Главная » Книги

Кальдерон Педро - Врач своей чести, Страница 10

Кальдерон Педро - Врач своей чести


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

  Донья Менсия (в сторону)
  
  
   (Как понимать его, не знаю.)
  
  
   Мне кажется, в твои слова
  
  
   Два смысла вкладывает ревность.
  
  
  
  Дон Гутиерре (в сторону)
  
  
   (О, оскорбление! Едва
  
  
   Могу сдержать себя. Но кто же
  
  
   Разумно может ревновать.)
  
  
   Как, ревность? Ты сказала: ревность?
  
  
   Тебе ее случалось знать?
  
  
   Что до меня, клянуся Небом!
  
  
   Что, если б я узнал ее...
  
  
  
  Донья Менсия (в сторону)
  
  
   О, горе мне!
  
  
  
   Дон Гутиерре
  
  
  
  
   Когда бы только
  
  
   В существование мое
  
  
   Вошла не ревность, тень сомненья,
  
  
   Ее намек, ее двойник.
  
  
   Когда б в рабыне я, в служанке
  
  
   Вдруг усомнился хоть на миг,
  
  
   Тогда вот этими руками
  
  
   Я сердце б вырвал у нее
  
  
   И, усладившись, утолил бы
  
  
   Негодование свое,
  
  
   Я это сердце съел бы с кровью,
  
  
   И кровь до капли бы допил,
  
  
   И душу из нее исторг бы,
  
  
   Клянусь, я душу бы убил,
  
  
   Я б растерзал ее на части,
  
  
   Когда б страдать могла душа.
  
  
   Но что я говорю, о Боже?
  
  
  
   Донья Менсия
  
  
   Я вся дрожу, едва дыша.
  
  
  
   Дон Гутиерре
  
  
   Христос, Христос тысячекратно!
  
  
   Супруга, счастие, мой свет,
  
  
   О, нежный рай мой, о, Менсия,
  
  
   Прости, во мне рассудка нет,
  
  
   Я позабылся, был несдержан,
  
  
   Но этот вымысел во мне
  
  
   Смешал все мысли; умоляю,
  
  
   Уйди, я весь еще в огне,
  
  
   Но говорю тебе, мне стыдно,
  
  
   Я был безумен, не в себе;
  
  
   Но я тебя боюсь и полон
  
  
   Я уважения к тебе.
  
  
  
  Донья Менсия (в сторону)
  
  
   О этот страх, испуг, тревога, ужас!
  
  
   То смерть пришла и дышит надо мной.
  
  
  
  Дон Гутиерре (в сторону)
  
  
   Себя врачом своей я чести назвал,
  
  
   Бесчестие покрою я землей.

    ХОРНАДА ТРЕТЬЯ

  
  
  
  
  СЦЕНА 1-я
  
  
  
  Алькасар в Севилье.
  
  
  Король, Дон Гутиерре и вся свита.
  
  
  
   Дон Гутиерре
  
  
   Дон Педро, чье чело осветит
  
  
   Индийский полюс в должный час {1}.
  
  
   С тобой одним я быть хотел бы.
  
  
  
  
  Король
  
  
   Идите все. - Оставьте нас.
  
  
  
   (Свита уходит.)
  
  
  
   Дон Гутиерре
  
  
   Итак, тебе, Атлант кастильский,
  
  
   Тебе, испанский Аполлон,
  
  
   На чьих плечах живет и длится
  
  
   Весь наш сапфирный небосклон,
  
  
   Весь этот шар из бриллиантов,
  
  
   Тебе теперь я приношу
  
  
   В обрывках жизнь мою, защиты
  
  
   Я для растерзанной прошу,
  
  
   Коль только жизнью может зваться
  
  
   Та жизнь, где горьких бед не счесть.
  
  
   Сеньор, не удивись, я плачу,
  
  
   Но, говорят, любовь и честь
  
  
   Позволить могут человеку
  
  
   Без унижения рыдать,
  
  
   А я люблю, и ценным кладом
  
  
   Привык я честь свою считать.
  
  
   Как рыцарь, я следил, чтоб ярко
  
  
   Всегда светила честь моя,
  
  
   И нежно, как супруг влюбленный,
  
  
   Свою любовь лелеял я:
  
  
   Что получил я по наследству
  
  
   И что я в жизни сам нашел,
  
  
   Хранил я тщательно, покуда,
  
  
   Грозя мне бездной темных зол,
  
  
   Тирански облако не встало
  
  
   И возжелало затемнить
  
  
   Столь яркий блеск моей супруги
  
  
   И честь, что я привык хранить.
  
  
   Как рассказать тебе, не знаю,
  
  
   Мое страданье... Я смущен...
  
  
   Твой брат Энрике... Он - причина,
  
  
   Что призываю я закон;
  
  
   Я к строгости твоей взываю,
  
  
   Но не на власть я восстаю,
  
  
   Я только подтверждаю словом,
  
  
   Что я стою за честь мою.
  
  
   Я жду, что ты ей жить поможешь,
  
  
   Чтоб я не разлучался с ней;
  
  
   Уврачевать ее хочу я
  
  
   Предосторожностью моей,
  
  
   Затем что, если бы в несчастьи
  
  
   Таком свирепом тот недуг
  
  
   Зашел далеко, я сумел бы
  
  
   Пресечь его теченье вдруг,
  
  
   Я к оскорблениям воззвал бы,
  
  
   И честь я б к казни присудил,
  
  
   Ее омыл бы яркой кровью,
  
  
   Ее землей бы я покрыл.
  
  
   О, не смутись: сказал я - кровью,
  
  
   Я только разумел свою,
  
  
   Энрике может быть спокоен,
  
  
   Тебе в том слово я даю.
  
  
   Пусть скажет за меня свидетель:
  
  
   Вот этот доблестный кинжал,
  
  
   Что говорит стальною речью,
  
  
   Инфанту он принадлежал.
  
  
   Итак, ты можешь видеть ясно,
  
  
   Что безопасен он вполне,
  
  
   Раз он, с таким открытым сердцем,
  
  
   Кинжал свой доверяет мне.
  
  
  
  
  Король
  
  
   Дон Гутиерре, превосходно;
  
  
   И кто такой непобедимой
  
  
   Свое чело венчает честью,
  
  
   Что с солнцем спорить в красоте,
  
  
   Да будет он всегда уверен,
  
  
   Что честь его...
  
  
  
   Дон Гутиеppe
  
  
  
  
  
  Мой повелитель,
  
  
   Тебя почтительно прошу я,
  
  
   Чтоб ты не думал, будто я
  
  
   В таких нуждаюсь утешеньях,
  
  
   В которых для своей я чести
  
  
   Найду поддержку. Нет, супругу,
  
  
   Клянусь, такую я нашел,
  
  
   Что далеко за ней римлянки,
  
  
   Чье имя - Порция, Томирис,
  
  
   Лукреция {2}. Предосторожность -
  
  
   Не более, мои слова.
  
  
  
  
  Король
  
  
   Но раз твоя предосторожность
  
  
   Так необычна, Гутиерре,
  
  
   Прошу, скажи мне, что ж ты видел?
  
  
  
   Дон Гутиерре
  
  
   То, что я видел? Ничего.
  
  
   Я не из тех, которым нужно
  
  
   Увидеть; мне довольно думать,
  
  
   Воображать, и опасаться,
  
  
   Подозревать, и... Что еще?
  
  
   Не знаю, что сказать; нет слова,
  
  
   Чтобы оно не говорило
  
  
   О том, в чем скрыт, весь цельный, атом,
  
  
   В чем безраздельность для меня.
  
  
   О, Государь, тебя я только
  
  
   Предупредил, чтоб устранил ты
  
  
   Недуг, что лишь грозит возникнуть,
  
  
   А если б он уже возник,
  
  
   Ты можешь мне поверить, я бы
  
  
   Сумел и сам измыслить средство.
  
  
   И я тогда, сеньор, не стал бы
  
  
   Тебя тревожить, как теперь.
  
  
  
  
  Король
  
  
   Себя своей ты назвал чести
  
  
   Врачом. Скажи мне, Гутиерре,
  
  
   Какие ж средства применил ты,
  
  
   Пока до крайнего дошел?
  
  
  
   Дон Гутиерре
  
  
   Своей жене не показал я,
  
  
   Что я ревную, и напротив,
  
  
   Ей выказал любовь двойную:
  
  
   У нас был загородный дом,
  
  
   Где жили мы в спокойной неге,
  
  
   Но, чтоб она в уединеньи
  
  
   Скучать не стала, переехал
  
  
   Я с ней в Севилью, где она
  
  
   Легко всем может наслаждаться,
  
  
   И где в ней зависть не возникнет;
  
  
   С женою дурно обращаться
  
  
   Способен только подлый муж,
  
  
   Который страх пред оскорбленьем
  
  
   Теряет, говоря об этом.
  
  
  
  
  Король
  
  
   Инфант сюда идет, и если
  
  
   Тебя со мной увидит он,
  
  
   Он догадается, конечно,
  
  
   Что с жалобою ты явился.
  
  
   Но помню я, когда-то кто-то
  
  
   Мне жаловался на тебя,
  
  
   И я за этими коврами
  
  
   Того, кто с жалобой явился,
  
  
   На время скрыл; такой же случай
  
  
   Велит прибегнуть мне теперь
  
  
   К тому же средству; но в порядке
  
  
   Обратном; и еще прибавлю
  
  
   Одно условие: ты должен
  
  
   Быть скрытым, что б ни услыхал,
  
  
   Молчать во что бы то ни стало.
  
  
  
   Дон Гутиерре
  
  
   Сеньор, смиренно повинуюсь.
  
  
   Я буду птицею, что с камнем
  
  
   Изображается во рту {3}.
  
  
  
   (Прячется.)
  
  
  
  
  СЦЕНА 2-я
  
  
  
  Дон Энрике. - Король;
  
  
   Дон Гутиерре, спрятавшийся.
  
  
  
  
  Король
  
  
   Добро пожаловать, Энрике,
  
  
   А впрочем, нет, привет подобный
  
  
   Здесь неуместен, потому что
  
  
   Меня ты видишь...
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
  
  
  
  Горе мне!
  
  
  
  
  Король
  
  
   Разгневанным.
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
  
  
   И кто ж причиной,
  
  
   Что гневом ты объят, властитель?
  
  
  
  
  Король
  
  
   Ты, ты, Инфант.
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
  
  
  
  Так нет мне счастья.
  
  
   Коль солнце в гневе на меня,
  
  
   Ждет смертное меня затменье.
  
  
  
  
  Коpоль
  
  
   Тебе, как кажется, Энрике,
  
  
   Неведомо, что в царской крови
  
  
   Не раз омочен был кинжал,
  
  
   Когда он мстил за оскорбленье?
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
   К кому же, государь, скажи мне,
  
  
   Слова ты эти применяешь?
  
  
  
  
  Коpоль
  
  
   К тебе, Энрике, все к тебе.
  
  
   Честь - место, где душа сияет.
  
  
   Я не над душами властитель:
  
  
   Довольно этим говорю я.
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
   Не понимаю.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
   Хорошо.
  
  
   Коли исправиться и смолкнуть
  
  
   Твоя любовь не пожелает,
  
  
   Коль красоту ты не оставишь,
  
  
   Где властно царствует вассал,
  
  
   И где ты видишь невозможность,
  
  
   Тогда легко случиться может,
  
  
   Что кровь моя не устранится
  
  
   От правосудья моего.
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
   Сеньор, хоть то, что ты сказал мне,
  
  
   Закон, и в сердце, как на бронзе,
  
  
   Твои слова запечатлел я,
  
  
   Дозволь, чтоб оправдался я;
  
  
   А то не будет справедливо,
  
  
   Когда неравный слух ты склонишь
  
  
   К двум сторонам. Сеньор, я даму
  
  
   Одну любил (понятно мне
  
  
   Теперь, о ком ты говорил здесь,
  
  
   Хоть недостаточен был повод):
  
  
   Да, я любил ее, настолько...
  
  
  
  
  Король
  
  
   Что в том, коль красота ее
  
  
   Так недоступна?..
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
  
  
  
  Это правда,
  
  
   Но все-таки...
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  
  Молчи.
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
  
  
  
  
  Так что же,
  
  
   Оправдываться невозможно?
  
  
  
  
  Король
  
  
   К чему, раз эта красота
  
  
   Не допускает возражений.
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
   Пусть это так, но ты ведь знаешь,
  
  
   Что время всем овладевает,
  
  
   И для любви возможно все.
  
  
  
   Король (в сторону)
  
  
   (О, Боже, как я дурно сделал,
  
  
   Что спрятал Дона Гутиерре!)
  
  
   Молчи, молчи.
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
  
  
   Не возбуждайся
  
  
   Так на меня, покуда ты
  
  
   Не знаешь, почему не сделал
  
  
   Иначе я.
  
  
  
  
  Король
  
  
  
  
  Отлично знаю.
  
  
   Мне все известно.
  
  
  
   (В сторону.)
  
  
  
  
  
  (О, в какое
  
  
   Я затруднение попал!)
  
  
  
  
  Дон Энрике
  
  
   Я должен говорить, властитель:
  
  
   Я полюбил ее в то время,
  
  
   В те дни свою ей отдал душу,
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 199 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа