Главная » Книги

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Певучий осел, Страница 7

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Певучий осел


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

align="justify">   На помощь кличьте духов огневейных.
  
   Колдунья и все с нею прибывшие проходят во внутренность пещеры. Рои
  
  
  
   эльфов и фей тучей закрывают их.
  
  
  
  
  (Снова садится рядом с Обероном.)
  
  
  
   Гляди, ведут печальный хоровод
  
  
  
   Те белые вкруг черных, мерзлых вод.
  
  
  
  
  (Делает знак эльфам.)
  
  
  
   В купавы*, эльфы, обратите лед!
  
   Рой эльфов пролетает над омутом, огненными жезликами они прикасаются ко
  
  
  льду. Омут покрывается цветущими белыми купавами.
  
  
  
  Хоровод. Над омутами темными
  
  
  
   Зыбучие снега;
  
  
  
   Над омутами темными
  
  
  
   Плавучие луга.
  
  
  
   И мы под силой лунного,
  
  
  
   Заклятый хоровод,
  
  
  
   И мы под силой лунного,
  
  
  
   Над замкнутостью вод.
  
  
  
   Скитаемся, влюбленные
  
  
  
   В унылые цветы,
  
  
  
   Теряемся, влюбленные, -
  
  
  
   Кто ты? Кто я? Кто ты?
  
  
  
   И клонимся, влюбленные,
  
  
  
   Над прелестью стеблей,
  
  
  
   И клонимся, влюбленные,
  
  
  
   И рвем цветы милей.
  
  
  
   Заглянем в окна сумрака -
  
  
  
   Блеснет в окне лицо;
  
  
  
   Заглянем в окна сумрака -
  
  
  
   Сверкнет на дне кольцо.
  
  
  
   И снова зыбью сонною
  
  
  
   Смыкаются цветы...
  
  
  
   Скользя над зыбью сонною,
  
  
  
   Мы спим - и я, и ты...*
  
  
  На кочке сидит Прекрасная Женщина, обняв обеими руками жирную шею
  
   короткого мужчины со свиной мордой и свиным хвостикам.
  
  
  Прекрасная Женщина. О горе! О горе! Прекрасный, мы и в этом раю не
  можем свободно любить друг друга. Я слышу топот его [копыт?] О, если бы он
  пожелал утешиться с тем страшным уродом - женщиной с кобыльей головой - и
  забыть меня!
  
  Прекрасный Мужчина (выбегает из лесу). Ты здесь, несчастная жена!
  
  
  
   Свиная Голова хрюкает и вертит хвостам.
  
  
  Прекрасная Женщина (Свиной Голове). Гляди, гляди, как он похож на
  свинью. А вот и она!
  
  Кобылья Голова (выбегает из лесу, преследуя Прекрасного Мужчину). Люби
  меня! Ты видишь, как обезумела твоя жена. Она принимает жирную свинью за
  прекрасного мужчину.
  
  
   К ним подбегает легкой рысью тонкий юноша с ланьей головой*.
  
  
  Ланья Голова. Тот, кто возится с женщинами, всегда терпит неприятности.
  Прекрасный Мужчина, взгляни на меня: у меня глаза лани и стройность
  подрастающей девочки. Я так себе нравлюсь, что люблю только себе подобных.
  Люби меня!
  
  Прекрасный Мужчина. Здесь все безумны! Здесь все отравлены.
  
  
  
   (Убегает в лес, ломая руки.)
  
  
  Ланья Голова встречает Голову Собаки. Они перевиваются руками и
  
  
   печально и влюбленно перебираются через кочки.
  
  
  Титания. Мне видеть этих шалых неприятно.
  
  Оберон. Мой взгляд ослеп. Унес мой свет Лигей.
  
  Титания. Сокроемся во внутренность пещеры.
  
  Оберон. Мы Пока в стойле будем ждать. И плакать.
  
  
  Уходят в глубину пещеры. Из лесу выбегает гибкий человек с Головою
  
   Черной Пантеры*, волоча за собою женщину с Мордою Гиены.
  
  
  Голова Пантеры. Здесь возведу я высокое ложе. Здесь совершится наш
  подвиг и наше падение. Мы подвижники великой Страсти. Идите все демоны и
  люди, и звери, сетью окиньте ложе страстной пытки, чтобы, не изведенные из
  ада, мы так лежали: я - когтями терзая ее мясо, она - клыками вгрызаясь в
  мои внутренности. Вот путь наш в Дамаск!
  
  
  Морда Гиены, издает рыдающий вой. Голова Пантеры и Морда Гиены
  
  волочат из лесу хворост и складывают высокое ложе. В тростниках
   появляются девушка с Лягушачьей Головой и, склонившись над нею, юноша
  
  
  
  
   с Головой Журавля.
  
  
  Лягушачья Голова. Бре-ке-ке-кекс!* Не глотай меня, добрый журавль: я
  девушка, я не лягушка.
  
  Журавлиная Голова. Я тоже юноша, а не журавль, но что мне делать, если
  все моя любовь к тебе обратилась в желание тобой закусить? (Разевает на нее
  огромный клюв.)
  
  
   Лягушачья Голова квакает испуганно. Из омута выныривает
  
  запыхавшийся Морской Лев с человечьими руками и ногами. Брызжет
   хвостом по воде. Хоровод размыкается в страхе и смятении. Журавлиная
  
  Голова со скрипучим криком убегает в лес. Лягушачья Голова хочет
  
  
   следовать, но со слабым кваканьем падает.
  
  
  Голова Морского Льва* (сильно запыхавшись). Не бойся меня, девушка с
  лягушачьей головой. Я морской лев, но и человек. У меня несколько тел и
  два дыхания. Могу жить под водой. (Шлепается в воду и, отфыркиваясь и
  плещась, выныривает.) Могу и на суше. Могу почти и летать. (Подпрыгивает с
  пыхтением в воздух, машет плавниками.)
  
  
  
  
   Люди и маски сильно испуганы.
  
  В пещере на дне омута у меня мягкое ложе, я там посвящаю себя познанию.
  Хрупким девушкам не причиняю никакого изъяна. Доверься мне. У меня теплая
  кровь, хотя я и хладнокровен; я могу согревать твои маленькие ножки.
  (Хватает Лягушачью Голову и бросает ее далеко в воду.)
  
  
  
  
  Лягушачья Голова в ужасе квакает.
  
   (Голова Морского Льва шлепается в воду и вылавливает Лягушачью Голову.)
  Видишь, с тобою ничего не случилось! Я тебя бросил, чтобы ты познала
  глубину. Оглянись, как запуганы и несчастны все эти люди и маски! Как
  потеряли всех и каждый себя. Злая страсть одолела их. Но мудрый дух влечет
  их плоть не вотще по огненным путям страстных мук. Все освободятся. Благо
  тому, кто прошел свой путь через многие жизни и познал тишину.
  
  Многие из людей и масок. Он трус! Он святой! У него холодная кровь! Он мудр! Он себялюбец! Он добр! С ним корысти мало!
  
  Голова Морского Льва (долго покувыркавшись по воде и вполне отдувшись).
  Ты выслушала меня и приговоры всех этих несчастных и неочищенных. Теперь
  выбирай.
  
  Лягушачья Голова (робко квакнув). Коакс, моакс! Добрый Морской Лев,
  мне, собственно, не приходится выбирать. Неужели всегда, как только полюбят
  меня, так и пожелают съесть, а я этого очень боюсь. Бре-ке-ке-кекс, моакс,
  муакс! Возьми меня в свою пещеру, и я буду тебя любить, как мне и тебе
  приятно. Коакс!
  
   Прыгают оба в воду и идут ко дну. Показывается из лесу Пок. Хворостиной
   гонит промокшего, с прижатыми ушами Лигея. Одной рукой цепляется за его
  
  хвост по обычаю погонщиков ослов. Лигей мчится галопом к пещере.
   Пок внезапно останавливается, из всех сил удерживая одной рукой Лигея
  
  за хвост. Пляшет, глядя на прогалину с людьми и масками, и поет:
  
  
  
   Пок. Что ты сделал здесь, Эрот?
  
  
  
   Отчего все любят зря?
  
  
  
   Отвечает мне Эрот:
  
  
  
   Полюбить умеет тот,
  
  
  
   Кто имеет сам себя.
  
  
  
   Пересластил я свадебный пирог!
  
  
  
   Не в меру разгулялся Алцветок.
  
  
  
   Что, жалко стало, Пок?.. Но покаяния
  
  
  
   Потерпит срок.
  
  
   (Ударяет хворостиной лягающегося Лигея.)
  
  
  
   Брось, бес, свои ляганья!
  
  
  
   Где царь? Эй, царь! Пригнал осла! К нам выдь!
  
  
  
  
  
   Оберон появляется.
  
  
  
  
   И подивись: взялась откуда прыть!
  
  
  
   Промок, прокис, продрог - и стал толков.
  
  
  
   В лесу он заблудился и, волков
  
  
  
   Страшась, взлететь решился на сосну
  
  
  
   Разведать местность и предаться сну.
  
  
  
   Как острых парусов, я вырез длинных
  
  
  
   Приметил в небесах ушей ослиных.
   (Распускает хвост Лигея. Ударяет его хворостиной. Лигей, прижав уши и
  
  
  
   хвост, мчится к Оберону.)
  
  
  
   Ха-ха - ха-ха - ха-ха - ха-ха - ха-ха!
  
  
  
   Царь, дело на мази! Милуй дружка!
  
  
  Оберон (в исступленном восторге выходит на прогалину ему навстречу).
  
  
  
   Лигей, ты жив! Мне возвращен судьбой!
  
  
  
   Глядите все: он видит. Скажет: "Твой!"
  
  
  Титания становится рядом с Обероном. Эльфы, феи притесняются к ним
  с двух сторон, богомольно сложив крылья, как два ангельских хора. Колдунья,
  
  звери и растения, обновленные, здоровые, приближаются правильным
   шествием к передним группам. Лигей подбегает к Оберону, бросает ему на
   плечи руки, долго, близко пытается разглядеть его лицо, потом медленно
  
  
  
  трижды отрицательно мотает мордой.
  
  
  
  
  
   Немая сцена.
  
   Лигей проходит мимо всех в стойло, где жадно принимается жевать овес
  
  
  
  и злобно ударяет хвостом по лире.
  
  
  
   Оберон (ко всем).
  
  
  
   Мне соглядатаев не нужно здесь.
  
  
  
   Ступайте, сгиньте! Вон влекитесь все!
  
   Колдунья, звери и поселяне убегают, птицы и насекомые улетают. Деревья
   и копны сена спешно, немедленно выдвигаются. Пок громко кричит петухом.
  
  Налетает вихрь. Эльфы и феи скрываются в пещеру. Свевает в омут
   белый хоровод, разметывает ложе из хвороста и топит взобравшихся на
   него Голову Пантеры и Морду Гиены. Носит по воздуху, прокатывает по
   земле людей и маски и всех заметает в лес. Небо очищается побелевшим,
  
  
  
  
   предрассветным.
  
  
   Титания подошла к Оберону. Стоят, невредимые в вихре,
  
  
  
   тесно прижавшись друг к другу.
  
  
  
   Пок. Не слышат! И не видят! Скоро утро!
  
  
  
   Но мне довольно жизни этой хмурой!
  
  
  
   Охочей прытью пока ты надул,
  
  
  
   Подслепый кур*, разборчивый осел!
  
  
  
   Так будь, что будет! Мне ж тебя отсюда
  
  
  
   Без дёрки славной отпустить невмочь.
  
  
  
   Крапивой жгучей сыпко угощу,
  
  
  
   Жигалкой* путь-дорогу услащу!
  
  (Хватает пук крапивы и бежит к стойлу, где захлопывает затвор.)
  
  Из стойла приносится рев, топот, дикие стоны лиры, ритмические удары розги.
   Появляются и проносятся четыре хора эльфов с нарастающей и сбывающей
  
  
  
  
   звонкостью труб.
  
  
   Первый хор. Из-за края болот,
  
  
  
   Над межой черных вод
  
  
  
   Заглянул бледный день.
  
   Второй хор. Заглянул бледный день,
  
  
  
   Забелела заря,
  
  
  
   Упредите царя!
  
   Третий хор. Золотится заря.
  
  
  
   Протрубите, рога,
  
  
  
   Призывайте царя!
  
  Четвертый хор. Заалела заря!
  
  
  
   Дребезжите, рога!
  
  
  
   Торопите царя!
  
   Пок (появляется у края пещеры с пуком ободранной крапивы в руках).
  
  
  
   Царица, царь! Уж день плетет тенета!
  
  
   Оберон (хватает обе руки Титании).
  
  
  
   Титания, миг роковой настал.
  
  
  
   Внушила ты мне мужество. Внимай же:
  
  
  
   Теперь иль никогда хватать мой час
  
  
  
   За чуб, как афиняне говорят.
  
  
  
   Титания, жена, я твой супруг,
  
  
  
   И люблю Лигея... Недосуг
  
  
  
   Слова мне тратить! Ты поймешь без слов.
  
  
  Титания. Ты хочешь, чтоб любила я ослов.
  
  
  
   Эльфы пытаются взнуздать противящегося Лигея.
  
  
  
   Пок (подбегает к Оберону и Титании).
  
  
  
   Царица, царь, скорей осла взнуздайте!
  
  
  
   Сердит и эльфам непокорен он.
  
  
  
   И стойло золотое снаряжайте,
  
  
  
   Не то все к Фебу угодим в полон.
  
  
   Оберон (Титании).
  
  
  
   Лигея полюби. Ему женой
  
  
  
   Тебя даю. Тобой он будет мой.
   Пок (вопит, в ужасе указывая на луч солнца, озаривший вершину высокой
  
   сосны).
  
  
  
   Дождался, царь, ты Фебова посла.
  
  
  Титания (покорно).
  
  
  
   Любя супруга, полюблю - осла.
  
  
  
   Оберон хватает ее на руки и несет к стойлу.
  
  
   Сердце Розы (обвивает руками шею Пока).
  
  
  
   О, Пок, направим к западу полет,
  
  
  
   Спасемся оба от тугих тенет!
  
  
  Обнявшись, улетают. Оберон опускает Титанию в ясли. Лигей звучно
  
  
  
  хлопает ушами, ревет, роет солому.
  
  
  
   Оберон (подымает руки, благословляя).
  
  
  
   Свою любовь властительница фей
  
  
  
   Тебе дарует. О Лигей, Лигей,
  
  
  
   Благословляю новый гименей!*
  
   Эльфы и феи слетелись к стойлу двумя ангельскими хорами. Молитвенно
  
  
  
  
   сложили крылья
  
  
  Лигей. Прочь, верные супруги! Ненавижу! Крылья сгрызу! Унеси свою жену!
  Никто меня не любит, обманщики! Ненавижу вас, безлицых! Супруга к супругу!
  Ио! Ио! Ио!
   (Свирепо взрывает овес из-под растерянной Титании. Бьет хвостом по лире.)
  
  
  
  
  
  Струны жалобно звякают.
  
  
  
  
   Немая сцена.
  
   С неба падают золотые сети, заплетают неподвижную группу:
   молитвенные хоры эльфов с обеих сторон стойла; Лигей с вздернутой для
  
  рева мордой и оскаленными зубами, одной рукой почесывающий спину,
   другою захвативший крыло, как бы силясь оторвать его; Титания, беспомощно
   лежащая на спине в яслях; Оберон с вздетыми вверх, благословляющими
  
  
  руками, - озаряются сильным, золотым светом солнца.
  
  
  
  
  
   Действие четвертое
  
  
  
  
  
   Картина первая
  
  Часть плоской кровли храма Дианы*. Посреди большое четырехугольное отверстие
  над внутренностью храма. Кровля усыпана лепестками белых цветов. В лепестках
  горят светляки. Пышное ложе устлано пухом болотных среброцветов. [Одно слово
  
  
  
  
  неразб.] холмы и рощи.
  
  
  
  
   Месяц светит ярко.
  
  
  
  Хор фей (готовясь к отлету).
  
  
  
   Лес устлали лунным светом,
  
  
  
   Ложе пышным среброцветом,
  
  
  
   Наснежили лепестков,
  
  
  
   Засветили светляков.
  
  
  
   Весь урок исполнен фейный,
  
  
  
   Вереницей легковейной - а
  
  
  
   За царицей в ту страну,
  
  
  
   Где она у дня в плену!
  
  
  
  
  
  (Улетают.)
  
   Остаются Сердце Розы и Пок, сидящий на самом краю храма, свесив ноги.
  
  
   Сердце Розы (бежит к Поку).
  
  
  
   Царице и царю здесь все для встречи
  
  
  
   Я с ласковой заботой припасла.
  
  
  
   Надеюсь, нам простится наше бегство!
  
  
  
   К чему сидишь ты грустный?
  
  
   Пок. Сердце Розы,
  
  
  
   Сердечко Розы, как виновен Пок
  
  
  
   Пред Обероном - знать не можешь ты!
  
   Сердце Розы. Поверь мне тайну, миленький супруг!
  
  
  
   С колонки слезь! Уселся козелком*
  
  
  
   Смешным и жалким. Разлюблю тебя!
  
  
   Пок (перелезая на кровлю).
  
  
  
   Куда усадишь? Мне едино все.
  
   Сердце Розы (тянет его к ложу).
  
  
  
   На ложе царском подождем прилета
  
  
  
   Титании и Оберона. Пух
  
  
  
   Согреем - кровь моя к тебе пылает.
  
  
   Пок. Сажай. Сказал ведь: все едино мне.
  
   Сердце Розы (плачет).
  
  
  
   О, Пок, медовую такую ль ночь
  
  
  
   Я чаяла с любимым провести?
  
  
  
  
  (Ласкается к нему.)
  
  
   Пок. Ах, девочка, до ласки ли злодею,
  
  
  
   Изменнику, предателю царя!
  
   Сердце Розы. Во всем признайся. Не страшись суда.
  
  
  
   Любить я не могла б злодея. Пок,
  
  
  
   Я знаю, незнаком тебе порок!
  
  
   Пок. До срока не ручайся. Мало слов
  
  
  
   Скажу, и ты далеко улетишь.
  
  
  
   Ты помнишь: гневался я на царя
  
  
  
   За похоти, за вспыльчивость. Царицу
  
  
  
   Жалел прекрасную.
  
   Сердце Розы. Ну да, Алцвет...
  
  
   Пок. Алцвет в ту ночь себе я утаил.
  
  
  
   Убор певцу ослиный налепил,
  
  
  
   Царевы очи соком ослепил,
  
  
  
   И стал ему осел певучий мил!
  
   Сердце Розы. Твои ль, твои ль дела? О, Пок несчастный!
  
  
   Пок. Чтобы свое прикончить злодеянье,
  
  
  
   Царицу предал я на посмеянье.
  
  
  
   Пред нею в стойле помахал цветком,
  
  
  
   Чтоб

Другие авторы
  • Кошелев Александр Иванович
  • Карабанов Петр Матвеевич
  • Курганов Николай Гаврилович
  • Успенский Николай Васильевич
  • Крузенштерн Иван Федорович
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
  • Пешков Зиновий Алексеевич
  • Тугендхольд Яков Александрович
  • Муратов Павел Павлович
  • Сниткин Алексей Павлович
  • Другие произведения
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Фридер и Катерлизхен
  • Саблин Николай Алексеевич - Новь
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Собрание стихотворений В. Бенедиктова
  • Куприн Александр Иванович - Кляча
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Время летних отпусков
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Старая, новая и вечная
  • Дрожжин Спиридон Дмитриевич - Дрожжин С. Д.: Биобиблиографическая справка
  • Луначарский Анатолий Васильевич - К юбилею 9 января
  • Морозов Михаил Михайлович - Первое Мая
  • Михайловский Николай Константинович - Б. Аверин. Социологическая критика H. К. Михайловского
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 180 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа