Главная » Книги

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Одна из них, Страница 3

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Одна из них


1 2 3 4 5

... не надо... Действительность лучше.
   Мирра. Разве вы не хотели бы очутиться сейчас в Венеции... в гондоле... как . вы рассказывали?
   Поранов. Зачем... Я все равно не видел бы ничего, кроме вас.
   Пауза. (Смотрит на нее.) Молодая... Душистая. Цветок мой... (Берет ее руку.) Можно... (Подносит к губам.)
   Мирра (отшатываясь). Ах, Боже мой... Отец здесь!
   Поранов. Постойте, я закрою занавеси...
   Мирра. А впрочем... Что из этого?.. Наоборот, его надо позвать. Нэтти, Нэтти... мой фатер здесь... Ты знаешь, он сейчас в грустях, бедный фатер - его отставила la belle et célèbre*.
   Вронская. Бедный папа Вестен!
   Мирра. Он не знает, что мы здесь.
   Вронская. Павел Викторович, тащите его сюда, мы его утешим.
   Князь. Великолепно... Павлик. Исполнено. (Уходит.)
  

VI

  
   Мирра. Налейте мне чего-нибудь, я не знаю, что со мной, у меня все горит внутри.
  

Лоранов наливает ей бокал и приносит.

  
   Поранов. Мирра Аркадьевна... У меня к вам просьба.
   Мирра. Какая?
   Поранов. Возьмите с меня слово, что я... больше не буду пить.
   Мирра (дрожа от волнения). А вы мне его дадите?.. О, дайте мне это слово.
   Поранов. Я больше пить не стану... (Разбивает бокал.)
  

Крепкое рукопожатие.

  
   А теперь выпейте стоя бокал за мое заветное желание.
   Мирра. За какое?
   Поранов. Не знаю, поймете ли вы.
   Мирра. Тогда пить не стану... Скажите.
   Поранов. Сказать?.. Сказать?..
   Мирра. Сказать...
  

Глядят друг другу в глаза.

  
   Поранов. Мне сейчас здесь не по себе. Мне хочется уехать скорее отсюда. Остаться опять с вами вдвоем... Сжимать вашу тонкую талию... чувствовать вашу близость... и лететь...
   Мирра. Лететь, чтоб дух захватывало...
   Поранов. Чтобы казалось, что мчишься в какую-то бездонную пропасть...
   Мирра. Ах... у меня кружится голова...
  

Вронская оставила князя, подошла к зеркалу, будто поправляет волосы. Смотрит на них.

  
   Поранов. У меня тоже... От вас... Я хочу бытье вами... Хочу, чтобы вы были только со мной... только моей... Хочу зацеловать вас... Хочу выпить вас всю, как цветок... Я хочу, чтобы ты была только моей. Слышишь?.. Я люблю тебя.
   Вронская. Сергей Романович! (Зовет громко.)
   Мирра (испуганно). Идите, идите... (Остается в глубоком волнении.)
   Поранов. Что прикажете?
   Вронская (громко). Я совсем забыла вас спросить насчет завтрашней репетиции. (Тихо ему.) Слушайте, Поранов, нельзя же так: ведь у бедной девочки совсем безумные глаза...
   Поранов. Помилуйте, мы так себе... Болтали.
   Вронская. Видела я, как вы болтали...
   Поранов. Ну, а если?..
   Вронская. А, может, вы и правы - раз в жизни живешь. (Смеется.)
  

Он целует ей руку и отходит к Мирре, а она возвращается к князю.

  
   Поранов. Что же... Бокал еще полон... Выпьешь за нашу любовь?
   Мирра. Мне мало любви... Мне всего мало - я жадная...
   Поранов. Чего же ты еще хочешь?
   Мирра. Я хочу славы.
   Поранов. Я дам тебе ее... Я сделаю из тебя великую артистку, слышишь... и мы будем жить одной жизнью, служить одному любимому искусству... Вместе работать... Понимаешь? Это будет счастье.
   Мирра (как эхо). Счастье...
   Поранов. Я люблю тебя...
   Мирра. Молчи! Я тоже...
  

VII

  
   Павлик (вводя Вестена). Привел с торжеством... Насилу уговорил: уверяет, что не хочет быть мумией на пиру.
   Князь. Здравицу: "Аркадий Сергеевич"!
   Вронская. Мы его развеселим...
  

Хор запевает. Вестену подают бокал, он его осушает, кланяется. Павлик (дурачась).

  
   Всех знаете... Представлять не надо...
  

Здороваются.

  
   Поранов. Я еще не имел удовольствия...
   Мирра (шутливо). Первый раз встречаемся... в новой обстановке.
  

Пауза.

  
   Вестен. Надеюсь, не в последний...
  

Чувствуется легкая неловкость. Он подсаживается к Вронской.

  

VIII

  

Лакей входит и что-то говорит тихо Шуре.

  
   Шура. Ваше сиятельство, там хор зовут. Мы вам больше не нужны? Если угодно, с вами кого-нибудь оставим... Князь. С тем отпущу, чтоб вы с нами остались...
   Шура. Ну, для милого дружка и сережка из ушка, только бы Еремеев не забранился... Павлик. Это инженер-то? Да он, верно, так пьян, что уже и лиц не разбирает.
  

Хористки прощаются и уходят.

  

IX

  
   Вронская (Вестену). Вы меня прямо испугали: так строго поглядели на Мирру, когда вошли... Я всегда думала, что вы выше этого... И она ведь со мной...
   Вестен. Я... нисколько... но как-то... А что это за господин такой?
   Вронская. Актер... В этом году преподает у нас на курсах. Но, давайте лучше, я вам налью шампанского. Вы не хотите выпить со мной? (Наливает.)
   Князь (Шуре). А вы чего хотите, душечка?
   Шура. Я не прочь поужинать. Ну, что ж... Зернистой икры... Салату оливье...
   Князь. Потом?..
   Шура. Потом можно осетрины паровой... Потом спаржи... А потом котлетку Марешаль...*
   Князь. Вот это я понимаю. А потом?..
   Шура. Потом... Мороженого и дюшесу...
   Князь. Потом хорошего доктора. Сейчас все вам будет, моя перепелочка. (Подзывает лакея и занимается Шурой.)
  

Поранов пьет кофе, Павлик подходит к Мирре.

  
   Павлик. Ну что, довольна ты мной?
   Мирра. Отчего мне быть вами довольной?
   Павлик. Благородно устраняюсь и предоставляю тебя этому бритому красавцу.
   Мирра. Оставь пошлые шутки...
   Павлик. Помилуйте, я мог бы мешать, интриговать, словом, ревновать по-настоящему.
   Мирра. Чтобы ревновать, прежде всего, надо любить.
   Павлик. Будто я не доказывал тебе свою любовь в течение довольно долгого времени?..
   Мирра. Полно, Павлик... Мне теперь уж не 15 лет. Разве это была любовь?.. Это - то, что называется любовью. И если бы я не верила, что есть другая, настоящая любовь, - я бы не стала жить.
   Павлик. Ого!.. Что значит изучать драматические роли: ты заговорила высоким штилем. Уж не этот ли заставил тебя поверить в настоящую любовь jeunepremier* или наш схимник Владимир?
   Мирра. Володю ты не трогай... Так, как он, ко мне никто не относился и не будет относиться... Так бескорыстно.
   Павлик. Какая горячая защита... Так, который же из двух?.. Я прямо теряюсь.
   Мирра. Павлик, не порти мне этого вечера. Неужели тебе не надоест самому ни во что не верить и только насмехаться и насмехаться?
   Павлик. Извини, милочка, я здесь никак не могу прийти в лирическое настроение. Хочешь, я назад пойду тебя провожать вместо Поранова, тогда, может быть, и лиризм явится. Ага, испугалась?.. Ну, не бойся... Мой девиз - живи и жить давай другим... Я поеду провожать твою хорошенькую товарку, а ты - занимайся чистой любовью.
   Мирра. Довольно...
   Павлик. Только смотри, он для чистой любви что-то чересчур часто к коньяку прикладывается... Ну, не сердись. Дай ладошку... (Целует ей руку.)
   Поранов (прерывая их). Мирра Аркадьевна, позвольте вам предложить кофе... (Подает ей чашку.)
  

Павлик отходит к Вронской.

  
   Мирра. Мерси.
   Павлик (Вронской). Довольно сводить с ума бедного Вестена...
   Вронская. Какое! Он мрачен и не хочет за мной ухаживать!
  

Смеются.

  
   Поранов (Мирре, дрожащим голосом). Вы меня терзаете... Мучаете...
   Мирра. Чем?..
   Поранов. Он так фамильярен с вами...
   Мирра. Глупенький, это же мой кузен... Тише, папа смотрит... (Идет к отцу и Вронской.)
  

Поранов один, мрачен.

  
   Вронская (Мирре). У тебя глаза сияют.
   Мирра. Хорошо жить, Нэтти!
   Вронская. Ничего себе, особенно когда разведешься с мужем... (Павлику и князю, которые ухаживают за Шурой и хохочут.) Чему вы?.. Наверное, Павел Викторович невозможные анекдоты рассказывает... (Подходит к ним.) Князь. Нет, вы послушайте...
  

Хохот.

  
   Мирра (с лаской отцу). Ну что ты такой невеселый, папочка?.. (Обнимает его.)
   Вестен. Слушай, Мирра... А впрочем...
   Мирра. Ну что, что у тебя на душе?..
   Вестен. Да что говорить...
   Мирра. Нет, я пойму, я сегодня все пойму...
   Вестен. Нехорошо это, что мы... тут... ты знаешь, твоя мать...
   Мирра. Мама ведь не сердится!..
   Вестен. Виноват я, девочка... Но если бы ты знала! И ты вот...
   Мирра. Я понимаю, папа, но ты не бойся... Я так счастлива, папа. (Обнимает его, сидя у него на коленях.)
   Вронская. Ах, как мило воркуют...
   Мирра. Ничего, ничего, мы с папой хорошо беседуем. Он у меня грустный сегодня, а мне хочется, чтоб ему было весело. (На ухо ему.) Не грусти... Я знаю чего ты... Я вас помирю...
   Вестен. Ах ты плутовка!..
  

Мирра хохочет.

  
   Мирра. Только, пожалуйста, папочка, если тебе потом будут рассказывать, что твоя дочь в Стрельне* сидела на коленях у интересного господина, ты помни, что это был ты. (Соскакивает с колен.)
   Вестен. Я уж тоже тебя прошу: если начнут при ком-нибудь рассказывать, что видели, как в Стрельне у меня на коленях сидела прелестная молодая особа, так засвидетельствуй, что это была ты.
   Мирра. Непременно.
   Вронская. Ну, с вами-то это могло и в иных обстоятельствах случиться.
  

Смеются, чокаются, пьют.

  
   Павлик. Дядя, дуэтом с Шурой - "Ночи безумные"*...
  

Запевают, бросают, хохочут, пьют ликеры и т. д.

  
   Поранов (Мирре). Останься со мной... Я ревную тебя ко всему: ктвоемуотцу, к твоей подруге, да, да, к бокалу, из которого ты пьешь.
   Мирра. Безумный...
   Поранов. Да, безумный - от любви к тебе. Я пьян от тебя... Придешь ко мне завтра?.. Придешь?..
   Мирра. Приду, приду.
  

За столом хохот.

  
   Вронская. Мирра, князь не верит, что ты в школе выучилась кэк-уок* танцевать.
   Мирра. Как же, крестный, у нас негр уроки давал.
   Князь. Ах ты, молодец, изволь сейчас показать мне твое искусство. Для кэк-уока именно нужны такие умные ножки, как у тебя.
   Мирра. Да я не могу без кавалера - Сергей Романович, вы танцуете?..
   Поранов. К сожалению, нет.
   Павлик. Увы, и я не обучался: до сих пор не пришло в голову влюбиться в негритянку.
   Вронская. А вы, князь?
   Князь. Насмешница, у меня давно ножки пошаливают, да не так.
   Вронская. Папа Вестен, наверно, танцует: не скрывайте...
   Вестен. Действительно, танцевал когда-то...
   Мирра. Давай, папа?
   Вестен. Нечего думать, надо исполнять отцовские обязанности.
  

Общий восторг. Павлик играет, дикая пляска.

  

X

  
   Лакей. Виноват, Ваше сиятельство, там г. Вестена к телефону просят.
   Все. А, что?.. Что такое?..
   Мирра. Папа к телефону... Я знаю, знаю, кто просит.
  

Хохот.

  
   Вестен. Кто спрашивает?
   Лакей. Швейцар из вашего дома...
   Вестен. Что еще им надо?.. И тут не могут в покое оставить... Павлик, сходи, голубчик, узнай, что им надо?..
  

Павлик уходит.

  
   Мирра. Что бы это могло быть?.. Так поздно... Вдруг сердце екнуло...
   Вронская. Полно, что ты. Так и не докончили... фигуры...
   Вестен. Я устал... Мне ведь не 20 лет...
   Князь. Дай, налью... (Наливает вина.)
  

XI

  
   Павлик (вбегая). У вас дома... неблагополучно...
   Мирра. Мимочка?..
   Вестен. Пожар?..
   Павлик. Хуже... Тетя...
   Мирра. Захворала?..
   Павлик. Скоропостижно скончалась.
   Мирра. Ах... (Падает на кресло.)
  

Вронская подбегает к ней. У Вестена падает бокал из рук.

  
   Вестен. Едем, едем...
   Князь. Какой ужас...
   Мирра. Я не простилась с ней сегодня... Я так ее обижала... так обижала!..
  

Занавес

  

Акт третий

  

Летний театр в маленьком провинциальном городке. Густой, темный сад, видно, бывший когда-то барским парком. В глубине налево виднеется жалкое здание театра с облупившимися колоннами фронтона. У входа - фонари слабо освещают розовые афиши. Направо - сторожка, скамьи и деревянный круглый стол на первом плане. Тихая, теплая майская ночь на юге. Таинственно темнеет в глубине прудок, квакают лягушки. Липы цветут.

  

I

  
   Анисья (с порога сторожки). О-о-о!.. (Зевает.) Грехи наши тяжкие. И куда это Мишанька запропастился?.. Совсем мальчонка избалуется около этих киятров. Ужинать да спать пора, а его и след простыл. Ишь, лягушки-то расквакались. Это к вёдру... Потушить фонари, что ли?.. (Собирается тушить, в это время является Мишка.)
  

II

  
   Мишка. Сюда, сюда, пожалуйте...
   Анисья. Никак кого-то Мишанька привел?.. С нами крестная сила... Народу-то с ним сколько...
   Мишка. Маинька, они тятьку спрашивали, а я говорю, маинька за него...
   Поранов (входит, таща чемодан).
  

За ним Маруся, Прасковья Ниловна, Степан Иванович, все нагружены вещами, усталые и растерянно оглядывающиеся.

  
   (Ставит чемодан на стол.) Это черт знает что... Это неслыханная, дерзость... Я так этого не оставлю.
   Мирра (тоже опуская свой чемодан, устало). Полно, Сергей... Не волнуйся... Будто в первый раз?.. Помнишь, в Твери нас тоже в гостиницу не пустили.
   Поранов. Печенеги! Скифы! Идиоты!..
   Прасковья Ниловна. Постой, бранью делу не поможешь. Мы что-нибудь да придумаем. (К Мирре.) А ты бы пока села... Лица на тебе нет.
   Мирра. Устала очень.
   Прасковья Ниловна (Мише). Ну, скажи ты нам, где же здешний сторож?
   Мишка. Тятька мой здешний сторож, только он ушедчи рыбу ловить, а ма-инька здесь.
   Прасковья Ниловна. Ну, давай сюда маиньку.
   Мишка. А она вон она.
   Прасковья Ниловна. Вы, голубушка, здешняя сторожиха будете?..
   Анисья. Мы самыя и будем...
   Поранов. Эй ты, послушай...
   Прасковья Ниловна. Да постой... Мы с ней ладком поговорим. Скажите вы нам, матушка! Где ж бы нам антрепренера - Савву Ильича - раздобыть?..
   Анисья. А их в городе нету, а обещались быть в пятницу.
   Поранов. Черт знает, что такое... Хам этакий...
   Прасковья Ниловна. Так вот видите, милая вы моя... Мы здешние артисты, приехали к Савве Ильичу служить. Уж вы нам порадейте: все лето вместе будем, внакладе не останетесь.
   Анисья. Мы и так с удовольствием...
   Прасковья Ниловна. Вот и ладно. Первым делом, значит, как нам быть с ночевкой. На семь часов поезд наш опоздал... А в гостиницах у вас актеров не пускают.
   Ежиков. И нюх же у них, подлецов. Почему это они моментально узнают?.. Разве по нас видно, что мы актеры?..
   Степан Иванович. Каинова печать...
   Мирра. О, Господи!..
   Прасковья Ниловна. Вот мы и остались без квартиры. Не посоветуете ли чего?..
   Анисья (чешет в затылке). Это верно, что ахтеров здесь в гостиницы не пускают, потому ахтеры не плотют... А вот пономариха комнаты сдает... Дешевые и хорошие, тут неподалечку, у церкви.
   Прасковья Ниловна. Великолепно...
   Анисья. И у прачки можно: у ей комната хорошая.
   Прасковья Ниловна. У прачки... Очень приятно. Так, вот, нельзя ли нам туда и отправиться...
   Анисья. Да уж оне давно спят, небось... Насмерть перепугаются, коли их разбудить. Нет, уж, видать, вам до утра подождать придется.
   Поранов. Что же нам, на сырой земле ночевать, что ли?.. До этого мы еще не доходили...
   Анисья. Зачем на сырой?.. У нас, в избе переночевать можно... Я сенца положу.
   Прасковья Ниловна. Вот и превосходно, и ничего лучше не надо, а может быть, и самоварчик раздобыть можно? У меня вся душа выгорела. Третий день всухомятку питаемся - море бы выпила.
   Анисья. А самоварчик-то у меня давно шумит.
   Прасковья Ниловна. Ах, умница, вот и ладно. А закусить чего-нибудь найдется - да вы не думайте, мы вам, как следует, заплатим...
   Анисья. Ну, что ж, щи оставшия есть и каша, а то яишенку можно,
   Прасковья Ниловна. Вот, умница, исхлопочите вы нам это все.
  

Анисья уходит в избу.

  

III

  
   Прасковья Ниловна (к товарищам). Эх вы, тоже мужчины... Что бы вы без бабы-то делали? А глядишь, все будет: и переночевать где нашлось...
   Поранов. В клоповнике.
   Прасковья Ниловна. Уж тут разбирать не приходится. И щи, и каша будет, и самовар.
   Ежиков. Щи и каша это невредно, но если бы вина и фруктов, сиречь - очищенной и соленого огурца...
   Поранов. Идея... идея...
   Ежиков. Для подъема нервов.
   Поранов. Эй ты, мальчуган, - водки добыть можно?
   Миша. Заперто все... разве в гостинице, да мне не дадут.
   Поранов. Что же, пойти нам самим, а, Еж? Эти прохвосты пустить не пустили, а на наличные деньги, наверно, дадут чего угодно.
   Ежиков. Чего угодно, само собою. Двинемся, я готов.
   Мирра. Сережа, так поздно... не надо бы сегодня...
   Поранов. Да, разумеется, вас шокирует водка?.. Я бы и сам не прочь сейчас вместо щей и каши закатить роскошный ужин с шампанским, но - матушка, к сожалению, по одежке протягивай ножки. Идем, брат... А ты, малый, показывай дорогу.
   Ежиков. "Вперед без страха и сомненья..."*
  

Уходят за Мишей.

  

IV

  
   Прасковья Ниловна. Эх, душенька, ну что ты его удерживаешь? Человек три дня ехал, устал, намучился - надо же ему себя подвинтить немножко.
   Мирра. Очень уж он усердно себя подвинчивает. Так много стал пить за последние три года.
   Прасковья Ниловна. Оттого, что ему не везет. А он талант... а русские таланты в двух случаях пьют: во-первых, когда им не везет.
   Степан Иванович. А во-вторых?..
   Прасковья Ниловна. Когда им везет.
   Степан Иванович. Не все актеры пьют.
   Прасковья Ниловна. Я о талантах говорила! А ты не о себе ли думаешь?.. Какой же ты актер - ты баба старая. Недаром тебя Степанидой зовут: хлеб ты у меня отбиваешь.
   Степан Иванович. Это еще что?..
   Прасковья Ниловна. А кто Пошлепкину* играл... в Рязани.
   Степан Иванович. Я вас не спрашиваю, что вы играли. (Сердито уходит в сад.)
   Прасковья Ниловна. Разозлился... Старая брюзга. А ты что нахохлилась?
   Мирра. Устала я, голубушка, все тело у меня болит.
   Прасковья Ниловна. Еще бы... Косточки-то у тебя нежные... каково им на деревянных скамейках трое суток. Да ведь ночью-то и не ложилась совсем?
   Мирра. Нет, я спала.
   Прасковья Ниловна. Именно, спала. Уступила своему ангелу всю скамью, положила под него и одеяло, и плед, и все пальто... а сама в уголке сидела, не шелохнувшись.
   Мирра. Он не может, он, если не выспится, он совсем болен.
   Прасковья Ниловна. Ты-то, должно быть, здорова... Погляди на себя - в гроб краше кладут.
   Мирра. Ах, если бы уж скорее положили!
   Прасковья Ниловна. Ну тебя с твоим минором... Бери ты пример с меня: вот скоро сорок лет треплюсь по провинции... Сколько раз по шпалам в Москву возвращалась, сколько не досыпала, сколько недоедала... В конюшнях живала... В запрошлый сезон в Вологде корой питалась - сама знаешь, и такие дни бывали. А все с меня, как с гуся вода. Отчего?.. Оттого, что настоящая актерская кровь во мне по жилочкам переливается. А ты...
   Мирра. Что же я?..
   Прасковья Ниловна. А ты барышней родилась... Тебе не с нами ласкаться, а сидеть у себя дома в будуаре и в пеньюаре, и чтоб горничная в чепце на подносе бы тебе шоколад с бисквитами подавала, да впускала бы к тебе разных графов да князей. Как звонок, так сейчас - граф или князь, или барон. И все с розами, с розами... Вот тебе чего надо.
   Мирра (невольно смеясь). И богатое же у вас воображение...
   Прасковья Ниловна. Вот я тебя и развеселила... А вот и наша умница идет.
   Мирра. Ну, вот вам и камеристка с подносом.
  

V

  
   Анисья (входя). Небось, здесь накрыть-то... на воздухе вольготнее будет.
   Прасковья Ниловна. Да, да. А что, лампочки у вас не найдется?
   Анисья. Как не быть... Я принесу. И скатертку чистую постелю (Уходит и возвращается с лампой и скатертью.)
   Прасковья Ниловна. Задувать не будет?..
   Анисья. Что вы, тихо-то как, огонь не шелохнется.
   Прасковья Ниловна. Ночь мягкая, впору хоть под открытым небом ночевать.
   Мирра. Ночь милосерднее, чем люди.
  

Пауза. Анисья накрывает.

  
   Что это так чудно пахнет...
   Прасковья Ниловна. Цветет что-нибудь.
   Анисья. Это липа цветет... Больно от ей дух хорош.
   Мирра. Вот эта... Какая красавица - густая, ветвистая...
   Анисья. Лет ей, сказывают, не сосчитать: будто ее еще енерал Потемкин сажал, при царице Екатерине.
   Прасковья Ниловна. Старина какая... Я перед ней молоденькая.
   Мирра (задумчиво). Как бабочки налетели на огонь... Постой, бедная, я тебя спасу - лети... Нет, опять туда же! Погибнет. Старый, старый символ - а какой глубокий!..
   Прасковья Ниловна. Матушка... О символах заговорила?.. Просись в Художественный театр*.
   Мирра (горько). Примут туда такую...
  

Анисья приносит самовар.

  
   Анисья. Вот и самовар. Чай, сахар есть...
   Прасковья Ниловна. Свой есть.
  

Анисья уходит.

  
   А вот и наши молодцы.
  

VI

Поранов, Ежиков, Миша с кулечком, потом мрачно подходит Степан Иванович.

  
   Ежиков. Раздобыли.
   Поранов. И ругал же я этих негодяев... Ну, извиняются, говорят: "От хозяина строгое приказание, а мы без него не можем". Ну, да черт с ними!
   Ежиков. Ты у нас отходчивый.
   Поранов. У нас тут целый пир. Давай кулек, малый. Вот... (Развертывает и ставит на стол.) Российская очищенная.
   Ежиков. Вещь благородная и патриотическая!
   Поранов. Пива захватили... тарань, огурцов... а для дам - полбутылочки рябиновой и пастилы.
   Прасковья Ниловна. Поранов-то у нас прямо джентельмен.
   Поранов. Были, были когда-то такими. Принимайтесь задело.
   Ежиков. Я-таки, признаться, голоден.
   Поранов (наливая). Мать Прасковея, вам налить рябиновой...
   Прасковья Ниловна. Чтоб тебя не обидеть... Пополам с простой.
   Поранов. Мирра, будешь пить?..
   Мирра. Не хочется.
   Поранов. Не ломайся! Публики нет... Пей рябиновую, для тебя купил.
   Мирра. Не хочу.
   Поранов. Была бы честь предложена. Степанида?..
   Степан Иванович. Не хочу.
   Поранов. Нам больше останется. Еж, не выдавай.
   Ежиков. Товарища не выдам...
  

Пьют.

  
   Поранов. Здоровье преосвященного...
   Ежиков. Ура!
   Поранов (Ежикову). Поколоти-ка тарань головой об стол.
   Ежиков. Тарань отличная.
   Прасковья Ниловна. Дай-ка мне кусочек. Мирра, ты бы чего-нибудь?
   Мирра. Не хочется, разве чаю.
   Поранов. Ну и пир... Напоминает мне первый акт "Дамы с камелиями". И роли расходятся: Арман налицо, Прюданса* тоже... А Мирра - что твоя Дузе сидит... Мирра, брось. Твое здоровье... А помнишь, как я в Симбирске Армана играл?.. Да... Было время.
   Ежиков. Это когда из-за тебя гимназистка топилась...
   Поранов. Не утопилась... Вытащили...
   Ежиков. Выпьем по сему случаю за здоровье спасенной гимназистки. Ура!
  

Пьют.

  
   Поранов. Да, Мирра... Ты совсем меня не ценишь! Ты знаешь, сколько из-за меня женщин готовы были на самоубийство? В Костроме одна... красавица! Травилась...
   Прасковья Ниловна. "Умереть не умерла,
   Только время провела"...*
   Поранов. Еж, наливай... Дело не в фактах, а в настроениях. Я, могу, не хвастаясь, сказать, что у женщин я успех имел колоссальный. "Да, здравствуют милые девы. И юные жены, любившие нас!.."*
   Ежиков. Да здравствуют!
   Поранов. Еж, наливай!
   Мирра. Сережа, которая это?
   Поранов. Самый скверный признак - считать. Которая? Та, которую необходимо выпить.
   Мирра. Сережа, голубчик... Не надо так много! Тебе вредно!
   Поранов. Это черт знает, что такое! (Стучит кулаком по столу.) Отстанешь ты от меня или нет? Надоело мне это гувернантство. Еж... наливай.
   Мирра. Да не гувернантство... Ведь здесь все свои... Ты сам знаешь, как ты потом бываешь болен, как просишь меня, чтобы я не давала тебе пить?
   Поранов. Мумия на пиру! Мудры ваши слова, но я их слушать не желаю! Еж - наливай и мне! И Прасковье Ниловне! Вот - женщина, вот душа! Прасковья Ниловна, если бы вы были лет на 50 помоложе - я бы Маруське с вами изменил!
   Прасковья Ниловна. Эх, бесстыдник! Еще я-то бы захотела ли!
   Поранов (хохочет). Не устояла бы! Клянусь? Неужто вся водка? Черт возьми... придется пить рябиновку? (Наливает.)
   Эх, еж, ты мой еж,
   Ты куда ползешь,
   Куда ежишься?
   Ежиков (подхватывая).
   Я ползу, ползу,
   Ко боярскому двору,
   К твоему ли терему,
   Прасковья Ниловна!* (Обнимает ее.)
   Прасковья Ниловна. Ну, расходились! Уймитесь!
  

Поранов встает, пошатывается.

  
   Мирра. Сережа! Что с тобой... Как ты побледнел... Брось, милый... Пойдем, я уложу тебя...
   Поранов. Святого из терпения вывести ты можешь. Ну, да, я пью и буду пить. И это мое единственное раз... нас... раслаждение. Выпьешь - и не видишь...
   Мирра. Чего?
   Поранов. Всего, что опостылело. Тебя...
   Мирра (отшатываясь). Боже мой, Сергей...
   Прасковья Ниловна. Не слушай ты его, милая, он в пьяном виде и не то скажет.
   Поранов. Что в пьяном виде?.. Что у пьяного на уме, то у трезвого на языке. Тьфу... Наоборот. Все равно... вы понимаете. Я не могу тебя видеть... Видеть не могу. Ты думаешь, я не знаю, что я здесь из-за тебя... в этом свинстве?..
   Мирра. Сережа, Сережа...
   Прасковья Ниловна. Замолол...
   Поранов. Нет, не замолол... а я до конца... скажу. Она намеков не понимает... Ей это выгодно. Другая давно бы сама ушла... Что она, не видит, как я... ей изменяю?..
   Мирра. Сергей, как тебе не грех?..
   Прасковья Ниловна. Ну, чего ты с ним считаешься? Точно в первый раз... Не слушай его, и все тут.
   Поранов. Слушает пускай... пускай слушает... Ага... знает кошка, чье мясо съела?.. Из-за кого я не принял ангажемента к Коршу?..* Потому что тебя не взяли... Отчего в Одессу не подписал?.. "С тобой не расставаться"... Ты мой багаж... багаж. Если бы я с самого начала не был связан с тобой, я бы давно служил в Петербурге. А ты думаешь, у тебя есть талант?.. Я возился, возился с тобой... А сделал я из тебя актрису?.. Ты - посредственная любительница и только. Уходи ты от меня!..
   Прасковья Ниловна. Не стыдно это тебе - так с женой разговаривать?.. Слушать тошно.
   Поранов. Жена... Какая она мне жена? Театральная жена... Хотите, альбом покажу?.. У меня таких 57 номеров числится.
   Мирра. О!..
   Прасковья Ниловна (увлекая ее). Уйдем, голубушка, пойдем пройтись, он утихомирится.
   Ежиков. Сергей, брось, довольно...
   Поранов. Убирайтесь все прочь!.. Учителя, советчики, друзья!.. Можно подумать, что сами порядочные люди: пусть я пьян, но я понимаю, что говорю. Она вере... веревка на моей шее... Она связала мой талант, она меня губит, я это чувствую, понимаю...
   Мирра. Так отпусти же меня... Я уйду от тебя!
   Поранов. Ага, отпусти? Лучшие годы жизни я на то отдал, чтобы сделать из тебя великую артистку...
   Мирра (истерически смеясь). Какую уж там великую артистку? Хоть бы умереть ты мне спокойно дал.
   Поранов. Умирать? Дудки-с. Будешь жить. Со мной и так, как я живу. Нет-с - делите до гроба и радости и горе. (Хохочет.)
   Прасковья Ниловна. Шел бы ты спать.
   Ежиков. Иди, иди, пора на боковую.
   Поранов.
   Что сон? Но если сон виденья посетят?
   Что за мечты на смертный сон слетят,
   Когда стряхнем мы суету земную?
   Вот что дальнейший заграждает путь,
   Вот отчего беда так долговечна...
   Кто снес бы бич и посмеянье века,
   Бессилье прав, тиранов притесненья...
   Тиранов..."*

Другие авторы
  • Шестов Лев Исаакович
  • Боровиковский Александр Львович
  • Бартенев Петр Иванович
  • Стендаль
  • Костомаров Николай Иванович
  • Рубрук Гийом
  • Вельяминов Николай Александрович
  • Крылов Виктор Александрович
  • Арватов Борис Игнатьевич
  • Воровский Вацлав Вацлавович
  • Другие произведения
  • Анненская Александра Никитична - Анна
  • Куприн Александр Иванович - Избранные поэтические переводы
  • Карнович Евгений Петрович - Анна Ожельская
  • Стивенсон Роберт Льюис - Клад под развалинами Франшарского монастыря
  • Толстой Лев Николаевич - И. Ф. Анненский. Власть тьмы
  • Дживелегов Алексей Карпович - Николо Макиавелли. О том, как надлежит поступать с восставшими жителями Вальдикьяны
  • Дурова Надежда Андреевна - Записки "Кавалерист-девицы"
  • Белый Андрей - Александр Блок. Нечаянная Радость. Второй сборник стихов
  • Фет Афанасий Афанасьевич - Талисман
  • Мейендорф Егор Казимирович - Путешествие из Оренбурга в Бухару
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 127 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа