Главная » Книги

Вяземский Петр Андреевич - Фон-Визин

Вяземский Петр Андреевич - Фон-Визин


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

  

П. А. Вяземский

Фон-Визин

  
   Вяземский П. А. Эстетика и литературная критика / Сост., вступ. статья и коммент. Л. В. Дерюгиной.- М.: Искусство, 1984. (История эстетики в памятниках и документах).
   Пропуски восстановлены по изданию: Вяземский П. А. ПСС, т. 5, СПб, 1880
  
   Представляемая мною в 1848 г., на суд читателей, книга начата лет за двадцать пред сим и окончена в 1830 году. В 1835 году, была она процензирована и готовилась к печати, В продолжение столь долгого времени, многие из глав ее напечатаны были в разных журналах и альманахах: в "Литературной Газете" Барона Дельвига, в "Современнике", в "Утренней Заре", и в других литературных сборниках. Самая рукопись читана была многими литераторами. В разных журналах и книгах встречались о ней отзывы частию благосклонные, частию нет. Эта метрическая справка, о летах являющегося ныне в свет сочинения, показалась мне неизлишнею, для предупреждения недоразумений, и для правильного заключения об относительном достоинстве и об относительных недостатках предлагаемой книги. Такие метрические и, так сказать, личные указания, равно нужны как в оценке книги, так и в оценке людей. В суждении о тех и других, не должно никогда терять из вида, в какое время книга была написана или человек действовал. Может быть, спросят: почему же книга, имеющая уже столько лет от роду, так поздно является в свет? Объяснение этого вопроса не доставит никаких сведений, которые могли бы иметь какую-нибудь занимательность для читателей. Впрочем, любопытнейших из них отсылаю к статье, напечатанной мною в 3-й книжке "Современника", на 1837 год (стран. 373). Знаю, что объявляя о возрасте книги моей, подвергаю ее предварительному подозрению и осуждению некоторых критиков. Они решили, что книги старого поколения никуда не годятся, и что, в последнее пятнадцатилетие, литература наша так далеко ушла, что все прежнее должно быть предано забвению или равнодушно принято к сведению. Но опасение с этой стороны на меня нисколько не действует. Мне никак не верится, что последний период литературной деятельности Карамзина и Пушкина должен быть признан за младенчество, а нынешний период за период возмужалости и совершеннолетия литературы нашей. Каюсь в неверии своем, и откровенно и смело выставляю год рождения книги моей.
   Позволю себе еще несколько дополнить эти сведения биографическими подробностями о самой книге. По первоначальной смете, сочинение мое о Фон-Визине должно было ограничиться пределами статьи, то есть, краткого введения к творениям его. От обстоятельств, статья разрослась в книгу. Холера, свирепствовавшая в 1830 году, застигла и заперла меня с семейством в подмосковной моей, После первых опасений и беспокойств в виду роковой посетительницы, для развлечения и успокоения своего, я почувствовал потребность в постоянном занятии. Фон-Визин явился мне тогда на помощь и в отраду, Под руками моими была обширная библиотека, много рукописей, записок и писем, относящихся до царствования и эпохи Екатерины Великой; к тому же было много времени и досуга. Открытие каждого нового сведения влекло меня к новым разысканиям. Круг действия моего беспрестанно расширялся под изыскательным пером. Так, например, письма Бибикова и Сальдерна заставили меня перечитать записки Фридриха Великого, и т. д. Старые русские книги и старые русские журналы прочитаны мною были с любопытством и добросовестностию. Все эти запасы отозвались в труде моем, с большею или меньшею пользою, с большим или меньшим успехом, Таким образом, одинокое лицо писателя Фон-Визина вошло в общественную жизнь эпохи, и современная ему эпоха обставила живою рамою написанное мною его изображение. Умел ли я с удовлетворительным искусством и знанием дела исполнить задачу, которую себе выбрал? этот вопрос подлежит разрешению не моему, а моих читателей. Но мне кажется, что, без неприличного самохвальства, мог я себе дозволить определить, в вышеписанных строках, точку зрения, с которой, во след некоторым благосклонным ко мне судиям, должно оценить книгу, едва ли не первую у нас попытку, в роде биографической литературы. Особенно обращаю внимание читателей на приложения. В них моего ничего нет. Следовательно, тем свободнее можно мне указать на занимательность и важность некоторых материалов, в них заключающихся.

Кн. П. Вяземский.

   С.-Петербург,
   2-го Февраля 1848 года.
  

ОГЛАВЛЕНИЕ

  

ГЛАВА I.

  
   Значение истории литературы вообще.- Двойственный ее характер.- Русская литература: Ломоносов, Державин, Богданович, Карамзин, Дмитриев, Озеров, Крылов, Жуковский, Пушкин.- Имеет ли Русская литература свою оригинальность? Литература наша выражает ли вполне наше общество, его нравственную самобытность.- Под какими условиями литература может иметь влияние на народ.- Одностороннее направление русской литературы, выразившееся в лирической поэзии.- Оригинальное образование нашего общества (победами).- Явление Ломоносова, Петрова, Державина и других, как поэтов народа-победителя. Век Екатерины Великой.- Новое побуждение к продолжению лирического направления нашей поэзии.- Любовь Императрицы к французской литературе.- Влияние французской литературы на русскую.- Посредничество в этом Ив. Ив. Шувалова.- Борис Михайлович Салтыков.- Его литературный агент в Женеве.- Сношение Сумарокова с Вольтером.- Дидерот, Альфиери, Бернарден де-Сен-Пьер и другие литераторы в С.-Петербурге.- Влияние образованности Двора на наше общество.- Общие замечания о Фон-Визине.- Оригинальность его.- Эпоха покровительства талантов Двором и вельможами.- Фон-Визин, действующее лицо на сцене Петербургской, и как писатель драматический и сатирический.- Круг наблюдений Фон-Визина, ограничивающийся единственно обществом провинциальным.- Различие между Фон-Визиным и Молиером.- О жизни и литературных трудах Фон-Визина вообще.- Скудость материалов для его биографии.- Бумаги оставшиеся после него.- Исповедь.- Письма к родственникам и приятелям.- Письма к нему от некоторых замечательных лиц.- Разные бумаги: деловые, политнческие и семейные
  

ГЛАВА II

  
   Генеалогия Фон-Визиных.- Барон Петр Владимиров Фон-Визин.- Денис Фон-Визин.- Грамота Царя, Великого князя Михаила Феодоровича, пожалованная Денису Фон-Визину.- Иван Андреевич Фон-Визин (отец автора).- Павел Иванович (брат его).- Сестра Фон-Визина, вышедшая за Аргамакова, и ее сын.- Нравственность родителей Фон-Визина.- Рождение его.- Детство.- Влияние старинного образа воспитания на способ выражаться, а, следовательно и на слог Фон-Визина.- Славянизмы и галлицизмы - главный недостаток его слога.- Хорошая сторона прежнего домашнего воспитания.- Мнение Карамзина о народности.- Фон-Визин в Московском Университете.- Иван Иванович Мелиссино отправляет Фон-Визина с братом, в числе 10 лучших воспитанников, для представления куратору Университета Ивану Ивановичу Шувалову, в С.-Петербург.- Потемкин.- Встреча с Ломоносовым в доме Шувалова.- Впечатления Двора и театра на ум Фон-Визина.- Первый литературный труд его, перевод басен Гольберга.- Награда за него, состоявшая в платеже соблазнительными книгами.- Второй перевод его: Жизнь Сифа, Царя Египетского.- Замечания о содержании этого сочинения и переводе.- Превращения Овидиевы.- Поэтические произведения Фон-Визина: Послание к слугам моим и басня Лисица Кознодей.- Отсутствие в Фон-Визине поэтического таланта.- Перевод Ельзиры.- Сатирическое послание А. С. Хвостова.- Конец первого периода жизни Фон-Визина.- Взгляд на тогдашнее время.
  

ГЛАВА III.

  
   Вступление Фон-Визина, в 1762 году, в службу.- Вице-Канцлер К. Голицын определяет его в Иностранную коллегию.- Первое время службы.- Отправка его в Шверин.- Расположение к нему кабинет министра Ив. П. Елагина.- Замечание об Елагине.- Роман: Приключение Маркиза Г.- Порошин.- Вражда с Лукиным.- Тогдашнее вольнодумство.- Москва и Петербург.- Дружба с Тепловым.- Замечание о Теплове.- Непоколебимость в вере.- Перевод сочинения Самуила Кларка "Доказательство бытия Божия".- Взгляд на роль Кутейкина (в комедии Недоросль), как вывеску тогдашней эпохи.- Раскаяние Фон-Визина.- Некоторые известия о послании к слугам моим.- Об успехе комедии: Бригадир.- Фон-Визин читает свою комедию Императрице.- Конец записок его "Исповеди".- Недостаток материалов для дальнейшего продолжения его биографии
  

ГЛАВА IV.

  
   О сочинениях Фон-Визина, написанных в предыдущем периоде его жизни.- Перевод повести: Иосиф, сочинение Битобе.- Разбор этого перевода.- Об употреблении Славянских слов в смешении с Русскими.- О недостатках Русского языка того времени.- Пристрастие к Славянскому языку Ломоносова.- О славянизмах Фон-Визина, в переводе повести: Иосиф.- Слог Фон-Визина.- Перевод: Торгующее дворянство, противоположное дворянству военному
  

ГЛАВА V.

  
   О службе Фон-Визина.- Начало его политического поприща со времени поступления под начальство Графа Никиты Ивановича Панниа.- Важность тогдашней эпохи, в политическом и дипломатическом отношениях.- Значение Графа Панина в истории Русской дипломатии.- Участие Фон-Визина в делах государственных.- О переписке его с главнейшими современными Русскими дипломатами и другими замечательными лицами.- Значение писем их к Фон-Визину. Отношение его к Графу Н. И. Панину.- Дружба с А. Ил. Бибиковым.- Достоинство Бибикова и успехи его в Польше и против Пугачева.- Письма его из Варшавы и Казани к Фон-Визину.- Як. Ив. Булгаков.- Литературные труды его.- Политическая деятельность.- Письма его к Фон-Визину.- Марков.- Сальдерн.- Письма Маркова.- Ал. Мих. Обресков.- Сношения его с Фон-Визиным.- Гр. Стакельберг.- Письма его.- Гр. Петр Ив. Панин.- Мнение о нем Императрицы Екатерины II.- Сношения с ним Фон-Визина.- Письма Фон-Визина к гр. Панину, заключающие в себе дела внутренней и внешней политики того времени.- Письма Гр. П. И. Павина к Фон-Визину.- Отношения Фон-Визина к князю Потемкину
  

ГЛАВА VI.

  
   Путешествия Фон-Визина в чужие края.- Второе путешествие.- Пребывание в Париже.- Третье путешествие.- Удар паралича.- Четвертое путешествие.- Заграничные наблюдения его.- Одностороннее направление Фон-Визина.- Разбор писем его, писанных из-за границы к Гр. П. И. Панину.- Дидерот и Мармонтель.- Приезд Вольтера в Париж, во время пребывания в нем Фон-Визина.- Мнение иностранных писателей о тогдашнем духе французов.- Письмо Гиббона.- Свидетельство Кн. Дашковой о состоянии Парижского общества.- Дидерот у Кн. Дашковой в Париже.- Г-жа Жофрень.- Рюльер. Мнение Кн. Дашковой о Дидероте.- Многое в письмах Фон-Визина, писанных из Парижа к Гр П. И. Панину, заимствовано из сочинения Дюкло "Considérations sur les moeurs de ce siècle"; в комедиях же из сочинений Лабрюйера, Ларошфуко и Лабомеля.- Анекдот о Дидероте и Майкове.- Ученые занятия Фон-Визина в Париже и круг его знакомства.- Франклин.- Сер-Жермень.- Прощальное письмо Гр. П. И. Панина, перед отъездом Фон-Визина за границу.- Фон-Визин оставляет службу.- Связи его с Клостерманом.- Пребывание Фон-Визина в Италии.- Замечания его о художествах.- Поездка в Лукку.- Письма Фон-Визина из Вены.- Приезд его в Россию и начало страдальческой жизни.- Намерение Фон-Визина опять отправиться за границу.- Ложные слухи о желании жены развестись с ним.- Последняя поездка за границу.- Письма из Вены.- Выписки из журнала пребывания в Карлсбаде.- Выписки из журнала путешествия в Ригу, Бальдон и Митаву
  

ГЛАВА VII.

  
   Есть ли у нас театр? - О старой Русской комедии.- Представляет ли наше общество материалы для драмы?- Необходим ли у нас театр?- Сумароков.- Комедии его.- Замечание на комедию: Опекун.- Триссотиниус.- Комедия Лукина "Мот, любовию исправленный".- Веревкин.- Содержание его комедии "Так и должно".- Роль Доблестина.- Творения Екатерины Великой.- Комедия Кн. Дашковой "Тоисиоков".- Княжнин, комедия его Хвастун, Чудаки.- Клушин.- Ефимьев.- Заключение о старой комедии
  

ГЛАВА VIII.

  
   Фон-Визин, как драматический писатель.- Бригадир.- Разбор его.- Замечания на комедию Недоросль.- Успех Недоросля.- Слова Потемкина.- Общее заключение о характере комедий Фон-Визина.- Горе от ума.- Роль Софии, Чацкаго.- Отзыв Пушкина о Чацком.- Фамусов.- Особенное достоинство творений Грибоедова и Фон-Визина.- Вести или убитый живой, комедия Гр. Ростопчина
  

ГЛАВА IX.

  
   Невозможность соблюдения строгой последовательности в биографии Фон-Визина.- Необходимость отступлений от главного предмета.- Некоторые частности из жизни Фон-Визина.- Одиночество его в Петербурге.- Письма его из С.-Петербурга к сестре.- О доме Мятлевой.- Знакомство Фон-Визина с Херасковым, Майковым, Богдановичем, Барковым и Волковым.- Любовь его к А. И. Приклонской.- Знакомство с молодою вдовою Хлоповою.- Первое ее замужество.- Тяжба ее.- Фон-Визин разбирает это дело.- Женитьба Фон-Визина.- Состояние отца Фон-Визина.- Подарок Гр. Панина своим трем секретарям из пожалованных ему поместий.- Совершенное расстройство состояния Фон-Визина.- Щегольство его.- Бедность жены после его смерти.- Семейство Клостериана
  

ГЛАВА X.

  
   Личные достоинства Фон-Визина.- Письмо П. Вас. Мятлева.- Литературные связи его с Державиным, Домашневым, Козодавлевым и актером Дмитревским.- Анекдот о Княжнине.- Ал. Сем. Хвостов.- Кн. Горчаков.- Духовные размышления Фон-Визина.- Исповедь.- Размышления по случаю смерти Потемкина.- Истинные заслуги Фон-Визина в литературе.- Слово на выздоровление В. Кн. Павла Петровича.- Действие сего слова на публику.- Благосклонность к Фон-Визину Великого Князя.- Журнал "Собеседник".- Участие в нем Императрицы Екатерины II.- Политические вопросы Фон-Визина.- Ответы на них Императрицы Екатерины II.- Опыты русских синонимов.- Поучение, говоренное в Духов День.- О намерении Фон-Визина издавать журнал.- Общее достоинство Сумарокова и Фон-Визина.- Придворная Грамматика.- Истолкование личных местоимений.- Письмо о плане Российского словаря.- Состязание с Болтиным.- Жизнь Гр. Никиты Ив. Панина.- Выбор гувернера.- Разговор Княгини Халдиной
  

ГЛАВА XI.

  
   О поэтическом таланте Фон-Визина.- Переводы его в стихах: Альзира, Корион, перевод комедии Грессета: Сидней.- О комедии в стихах: Безбожник, сочинение Хераскова. Матюшка разнсчик.- Послание к Ямщикову.- Смерть Авеля, перевод поэмы Геснера.- Две сцены из двух комедий, из коих первая без имени, а вторая "Добрый наставник".- Мнение об избрании пиес в "Московские сочинения".- Отрывок перевода из Илиады.- О вольности французского дворянства.- О пользе третьего чина.- Рассуждение о третьем чине.- Адам Васильевич Олсуфьев.- О переводе Тацита.- Политическое сочинение.- Немилость Императрицы
  

ГЛАВА XII.

  
   Предсмертный вечер Фон-Визина.- Знакомство с Дмитриевым в доме Державина.- Ответ уездного почтмейстера.- Сходство с ним некоторых критиков.- Отрывок из записок Дмитриева.- Встреча трех представителей нашей литературы.- Значение 1-го декабря.- Сравнение Фон-Визина и Карамзина, в отношении к слогу и влиянию на язык.- Фон-Визин писатель с дарованием.- Карамзин вместе с тем и художник.- Невнимание критиков к художественной стороне писателей.- Ложные от того заключения.- Литературные скороходы.- Мнение Гете о Молиере.- Общая связь событий.- Заповедь.- Заключение и цель настоящей книги
  

ОГЛАВЛЕНИЕ ПРИЛОЖЕНИЙ.

  
   I. Четыре письма Бориса Салтыкова к И. И. Шувалову
   Письмо Графа А.. Воронцова к нему же
   II. Письмо Графа Разумовского к нему же
   Дидерот в Петербурге
   III. Алфиери в Петербурге
   IV. Басни нравоучнтельные Барона Гольберга (перев. Д. Фон-Визина)
   V. Выписка из книги: Геройская добродетель или жизнь Сифа Царя Египетского, из таинственных свидетельств древнего Египта взятая (Перев. Д. Фон-Визина)
   VI. Послание к творцу Послания или копии к оригиналу (Соч. А. С. Хвостова)
   VII. Выписки из Елагина: Приношение премудрости и извлечение из введения к Русской Истории
  

Письма к Фон-Визину:

  
   VIII. Сальдерна (три)
   Графа Стакельберга (пять)
   Прусского посланника Сольмса (два)
   С. Зиновьева (восемь)
   А. Мусина-Пушкина (шесть)
   Князя Н. Репнина (три)
   Н. Хотинского (три)
   А. Обрескова (четыре)
   Мальцова (одно)
   А. Сумарокова (одно)
   Графа Остермана (одно)
   Княгини Дашковой (одно)
   П. Левашева (одно)
   А. Стахиева (три)
   Письма Фон-Визина к Графу Петру Ивановичу Панину, о военных и политических происшествиях, с приложением разных официальных бумаг и документов
   XI. Начертание для составления Толкового Словаря Славяно-Российского языка
   Способ, коим работа Толкового Словаря Славяно-Российского языка скорее и удобнее производиться может
   X. Смерть Авеля, отрывок из поэмы Гессенера (перев. Фон-Визина)
   XI. Копии с справок Разрядного Архива, с родословных росписей и списков с грамот фамилии Фонвисиных
   XII. Краткая записка о службе Фон-Визина, извлеченная из официальных бумаг
   XIII. Копия с Высочайшего Указа, о прикомандировании Фон-Визина к Ст. Сов. Елагину
   XIV. Письма А. Ил. Бибикова к Д. И. Фон-Визину
  

Глава I

  
   История литературы народа должна быть вместе историею и его общежития. Только в соединении с нею может она иметь для нас нравственное достоинство и поучительную занимательность. Если на литературе, рассматриваемой вами, не отражаются мнения, страсти, оттенки, самые предрассудки современного обществу; если общество, предстоящее наблюдению вашему, чуждо господству и влиянию современной литературы, то можете заключить безошибочно, что в эпохе, изучаемой вами, нет литературы истинной, живой, которая не без причины названа выражением общества. Можно еще допустить, что в некотором отношении литература бывает двоякая: одна для народа то, что дар слова для человека: то, чем передает он себя ближним и потомству; то, чем он человек, то есть существо мыслящее и чувствующее. Человек без сего способа выражать себя и народ, не имеющий сей литературы, существа неполные, не достигающие цели бытия своего. Другую литературу можно причислить к искусствам изящным; к ваянию, к живописи, к музыке. Она - в разряде вспомогательных, уже благоприобретенных способностей, коими ум человеческий прихотливо выражает мысль свою, коими народ образующийся честолюбиво знаменует успехи свои на поприще гражданственности и умственного усовершенствования. Посреди безмолвия, оцепенения, царствующего при отсутствии первой из сих литератур, может возвыситься иногда голос автора, который сильно подействует на внимание общества, его окружающего; общество отвечает ему с силою и быстротою потрясенного сочувствия; но сие действие случайно, скоропостижно и недолговременно: не имев предыдущего, оно едва объемлет стесненные пределы настоящего и теряется вместе с минутным впечатлением. Так сладкозвучный Ромберг или молниеносный смычок Паганини зажигают восторг и оковывают внимание слушателей. В раздражении сокровеннейших нервов своих, они сочувствуют, соответствуют гармоническим излияниям повелительного чародея; но сие сочувствие, сия взаимность в ощущениях, в сотрясениях сокровенных были только насильственные или по крайней мере не естественные, а искусственные. Пора баснословных чудес Орфея миновалась: ни горы не тронутся с места, ни львы, ни люди не преобразуются. Звуки замолкли, раздраженные нервы утихли, и между виртуозом и слушателями его уже нет никакого нравственного соответствия. Литература также имеет своих виртуозов. Равно и между творением отличным и народом, коего общество еще не готово для литературы или литература еще не дозрела для общества, нет также обоюдности глубокой и постоянной. Концерт отслушан, книга прочтена, и тот и другая возбудили несколько изящных ощущений, может быть, несколько благородных соревнований, но тем все и кончилось. Обратимся теперь к нам: поверим наше предположение добросовестно и внимательно и выведем заключение. Некоторые наши явления литературные: великолепные оды Ломоносова; воспламененные философические и сатирические гимны Державина; грациозные шутки Богдановича; утонченности взыскательного общежития, европеизмы, введенные в прозу и стихи наши Карамзиным и Дмитриевым; опыты Озерова, который умел иногда сочетать блеск трагических форм Вольтера с благозвучием поэзии Расина; лукавое простосердечие и черты русской насмешливости и замысловатости, ярко оттенившие произведения Крылова; оригинальность заимствований или завоеваний Жуковского, положившего свою печать на подражания, которые в свое время были смелыми новизнами; в Пушкине тот же дух, те же приемы поэтической притяжательности, еще более приноровленные к характеру времени и характеру русского ума и гораздо более разнообразные в своих движениях,- все сии явления, более или менее, продолжительнее или кратковременнее, наносили резкие впечатления на внимание общества нашего и возбуждали повсеместное сочувствие. Со всем тем, кажется, не страшась нарекания в неблагодарности и несправедливости к литературе отечественной, можно применить ее ко второму разряду из двух описанных выше. Так, она не есть жизнь народа нашего, а разве одна из блистательных отраслей общежития его: она не народный дар слова, не народный глагол, а одно изящное выражение народа, как музыка или живопись.
   В русском обществе и в литературе русской не было и нет поныне сего обратного действия, сего перелива оттенков с одного на другую, сей жизни, так сказать, общей в двух телах, сей взаимности, от коей литературы других народов являются нам столь исполненными движения, страстей и личности. Нет сомнения, русское общество еще вполне не выразилось литературою. Русский народ сильнее, плечистее, громогласнее своей литературы. В сравнении с ним она несколько тщедушна. Место, занимаемое им в литературном мире, не соответствует тому, коим завладел он в мире политическом. Вы должны искать русских следов в истории двора, в истории походов, в истории успехов гражданственности: блестящие страницы могут здесь удовольствовать требованию честолюбия народного и явить, что сие общество, хотя еще мало говорливое, имеет во многих чертах свою физиогномию, свою нравственную самобытность. Одно книжное знакомство с ним увлекло бы вас к заключению, что нет общества, а есть только народонаселение. Русское общество не воспитано на чтении отечественных книг: вы не можете найти людей, которые чувствовали бы по Державину, мыслили бы по Княжнину, коих мнения развились бы и созрели под влиянием таких-то или других русских авторов. Это неоспоримо. Какое может быть на народ влияние литературы, не имеющей эпопеи, театра, романов, философов, публицистов, моралистов, историков? ибо один историк1, и то историк давнопрошедших столетий, историк отечества своего, как ни сильно выразил он ум свой в творении своем, как ни верно воскресил он в нем наше прошедшее, но действие его все же должно быть одностороннее и ограничено самыми пределами предначертанного ему круга. Если же захотеть найти непременно господствующую черту нашей литературы, то должно остановиться на поэзии лирической. Сие соображение может привести нас к заключению, что и у нас литература, или то, что из литературы имеем, есть также однозвучное выражение общества. Общество наше, гражданственность наша образовались победами. Не постепенными, не медленными успехами на поприще образованности; не долговременными, постоянными, трудными заслугами в деле человечества и просвещения,- нет: быстро и вооруженною рукою заняли мы почетное место в числе европейских держав. На полях сражений купили мы свою грамоту дворянства. Громы полтавской победы провозгласили наше уже бесспорное водворение в семейство европейское. Сии громы, сии торжественные, победные молебствия отозвались в поэзии нашей и дали ей направление. Следующие эпохи, более или менее ознаменованные завоеваниями, войнами блестящими, питали в ней сей дух воинственный, сию торжественность, которая, может быть, в последствии времени была уже более привычка и подражание и потому неудовлетворительна; но на первую пору была она точно истинная, живая и выражала совершенно главный характер нашего политического быта. Воинственная слава была лучшим достоянием русского народа: упоенные, ослепленные ею, радели мы мало о других родах славы. Военное достоинство было почти единою целью, единым упованием и средством для высшего звания народа, которое должно было вначале сосредоточивать в себе исключительно лучи просвещения, медленно разливавшегося по нижним ступеням общества. Военная деятельность удовлетворяла честолюбию народному и потребностям возникающего гражданства. Торжественные оды были плодами сего воинственного вдохновения. Лира Ломоносова была отголоском полтавских пушек. Напряжение лирического восторга сделалось после него и, без сомнения, от него общим характером нашей поэзии. Поэзии философической, прозе умеренной, которая более размышляет, нежели чувствует, более способна хладнокровно судить, нежели пламенно пристраститься, тут не было места. Ломоносов, Петров, Державин были бардами народа, почти всегда стоявшего под ружьем, народа, праздновавшего победы или готовившегося к новым. "Тебя Бога хвалим!" - была тема их воинственных песнопений. Они поэты присяжные, поэты-лауреаты - победы еще более, нежели двора. Сию поэзию, так сказать, официальную должно приписывать не столько характеру их, сколько характеру эпох, в которые они жили. Ничего нет общего в нравственных свойствах, в образовании, в частных обстоятельствах жизни трех наших лириков, но лира их настроена почти на один лад. Кажется, слышишь одни и те же звуки, за исключением особенных переливов и оттенков, которые образуют неминуемую принадлежность каждого самостоятельного дарования. Почему Кантемир, также поэт с великим дарованием2, не имел последователей, а лирический наш триумвират подействовал так сильно на склонности поэтов и второстепенных? Потому, что для сатиры, для исследования, для суда общество не было еще готово. Кровь и умы тогда еще не довольно остыли и оселись. Это была пора молодости, волнения и восторженности. Кто и не имел на лире своей могучих и звучных струн, а туда же карабкался и хотел пиндарить3. В этом отношении сатира "Чужой толк" не только прекрасное литературное произведение, но и нравственное свидетельство и замечательная обличительная ссылка для пояснения современных обстоятельств.
   Лирическое, торжественное, хвалебное направление, данное поэзии нашей, не изменилось совершенно и в новейшие времена, когда другие потребности, другие усилия власти и гражданственности означились в явленияхьболее миролюбивых, но не менее сильных для честолюбия народа могущественного и повелительного. Торжественность, на которую была настроена лира Ломоносова, отзывается иногда и в лире Жуковского, который из мира созерцания и мечтательности вызываем бывал шумом победы и кликами празднующего народа на торжество действительности; отзывается и в лире самого Пушкина, коего гений своенравный, казалось бы, должен быть столь независим от господства, удручающего других. В эпилоге "Кавказского пленника" вы найдете краски, приемы поэзии, ему исключительно свойственной; но в духе восторга, оживляющего сию воинственную поэзию, вы поддадитесь какому-то обратному влечению, вознесшему столь высоко в свое время поэзию Ломоносова и Державина. Предупреждая всякие превратные истолкования изложенного здесь мнения, спешу заявить, что замечание мое вовсе не есть критическое, или порицательное: я просто хотел опереть свое предположение на свидетельства и должен был для оправдания своего предпочесть хотя изысканное, но яркое другим свидетельствам, более общим, но и менее убедительным.
   Царствование Екатерины Великой, или Великого4, по счастливому выражению принца де-Линь, должно было служить новым и сильным побуждением к направлению поэзии нашей, замеченному выше. Сие царствование громкое, великолепное, восторженное имело в себе много лирического. Его можно назвать высоким, торжественным гимном в истории отечественной. Все в нем способствовало к возвышению и славолюбию духа народного. Первенствующие лица, явившиеся на сцене его, были размера исполинского, героического: они рисуются пред глазами нашими озаренные лучами какой-то чудесности, баснословности, напоминающих нам действующие лица гомеровские. Это живые выходцы из "Илиады". Предоставляя истории оценивать каждого по достоинству, нельзя не сознаться, что Орловы, Потемкины, Румянцовы, Суворовы имели в себе что-то поэтическое и лирическое в особенности. Стройные имена их придавали какое-то благозвучие русскому стиху. Нет сомнения, есть поэзия и в собственных именах. Державин это знал и оставил свидетельство тому в одной из строф "Водопада". Поэт взывает к умершему Потемкину:
  
   Потух лавровый твой венок,
   Гранена булава упала,
   Меч в полножны войти чуть мог,
   Екатерина возрыдала!
  
   В стихе, составленном из собственного имени и глагола, есть не одно верноподданническое, но и высокое поэтическое чувство. Этот стих, без сомнения, исключительно русский стих, но вместе с тем он и русская картина. Счастлив поэт, умевший пользоваться средствами, угадывать впечатления и высекать пламень поэзии из сочетания двух слов; но счастливее государь, который умел облечь имя свое красками и очарованием поэзии. Счастлив он, когда имя его, священное в летописях признательной истории, дарит сильные звуки и лире поэтов, которые дорожат истиною только тогда, когда она всемогуща над воображением. Но властолюбие и слава побед не были едиными страстями, можно сказать, едиными добродетелями Екатерины. В мужественной душе своей она ценила высоко храбрость и воинственный героизм. Однажды в приближенном обществе своем спросила она шутя Сегюра, принца де-Линь и других: "Если б я родилась мужчиною, как думаете вы, до какого военного чина дослужилась бы я?" Легко отгадать ответ: фельдмаршальский чин, достоинство отличного полководца были единые меты, которые поставляли честолюбию могущественной монархини. "Ошибаетесь,- прервала она,- в чине подпоручика нашла бы я смерть в первом сражении". Такой ответ обнаруживает душу; но душа, но ум Екатерины были доступны и другим впечатлениям. Душа ее вмещала в себе все отрасли человеческого славолюбия; ум ее был отверст для всего возвышенного и способен на все усилия. В числе предметов, занимавших деятельность его, успехи образованности и просвещения были целью ее особенной заботливости. Она не только уважала ум, но любила, не только не чуждалась его, но снисходила к нему, но, так сказать, баловала и щадила неизбежные его уклонения. Самая современная эпоха благоприятствовала сему царственному пристрастию. Франция, униженная в политическом достоинстве своем, сошедшая с повелительной чреды, на которую возвела ее рука, некогда всемогущая, Людовика XIV, старалась развитием умственных способностей вновь захватить на другом поприще утраченное владычество свое. Усилия ее увенчаны были совершенным успехом. Версальский кабинет не имел в себе другого Ришелье, другого Мазарина; политика Европы не получала уже направления своего из Франции: но фернейский кабинет5 имел своего Ришелье, который с иными средствами едва ли был не могущественнее первого. Вольтер, представитель, орган, душа и глава сего нового рода властолюбия, коего алкала надменная Франция, распространял во имя свое и собратий или учеников своих владычество гения своего и новых мнений на умы Европы, все еще покорной господству Франции. Екатерина с самых молодых лет полюбила французский язык и французскую литературу, которая тогда уже исторглась из ограниченного круга изящных письмен и мерного великолепия, прославившего ее во дни Людовика XIV. При дворе Елисаветы посвящала она лучшие уединенные часы свои на чтение авторов, раскрывших ум ее, рано созревший для глубокомысленных соображений философии и политики. Вступив на престол, воцарила она с собою правила, которые почерпнула в учении. Гласным покровительством, всеми обольстительными изъявлениями благоволения, свойственными власти монарха и утонченности женщины, содействовала она торжеству Вольтера и соучастников его во всемирном правлении умов и мнений. По справедливости должно, однако ж, заметить, что и до Екатерины правительство и двор признавали у нас власть просвещения европейского и не пренебрегали союзом с умственными знаменитостями современными. Вольтер уже в царствование Елисаветы был, так сказать, союзником на жалованьи у двора нашего; и если "История Петра Великого"6, подвиг, совершенный им в силу дипломатико-литературных сделок, не отвечает достоинству ни героя, ни писателя, то должно видеть в нем новое доказательство, что наемный союзник бывает обыкновенно мало надежен для пользы назначенного предприятия. Шувалов - не тот, который в царствование Екатерины писал французские стихи, принимаемые в Париже за произведение французской почвы7,- но Шувалов писавший и сам русские стихи, а более известный и достойный известности потому, что он едва ли не первый почувствовал красоту стихов Ломоносова, покровительствовал ему и умел от него выслушивать резкие истины и благородные упреки, Шувалов, вельможа двора Елисаветы и любимец ее, был уже посредником между нами и европейскою литературою. Он имел в Женеве агента, Бориса Михайловича Солтыкова, кажется, им уполномоченного для сношений с Вольтером по предмету истории, им сочиняемой. Письма его к Шувалову - настоящие депеши о том, что делается в Делисах8, тогдашнем местопребывании Вольтера. Вообще из переписок того времени, которые удалось нам прочитать, видно, какое постоянное участие принимали вельможи наши в движениях современной литературной деятельности. Новые понятия, смело провозглашаемые во Франции, имели тогда отголоски в Петербурге. Мы нашли в записках, оставленных княгинею Дашковою, что до 15-летнего возраста прочла она в доме дяди своего, графа Воронцова, сочинения Беля, Вольтера, Монтескье, Гельвеция: правда, прибавляет она, что, кроме Екатерины, тогда еще великой княгини и также в летах весьма молодых, и ее, никто из женщин в Петербурге не занимался подобным чтением9. Легко поверить тому и едва ли можно жалеть о том. Подобное чтение, нельзя не сознаться, было несколько преждевременно, и просвещение, за ним следовавшее, должно было походить на то, в котором вообще обвиняют нас некоторые иностранцы: насильственно-прививное, скороспелое и потому ненадежное. Но между тем сие свидетельство в числе прочих доказывает, что отражение лучей, бросаемых Франциею, было не чуждо и вершинам нашего общества.
   Замечательно, что сношения, завязавшиеся между Россиею и представителями европейского просвещения, не были начаты и продолжаемы равными с обеих сторон договаривающимися лицами: с одной видим литераторов, с другой двор и вельмож. Представители нашей литературы не были участниками в деле, которое, казалось, могло быть ближе к ним, нежели к тем, которые действовали. Литература и литераторы наши оставались в стороне. Один деятельный Сумароков умел как-то выманить письма Вольтера и заставить его заочно и на слово похвалить его трагедии10. Даже в то время, когда один из полномочных посланников энциклопедического двора, Дидерот, приезжал в Россию, не последовало никакого сближения между им и нашими авторами. По крайней мере не отыскиваем ни одного следа тому ни в сочинениях Дидерота, ни в сочинениях соотечественников наших. То же можно заметить и относительно к пребываниям Альфиери11, Бернарден де Сен-Пьера и других известных писателей, посещавших Россию в то время. Все это подтверждает доказательство, что между литературою нашею и нашим обществом не было ничего взаимного; что на нее не действовали обыкновенные приливы и отливы общежития; что, подобно Русскому12 или Азовскому морю, чуждому движения, общего другим морям, и литература русская, не подверженная повсеместному закону, пребывает до времени в тишине бездействия, стихиею отдельною и неподвижною; что если могли мы заметить, как указали выше, некоторое действие, сотрясение, некоторое преходчивое впечатление, произведенное обществом или почти исключительно двором в явлениях литературы нашей или, вернее сказать, поэзии, то в самом обществе не найдем мы признаков, что литература отечественная входит в состав гражданского быта нашего, в число богатств нашего нравственного достояния. Изыскать и означить причины явления сего вовлечет в исследование слишком глубокое и многостороннее. Довольно указать на иные, которые более других на виду и едва ли не богатее в последствиях. Недостаток в основательном учении, недостаток в звании, которое по месту своему в чиноположении гражданском могло бы исключительно посвящать себя трудам ума и видело бы в них единую цель, доступную честолюбию, свойственному всем званиям; обязанность дворянства, более или менее, но вообще грамотного, служить и алчная нетерпеливость достигнуть офицерского чина в лета, когда еще не стыдно быть слушателем университетских лекций,- вот, без сомнения, одни из главных причин застоя нашего в движениях мысли и творческой деятельности. От сих причин, несмотря на исполинское движение, данное России Петром, поощренное Екатериною и покровительствуемое преемниками их, нет у нас доныне литературы истинной, полной, коренной, литературы, которая была бы живою отраслью государственного благоденствия и непосредственным существованием людей, служащих отечеству трудами ума своего, как воин служит ему на поле брани, судия в храминах закона, торговец на поприще промышленности.
   Сии соображения, сии применения наблюдений общих к положению частному, в котором находимся, родились в уме моем при мысли обозреть жизнь и труды Фон-Визина. Готовясь к сему начертанию, я хотел вникнуть в свой предмет, обойти его со всех сторон и коснуться до пределов, ему соприкосновенных. Не боюсь протяжения и плодовитости, может быть, оттого что не умею быть кратким. Любя видеть в литературе не одну науку слов, но и науку жизни, не науку, действующую в обведенном очерке и одиноко служащую себе средством и целью, но науку всеобъемлющую и вездесущую, помня, что если, по выражению Бюффона, в слоге весь человек (le style c'est l'homme)13, то в литературе весь народ, я должен был решительно приступить к исследованию предлежащего вопроса, не стесняясь схоластическими формами и этикетом академического благочиния.
   Вот, так сказать, оглавление соображений, которые должны были служить мне руководствами в моих изысканиях и в согласовании оных.
   Фон-Визин один из малого числа писателей наших, которые выразили себя в сочинениях своих; сочинений его немного, это правда, но он умел быть оригинальным посреди подражателей. Главные творения его имели много успеха в свое время; они носят на себе отпечаток ума и эпохи его, не утратили и ныне ходячей цены и сохранились в народном обращении.
   Фон-Визин жил в царствование Екатерины. Она любила ум не только за границею, но и у себя дома, покровительствуя ему в чужих землях, благодетельствовала ему в отечестве. Примеры покровительства, оказываемого царями дарованиям и отличиям природным, нередки: в самой власти, потому что она есть держава и могущество, есть и должно быть обыкновенно тайное начало великодушия, возвышенное сочувствие, которые понимают всякую возвышенность и готовы сблизиться с нею; но двор Екатерины представляет нам еще одну черту, особенно ему свойственную. Многие из вельмож, любимцев власти, разделяли с Екатериною благоволение ее к людям, которые соперничествовали им на поприще вовсе отдельном и противопоставляли аристократии породы и чинов отступную, непокорную аристократию ума и дарований. За границею ездили они на поклон к фернейскому отшельнику, отшельнику нового рода, который имел свой двор и своих ласкателей, предупреждали учтивостями и ласками всех чужестранных баловней литературной молвы и в своем отечестве не чуждались сообщества, а, напротив, искали приязни людей, заслуживших известность умом и несколькими остроумными страницами или счастливыми стихами.
   Фон-Визин был современником эпохи благоприятной, был действующим лицом на сцене петербургской, в сей сфере деятельности русской, в сем средоточии русской гражданственности; он был преимущественно писатель драматический и сатирический, следовательно, живописец и поучитель нравов.
   Обозревая сии указательные черты, я говорил себе, что из биографического портрета Фон-Визина может выйти историческая картина общества; но после многих исследований и применений не нашел ни связи, ни полноты в предмете своем, раскрытом на все стороны. В обществе не дознался я отголоска Фон-Визина и в самом Фон-Визине отыскал мало отпечатков общества. Например, комедии его - не картина нравов, господствовавших в обществе ему предстоящем; он жил в столице, а описывал провинцию; изображенные им лица верны и подсмотрены с природы, но сходство их было почти отвлеченное, без живого применения к лицам, пред коими они были выведены. Комедии Фон-Визина были читаны и играны в Петербурге и в Москве; театров по губернским городам, домашних театров тогда если и было, то весьма немного,- следовательно, настоящие Простаковы в глуши губерний и деревень, вероятно, и не знали, что двор смеется над ними, глядя на их изображения. Вероятно, были недоросли и бригадиры и в числе зрителей комических картин Фон-Визина; но комик колол не их глаза. Смех их был оттого свободнее, но менее было и пользы. Следовательно, и здесь автор и публика его не были в борьбе лицом к лицу и рука с рукою. Это не то что Мольер, который списывал с натуры знакомых тартюфов, маркизов, жеманок и призывал оригиналов своих на очную ставку с уличительными портретами. Но довольно: к комедиям Фон-Визина обратимся в свое время.
   После продолжительного введения пора приступить к самому предмету, подлежащему рассмотрению нашему: жизни и литературным трудам Фон-Визина. И здесь придется нам сетовать о скудости способов и средств применять жизнь действительную к явлениям жизни умственной. Биографические материалы у нас так недостаточны, что, при неимении принадлежностей и красок для написания исторической картины, едва ли можем написать и портрет во весь рост. Наша народная память незаботлива и неблагодарна. Поглощаясь суетами и сплетнями нынешнего дня, она не имеет в себе места для преданий вчерашнего.
   Лишенные чужих вспомогательных источников, мы можем, по крайней мере, черпать в источнике, оставленном нам самим Фон-Визиным. Он несколько облегчил труд биографа своего. Сверх сочинений, в которых, как заметили мы выше, выразил он ум свой и образ мыслей в чертах довольно оригинальных, имеем в виду еще и другие пособия: часть Исповеди его, письма в родственникам и приятелям, письма к нему от некоторых замечательных лиц, равные бумаги деловые, политические и совершенно домашние, которые не менее других любопытны в своем роде и носят на себе живые следы обычаев его и частной жизни.
  

ГЛАВА II.

  
   Изыскания родословные не нужны в биографии литератора: дарование не майорат. Но здесь любопытство возбуждается генеалогическою странностью. Почетная частица фон кажется столь неуместною пред именем творца Недоросля и Послания к Шумилову, что заслуживает она некоторого пояснения. Род Фон-Визиных, или, по-прежнему правописанию, фан-Фисиных, как видно из законных документов, происходит от знаменитых предков, бывших в разных землях владетелями городов. В царствование Иоанна Васильевича, во время войны против Ливонии, взят был в плен рыцарь братства меченосцев, Петр барон Володимиров сын Фон-Визин, с сыном его Денисом. В царствование царя Алексея Михайловича внук его принял Греко-Российское исповедание, по крещении н

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 172 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа