Главная » Книги

Вельтман Александр Фомич - Аттила и Русь Iv и V века

Вельтман Александр Фомич - Аттила и Русь Iv и V века


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Александр Вельтман

Аттила и Русь IV и V века

  
    Предлагается перевод ранее раздаваемой в виде сканов книги русского историка 19 века А.Ф. Вельтмана.
  
    Перевод производился несколько последних недель по инициативе Spikart'a, собственно я лично участвовал в переводе со 2й по 5ю главу.
  
    Впервые за полтора века эта книга стала доступной для лёгкого и приятного чтения как в адаптированном русском переводе (без "ятей", но с "ъ" и "i"), так и в полностью осовремененном виде.
  
    Книга замечательна не только тем, что освещает поворотный этап развития европейских народов предположительно в 4-5 веке, так называемой, "нашей эры", но собственно методологией работы с первоисточниками готского и греческого происхождения, повествующих о славянах. Например, циатата из Iорнанда о происхождении славян: "...вражья сила, бродя по степямъ, сочеталась съ ведьмами и произвела на свет то зверское племя, которое сначала было очень ничтожно и принадлежало къ числу людей только по имени, означающемъ словеныхъ." или у Геродота о скифах "произшедшихъ отъ союза Иракла (Геракла) съ русалкой Эхидной".
  
    Казалось бы, что достоверного можно извлечь из подобных летописей? Однако, внимательный взгляд добросовестного историка, произведя очную ставку этих и писаний иных историков, обнаруживает как именно и почему при переводах и пересказах наименований местностей, имен и стран появлялись не только вымышленные герои, но и даже вымышленные города, страны и народы!
  
    Выясняется происхождение европейских народов, кто такие были легендарные нибелунги и Зигфрид, гунны, готы, вандалы, хазары, шведы, сербы...? Что в реальности представляли из себя Русь и Римские империи? Откуда произошли названия городов, рек, народов? Что вообще означало слово Русь? Кто такой Аттила и кем он правил?Кто правил Великой Русью до Аттилы и после него? Как жили наши славные предки в то время и многое-многое другое...
  
    Справедливости ради надо сказать, что эту методику анализа летописей применял не один Вельтман, похожим образом работал и Егор Классен и Н.А. Морозов.
  
    Наслаждайтесь...

    Kest䪘ꑪ

  


  АТТИЛА
  
  
    В высшем значении, История есть летопись обороны Истины, против возстающаго на нее, явно и тайно, отрицания.
  
    Видимо действующие в этой борьбе, личности и народы, сyть ничто иное, как сознательные и безсознательные орудия движений Духа Правды и двуликаго духа неправды.
  
  
  

  ВСТУПЛЕНИЕ
  
  ОБЗОР ИСТОРИЧЕСКИХ И НАРОДНЫХ СКАЗАНИЙ ОБ АТТИЛЕ
  
  
    В изследования о первобытных населенцах Германии неизбежно должны были войдти и соображения о временах Аттилы. К этому великому явлению V-го века, которому поклонился и гордый Рим в ноги, мы приблизились с противоположной стороны пути Г. Венелина; но вполне сошлись с его главным взглядом, обличающим укоренившияся ложныя понятия о происхождении и значении в Истории, так называемых, Hиnni.
  
    Новое произведение Тьерри 'Histoire d'Attila', увенчало труды Запада по этому предмету; но без малейшаго испытания, прочно ли основание, на котором они воздвигнуты. При всей воображаемой непогрешимости приговора историков в деле о происхождении Гуннов, еще не решено: верить ли Амману, который при описании возстания Гуннов на Готов, со стороны Востока, не затрудняется соседям Алан ([1]) приписать имевшияся сведения о безобразии Заволжской Торгоутской Орды; или верить Иорнанду, который сообщает тайну происхождения Гуннов, по преданию (ut refert anliquifas), отзывающемуся и обычнoй малороссийскои поговоркой ([2]), и сказками о происхождении СкиФов и Сарматов. Мы в этом случае скорее верим Иорнанду, тем более, что его сведения почерпнуты частию из Русских волшебных сказок. По Иорнанду, главным виновником причины нарождения Гуннов, был Филимер ([3]), сын Гандарика великаго, конунга Готов. Не изгони он из среды своего народа некоих ведьм (quasdam magas mulieres), называемых, правильно, или ошибочно Aliorumnes и Aliorunes, Гунны бы не существовали. Но он изгнал их в пустыни, и это изгнание пало не только на главы Готов, но и на многия главы Истории, в которых упоминается о великом переселении народов. Ведьмы, как мы увидим ниже, переселились именно на Черторыю, при Чертовом беремище, и пленили собой враждебную Готам силу. Иорнанд утвердительно говорит, что вражья сила, бродя по степям (spiritus immondi per eremum vagantes), сочеталась с ведьмами и произвела на свет то зверское племя, которое сначала было очень ничтожно и принадлежало к числу людей, только по имени, означающем словеных ([4]).
  
    Это сказочное предание, как мы уже заметили, напоминает и повествования Геродота о СкиФах, произшедших от союза Иракла с русалкой Эхидной, полудевой, полурыбой, и о Сарматах, произшедших от сочетания благорожденных (έλευΟρων) Скифов с Амазонками (Άμαζόνες). Кто такия были эти щитоносныя девы или жены, по Готски kwane, близия соседки с Άλαζώνες, в земле которых протекали Тирас и Гипанис, это определить время, если только Иорнандовския Aliorunes не образовались из Άμαζόνες; но Птоломей изгнал и Άμαζόνες и Mελάγχλαtνοt с приднепровья и поместил вместо их Άμάδοxοt и Άμαξόbtοt. ([5])
  
    Странно верить в существоваше Амазонок; но нельзя же и не верить, зная что История полна метаморфоз. В иносказательных преданиях часто скрывается истина, как святыня от изуверов, и как сокровище от хищников.
  
    Г. Тьерри, отвергая неестественное, счел более благоразумным верить естественному, хотя ни на чем не основанному, происхождению белых и черных костей победоносных дружин Болемира и. Аттилы от костей Монгольских.
  
    Вместе с этим положением является неизбежно новое: движущаяся картина давления народов, от густоты населения в неизмеримых пустынях Сибири: 'Les nations Finnoises fort espacées à I'Ouest et au Nord, mais nombreuses et compactes a I'Est autour du Volga et des monts Ourals, éxerçaient sur le Germain et le Slave une pression dont le poids se faisait déjà sentir a I'empire Romain.'
  
    Подобное давление компактнаго Чудскаго населения на Славян, Славян на Германов, Германов на Галлов, и Галлов на Римлян, не уступает Скандинавскому разсаднику безчисленных народов, и напоминает сказание о том, как Александр Великий заключил в горах за Лукоморьем вси сквернии языци, и что пред кончиной мира они изыдут на пагубу его. По Тьерри, следовательно, предсказание совершилось в V столетии, когда Римский мир (urbs - orbis) пал от этих заключенных варваров, прорубивших горы и нахлынувших на Rоmа invicta, Rоmа aelerna.
  
    Отстраняя однако же некоторые размахи красноречивого пера г. Тьерри, не льзя не сознать высокаго достоинства труда его, в отношении увлекательного обозрения исторических, легендарных и поэтических преданий об Аттиле.
  
    Предупрежденные им в высказанном удивлении пред подобным лицом Истории, как Аттила, мы однакоже удивляемся ему не так как выходцу из степных улусов, но как Русскому Великому князю, свергнувшему Готское иго с Славян, как великому полководцу, разбившему в прах соединенныя силы Римлян и Визиготов на полях Каталаунских, как царю (βασiλεύς), который заключал письменные договоры с просвещеннейшими державами того времени, и к которому явился на поклон сам Папа Леон, в полном облачении апостольского наместника, сопровождаемый всем духовенством Рима и посольством Императора Валентиниана. Положим, что Аттила был варвар в Греческом смысле, т. е. язычник; но варвар политик, который прежде чем брался за opyжиe, состязался переговорами; варвар, по сознанию просвещенных врагов своих, мудрый в советах, снисходительный к просьбам, верный в данном слове. ([6])
  
    В отношении пространства владычества Аттилы, верховный властитель Норики, Комит Ромул, бывший при нем послом Рима, говорил: 'Никто из царствовавших до сих пор над Скифией и над иными странами, не совершал столько великих дел и в столь короткое время, как Аттила... Его влaдычество простирается на острова, находящаяся в Океане, и не одни Скифы платят ему дань, но и Рим.'
  
    Аттила однакоже не ходил войной на Германию, не только за море, на острова Океана; какое же имел он право на это преобладание, кроме обычнаго 'и быст Самодержец земли Русской', простиравшейся на все пространство населения племен Славянских, на суше и на островах. В то время Русь, изрубленная на части Римлянами и Готами, быстро срослась в единое тело: стоило только полить ее живой и мертвой водой.
  
    Грек, женившийся и поселившийся в Скифии, коротко и ясно описал Приску быт народа во время Аттилы: 'Здесь каждый владеет спокойно тем, что у него есть, и никому не придет в голову притеснять ближняго.'
  
    Правдивый Приск не утаил коварнаго поступка Феодосия, который хотел, чрез своего эвнуха Хрисафия, подкупить приближеннаго к Аттиле вельможу, чтоб он извел своего государя. Приск не утаил даже слов Аттилы, которыя он поручил сказать Императору: 'Феодосий высок по породе своей, знаменит по происхождению; Аттила не менее высок и знаменит по своему роду; но Аттила, наследовав монархию от отца своего, вполне сохранил достоинство; а Феодосий потерял это наследственное достоинство, не только потому, что согласясь платить дань Аттиле, соделался его рабом; но еще более потому, что как раб неверный и злой, задумал строить ковы господину своему, поставленному над ним небом и судьбой.'
  
    Подобныя черты величия дали бы право и дикарю Монголу встать на ряду с великими просвещенных стран; но г. Венелин, первый, обличив искажение преданий, сказал, что Аттила был царь Руссов, а не Ноин Калмыцкий; и следовательно (ст. 10) большая разница смотреть на него, как на необъятный метеор, или как на величественную комету, которой путь можег быть вычислен и определен, и которой явление может рано или поздно повториться для Европы.
  
    Что Аттила имел своих историков в современных ему гавлярах (?неразб), воспевавших подвиги славных (?неразб) Князей и его собственную славу, то это несомненно из посольских книг Приска; но не века и не перевороты в судьбах лишили Pyccкий народ памяти о слав прошедшей: он сам стерт ее, когда Христианская религия, водворенная красным cолнцем России, отнесла и земную славу к славе Единаго. И нигд, в устах певцов славы, не заменилась так добровольно витязная песнь песнию духовной.
  
    Это составляет главную причину, что из времен язычества Славян и Руссов сохранилось только то, что по отношениям, или случайно, вошло в предание соседних народов. Но у всех исконных дипломатических друзей правда не сходила с языка. Г. Тьерри сознается, что 'еслиб Аттила попал под перо Данте, то певец Ада возвел бы ужасное величие его до размеров страшных для воображения;' особенно пользуясь произведениями кисти и пера художников Италии: 'Questo Attile flagellum Dei, avea lа testa calva, e gli orecchi a modo di cane.'
  
    Аммиан вывел Гуннов от Ледовитаго моря из страны КинокеӨалов, и на этом историческом основании, кисть и резец Авзонии, перо Галлии, машинация Британии и созерцательность Германии, могли создавать какия угодно Өантастические образы краски суеверия, предубеждения и пристрастия очаровательно ярки, и затьмять какую угодно безцветную правду.
  
    Аттила flagellum Dei-бич Божий; но откуда же родилось это название, как не из собственнаго сознания, что Римское владычество стоило бичевания? Аттила варвар; но ведь этот эпитет значит то-же, что Аттила не Грек и не подчиняется Эллинской премудрости.
  
    Аттила ведет войну с Грецией, с Римом, с Готами, словом со всей остальной Европой; но что же ему делат, если вместо соблюдения мирных договоров по взаимной клятве, с одной стороны хотят врезаться в его тело, с другой всосаться, а с третьей подносят заздравный кубок с ядом, как Олегу у ворот Цареградских. Аттила побеждаст и Греков и Римлян и Готов; но какой же победоносец не побеждает? И Рим побеждал для того чтоб утучняться; а Аттила отрезал ли хоть кусок чужой земли?
  
    Чтоб не убеждать других одними голословными собственными убеждениями, разсмотрим все предания об Аттиле и потом обратимся к разсказам очевидца Аттилы.
  
    Главныя и вернейшия сведения о царе Скифов, Гуннов или Руссов, заключаются в сокращенных выписках из статейных книг посольства императора Феодосия к царю Гуннов в 448 году, веденных состоявшим при после Максимине, ритором Приском.
  
    Дальнейшия сведения находятся в Истории Готов - Иорнанда, пристрастнаго к своим сродникам. Он повторяет сказания Приска, переиначиваегь их и пополняет извлечевным из Кассиодора ([7]) описанием возстания Аттилы на Визиготов и Римлян, подавлявших в Испании Гейзу ([8]), вождя Славян западных.
  
    Оставляя в стороне тех Гуннов, которые, как мы увидим ниже, еще в начале 3-го века, в числе 900,000, под предводительством 170 Русских Князей в первый раз возстали на усилившихся Готов на Cевepе, Иорнанд почерпал описание Гуннов V века откуда пришлось, несвязно, разбросанно, как и вся его История о Готах.
  
    На одной странице, по простодушию-ли, или с намерением, в духе времени, он помещает басню о чудном происхождении Гуннов от нечистой силы; на другой выводить их из недр населения Булгар ([9]); по неопределенньм сведениям Византийцев, сперва разделяет он Гуннов на два рода, на Aulziagri и на Aviri (Σνβιρoι); потом присоединяет к ним Hunugari ([10]); а в 53-й главе, являются вместо Aulziagri - Ulzingures, Angiscires, Bitugores и Bardores. В заключение, описывает наружность Гуннов по Аммиану, до котораго дошли слухи о поражении Готов, какими-то Huni, иллюстрированные изображением калмыка изъеденнаго оспой.
  
    Bcе эти Hunni, явясь на сцену неестественными существами, призраками, испортили все Готское дело: развязали руки Славянам скованным Эрманариком, и по обычаю призраков изчезли, предоставив свою Hunaland, с главньм городом Hunugard существам естественным и законным владетелям - Руссам. Саксон Грамматик Ruthenos el Hunnos pro iisdem accipit ([11]); но ктож ему поверит, когда для победы Готов нужна была не простая Русская сила, а сверхъестественная, чудовищная.
  
    О значении средневековых Латинских легенд об Аттиле, достаточно повторить слова Тьерри: 'Если верить Легендам и хроникам VII, VIII и IX веков, то Аттила не оставил камня на камне во всей Галлии и Италии. По мнению средних времен, каждое созидание принадлежит Юлию Цесарю, каждая развалина по всем правам Аттиле. Если летописцу нужно было знать время раззорения какого нибудь города, а алиограӨу время мученичества, то хронология не затруднялась приписывать все рушения и истязания нашествию Аттилы.'
  
    Так как историки средних времен, без затруднения и без апелляции, избрали средой царства Аттилы Угpию, то Мадярам следовало же иметь у себя какия нибудь предания об Аттиле; предания и нашлись, хотя довольно поздно, во времена сочинения хроник и поэм. Сперва пояснилось, что Мадяры и Гунны сродни друг другу, что Саки (Szekelyek) есть остаток Гуннов Аттилы; потом отыскано родословие предводителей ста восьми племен Мадярских и Гуннских, из коих трое: Бела, Кеве и Кадиша из рода Земанов (Zémein); другиe трое: Аттила, Буда (т. е. Влад, брать Аттилы) и Рева (т. е. Рао. Rhoua, дядя Аттилы) из рода Erd, напоминающаго Эрделию (Залесье, Трансильванию). В дополнение у них верховный правитель Кадар, радоначальник племени Турдо ().
  
    Все это полчище ста восьми племен обитало некогда в стране Dentumoger, преизобилующей райскими благами. Там воздух был чист, небо ясно, жизнь безпредельна, серебро и золото стлались на поверхности земли, молочныя реки текли между медовыми берегами по изумрудам и сапӨирам. Чего же кажется лучше? Но все это надоело Мадярам и Гуннам, и они отправились искать чего нибудь похуже, и пришли в страну земных благ - Эрделе; но тут встретили они Лангобарда Макрина и Римского Императора Феодорика. Пришлось добывать землю кровью. И вот, начинается сражение при Тарнок-вельк. 200,000 воинов Феодорика положены на месте; у Гуннов легло только 125,000; но за то в числе убитых был Кеве. Гунны отступили бы; но оставлять Воеводу на поле сражения было и у них постыдным делом, как у древних Руссов ([13]): 'Где ты Княже ляжешь головою, ту и мы головы сложим'. Гунны возвращаются в битву, отыскивают тело Кеве, хоронят его по Скифскому обычаю, бутят над ним каменную могилу, ([14]) и потом преследуют Макрина и Феодорика, и, при Cesunmaur, перваго убивают на повал; а второй, с вонзенною стрелой между двух глаз, уходить..
  
    В этих преданиях набор исторических имен вставлен в какой-то народный разсказ, и почти нет сомнения, что Кеве имеет отношениe к Kию, a Kewehaza к Kиевой могиле или к Kиевцу на Дунае.
  
    Остается еще один источник преданий о Гуннах и Аттиле, источник очень замечательный, если Истории Гуннов, дозволится как Иcтopии Свео-Готов и Дациян (Датчан) положить в основание свои древния Исландския квиды и саги, собранныя в XI-XIII веке, пополненныя и поясненныя новыми, позднейшими квидами и сагами. Между владетельными и витязыми именами, которых славу воспевали гадляры, гальдрары или скальдрары, раздавалось и имя могущественнаго царя Гунугардскаго.
  
    Когда рушился капитал вещественной силы, скопленной Готами при Эрманарике, тогда прекратилось и влияние их духа; между тем как Христианство быстро проливало свой свет, изобличая призраки тьмы. Стихийная тройственность Сайван, повсюду свободно, без борьбы сомнения, сознавала духовную Св. учения. Только деизм Готов скрывался от потока света во все углубления; но и туда проникал Иордан, обращавшийся в море. Казалось не было уже нигде исхода; но лукавое отрицание нашло его в арианизме. Под этой личиной Христианства, деизм копил новыя силы на Западе, в Аквитании, и постепенно развиваясь, к седьмому веку проник в Испанию, свергнул с престола владетельный Русский род - наследников Князя Витича (Vitiza), и Гот Родерик, бывший вассал Витича, овладел престолом. Но тиранство его и жестокость Визиготских уставов превзошли меры; Русь Испанская переселялась в АӨрику; сыновая Витича Иво и Сизибуд обратились к помощи Руси Мавританской, которая и волей и неволей предалась уже исламизму ([15]).
  
    Под предводительством КалиӨа Валида, Русь Мавританская вступила в Испанию, как в страну, которая принадлежала ея предкам, и Готское могущество рушилось и на всем Западе.
  
    Явная пропаганда деизма и арианизма кончилась. На всем материке Европы не оставалось места, где бы можно было воздвигнуть снова храм златому тельцу.
  
    В Галлии, по Рейн, и на всем Юге по Дунай, водворилось уже Христианство. Между Эльбой, Северным Океаном, Дунаем, Черным морем и Волгой владычествовали Руссы-Сайване, или поклонники Сивы. Оставались в прибежище только острова на Океане; ([16]) но удобна ли была эта новая Финикия дли развития сети контор и Өакторий? С чего начать промысел, лишившись накопленных вещественных богатств? - Разумеется с товара невещественнаго: с продажи науки и мудрости на площадях. ([17]) И вот, скарлатная епанча взошла на подмостки.
  
    Нужно ли называть то лицо, к которому привился дух Готовь? Это лицо, в одно и тоже время поборник и Триипостаснаго Бога и деизма под личиной науки, было, разумеется безсознательно, истинным воплощением дуализма, посредником Христа и Антихриста. Проповедование Слова Божия, вооруженное до него изустным двуострым мечем, в первый, раз вооружилось в этом лице односторонним лезвеем простаго меча. Тайные противники Св. Учения для него были недозримы, оно видело только явных противников за Рейном: краины Чехов (Caeti, Catli) принявших в Истории название Саков, были первыми жертвами безпощаднаго его меча. ([18])
  
    Слава, или славление составляло исконное достояние Славян, врожденное им и нераздельное с их древлерелигиозным именем; эта витязная песнь, и песнь воспоминаний, была всегда потребностью духа народнаго и могла существовать только там, где еще не переродилась Славянская душа в чуждую самой себе и своей природе.
  
    В эпоху Карла Великаго, первобытная Великая Русь (Vilkina land), заключавшая в себе пространство между Рейном и Одером, полустров Сербский (Херсонес Кимврииский) и всю Скандинавию, подпала на твердой земле под власть Франков, а за морем под оперившееся влияние Готов. Русь заморская, отрезанная от сообщения с материком, слабела без помощи, покорялась, или отправлялась на своих кораблях искать новых земель на краю света. Этот первый гражданский слой поселения был собственно Сербы, известные в Иcтории под искаженными названиями Кимвров, Камвров, Цимбров, Самбров. Повсюду па прибрежьях и островах, челядь их составляли скитальческия семьи так называемых Цельтов или Чуди. Туда перенеслись с ними народныя поверья, преданья и гадляры, воспевавшие славу.
  
    Это было конечное время для изустных народных преданий на всем Западе и Севере Европы; предания стали переобразовываться в науку истории и стихотворства, по образцу Греции и Рима. Очень естественно, что подражание не могло обойтиться без Академии. Душою этой Академии были Готы, ([19]) у которых ничего не делалось спроста и без помпы. Карл Великий, приняв звание председателя, возведен в сан псалмопевца царя Давида, Ангильберт в звание Гомера, ([20]) ФеодульӨ Пиндара, РикульӨ Дамета, и пр. и пр.
  
    Эгинхард был музой Каллиопой. Так и не иначе они величали друг друга. Алькуин писал к РикульӨу: здесь теперь один одинехонек: ты, Дамет, в Саксонии, Гомер yехал в Италию, Кандид в Британию.... дай Бог, чтоб возвратился скорее Давид и все сопутствующие победоносному Царю'.
  
    Когда коренной народ Германии был покорён чуждой власти, и земли его поступали в награду и удел (odal, adel) даже не Өранкским владетельным рòдам, стоявшим при Карле ошуюю его, но лицедеям представлявшим ӨилосоӨов и поэтов древности, и стоявшим одесную его, тогда изустная гайда, изменилась в письменную квиду (quida, gydda), одушевление потухло, голос измер. Но Карл видал, как витязная песнь возбуждает мужество; нельзя было пренебрегать таким хорошим, хоть и языческим средством, для возбуждения храбрости и в собственных солдатах ([21]); а потому он повелел составить коллекцию витязных, или победных песен, учить их наизусть и образовать при войсках штатных песенников ([22]).
  
    На какой же язык или наречие было передано это собрание народных песен? Франки и Славяне не нуждались в них: они были богаты собственным достоянием песен и естественным одушевлением во славу приобретаемую отчизной. Вопрос и разрешается тем, что Готы составляли и двор и дружину Карла. Известно, что 'Charlemagne composa pour la langue Tudesque une grammaire, et par la il éleva, en quelque sorte, ce jargon à la dignité de langue et il tâcha de la fixer.'
  
    Это был язык новых поселенцев пространства между Рейном и Одером, язык Готский народный, ледяное море, в мертвыя воды котораго вливались живые потоки языков древнеперсидскаго, Греческаго, Славянскаго и наконец Латинскаго.
  
    Над преобразованием изустных гайд и сказок в Готския квиды и саги, трудились: Гомер, Гораций, Пиндар el cetera: эти труды читались в Академии, их твердили наизусть во всех школах, тщательно и с ошибками переписывали для библиотек; эти квиды и саги служили основами Истории и Генеалогии, ([23]), из них почерпали содержание поэм, строя и переобразовывая все во славу новых Юпитеров, Геркулесов и Ахиллесов. Благодаря успехам промышленности подешевела и слава. Рыцарь Карла, из породы энахим, облаченный с головы до ног в железный череп, как рак, косил Чехов, как траву, восклицая: 'что мииь(неразборчиво) эти Венды? лягушки. и больше ничего; нанижиь их штук семь, посели, на к. ичцию, и кончено!'
  
    Не знаем, был ли бы Карл велик без помощи Скóтов и Готов, поднимаемый на высоту только с одной стороны Римом; но нет сомнения, что без них он не задал бы потомству задачи трудной для решения, не носил бы фуфайки из выдры; а главное Славянский Запад также бы легко, без малейших потрясений, принял Христианство, как и Восток, не было бы разделения церкви, а изгнанные из храма торгаши не воротились бы в него.
  
    В IX и X веке, проповедывание Христианства, на севере Германии и за морем, продолжалось в отношении Славян, на том же условии как при Карле: ([24]) в одной руке меч, в другой крест. Острова устилались слоями переселенцев, уносивших с собою только память былаго.
  
    Нет возможности чтоб в глуши, в продолжении нескольких веков, изустная песнь не потеряла своих первобытных звуков, не разрознилась по наречиям и не изменилась вместе с языком народным. Новое, даже своеобычливое время, похоронив родное, старое, все таки чтит его поминками, но (неразборчиво) наследие переходить в чужия руки, то, для посторонней души сторона и чужая святыня: чем скорее простыл след и стерлась память - тем лучше.
  
    Время объяснить, имели ли северныя квиды, в первобытном их виде, кровное родство с Славянскими гайдами или кайдами; дуаны Ерсов с думами Руссов; а певцы называвшиеся galdrar, а по другому наречию и писанию skaldrar, с теми гадлярами, которые по обычаю ходили посланцами к разъединенным с ними родичам, и про которых упоминает Феофан. ([25]) С родни ли они были также и тем Гуннским певцам, посланцам Агтилы, которых Бургундский король встретил словами:
  
    'Seid willekommen ihr beide, ihr Heunen Spielemann, Und eure Heergesellen; hat euch her gesandt Etzel der viel reiche zu der Burgundenland,
  
    В отношении сборника Исландских квид ([26]) и саг, составленнаго Снорро Стурлезоном, следует принести мнение Томаса Хилля (Hill) об издании древних Ерских, или Каледонских дуанов, Макферсоном:
  
    'В том ли самом виде изданы Макферсоном, так называемыя Оссиановския песни Ерсов, в каком оне поются в народе?'
  
    'Надо сознаться что нет; хотя достоверность существования их в народе несомненна; но в различных местах Шотландии различны и изустныя и письменныя песни Оссиана. Причина этого заключается не только в различии наречий, но и в безпорядке изустнаго предания. их, в выпусках, изменениях и вставках, внесенных в разных местах и в разное время. Должно полагать, что в народе произведения певца Оссиана пелись в отрывках, не последовательно, мешаясь с придумками и позднейшими произведениями поэтов, почерпавших содержание из тех же народных преданий'.
  
    То же самое следует сказать и о квидах севера, или лучше сказать Исландии. Этот пустынный остров, сосед Новому Свету, не представляющий ничего кроме пастбищных окраин между лавой огнедышущих недр своих и наносных льдин Севернаго моря, был последним притоном изгнанников и переселенцев Северной или Норицкой войсковой вольницы, принужденной жить наездами на все окружающие их и враждебные им берега твердой земли. Как во времена преобладания Рима, не имея инаго названия кроме даннаго им Римлянами: Saxones latroni, т. е. разбойники скал, ([27]) они наезжали и грабили прибрежныя Римския области, так и во времена возникавшаго Готскаго преобладания, они разъезжали по морям под именем Викингов т. е. войников, потомков Франков, Варангов (βάραγγος), или по старосаксонски Варягов (Warag), ([28]) разъезжавших на добычу в чужь и на мену добычи к родичам.
  
    Когда после Карла Великаго, возникшее смешение языков и верований на севере Германии, приведено было к одному знаменателю, а Гаральд-рыжий покорил все прибрежные острова, далекая Исландия осталась единственным прибежищем для староверов, поклонников и Сивы и Адонаи. Туда окончательно в IX, X и XI столетиях, скрылось множество знаменитых рóдов от гонений Норвежских властителей. Все боевые переселенцы разных времен принесли с собою в Исландию память о прошлом быте, о прежней славе, дорожили своей стариной, и каждый род хранил изустно и письменно предания о величии своих предков. Должно заметить, что витязныя песни о славе племен и родов (княжеских) не относятся к коренному духу Готов; их песнь безлично относилась к народу- Codthiod ([29]).
  
    Заметим также с особенным вниманием то, что в сагах Исландии, упоминающих о переселениях, упоминается и обычай посылать вперед бога занимать новую землю. Мы имели уже случай объяснить этот исконный обычай Славян при выселениях, ([30]) а также значение Tyра(неразб.), под. предводительетвом котораго были(неразб.) посвященные богу победы на поиск новой земли.
  
    Не входя в сближения Славянскаго Тура (?уро(неразб.)) с северным Tor, Thor, Thur, и Деваны(неразб.) с Freya, ([31]) мы повторим слова Гейера, который говорит, что 'язычники презирали Одина и поклонялись Тору;' следовательно 'felices errore suo' ([32]) не желали чужих богов.
  
    Первоначальным поселенцем острова Исландии, по преданиям, был Ингольф с своим родом и дружиной. Но Ingolf есть только изменение имени Ingue; и следовательно род его относился к владетельному в Скандии роду Yngue ([33]).
  
    В XI веке, свет Христианскаго учения проник и в Исландию. Один из проповедников, Земунд, прозванный мудрым (Soemund hins frödi), с другим духовным лицем - Аре, прозванным полигистором, написали, как говорят, целыя книги Истории Севера, Германии и Англии; но ни сокровища мудрости, ни зерцало Иcтopии Земунда, не дошли до потомства; об них погибла бы и память, еслиб не Снорро Стурлезон. Снорро был знаменитым скалъдом при трех Норвежских королях, при одном Шведском ([34]) и при нескольких Ярлах ([35]). Новая династия любила старую славу, и скальды, воспевавшие конунгов, получали награды, почетныя звания и доходныя места. Вероятно, в следствие подобных заслуг и ученый скальд Стурлезон был произведен в Ярлы Норвегии и назначен верховным судьей в Исландию. В бытность свою там, Снорро Стурлезон оказал великую услугу всему мыслящему миру. Во первых, он собрал изустные, а по мнению некоторых начертанные рунами, сиречь могильными письменами, остатки древней Эдды, приписываемой Земунду, которая заключала в себе, по мнению Резения (Р. I. Resenius) 'древнейшую философию, называемую Voluspa' ([36]), изречения (приписываемые Одену), называемыя Haramal и пр.; потом собрал квиды скальдов (Skaldatal); потом написал Heimskringla (Orbis terrarum), или сказания о роде Ингов. В дополнение, для всех скальдов будущих времен, он объяснил древнюю Эдду, Эддой новой; но, вопреки положению Ганнемана, тьма не изгнала и не осветила тьмы. Ни полиглот Эдды Alwis (всеведающий), ни мудрец Fiölsvidir (многознающий) не оживят убитую народную песнь, замененную разновременными академическими произведениями ученых скальдов средних времен.
  
    По мнению Шиммельмана ([37]) Эдда есть 'urspünglich em wahrhaftes Product von den Sueven, und Pommerschen Ganglern, Veneten und Vandalen.' Название Gylva ginning, по словам его, переведено Стурлезоном с целию (gut christlich); нo 'recht scbuurrisсh(неразб.), offenbar unriehtig, und falsch, aus eigenen Gehirn'; что Gylva ginning ни сколько не значит Hari mendacium; но Yerotlenbarung des Har (an den Vandalen)'.
  
    Мы не стоим за справедливость мнения Шиммельмана, составляет ли Gylva ginning и вся толковательная новая Эдда, собственно Snorri mendacium; но и не постигаем какую древнюю философию и какую vaticinium(неразб.) таить в себе Voluspa, которой содержание состоит как будто из перетасованной колоды листов, заключавших вирши о создании мирa и Девкалионовом потопе, ([38]) после котораго, как известно, на земном шаре вместо настоящих людей, были воплощены в людской образ кремни ([39]).
  
    Нам кажется, что для каждаго непременно желающаго знать подлинный таинственный смысл Voluspa, надо читать не темные, догадочные переводы искаженнаго глагола древней мнимой волшебницы, но 1-ю книгу Метаморфоз Овидия, ([40]) который так пленял, Дунайских варваров своими стихами на Сармато-Готском языке, что они величали его своим поэтом. ([41])
  
  
  
    Следует по Овидию изображение довременнаго хаоса (Омрока); но Voluspa также аг var allda, dar er Ymyr bygdi - пустота была повсюду где обитал Хаос. В Овидии: 'Nullus adhuc mundo praebebat lumina Titan; nec nova crescendo reparabat cornua Phoebe'. В Voluspa: Sol dat né vissi hvar han sali atti, mani dat ne vissi hvat han megins atti; т. е. солнце не знало где его чертоги, луна не знала где ея месяц.
  
    По Овидию, бог-природа полагает всему границы, отделяет небо от земли, землю от вод. По Voluspa: adur Bursynir Bodmum up ipdo, deir er Midgard möran scopo'. т. е. силы творческая создали землю, и отделили твердь от моря. ([42])
  
    Da gengo regin öil | Tunc omnes Dii occuparunt | Овид.: Ergo ubi marmoreo a raucstola..... | Elatas sellas..... | Superi sedere recessu.....
  
    В Овидии, после устроения природы, сотворение человека из земли по подобию Божества; в Voluspa, после устроения природы, попал какой-то длинный список имен; потом упоминается о dvi lidi: Asc ос Emblo.
  
  
    По Овидию, во время золотаго века (GuIIweig (?): wika, wiko, Англ. Сак. weoc, по Датс, uge - соотв. Гальс, age, определенное время) люди питаются желудями падающими с великаго древа Юпитера, пьют нектар млечных потоков и струи текущаго из дерев меда.
  
    В Voluspa это древо Iggdrasil - Eichbaum; молочные потоки - Mimis brunni (?) - Milchbrunn; пьется также и мед: dreckr miöd Mimir.
  
    С наступлением вька железнаго, по Овидию, явились Эриннии (Erinnys, Евмениды, фурии); nо Voluspa, оне Норны - Nornir, Nonnur, Naunnor.
  
  
  
  
    В Овидии Гиганты возстают на небо; в Voluspa являются из Иотунгейма Турсы. Тогда снова боги собираются на седалища скал Олимпа (Raukstola), вокруг престола Юпитера, а по Эдде Тора, па совещание - ofrad giallda (Rath halten); решаются истребить людей; но вопрошают: 'что без людей будет с землей? кто будет возжигать жертву богам?' - Edr scyldo gödin öil gildi eiga? Глава богов отвечает на это, что он населить землю новой породой людей. И вот, сперьва решаются погубить людей огнем; но это наказание Юпитер откладывает на всякий случай на будущия времена и губит людей потопом. Тоже и в Voluspa: Söl tecr sortna, sigr fold i mar, - солнце помрачается, земля погружается в воду.
  
    По Овидию, от потопа спасаются Девкалион и Пирра, земля снова разцветает, и в Voluspa она выходить из вод и разцветает: Iord or aegi idia gröna. В заключение, no Овидию, на земле народился страшный змей - Пиөон, а в Voluspa летучий дракон: 'Dreki fliugandi' и тем кончилась Voluspa; между тем как, по Овидию, Аполлон избавил людей от этой змеи.
  
    Из этого беглаго сравнения Voluspa, с 1-й кн. Метаморфоз, ясно видно, что vaticinium Valae есть ничто иное как отрывок перевода Метаморфоз с перепутанными строфами. Продолжение же Метаморфоз заключается частию в новой Эдде Снорро Стурлезоиа, в которой есть между прочим и следы Русских волшебных сказок.
  
    Метаморфозы были сочинены Овидием до его изгнания; и потому следует решить, сам ли он переводил их на Сармато-Гoтский язык, и передал слово mulatio, metamorphosis, вполне соответственным Булгарским словом Вълошьба (Volospa); или над этим трудилась целая академия под председательством Карла великаго, или, наконец, какой нибудь скальд, упражняясь переводами с Латинскаго языка, передал по своему 1-ю книгу Метаморфоз, и, может быть, подражая Овидию, в свою очередь собрал народныя волшебныя сказки и комическия представления, составил из них содержание новой Эдды, где между прочим играет замечательную роль и Lokke - лукавый, ([43]) строя каверзы богам и забавляясь над людьми. Вообще должно полагать, что стихотворение I'oluspa. или I'ölospa (в котором упоминается и Loкке, Ликаон 1-й книги метаморфоз, и Fenris - волк, в котораго он был обращен Юпитером) в соединении с некоторыми фабулами новой Эдды, составляло некогда сборник северных mutatae, под общим заглавием Вълошьбa. Собрав отрывки этого сборника, Снорро Стурлезон не мог поступить иначе как Макферсон с песнями Оссиaнa: он свел, объяснил их по своему смыслу, передал соотечественникам на современном ему языке, присоединив родословную Одена и толкования.
  
    В Voluspa, в число несвязных строф вошли, как видно, и отрывки из посторонних eй квид; в ней упоминаются и Азы и Готы (Godthiodar) и Ваны, т. е. Венды (Vaner, Windheim), и даже имеющие для нас очень важное значение Гуны (Hunalunde), заменяемые в вариантах по изданию Резения Энетами (Einnaetlann). ([44])
  
    Упоминание о Гуннах, они же и Энеты и Венеты, было бы очень значительно для истории Гуннов, если бы можно было верить всему что в переводах придуманная Сивилла ([45]) говорит непонятнаго, приговаривая столь же неуместныя слова: vite their en eda hvad?
  
    В новой Эдде Снорро Стурлезона важнее всего дли Истории простодушно внесенное предание о Гильве (Gilva ginning), поясняющее распространение прозелитизма между народом отдаленнаго Севера пропагандой Готов Дации.
  
    Гильв, по предположению Далина, владел Скандинавией, около 123 года по Р. X. Но так как невольный переход Одена с Готами от Дуная на остров Зеландию, совершился при нем, по покорении Траяном Дации в 98 году по

Другие авторы
  • Вогюэ Эжен Мелькиор
  • Коржинская Ольга Михайловна
  • Меньшиков, П. Н.
  • Шатобриан Франсуа Рене
  • Оржих Борис Дмитриевич
  • Чулков Георгий Иванович
  • Гидони Александр Иосифович
  • Михайловский Николай Константинович
  • Репина А. П.
  • Мещевский Александр Иванович
  • Другие произведения
  • Зонтаг Анна Петровна - Несколько слов о детстве В. А. Жуковского
  • Алмазов Борис Николаевич - Б. Н. Алмазов: биобиблиографическая справка
  • Муратов Павел Павлович - Вокруг иконы
  • Бутурлин Петр Дмитриевич - Бутурлин П. Д.: биографическая справка
  • Сумароков Александр Петрович - Идиллии
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич - С. Я. Елпатьевский
  • Коц Аркадий Яковлевич - Мои две встречи с Л. Н. Толстым
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 1
  • Радищев Александр Николаевич - Беседа о том, что есть сын Отечества
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Возвращение Мюнхгаузена
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 536 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа