Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Артистона

Сумароков Александр Петрович - Артистона


1 2 3 4 5 6 7

  
  
   А. П. Сумароков
  
  
  
  
  Артистона
  
  
  
  
  Трагедия Представлена в первый раз в 1750 году в октябре месяце, в Императорских
  
   комнатах в зимнем дворце в Санктпетербурге. --------------------------------------
  А. П. Сумароков. Драматические произведения.
  Л., "Искусство", 1990
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  Дарий, царь Персидский.
  Артистона, дочь Кирова.
  Отан, знатнейший вельможа персидский.
  Оркант, сын его.
  Федима, дочь его.
  Гикарн, вельможа персидский.
  Занида, наперсница Артистоны.
  Мальмира, наперсница Федимы.
  Вестник.
  Паж.
  Воины.
  
  
   Действие есть в царском доме.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ I
  
  
  
   Федима и Мальмира.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Доколе буду зреть в сем образе тебя?
  
  
  Когда начнешь щадить, Федима, ты себя?
  
  
  Я зрю, что ты всегда печалишься, вздыхаешь
  
  
  И дни цветущих лет напрасно погубляешь.
  
  
  Отан тебе отец, и Дарий твой жених:
  
  
  Единого ты зришь войск вождем всех стран сих,
  
  
  Другого видишь ты порфирою одета,
  
  
  И скипетру его подвержено полсвета.
  
  
  От имени его трепещет целый свет,
  
  
  И выше Дария из смертных в свете нет.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Что представляешь ты к Федиминой забаве,
  
  
  Вещая о его мне необъятной славе?
  
  
  Меня то в пущую ввергает днесь напасть.
  
  
  Не я с ним разделю, не я монарщу власть.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Но не напрасно ль ты, Федима, беспокойна?
  
  
  Кто может чести сей иная быть достойна?
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Та, с кем я возросла, с кем купно я жила,
  
  
  Котора тайн моих участница была.
  
  
  Она лишает мя величества и трона,
  
  
  И сердца, коим я прельщалась...
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  
  
  
  
   Артистона?
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Дивися ты теперь и сожалей о мне.
  
  
  Я все то счастие так зрела как во сне:
  
  
  Так страждущ в горестях, чрез помощь бедных ночи,
  
  
  В изнеможении сомкнув слезящи очи,
  
  
  Когда увидит то, чего желает он,
  
  
  И как то унесет опять с собою сон,
  
  
  Грустит зляй прежнего, почто ему то снилось,
  
  
  Чем сердце суетно так мало веселилось.
  
  
  Как лишь щедротою нечаянных судьбин
  
  
  На славный Киров трон восшел Гистаспов сын,
  
  
  И в сем величестве народу предъявился,
  
  
  Тогда он в тот же час, он в сердце мне вселился.
  
  
  Монаршей честию в него нашел он путь,
  
  
  И взор его меня принудил воздохнуть.
  
  
  Потом одно с другим незапно съединилось,
  
  
  И сердце Дарию Федимы покорилось.
  
  
  Ты ведаешь давно, что я прельщалась сим
  
  
  И чаяла конца вздыханиям моим.
  
  
  Днесь зрю, что вся его любовь была обманы:
  
  
  Он тщетно растравлял мои сердечны раны;
  
  
  Лишь только, чтоб себя на троне утвердить,
  
  
  Чтоб мой отец не мог препятств ему творить.
  
  
  Теперь мои глаза им просвещенны стали
  
  
  Веселости прошли, которы мя питали.
  
  
  А я низверженна в несносную напасть,
  
  
  Почувствовала днесь неизреченну страсть.
  
  
  Жестокость, ах! его мой пламень умножает,
  
  
  Неверность не всегда любовь искореняет.
  
  
  Но что я говорю? Он верен не бывал!
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Об Артистоне твой доныне брат вздыхал,
  
  
  Она вздыхания его восприимала.
  
  
  Иль свет обманом полн, и верность вся пропала!
  
  
  Но если бы не ты сказала то об ней...
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Она наполнилась свирепством лютых змей.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Коль сердце и ее неправедно и злобно,
  
  
  Так добродетели сыскати неудобно.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Колб приклонен весь мир к злодействам таковым,
  
  
  Не должно ли и нам последовать за ним?
  
  
  К чему в терпении влачить нам жизнь унылу!
  
  
  Преодолела ложь душ непорочных силу.
  
  
  Нет жалости нигде, ни дружбы, ни любви.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Оставь в лукавстве мир, ты с истиной живи.
  
  
  Когда угодна жизнь по радостям катится,
  
  
  Великия души тогда еще не зрится.
  
  
  Как не прикоснется спокойствию беда,
  
  
  Дух слабостей лишен и бодрствует всегда.
  
  
  Но как чуветвительно наш разум огорчится,
  
  
  Тогда коль бодр наш дух, тогда лишь объявится.
  
  
  Великодушствуй днесь и скорбь одолевай,
  
  
  Пусть счастье зверствует, ты бедствы презирай.
  
  
  Чти добродетель ввек, не разлучайся с нею,
  
  
  В ней счастия ищи...
  
  
  
  
  Федима
  
  
  
  
  
  В ней счастья не имею
  
  
  И зрю, что слаб она противу злобы щит.
  
  
  Померкли мысли в ней, и ум мой весь разлит.
  
  
  Наполнюся теперь я смертоносным ядом.
  
  
  Мой простреленный брат прельщенным прежде взглядом,
  
  
  Отчаян сетует, по всем местам стеня,
  
  
  И вступится за честь свою и за меня.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Какое мщение имети ты желаешь?
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Желаю смерти им, еще ли вопрошаешь?
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Не думай, чтоб твой брат толико жесток был,
  
  
  Чтоб деве той дал смерть, котору он любил.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Любовный жар измен не может претерпети:
  
  
  Они неверны нам и должны умерети.
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Изрядные плоды любовь произрастит!
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Сей плод даст смерть и мне и страсть искоренит.
  
  
  Так хочешь, чтобы я с мученьем умирала
  
  
  И сердце царское тиранке оставляла.
  
  
  Иль умертвив ея, могла в покое быть,
  
  
  Как будет он об ней при мне слез токи лить.
  
  
  Иль чтоб он поражен презельною тоскою,
  
  
  Живот мой за нее своею взял рукою?
  
  
  
  
  Мальмира
  
  
  Ничто злодействия не может оправдать.
  
  
  Представи ты себе, чью хочешь жизнь отнять.
  
  
  Не чувствуй в совести нималой больше муки,
  
  
  И обагряй в крови возлюбленнейшей руки,
  
  
  И оставляй сию ты славу по себе,
  
  
  Что будет предпочтен и лютый зверь тебе.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Мальмира! ты меня совсем уж осудила,
  
  
  Федима Дария еще не погубила.
  
  
  Я постигаю то, что мысль моя груба,
  
  
  И как ни злобствую, вся злость моя слаба.
  
  
  Как помню я его подвластного сей деве,
  
  
  Во исступлении и в самом пущем гневе,
  
  
  Когда б готова я была его пить кровь,
  
  
  В тот самый час к нему я чувствую любовь.
  
  
  Смотри, Мальмира, ты на состоянье злое
  
  
  И рассуждай, могу ль уже я быть в покое!
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ II
  
  
   Федима, Мальмира и Оркант.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Твой зрак являет мне... ах! нет ли вновь чего!
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  Мы счастия с тобой лишилися всего;
  
  
  Неверная княжна всю мысль мою расшибла,
  
  
  Явился нам наш рок, надежда вся погибла.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Что есть еще? Скажи, рази, Оркант, мой слух,
  
  
  На все мучения отверзся уж мой дух.
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  Прочти сие письмо: ты в нем увидишь ясно,
  
  
  Что мы обмануты, надеялись напрасно.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  
  
  (читает)
  
  
  "Ты ведаешь, Оркант, кто был на свете Кир:
  
  
  Едва под скиптр он свой не покорил весь мир.
  
  
  Я дочь его, сие тебе, Оркант, известно,
  
  
  И суетно тебе лицо мое прелестно.
  
  
  Престань прельщаться ты, мной в пламени горя,
  
  
  Дочь Кира, предпочесть должна тебе царя.
  
  
  Уж больше нет тебе в моем днесь сердце места,
  
  
  Ищи себе другой, я Дарию невеста".
  
  
  
   (Потом говорит.)
  
  
  Что ж предприемлешь ты?
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  
  
  
   Неверную узреть
  
  
  И, сей извлекши меч, пред нею умереть.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Преудивительна ее заразов сила!
  
  
  Но такову ли казнь злодейка заслужила?
  
  
  Неслыханная месть изменнице такой!
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  Я сим лишь возвращу погибший мой покой.
  
  
  Мне жизнь была сладка лишь для ее единой.
  
  
  Когда ж я поражен мучительной судьбиной
  
  
  И чувствую такой несносный мне удар,
  
  
  Нет способов иных извлечь из сердца жар.
  
  
  Она в минувши дни, когда со мной любилась,
  
  
  И в сердце, и в уме претвердо вкоренилась.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Когда открылися обманы все и льсти,
  
  
  Умри! коль хочешь ты, но прежде ты отмсти.
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  Прияти не хочу совета бесполезна:
  
  
  Един из них мне царь, другая мне любезна.
  
  
  Какое имя я оставлю по себе?
  
  
  Не уподоблюся, сестра моя, тебе.
  
  
  Безвинно окончать хочу свои печали,
  
  
  Чтоб мне мои беды бесчестием не стали:
  
  
  Не поношение я тщусь себе иметь,
  
  
  Хочу, чтоб обо мне все стали сожалеть.
  
  
  Одна осталась честь днесь частию моею,
  
  
  А ты мя разлучить стараешься и с нею.
  
  
  Мя может живота лишить моя беда,
  
  
  А с честью разлучить не может никогда.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Не отрицай сего достойного совета
  
  
  И следуй правилам преобращенна света.
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  Я помню честности единыя устав,
  
  
  И кроме я его иных не знаю прав.
  
  
  Пускай в злодействии вся плавает вселенна,
  
  
  Оркантова душа чиста и непременна.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Ты как младенец мнишь: когда ж бы ты был муж,
  
  
  Не так бы рассуждал о чистоте ты душ.
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  Как хочешь рассуждай, совет Федимин вреден,
  
  
  Я добродетелен, хотя и крайне беден.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ III
  
  
  
   Те ж и Отан.
  
  
  
  
   Отан
  
  
  Ты Артистониным письмом мя возмутил,
  
  
  Но Дарий к страху страх еще мне приложил.
  
  
  Я видел из письма, что ты, мой сын, несчастен,
  
  
  Но я не уповал, что царь тому участен,
  
  
  И тщетной склонностью царевну обвинял.
  
  
  В сей час и Дарий нам подобно винен стал.
  
  
  Он предприятия пред нами не скрывает
  
  
  И дщери моея на одр свой не желает.
  
  
  Хотя, сказал он мне, Отан, ты и хотел,
  
  
  Чтоб Дарий дочь твою супругою имел.
  
  
  Я мысли привлекал и принуждал природу,
  
  
  Чтоб дочь твою явить царицею народу.
  
  
  Но самой правостью и склонностью моей
  
  
  Сия велика честь дается днесь не ей.
  
  
  Хотя ж Федима мне не будет и супруга,
  
  
  Я буду чтить всегда тебя, мне верна друга.
  
  
  Я о невесте сей его не вопрошал,
  
  
  Однако Дарий мне ее именовал.
  
  
  Будь счастлив с нею ты, коль так определенно,
  
  
  В досаде отвечал я Дарию смущенно.
  
  
  Хоть сколько было льзя, я злость утаивал,
  
  
  Которую мой дух по сердцу простирал.
  
  
  Мне вразумительно, мои любезны дети,
  
  
  Какую должно вам болезнь теперь имети.
  
  
  Приобретенных вы лишилися сердец,
  
  
  И славы нашея является конец.
  
  
  Открылся нам обман. Но всем, что есть, клянуся,
  
  
  Что Дарию еще во славе я явлюся.
  
  
  Умолкнув, всю вражду в притворстве утая,
  
  
  Явлю ему еще, каков в народе я.
  
  
  Ты, упования, Федима, отлученна,
  
  
  Увидишь Дария Отаном низложенна,
  
  
  Поверженна в крови родительской рукой,
  
  
  Узришь изменника ты мертва пред собой.
  
  
  А ты, мой сын, еще надежды не лишайся
  
  
  И возвращения приятства дожидайся.
  
  
  Не только я хочу скончать твою беду,
  
  
  Я с Артистоною на трон тебя взведу.
  
  
  А если мы и в сем еще несчастны будем,
  
  
  Умрем! но мщение во гробе позабудем.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Нет, пусть неверная подобно с ним умрет.
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  В благополучии пускай он с ней живет.
  
  
  Не тщуся овладеть ни сердцем принужденным,
  
  
  Не тщуся овладеть ни скиптром похищенным.
  
  
  От лести я княжны стонаю и грущу,
  
  
  Но все вины своей любезной отпущу,
  
  
  Когда она меня опять любити станет.
  
  
  Но если из твоих рук гром на град сей грянет,
  
  
  Не нежность возвратит ко мне приятство - страх,
  
  
  И буду я тиран в возлюбленных очах.
  
  
  Тиран пребуду я во мнении гражданства,
  
  
  Убийца Дариев и тать его подданства.
  
  
  
  
   Отан
  
  
  Я помощи твоей к отмщенью не ищу,
  
  
  Един на Дария народы возмущу.
  
  
  Увидит часть себе и Артистона гневну;
  
  
  Я ради лишь тебя хотел щадить царевну.
  
  
  Днесь смертию и ей отмстится сей обман:
  
  
  Ты будешь мне рабом и будет царь Отан.
  
  
  
  
  Федима
  
  
  Воздвигни, отче мой, ты нашу падшу славу,
  
  
  Полезнее для всех тебе приять державу;
  
  
  Он млад для скипетра, твой ум искусства полн.
  
  
  
  
  Оркант
  
  
  Ступай ты, отче мой, против сердитых волн,
  
  
  Ступай, куды тебя желанье посылает.
  
  
  Меня на их брегах невинность оставляет.
  
 &nb

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 276 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа