Уходит.)
  
   Явление 10
   Улинька (выходит, задумавшись), Марина.
  
   Марина
   (в сторону)
  
                   Вот как она уныла.
   Пилюли действуют, которы я дала.
  
   Улинька
  
   А я тебя ищу; скажи, где ты была?
  
   Марина
  
   Что вы печальны так?
  
   Улинька
  
             Сама себе постыла.
   И свет мне стал немил с тех самых пор, как ты
   Изобразила мне так черным Ветромаха.
   Исчезли предо мной те мнимы красоты.
  
   Марина
  
   Женою быть его, поверьте, много страха.
   Всё прожил, весь в долгу; не вами пленен он,
   А любит искренно ваш только миллион.
   И можно ль ожидать любви от вертопраха?
   У модных молодцов прелестна только та,
   Которая мотать им средство доставляет;
   А после - денег нет, и прелесть исчезает.
   И нынече жена подобно как руда:
   Лишь выйдет золото, оставят навсегда.
  
   Улинька
  
   Речь каждая меня смертельно ужасает.
  
   Марина
  
   Вы скоро правду слов узнаете моих,
   Что мало женихов, каков Прият, таких.
  
   Улинька
  
   Почто ж он был, почто так робок, непроворен?
  
   Марина
  
   Ему казался путь ко счастию затворен.
   Он, смертно полюбя, считал вас божеством
   И думал, что он вас не может быть достоин.
   Болезнь его, болезнь уверить может в том:
   Отъездом вашим был он столько беспокоен,
   Размучен, что без вас тотчас же занемог.
   Мне сказывали: он не мог таскать и ног,
   И тотчас после вас горячкой слег в постелю,
   И бредил Улинькой он целую неделю;
   Потом, как жар прошел, то прискакал сюда
   Затем, чтоб умереть у ваших ног от страсти;
   И шпагу уж купил.
  
   Улинька
  
             Какая же беда!
   О, бедненький! Нельзя ль ему помочь в напасти?
  
   Марина
  
   Его вы можете лишь только исцелить.
   Он, право, хочет кровь свою при вас пролить.
   Он тотчас будет к нам и, ставши на колени,
   Вот так...
   (становится на колени)
         "Сударыня! - тогда вам скажет он. -
   Вы не услышите ниже малейшей пени,
   Не вы виновны в том, что мне судьбы закон
   Велел, навеки в вас влюбяся, лишь терзаться.
   Однако не могу судьбе повиноваться.
   Я должен умереть, не могши быть любим.
   Когда надежды нет желаниям моим, -
   Прости, дражайшая!"
   (Марина, вынув опахало, хочет им заколоться.)
  
   Улинька
  
             Постой!.. Ах, как же я забылась!
   Казался сам Прият.
  
   Марина
  
             Не грех ли будет вам,
   Когда от вас умрет Прият?.. Да вот он сам.
  
   Явление 11
   Улинька, Марина, Прият (которого силою тащит Пролаз).
  
   Прият
   (Пролазу)
  
   Беда! ах, Улинька от нас отворотилась!
  
   Пролаз
  
   Не стыдно ль! робость в вас опять, сударь, вселилась.
  
   Прият
  
   Отложим на сей раз открытие любви:
   От страха чувствую, Пролаз, мороз в крови.
  
   Пролаз
  
   Приближьтесь к Улиньке, и будет потеплее.
  
   Марина
   (Улиньке)
  
   Смотрите, он дрожит, - кто может быть страстнее?
   Как бледен!
  
   Улинька
  
             Бедненький!
  
   Пролаз
   (таща Прията)
  
                   Хотите ль, чтобы я,
   За вас к ногам ее упав, открыл ваш пламень?
  
   Прият
  
   Любезный мой Пролаз, ты одолжишь меня.
  
   Пролаз
   (тащит его)
  
   Вы знаете ль, сударь, что с вами треснет камень!
  
   Прият
  
   Пожалуй, не сердись. Иду... я трепещу!
   Как примет то она, что столько я нахально,
   При всех... Как горько мне и будет то печально,
   Когда рассердится... Я случай приищу,
   Когда куда-нибудь поедет на гулянье.
  
   Пролаз
  
   Я разумею вас: на поле, на лужку,
   Овечек миленьких и пастухов в кружку...
   Не стыдно ль пропускать толь счастливо свиданье?
   Представьте вы себе Маринушку кустом,
   Меня хоть сосною, себя же - пастушком,
   Пастушкой - Улиньку, а зеркало - рекою.
   (С силою притаща к Улиньке)
   Я к вам привел его и телом и душою.
  
   Прият
  
   У вас во власти всё: и жизнь и смерть моя...
   Не гневайтесь... или навек погибну я.
  
   Улинька
  
   За что сердиться мне? О вас я сожалела.
  
   Прият
  
   Что слышу! в радости... не знаю, что сказать,
   И сердце вон летит, и не могу дышать!
  
   Марина
   (Прияту)
  
   Мне барышня, сударь, велела то сказать,
   Что не противны вы.
  
   Улинька
   (Марине)
  
             Солгала на меня;
   Но, нагло так меня бесстыдством ты виня,
   Скажи: когда тебе я в этом открывалась?
  
   Марина
  
   Не говорили вы, сама я догадалась.
  
   Прият
   (Марине)
  
   Такою дерзостью меня ты погубишь.
   Марина! для чего неправду говоришь?
   На первый случай я доволен сожаленьем,
   И больше ничего не смею я хотеть.
  
   Пролаз
  
   Такого не видал охотника терпеть,
   Всегда откладывать и, веселясь мученьем,
   На свете только жить одним воображеньем.
   (К Улиньке)
   Узнайте, я его поверенный в делах.
   (Становится на колени пред Улинькой и с собою Прията становит.)
   Услышьте просьбу вы его в моих устах...
   Вы видите, как худ он стал от жаркой страсти...
   Немного уж ему осталось догореть;
   А жизненной свечи прибавить в вашей власти...
   Не дай, сударыня! от вас нам умереть...
   Коль барин мой умрет, и я за ним туда же!
   Скажите, много ли его собою глаже?
   Молодчик хоть куда; и мастер так любить,
   Что этаких нельзя ни за что и купить.
   Скажите же ему: не тщетно ты мной страстен.
  
   Марина
  
   Когда за барина умел ты проболтать,
   Равно за барышню мне должно отвечать.
   (Жеманным голосом Прияту)
   Ты знаешь: жребий мой родителям подвластен;
   Прият! когда они согласны будут в том...
   (Улиньке)
   Окончите теперь остаток вашим ртом.
  
   Улинька
  
   Согласна буду я.
  
   Прият
   (целуя руку Улиньки)
  
             О, радость несказанна!
   Мне жизнь обновлена прещедрым божеством!
  
   Пролаз
  
   Я вижу гостя здесь, Маринушка, нежданна.
   Выходит Высонос; отсель подите прочь.
  
   Явление 12
   Высонос (с двумя кортиками под полою, бумагой толсто обложен и кафтан весь застегнут) и Пролаз.
  
   Высонос
   (сам с собой вдали)
  
   Я так сердит, что свет мне кажется, как ночь.
   Надеяся на то, что глупый этот струсит,
   Намерен я его на поединок звать...
   Ну, ежели его черт храбрости укусит
   И если вместо он того, чтобы дрожать,
   Приободрившися, не вздумает бежать?..
   Пропал я!.. Но тому быть, кажется, не можно.
   Слыхал я: филозоф не любит умирать.
   Притом же поступил я очень осторожно:
   Бумаги десть на грудь взложил я вместо лат.
  
   Пролаз
   (издали)
  
   Зачем ты здесь один, любезный друг и брат?
  
   Высонос
   (сам себе)
  
   Один? любезный друг и брат! - о! он робеет!
   (К Пролазу гордо и смело)
   Коль чести правила бездельник разумеет...
  
   Пролаз
   (так же гордо и смело)
  
   Ну что ж?
  
   Высонос
   (струся)
  
         Ну, только...
   (сам себе)
                   Черт его пускай возьмет!
   Он смотрит, будто бы меня совсем сожрет.
  
   Пролаз
   (сам себе)
  
   Его мне бледный вид добра не предвещает:
   Он, кажется, меня, как репку, искусает.
  
   Высонос
   (сам себе)
  
   Ну, милый Высонос! приободрись, дружок!
   Он храбрым кажется, быть может, только с рожи.
   (Пролазу)
   Ты знаешь ли, на что твои дела похожи?
  
   Пролаз
  
   На что?
  
   Высонос
  
         На то, за что сажают вас в острог.
  
   Пролаз
   (сам себе)
  
   От ужаса ни рук не чувствую, ни ног,
   Однако должно скрыть мне робость ради чести.
  
   Высонос
   (сам себе)
  
   Изрядно! он дрожит!
   (Пролазу)
             Что ж ты не говоришь?
   Не видя ничего, уж ты как лист дрожишь.
  
   Пролаз
  
   Не горячися так; сказать тебе без лести,
   От сердца я дрожу
   (отступая дале)
             и бойся ты меня.
  
   Высонос
   (также отступая дале)
  
   Бояться мне? тебя!.. тебя? такого пня?
   Ты должен отвечать за смертную обиду,
   Котора сделана и барину и мне.
   Хоть тресни, но отсель дотоле я не выду,
   Доколе кортиком не прилеплю к стене.
   (Вынимает кортик.)
  
   Пролаз
  
   Разбойник ты! ведь я, ты видишь, безоружен!
  
   Высонос
  
   Ты судишь по себе равно и обо мне:
   О чести знать тебя я более досужен.
   Для защищения тебе коль кортик нужен,
   Возьми, вот он,
   (бросает Пролазу один кортик издали)
             и знай: я честный человек.
  
   Пролаз
   (поднимая кортик)
  
   Увидишь, я каков; твои кортик поднимаю;
   Но, как я филозоф, то ведай, что вовек
   Я первый брани, драк ни с кем не начинаю.
   Ты наступай.
   (Отходит подале)
  
   Высонос
  
             Нет, ты.
   (Отступает подале.)
  
   Пролаз
  
                   Ведь ты обижен был.
  
   Высонос
  
   Ты правду говоришь, я это позабыл.
   Давай!
  
   Не вынимая кортиков из ножен, оба машут издали.
  
         Постой! еще мы не уговорились,
   Колоться ль должно нам иль рубку произвесть
  
   Пролаз
  
   Что до меня, моя рубиться любит честь.
  
   Высонос
  
   Моя колоть.
  
   Пролаз
  
         Так мы еще не согласились?
  
   Высонос
  
   Не соглашуся я рубиться никогда.
  
   Пролаз
  
   А я колоть, - итак, дуэль не состоялся.
  
   Высонос
  
   Хоть трусом почитал тебя я завсегда,
   Не думал, чтоб Пролаз колоться отказался.
  
   Пролаз
  
   Кто колет, разве тот считается храбрей?
  
   Высонос
  
   Конечно.
  
   Пролаз
  
         Ин изволь, и стань же в позитуру.
   Увидишь, проколю как я твою фигуру!
   Да отчего, скажи, ты кажешься толстей?
   За час ты тоне был.
  
   Высонос
  
             Трус только лишь худеет,
   А храбрый человек час от часу толстеет.
  
   Пролаз
  
   Да что та храбрость вся застегнута твоя?
   (Расстегивая несколько камзол и показывая грудь)
   А пред тобою - на! - открыта вся моя.
  
   Высонос
  
   Коль хочешь, ты себе, пожалуй, застегнися.
  
   Пролаз
  
   Послушай!.. Человек ты честный, говоришь?
  
   Высонос
  
   И очень.
  
   Пролаз
  
         Если так, ощупать мне велишь
   Ты прежде честь твою.
  
   Высонос
  
                   Нет, нет, ты тем не льстися,
   Она и без того, дружок! видна, как скло.
  
   Пролаз
  
   Однако ж твой кафтан не так ведь, как стекло.
   Не видно, под него какую вещь заправил.
   Знать надо, из чего ты честь твою составил,
   Котору грубо так ты скрыл под твой кафтан.
   Честь оттопырилась твоя, мне очень видно.
  
   Высонос
  
   Так думать обо мне или тебе не стыдно?
  
   Пролаз
  
   Послушай: я, узнав преподлый твой обман,
   Когда начну колоть, то метить в рожу стану.
   Изрежу, проколю твое лицо насквозь.
  
   Высонос
   (в сторону)
  
   Бездельник сделает мою красу хоть брось.
   (Пролазу)
   Уверить чем тебя, что нет во мне обману?
   Божиться ль?
  
   Пролаз
  
             Не божись, а лучше договор
   Мы сделаем с тобой. Чтобы окончить спор,
   Положим кортики мы прежде на пол оба,
   Чтобы с оружием осталась наша злоба;
   Потом, по-дружески сошедшись, разберем;
   И если честь твоя толста не от обмана,
   Опять, коль хочешь ты, мы кортики возьмем.
  
   Высонос
  
   Изволь,
   (кладет кортик)
         кладу тебе толь страшного тирана.
  
   Пролаз
   (положа кортик)
  
   И я.
   (Шагнув один раз)
         Вот я уже шагнул.
  
   Высонос
   (так же шагает)
  
                   И я ступил.
  
   Оба вместе сходятся.
  
   <Вместе>
  
   Раз, два, три.
  
   Высонос
   (останавливаясь)
  
         Лишний шаг ты, плут, с меня слупил.
  
   Пролаз
  
   Изволь, я раз еще ступлю в твою угоду.
   (Скоропостижно прибегает к Высоносу, расстегивает его, и множество дестей бумаги сыплется.)
   Бездельник! храбрость вся рассыпалась твоя!
   Мошенник!
   (Дает оплеуху Высоносу.)
  
   Высонос
   (дав оплеуху Пролазу)
  
             Не спущу такому я уроду!
  
   Пролаз
   (бежит к кортику)
  
   К ружью! к ружью!
  
   Высонос
   (также бежит к своему кортику)
  
             К ружью! взбешен теперь-то я!
  
   Пролаз
  
   Кровопролитие у нас пойдет ужасно.
   Кто так сердит, как я, что может быть опасно!
   (Высоносу)
   Бездельник! будь готов себя оборонять.
   (Издали выпав, отступает.)
  
   Высонос
  
   Прощайся с светом!
   (Так же, издали выпав, отступает.)
  
   Пролаз
   (в сторону)
  
             Нас никто нейдет разнять.
  
   Высонос
   (в сторону)
  
   Как люди нонече немилосерды стали!
   Мы кровь лием, а к нам не выглянет никто!..
   Я стану-ка шуметь, авось поможет то.
  
   Оба вместе
   (друг на друга издали выпадая)
   Ге! ге! ге!
  
   Пролаз
  
         Никого. Как будто все пропали.
   Вот люди каковы: пожалуй, ты умри,-
   Никто из них тебе не скажет добра слова.
  
   Высонос
  
   Пролаз! по совести, что ты ни говори,
   А чтобы умереть, в том много есть пустого.
  
   Пролаз
  
   Ты правду говоришь... Что ж нам - начать ли снова
   Тот бой, который мы так храбро провели?
   Противу чести мы не сделали прорухи.
  
   Высонос
  
   Довольно, кажется, мы крови пролили,
   И помнится, у нас по полной оплеухе.
  
   Пролаз
  
   Мы равной храбрости и одинаких сил,
   И если б, Высонос, день целый мы дралися,
   Из нас никто б один другого не убил.
  
   Высонос
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (30.11.2012)
Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа