Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Артистона, Страница 4

Сумароков Александр Петрович - Артистона


1 2 3 4 5 6 7

bsp; Что может сделать он с немногими друзьями?
  
  
  Злодей его таков велик Отаном стал,
  
  
  Что весь против его остаток света мал.
  
  
  Бессильствуют мечи биющися о камень:
  
  
  Все в области его, орудие и пламень.
  
  
  О небо! не умножь печали моея!
  
  
  Прошу, чтоб Дарию была супругой я:
  
  
  Хотя сей пышный брак, увы! мне и ужасен,
  
  
  Пекуся только, чтоб Оркант был безопасен.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ IV
  
  
  Артистона, Занида и паж Оркантов.
  
  
  
  
   Паж
  
  
  Прими сие письмо, княжна, и просмотри,
  
  
  И токи от очей слезящих оботри.
  
  
  (Артистона читает тихонько, и потом.
  
  
  Но где теперь его, скажи мне, зрак любезный?
  
  
  Коль безопасен он, отру источник слезный.
  
  
  
  
   Паж
  
  
  Мне только повелел тебе он донести,
  
  
  Что чает спасть тебя и жизнь свою спасти.
  
  
  Я больше ничего сказать о том не знаю
  
  
  И из чертогов сих со страхом выступаю.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ V
  
  
  
  Артистона и Занида.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Внимай, что пишет он.
  
  
  
  
  (Читает.)
  
  
  
  
  
  Уже я не в руках
  
  
  Злодея своего. Умерь, любезна, страх.
  
  
  Имей надежду ты, ко мне в любови тая,
  
  
  И ожидай меня, царевна дорогая.
  
  
  Как кажется тебе писание сие?
  
  
  
  
  Занида
  
  
  В нем заключается все счастие твое.
  
  
  Теперь ты Дарию престань повиноваться:
  
  
  Когда Оркант спасен, так нечего бояться.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Во упование любовь его ввела.
  
  
  Хотя велика страсть, надежда в ней мала.
  
  
  Он тщетно мыслит то, что жизнь его спаслася.
  
  
  Ах! лучше бы на трон я Дариев взнеслася,
  
  
  Как такову терпеть презельну мне боязнь?
  
  
  Оркант! ты за меня себе готовишь казнь.
  
  
  
  
  Занида
  
  
  Ты сердце горестью единой наполняешь
  
  
  И мысль свою одним отчаяньем питаешь.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Кто бедствы зрел среди морских великих волн,
  
  
  Тот и в речных струях всегда боязни полн.
  
  
  Где, Дарий, ты свою оставил прежню славу,
  
  
  Как из Отановых ты рук приял державу?
  
  
  Ты правосудие и милость наблюдал
  
  
  И подданным своим в себе пример являл,
  
  
  Что человечество от зверства отделяет
  
  
  И в чем нас естество над скотством возвышает.
  
  
  К чему ж величество богов нам познавать,
  
  
  Коль по уставам их не тщимся исполнять?
  
  
  Иль обладателю, прияв от них корону,
  
  
  Не предписуется бессмертными закону?
  
  
  Не таковую мысль родитель мой имел:
  
  
  Бессмертным никогда противиться не смел.
  
  
  Коль больше божество его превозносило,
  
  
  Толь более его смиренно сердце было.
  
  
  В руках имея скиптр и на главе венец,
  
  
  Преступников карал, невинным был отец.
  
  
  Он мужеством своим монархию восставил,
  
  
  Но больше счастия себя щедротой славил.
  
  
  Не слышишь, отче мой, сих горестных речей!
  
  
  Не видишь жарких струй, текущих из очей!
  
  
  О! хладныя земли разверзися утроба!
  
  
  Проснись, великий Кир и встань на час из гроба!
  
  
  Я инде помощи не зрю себе нигде,
  
  
  Будь ты защитник мне, стенящей в сей беде!
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ VI
  
  
  
   Те ж и Дарий.
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Ко облегчению твоей напрасной муки
  
  
  Я тщился поручить Орканта в верны руки,
  
  
  Но дерзостный, в любви противной мне горя,
  
  
  Из града убежал прогневати царя.
  
  
  Уже повелено различными путями
  
  
  Бежать за беглецом поспешными ногами.
  
  
  И чтоб повинным быть приказам мне твоим,
  
  
  Повсюду воины разосланы за ним.
  
  
  Рождается в самом отце его досада,
  
  
  Пошел в взыскание его, и он из града.
  
  
  Одни стремительно дорогами бегут,
  
  
  Другие по лугам и рощам стерегут
  
  
  Рассыпаны, его касаяся степенем,
  
  
  Подобно как ловцы текучи за еленем.
  
  
  Но пусть мои раби стараются найтить
  
  
  Ушедшего отсель и паки возвратить;
  
  
  А я тебя уж зрю, как верную супругу,
  
  
  Пойдем пред олтари и присягнем друг другу.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Доколь не будет здесь Отанов сын опять,
  
  
  До тех пор не могу я ничего зачать.
  
  
  Не привлекай меня безвременно к короне!
  
  
  Или ты позабыл, что мил он Артистоне?
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Ты памятуешь то: я помнить не хощу,
  
  
  Но знай, когда сего преступника сыщу,
  
  
  Что ты во мзду своей неизреченной лести
  
  
  Не получишь о нем уже иные вести,
  
  
  Как только ту, что он в отечестве своем
  
  
  За преступление скончался под мечом.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Свирепая душа, и сердце толь сурово!
  
  
  Как смеешь испустить из уст такое слово?
  
  
  За что невинного казнити предприял?
  
  
  За то ль, что от тебя гонимый убежал?
  
  
  Или за то, что ты законы презираешь
  
  
  И властию своей природу принуждаешь?
  
  
  На то ли скиптр тебе вручило божество,
  
  
  Чтоб под рукой твоей стенало естество?
  
  
  Хотя и славится народов повелитель,
  
  
  Но славнее еще отечества любитель.
  
  
  Где к обществу любовь с венцем сопряжена,
  
  
  О коль тогда, о коль блаженна та страна!
  
  
  Коль покрывает царь рабов своих щедротой,
  
  
  Они за честь его льют кровь свою с охотой...
  
  
  Не отвращай очей и речь мою внемли:
  
  
  Такой царь образ есть бессмертных на земли.
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Ты честь мою сама, царевна, помрачаешь,
  
  
  И ты лишь мысль мою к тиранству направляешь.
  
  
  Вина сему твои несклонности одни.
  
  
  Склонись; тогда пойдут благополучны дни.
  
  
  Того, что мудрая царевна ненавидит,
  
  
  Никто под областью моею не увидит.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Намеренье твое есть отрасль суеты.
  
  
  Не для ради любви, не ради красоты,
  
  
  Ища единый недолгий забавы,
  
  
  Ты должен наблюдать блаженство вечной славы.
  
  
  Забавы, счастие преходят так как тень,
  
  
  И весь наш краткий век минется так, как день.
  
  
  А если в животе мы чем себя прославим,
  
  
  Мы имя сим свое надолго жить оставим.
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Мой разум мне искать величества велит,
  
  
  Но сердца без тебя ничем не веселит.
  
  
  Не я, но рок моих жестокостей содетель.
  
  
  О дщерь премудрости, святая добродетель!
  
  
  Я чткл тебя всегда, в объятии храня,
  
  
  А ныне ты, увы! уходишь от меня
  
  
  И слабости моей уже не подкрепляешь!
  
  
  А ты нимало мне, княжна, не помогаешь!
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Коль из злодейств она не может извлечи,
  
  
  Никто уже тебе не может помочи.
  
  
  Уничтожай еще, что я гобою стражду,
  
  
  Пролей невинну кровь и утоли тем жажду.
  
  
  Но ведай, что не сей меня склоняти путь;
  
  
  По сем не восхочу на образ твой взглянуть.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ VII
  
  
  
  Те ж и военачальник.
  
  
  
   Военачальник
  
  
  Все те, которые ушедшего искали
  
  
  И со оружием из града побежали,
  
  
  Близь трети воинства к Отану притекли
  
  
  И нового царя в Орканте нарекли,
  
  
  Глася: да здравствует он с дочерию Кира
  
  
  И взыдет на престол прияти область мира.
  
  
  Оркант с отцем своим распоряжают там.
  
  
  Что ты, о государь, повелеваешь нам?
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Сберем все воинство, воздвигнем силу многу,
  
  
  Вели в трубы трубить и бить везде тревогу;
  
  
  От кореня щедрот, какие хвалишь ты,
  
  
  Изрядные, княжна, рождаются цветы!
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Не уличай меня, я память погубляю
  
  
  И в сем смущении сама себя не знаю.
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Вооружайтеся, я покажу то им,
  
  
  Как должно делать казнь злодеям таковым.
  
  
  Покройте площади вставшими полками
  
  
  И ожидайте мя, я скоро буду с вами.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ VIII
  
  
   Дарий, Артистона и Занида.
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Подумай, если б я, княжна, мучитель был
  
  
  И прежде своего врага не пощадил,
  
  
  Чтоб оно варварство народу пользой стало
  
  
  И дерзновение спокойству б не мешало.
  
  
  Удобно ли еще тебе их оправдать?
  
  
  Они своих граждан стремятся убивать
  
  
  И, на владетеля бесстыдно восставая,
  
  
  Рабов против его сим ядом заражая,
  
  
  Похитити хотят венец, монарший сан,
  
  
  Который праведно от общества мне дан.
  
  
  Хотят рассыпати великолепны стены
  
  
  И, возмущением начав искать премены,
  
  
  Для удовольствия желанья своего
  
  
  Потрясть покой царя и света в нем всего.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Уж оправдание мое им бесполезно,
  
  
  А бытие мое, увы! на свете слезно!
  
  
  Я, бедная, одна источник всей вины,
  
  
  Рушительница я гражданской тишины:
  
  
  Мной несогласие меж персов загорелось,
  
  
  И сердце мной твое в минуту злу затлелось.
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Я жару не кляну, в котором я горю,
  
  
  Спокойство возвращу, злодеев покорю,
  
  
  Оружие на мя подъявших нерассудно.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Вы зрите, как терпеть, всевидцы, мне днесь трудно!
  
  
  Достойна ль крови той я, Дария пленя,
  
  
  Которая в сей день прольется за меня!
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Чего достойна ты, мое то сердце знает,
  
  
  Оно дщерь Кирову с бессмертными равняет.
  
  
  В тебе я вижу смесь премудрости, красы,
  
  
  Приятств и нежности; в какие ты часы
  
  
  В утробе матерней, прекрасна, зачиналась!
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Когда на Персию судьбина прогневлялась
  
  
  И ей на высоте готовила удар:
  
  
  Се искра та теперь произвела пожар.
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Не ты вина, а огнь сей скоро затушится.
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  Пойдем, Занида, мы, мой тяжко ум крушится.
  
  
  
  
  Дарий
  
  
  Забудь Орканта днесь, коль он толь винен стал,
  
  
  И помни лишь, что я тобою воспылал.
  
  
  Теперь я отхожу на должну оборону
  
  
  И принесу к тебе и лавры, и корону.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ I
  
  
  
   Федима и Мальмира.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Звала ль Гикарна ты? И что он отвечал?
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  К приказу твоему предстати обещал.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Откройтеся пути во ум мой мыслям злостным!
  
  
  Наполнись, сердце, ты днесь ядом смертоносным,
  
  
  Забуди прежнюю царевнину приязнь,
  
  
  Подвигни кровь мою на мщение и казнь!
  
  
  Остаток совести из мысли истребися!
  
  
  А ты, тиранский дух, во мне распространися!
  
  
  Ужасные цари томящимся душам,
  
  
  О боги вечной тьмы, я прибегаю к вам!
  
  
  Коль боги от меня небесны отвратились,
  
  
  Вы мой примите стон, все мысли в вас вперились,
  
  
  И сделайте, прияв из уст моих слова,
  
  
  Чтоб я была, как вы, свирепа такова!
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Уж ты и без того себе днесь не подобна:
  
  
  Ты прежде не могла, Федима, быть так злобна.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Надежду получив, в объятии иметь
  
  
  Того, кто возведен полсветом овладеть,
  
  
  Велико множество зреть смертных под ногами
  
  
  И быти выше всех с супругом под богами,
  
  
  А после потеряв все мнение сие
  
  
  И уступаючи величество свое,
  
  
  Другой, которая для сей огромной славы
  
  
  Отстала своея дражайшия забавы,
  
  
  Удобно ль, чтобы я нечувственна была,
  
  
  И повинуясь, ей рабою быть могла!
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Не в пышной суете зрит счастье сердце чиво:
  
  
  На все, что льстит другим, взирает горделиво,
  
  
  В благополучиях пренебрегает их!
  
  
  Великодушствует в случаях самых злых,
  
  
  Велико в области, велико и в подданстве
  
  
  И ищет благ своих в едином постоянстве.
  
  
  Коль хочешь быть славна, душою укрепись
  
  
  И легкомыслия душ слабых устыдись.
  
  
  Не тот велик есть, кто народами владеет,
  
  
  Но кто достойно скиптр в руках своих имеет.
  
  
  К такому подданных сердца в любви горят,
  
  
  Дела его во всех концах земли гремят.
  
  
  А ты тщеславием и зверством беспокойна,
  
  
  Участья в области прияти недостойна.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Никак забыла ты, кому ты говоришь?
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Ты мне усердной быть к себе не воспретишь.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ II
  
  
  
   Те ж и Гикарн.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Каких мы дожили отечеству дней вредных!
  
  
  
  
  Гикарн
  
  
  Ожесточилася судьба на персов бедных.
  
  
  Пришли, настали днесь противны времена,
  
  
  И разделилися персидски знамена.
  
  
  Граждане на своих граждан теперь восстали
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 145 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа