Главная » Книги

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Певучий осел, Страница 10

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Певучий осел


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

орствовать и отвечать.
  
  
  Во время молитвы Тезея и Ипполиты из наросшей толпы выделились
  
  Баратрон, Мормоликс, Леонид, Медон, Эраст. Они бегают с кликами
   вокруг храма, закинув вверх головы. По краю кровли бегает им в лад и
  
  ревет Лигей. За кустом от толпы прячется Елена с ослиной головой и
  
  
  
  время от времени ревет ослиным ревом.
  
  
  Все бегущие. Спасем его! Спустим вниз! Богиня ему и Елене отведет
  колдовство!
  
  
  Останавливаются. Волочат из храма высокую лестницу и приставляют
  
   к кровле. Гермия, Лизандр и Деметрий выделяются из толпы.
  
  
  Гермия. О, мой Лизандр! Я тебя люблю. Избавь меня от Деметрия!
  
  Деметрий. Мне ты дана отцом и герцогом.
  
  Лизандр. Я собью с тебя башку!
  
  
  
  
  
  Дерутся. Их разнимают.
  
  
  Эраст. Товарищи, вы забыли, что у Лигея копыта. Как может он ступать по
  лестнице?
  
  Медон. Этому легко пособить. Принесите коврик из храма и накиньте его
  на ступеньки лестницы. Осел соскользнет.
  
  
  
  Титания (трубит в свой рог.)
  
  
  
  
   Прилетают Сердце Розы и феи.
  
  
  
  
   Что бегает урод-осел по кровле?
  
   Сердце Розы. Внизу ослица и друзья осла.
  
  
  
   Теперь они дорожку вверх кидают.
  
  
  Титания. Конец ее хватайте. Вверх несите,
  
  
  
   По ней осла певучего спустите.
  
  
  
   Ослицу вижу за кустом лавровым -
  
  
  
   Беснуется с любовным диким ревом.
  
   Феи подхватывают конец дорожки из рук Баратрона, влезающего с ним по
  
  лестнице. Баратрон в ужасе срывается с лестницы. Снизу остальные
  
  товарищи и народ, дрожа, глядят вверх. Тезей, Ипполита и весталки
   вышли из храма и наблюдают Лигея, долго переминающегося с копыта на
  
  
  
   копыто возле края лестницы.
  
  
  
  Титания (тихонько подталкивает его).
  
  
  
   Лететь уже не можешь! Вниз ползи!
  
  
  Лигей решается. Приседает на корточки. С визгом и хлопая ушами,
  
   соскальзывает вниз. Крики товарищей, возгласы ужаса в толпе.
  
  
  Голоса из толпы. Чудовище! Урод! Кто светится на кровле? Здесь место
  проклятое!
  
  Леонид. Это проклятые эльфы. Мы их шашни знаем!
  
  
  
  
  Елена выбегает из-за куста к Лигею.
  
  
  Голоса в толпе. Женщина с ослиной головой! Ужас!
  
  Мормоликс и Баратрон. Мы их живо сгоним. Влезем на крышу. Ты полезай:
  я придержу лестницу. Нет, ты, а я придерживать стану. (Спорят и
  подталкивают друг друга на лестницу.)
  
  
   Титания (трубит в рог спящего Оберона. Прилетевшим эльфам).
  
  
  
   Чтоб не будить в царе воспоминаний,
  
  
  
   Венец и трон Лигея вниз спустите!
  
  
  Эльфы тащат трон и венец к лестнице. Трон и венец соскальзывают
  
  вниз по лестнице. Баратрон и Мормоликс сшиблены, с ног и с воплями
  
  вскакивают. Лигей и Елена стоят, обнявшись, и зубами скребут друг
  
  
  
  
   другу загривки.
  
  
  Голоса из толпы. Трон упал с кровли! Венец! Чары! Бежим! Бежим!
  
  Великая Весталка (выступает вперед). Остановитесь! Не страшитесь!
  Богиня пожелала явить чудо. Я, Великая Весталка, имела у ее алтаря
  откровение. Эти оба несчастных - любовники, обращенные в полуослов злыми
  чарами страшных эльфов. Но вернется им лик человеческий милостью Дианы,
  властительницы всех чар.
  
  Тезей. Ты права, Великая Весталка. Люди, ведите несчастных уродов в
  храм.
  
  
  Баратрон, Мормоликс, Леонид, Эраст, Медон отрывают Лигея от Елены.
   Толкают их, упирающихся, к ступеням храма. Пок, запыхавшийся, прилетает
   и мимолетом срывает голову с Лигея, машет купавой перед глазами Елены.
  
  
  Лигей (с отвалившейся ослиной головой, хвостом и копытами отскакивает
  от Елены). Вот гадость! Бабье тело, морда ослиная! Чары! Ужас!
  
  Елена (протирает ослиные глаза). Кто ты? Где мой Деметрий?
  
  Голоса в толпе. Чудо совершилось! Гляди! Гляди!
  
  Эраст. Лигей! О, Лигей! Как ты прекрасен!
  
  
  
   Пок. Урок я справил. Малость позабыл:
  
  
  
   Ослица здесь - прелестней всех кобыл.
  
   Срывает ослиную голову с Елены. Она замечает Деметрия и бежит к нему.
  
  
  Деметрий (отталкивает ее). Ты снова здесь? Язва! Болячка!
  
  Елена. О стыд мой! Горе! Гермия, отдай мне его! Вспомни, мы были
  подругами!
  
  Великая Весталка. Раньше молитв наших исполнила Богиня свои обеты. О,
  светлый и Благостный Герцог! Позови к себе исцеленных расспросить их. И
  прикажи снести в храм золотой трон и венец.
  
  Все. Слава! Слава великой богине! Наше место свято!
  
  Тезей (воинам). Приведите мне исцеленных.
  
  Пок (подбегает к Деметрию, который отталлкивает Елену, Лизандра и
  
   Гермию).
  
  
  
   Там снова свалка. Парень девку гонит.
  
  
  
   Из трех не выйдет пары. Пок, за дело!
  
  
  
   Мой лепесток, за труд! Пора приспела!
  
   (Выхватывает алый лепесток и брызжет им в глаза Деметрию,
  
  
  
   замахнувшемуся на Елену.)
  
  
  Деметрий (обнимает Елену). Елена, вижу, вижу! Как мог я любить ту самку
  с противным лицом и столько дней добиваться ее любви! Но прозревший
  отворачивает взор свой от уродства и обращает его к красоте.
  
   Падают в объятия один другому и удаляются в лес. Воины приводят Лигея
  
  
  
  
  
  к Тезею.
  
  
  Тезей. Где женщина, которая была ослицею?
  
  Воины. Она убежала в лес со своим любовником.
  
  Тезей. Не тревожьте их. Пылкость их страстей я принимаю за благое
  знамение, ниспосланное богиней мне и моей Ипполите. Ты же, любезный юноша,
  объясни нам всем, видевшим чудо над тобою, кто ты и откуда родом.
  
  Лигей (стоит, задумчиво почесывая спину, возле Тезея). Кто я, любезный
  герцог, и откуда? Я из Афин. Я там был поэтом и предводителем вот этих -
  друзей муз. (Указывает на робко жмущихся позади него товарищей.)
  
  Тезей. Узнать это нам радостно, милый поэт Лигей. Теперь удовлетвори
  нашу законную любознательность, объяснив нам, как к тебе приросли ослиная
  морда, хвост и копыта и откуда ты спустился к нам.
  
  Лигей (чешет спину сердито). Это... я не понимаю, что ты говоришь. Это
  басни, милостивый герцог, такими враками детей пугать! А что насчет того,
  что я спустился, - так это с неба. Меня боги во сне восхитили на небо, чтобы
  я им там сочинял сонеты.
  
  Тезей. Чего невозможно проверить, тому возможно лишь изумляться. Теперь
  ответь и на последний мой вопрос: чей и откуда тот драгоценный трон и дивный
  венец?
  
  Лигей (оборачивается. Замечает трон и венец). А... это? Это - мое. И от
  них.
  
  Великая Весталка. Дар неба - не на пользование смертным. Тот мудр, кто
  знает пути благочестия. Диане-освободительнице сей трон и сей венец,
  мастерства и ценности нечеловеческих.
  
  Лигей (по привычке лягается обеими ногами. Затягивает). Ио... о...
  (Потом вопит.) Мой... я сам умею.
  
  Тезей. Права еще раз Великая Весталка. Ты же, юноша, не навлекай
  корыстолюбием и черною неблагодарностью гнева освободившей тебя Великой
  Богини. Вот тебе кошель: он полон червонцами. А вот венок плюшевый. В нем ты
  явишься на состязания, которые сегодня состоятся в Афинах, чтобы развлечь
  меня и мою Ипполиту. Радуйся! И да послужит тебе твое сверхъестественное
  похождение во славу перед людьми! (Отпускает Лигея. Оборачивается к Великой
  Весталке) Теперь мы покидаем твои священные плиты, величая имя милостивой
  Дианы. Здесь моления [одно слово неразб.] исполняются, и добрые подаются
  знамения любящим. И тебя благодарю, Великая Весталка. Радуйся! (Кланяется
  весталкам, которые возвращаются в храм, притворяя за собою его двери.
  Обращается ко всему народу.)
  
  Весели нас, добрый наш народ, чтобы скорее протекали несносные часы до
  второй нашей брачной ночи, которая будет нам первою, и все, кто здесь, на
  этом святом месте оказались влюбленными, пусть смело парами следуют за нами.
  Разъединить их не может уже ни власть отцов, ни власть самого герцога.
  (Выступает вперед по дороге в Афины.)
  
   За ним Лизандр и Гермия, Деметрий и Елена. Все сбывают. Остаются еще
  
  
  Мормоликс, Баратрон, Леонид, Медон, Эраст, Лигей,
  
  
  
  
   Лютник и Волынщик.
  
  
  
   Лигей. Дуй, волынка! Лютник, дери струны!
  
  
  
  (Поет, притоптывая под дикую музыку.)
  
  
  
   Сбылись, скрылись годы злые!
  
  
  
   Эх, товарищи милые,
  
  
  
   Рассказать вам сон лихой -
  
  
  
   Утро затопить тоской.
  
  
  
   Лучше с вами, други-братья,
  
  
  
   Мирно нимф делить объятья,
  
  
  
   Флейтой дивной колдовать,
  
  
  
   Распрелестниц миловать.
  
  
  
   Эх, чего тужить Лигею!
  
  
  
   Ничего я не жалею -
  
  
  
   Покидаю всех богов
  
  
  
   Для друзей-озорников!
  
  
  
   Музыка, стой!
  
  
  
   (Играет финал на флейте.)
  
  
  
  
  Восторженные рукоплесканья Медона.
  
  
  Спешим в Афины! Готовиться к состязаньям!
  
  Леонид. На стадион.
  
  Мормоликс и Баратрон. Всех бойцов кулаками заколотим!
  
  Лигей. Роли не забыли? Не провалите мою трагедию в театре Диониса!
  
  Эраст. Твоя возьмет. И я спою свой гимн победителю.
  
  Леонид. Будем богаты!
  
  Лигей. И славны! (Хватает пригоршню золотых из мешка и наделяет
  товарищей.)
  
  Медон. Я тебя побью. Всем такую речь скажу! Обо всем мудром и вообще.
  Меня лавром коронуют.
  
  Лигей. Дожидайся! Ты и зеркала такого не видел, как я во сне.
  
  Все. Расскажи! Расскажи!
  
  Лигей. Потом.
  
  
  
   Все идут. Лигей остается в задумчивости.
  
  
  Все. Лигей! Лигей!
  
  Медон. И вовсе не был он на небе. Просто на крышу залез, чтобы ослиное
  рыло спрятать. Этак и я... Еще меня сама Афина лавром...
  
  
  
  
  
   Эраст его бьет.
  
  
  Остальные. Лигей! Лигей!
  
  Лигей (про себя бормочет, как во сне).
  
  
  
   Как страшен эльфа лик и как прекрасен!
  
  
  
   Я сплю... иль видел сон... Ко мне, друзья!
  
  
  
  Пок выскакивает из лесу и кричит трижды петухом.
  
  
   Все и Лигей. Петух! Петух! Уж утро! Бежим!
  
  
  
  
  
  (Убегают.)
  
  Прилетают четыре хора эльфов с нарастающей, потом сбывающей звонкостью труб.
  
  
   Первый хор. За восточной горой
  
  
  
   Предрассветной порой
  
  
  
   Заросились луга.
  
   Второй хор. Задымились луга,
  
  
  
   Забелела заря,
  
  
  
   Разбудите царя!
  
   Третий хор. Золотится заря.
  
  
  
   Протрубите, рога,
  
  
  
   Подымайте царя.
  
  Четвертый хор. Заалела заря.
  
  
  
   Дребезжите, рога,
  
  
  
   Торопите царя!
  
  
   Пок (лезет на кровлю).
  
  
  
   Царь Оберон! Царь Оберон, проснись!
  
  
   Оберон (садится на ложе рядом с проснувшейся Титанией).
  
  
  
   Злой сон я видел.
  
  
  Титания. Грезилось и мне.
  
  
  Оберон. Но мудр проснулся и любовью сильный.
  
  
  Титания. Летим, мой царь! Дорогой вспомним сны.
  
  
  Оберон. Летим, желанная супруга! (Трубит в свой рог.)
  
  
  
   Эльфы!
  
  
  
   Несите троны.
  
  
   Пок. Царь, нам вспомнить впору,
  
  
  
   Сколь много славных дел нас ожидает.
  
  
  Оберон. Ты прав, мой Пок, своим напоминаньем.
  
  
  
   Мы землю с небом призваны роднить.
  
  
  Титания. И в смертных вечность творчества будить.
  
  
  
  
  
  Эльфы приносят троны.
  
  
   Пок. Спеши, царь Оберон, на запад хмурый.
  
   Сердце Розы. Он станет светом, лишь мы прилетим.
  
  
   Оберон (подымаясь вместе с Титанией с ложа).
  
  
  
   Где ступишь ты - там брызнет цветик рая,
  
  
  
   Ты засмеешься - вспыхнут очи звезд!
  
  
  Титания. Где ступишь ты - земля звенит играя,
  
  
  
   Смеешься ты - от края и до края
  
  
  
   Охватит небо семицветный мост.
  
  
  
  
  (Венчает себя венцом.)
  
  
   Пок. Мне чудится - ленились долго мы.
  
   Сердце Розы. Забыли смех и умное веселье*.
  
  
  
  
  Оберон и Титания всходят на троны.
  
  
  
  Оберон. Пусть высохнут болота. Море синим
  
  
  
   Пусть дремлет в аметистных берегах.
  
  
  Титания. Пусть овцы на смарагдовых* лугах,
  
  
  
   Как снег белеют. Светлые напевы
  
  
  
   Заводят юноши в венках и девы.
  
   Улетают все, кроме Пока. Первые лучи солнца падают на кровлю храма.
  
  
  Пок (стремительно слетает на площадь. Обращается к публике в театре).
  
  
  
   Титании божественная нежность
  
  
  
   И Оберона пылкая мятежность,
  
  
  
   Певучий рев и мощные крыла
  
  
  
   Лигея в людях, меж богов осла, -
  
  
  
   Вот представленья нашего предметы.
  
  
  
   Богов и смертных различай приметы:
  
  
  
   Пусть эльфы рощ проказят и шалят,
  
  
  
   Любовных бредней грезят новый лад.
  
  
  
   Вам, смертным, брать пример с богов напрасно
  
  
  
   И даже приближаться к ним опасно,
  
  
  
   Не мни выведывать об их делах -
  
  
  
   Не то как раз очутишься в ослах!
  
  
  
  
  
  
  Конец
  
  
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  Печатается по: Театр. 1993. No 5. Первая полная публикация осуществлена
  Н. А. Богомоловым. Первое действие воспроизведено по тексту альманаха
  "Цветник Ор. Кошница первая" (СПб., 1907), второе, третье и четвертое - по
  автографам, хранящимся в ОР РГБ. (Ф. 109. Карт. 41. Ед. хр. 19-21). Пьеса
  представляет собой свободную вариацию на темы пьесы В. Шекспира "Сон в
  летнюю ночь". Зиновьева-Аннибал воспроизвела жанровую структуру
  шекспировской феерии, которая тоже представляет собой карнавал знаменитых
  персонажей, сказку об известных сказках, включающую мифы античности и
  легенды средневековья. При этом, по всей видимости, сохранена ритмика
  образца, для чего использован 5-стопный нерифмованный ямб. Общими у Шекспира
  и Зиновьевой-Аннибал являются и некоторые действующие лица - Лизандр и
  Деметрий, влюбленные в Гермию, Гермия, Елена, Оберон, царь эльфов, его жена
  Титания, маленький эльф Пэк (у Зиновьевой-Аннибал Пок). Но есть и
  разночтения. Вместо второстепенных персонажей Шекспира - Плотника, Столяра,
  Ткача, Медника, Портного, Починщика раздувальных мехов - Зиновьева-Аннибал
  вводит только Лютника и Волынщика. Сокращено и количество эльфов, выведенных
  в пьесе Шекспиром. У автора "Певучего осла" нет ни Душистого Горошка, ни
  Паутинки, ни Мотылька, ни Горчичного зерна. Но есть довольно тщательно выпи-
  санный персонаж - Сердце Розы. При этом введены такие действующие лица, как
  Свиное Рыло, Кроличья Голова, Голова Летучей мыши, Прекрасный Поэт,
  Прекрасная женщина, Оленья Голова, Растрепанный Человек, в которых довольно
  четко угадывались посетители "Башни".
  
  
  С. 211. Four nights will quickly dream away the time. - Строки, взятые
  эпиграфом, в переводе Т. Щепкиной-Куперник звучат так: "Четыре ночи в снах
  так быстро канут..."
  
  Действие первое. - При публикации первого действия в альманахе "Цветник
  Ор" оно было озаглавлено "Певучий осел. Трилогии первая часть: "Алцвет".
  Вариации на тему из Шекспирова "Сна в летнюю ночь"". Каприфолия -
  декоративная жимолость.
  
  Луг устлали лунным светом, // ... Где рога и голоса... - Стихотворный
  текст написан Вяч. Ивановым.
  
  Сердце Розы - мистический символ. Отдельная роза является символом
  завершенности, полноты, совершенства. С этими качествами ассоциируются идеи
  мистического центра.
  
  С. 211. Оберон - персонаж восходит к герою французского средневекового
  романа о Гюоне из Бордо. Здесь, несомненно, носит черты Вяч. Иванова.
  Титания - имя жены Оберона и царицы фей взято из "Метаморфоз" Овидия. В
  пьесе в этом образе выведена сама Л. Д. Зиновьева-Аннибал. Я родилась вчера
  из алой розы... - Алый цвет розы символизирует страсть.
  
  С. 212. Чтоб, возвратясь с охоты, что на майских... - Как и у Шекспира,
  действие пьесы приурочено к майским празднествам.
  
  ...там зацветет фиалка ночи. - Возможно, косвенная отсылка к поэме А.
  Блока "Ночная фиалка", над которой поэт работал в течение зимы 1905-1906 г.
  и которой очень дорожил; в то же время фиалка - христианский символ
  смирения.
  
  С. 213. Купала - в восточнославянской мифологии главный персонаж
  праздника летнего солнцестояния (в ночь на Ивана Купалу - народное прозвище
  Иоанна Крестителя - с 23 на 24 июня по старому стилю). Во время праздника
  Купалу топят в воде; разжигаются священные костры, через которые прыгают
  участники обряда. Имя Купала родственно лат. Купидон, "стремление".
  
  С. 214. Эрот - в греческой мифологии бог любви. Одно из четырех
  космогонических первоначал, наряду с Хаосом, Геей и Тартаром.
  
  С. 215. Феб - (лат.) имя-эпитет Аполлона, указывающий на чистоту,
  блеск. Здесь акцентируется тождество Аполлона с солнцем во всей полноте его
  целительных и губительных функций. Волн сафир... - см. коммент. к с. 210.
  
  С. 216. Кто его кровью окрестится красной... - Стихотворный текст
  написан Вяч. Ивановым.
  
  С. 218. Поликрат (ум. в 522 до н. э.) - известный самосский торговец, в
  538 установивший тиранию на Самосе. История его правления изложена у
  Геродота. Ему были присущи эгоизм, страсть к роскоши, щедрость, энергия,
  любовь к искусству и наукам. У него при дворе жили поэт Анакреон и философ
  Пифагор.
  
  Тезей - в греческой мифологии сын афинского царя Эгея и Эфры. Античная
  традиция приписывает Тезею объединение всех жителей Аттики в единый народ и
  единое государство (Афины).
  
  С. 220. Ипполита - в греческой мифологии царица амазонок. Существует
  несколько вариантов мифа о Тезее и Ипполите. Согласно одному из них, Геракл
  взял ее в плен и отдал Тезею. По другой версии Тезей сам предпринял поход
  против амазонок и захватил их царицу. По преданию у них был сын Ипполит.
  Паллада - (греч. дева), прозвище Афины, вечно девственной богини мудрости и
  справедливости, дочери Зевса.
  
  Гимнософист (греч. нагой мудрец) - со времен Ксенофонта и Геродота
  название индийской касты брахманов, аскетический образ жизни которых служил
  в эллинистической Греции моральным образцом.
  
  С. 221. Ристалища - площади для гимнастических, конных и др.
  состязаний, а также сами состязания. Драхма - греческая весовая и денежная
  единица различного достоинства.
  
  С. 224. Водяницы - в славянской мифологии женские духи воды, воплощения
  стихии воды как отрицательного и опасного начала; в них превращаются умершие
  девушки, преимущественно утопленницы.
  
  С. 225. Вакх - греческое имя Диониса, бога плодоносящих сил земли,
  растительности, виноградарства и виноделия.
  
  Силен - в греческой мифологии демон плодородия, воплощение стихийных
  сил природы, веселый, толстый старый пьяница, но мудрый, имеющий дар
  пророчества. Вместе с сатирами составляет свиту Диониса, двигаясь или в
  собственной карете, которую везет осел, или развалясь на спине осла.
  
  Ио! Ио! Проснется наш поэт... - В осла, в которого влюбляется Оберон,
  не случайно превращается поэт Лигей. Это намек на С. Городецкого, которого
  В. Иванов вовлекал в любовные игры, претворяя в жизнь свою концепцию
  соборной любви и преодоления индивидуализма; название первого поэтического
  сборника С. Городецкого "Ярь" (1907) также обыгрывается в тексте пьесы.
  
  С. 228. Стикс - река в царстве мертвых. Клятва водой Стикса - самая
  страшная. Летейский сон - последнее успокоение, смерть; по названию реки
  Леты в царстве мертвых, испив воду которой, души умерших забывают свою былую
  земную жизнь. Флегетон - или Пирифлегетон, огненный поток, окружающий Аид.
  
  С. 229. На острове, где башня... - Прозрачный намек на "Башню" Ивановых
  в Петербурге.
  
  Кудель - вычесанный и перевязанный пучок льна, пеньки, изготовленный из
  пряжи.

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 185 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа