Главная » Книги

Шекспир Вильям - Сон в летнюю ночь, Страница 8

Шекспир Вильям - Сон в летнюю ночь


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

bsp; 
  
  Чтобы бежать, длинней гораздо ваших.
  
  
  
  
  (Убегает.)
  
  
  
  
  Геpмия
  
  
  Не нахожусь, не знаю, что сказать!
  
  
  
   (Бежит за Еленой.)
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  Вот следствия оплошности твоей!
  
  
  И всякий раз ты промахи творишь
  
  
  Иль просто ты умышленно плутуешь.
  
  
  
  
   Пак
  
  
  Ошибся я - поверь мне, царь теней!
  
  
  Не ты ли мне сказал, что по костюму
  
  
  Афинскому узнаю я того,
  
  
  Кого ищу? И, право, мой поступок
  
  
  Не заслужил упреков! Разве я
  
  
  Не покропил афинянина очи?
  
  
  Отчасти я ошибке даже рад:
  
  
  Их ссора нам доставила забаву.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  Соперники, однако, ищут места,
  
  
  Чтоб драться. Ну, ступай скорее, Робин,
  
  
  Спеши, удвой тьму ночи; звездный свод
  
  
  Покрой густым туманом, столь же мрачным,
  
  
  Как Ахерон, и разведи сейчас
  
  
  Двух вспыльчивых соперников, но так,
  
  
  Чтобы один не мог другого встретить:
  
  
  То голосом Лизандера дразни
  
  
  Деметрия язвительной насмешкой:
  
  
  То голосом Деметрия серди
  
  
  Лизандера - и так их друг от друга
  
  
  Удерживай до той поры, пока
  
  
  На их чело сон, подражатель смерти,
  
  
  Надвинется свинцовою стопой
  
  
  И их своим крылом нетопыриным
  
  
  Прикроет. Ты пусти тогда в глаза
  
  
  Лизандеру сок этой чудной травки:
  
  
  В ней свойство есть в глазах уничтожать
  
  
  Постигший их обман иль ослепленье
  
  
  И прежнюю способность возвращать.
  
  
  Когда они проснутся, эта шутка
  
  
  Покажется им сном, пустым виденьем,
  
  
  Соперники в Афины возвратятся,
  
  
  И свяжут их сердца такие узы,
  
  
  Которые разрушит только смерть.
  
  
  Ступай - пока исполни это дело,
  
  
  А я пойду к царице, и у ней
  
  
  Я выпрошу индийского ребенка.
  
  
  Потом сниму я с глаз ее те чары,
  
  
  Которыми прикована она
  
  
  К чудовищу - и всюду водворится
  
  
  Спокойствие.
  
  
  
  
   Пак
  
  
  О повелитель эльфов,
  
  
  Нам следует, однако, поспешить.
  
  
  Уж облака драконы черной ночи
  
  
  Всей силою стремятся рассекать,
  
  
  Уж там блестит предвестница Авроры,
  
  
  И, чувствуя, что скоро будет свет,
  
  
  Спешат толпой блуждающие тени
  
  
  На кладбище. Все проклятые души,
  
  
  Которые могилу обрели
  
  
  В волнах иль на дорогах перекрестных,
  
  
  Уж улеглись на ложа из червей,
  
  
  Страшась, чтоб день их страшного позора
  
  
  Не озарил; от радостного дня
  
  
  Они себя изгнали добровольно
  
  
  И тьме ночей навеки обреклись.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  Но мы с тобой другого рода духи:
  
  
  С поклонником Авроры мне не раз
  
  
  Случалося в лесу здесь забавляться.
  
  
  Я обегал с ним рощи, как лесничий,
  
  
  До той поры, пока врата Востока,
  
  
  Все красные, как будто бы в огне,
  
  
  Разверзнувшись широко, начинали
  
  
  Свои лучи в Нептуна погружать
  
  
  И покрывать чудесно-желтым златом
  
  
  Соленые, зеленые струи.
  
  
  Но поспеши, однако, и не мешкай -
  
  
  До утра мы успеем кончить все.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
   Пак
  
  
  И сюда и туда, и туда и сюда,
  
  
  Я их всех поведу и сюда и туда.
  
  
  Не деревни одни, но и все города -
  
  
  Все боятся меня, всем я страшен всегда.
  
  
  Ну, шалун, поводи их туда и сюда!
  
  
  А, вот один!
  
  
  
   Входит Лизандер.
  
  
  
  
  Лизандер
  
  
  Ну, где же ты, Деметрий?
  
  
  Надменный, где ты, говори?
  
  
  
  
   Пак
  
  
  
  
  
  
  Я здесь!
  
  
  А, негодяй! К оружью, защищайся!
  
  
  Где ты?
  
  
  
  
  Лизандер
  
  
  
   Я здесь! Сейчас найду тебя.
  
  
  
  
   Пак
  
  
  Иди сюда - здесь поровнее место!
  
  
  Лизандер уходит, следуя за голосом.
  
  
  
   Входит Деметрий.
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Лизандер, трус! Ну, говори опять!
  
  
  Беглец! Ушел! В кустарнике ты, что ли?
  
  
  Где голову свою ты спрятал?
  
  
  
  
   Пак
  
  
  
  
  
  
  Трус!
  
  
  Ты лишь во тьме храбришься пред звездами,
  
  
  Кричишь кустам, что время бой начать,
  
  
  А сам нейдешь. Иди сюда, трус подлый,
  
  
  Молокосос! Я розгою тебя
  
  
  Здесь высеку; меча же не унижу:
  
  
  Против тебя не обнажу его!
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Да где же ты?
  
  
  
  
   Пак
  
  
  
  
  Иди за мной, на голос,
  
  
  Удобнее здесь храбрость испытать.
  
  
  
  
  Уходят.
  
  
  
  Лизандер возвращается.
  
  
  
  
  Лизандер
  
  
  Он от меня бежит и вызывает
  
  
  Меня на бой. Когда я прихожу
  
  
  На те места, куда меня он кличет,
  
  
  Его там нет. Да, этот негодяй
  
  
  Быстрей меня. Хоть я довольно скоро
  
  
  Гнался за ним, но он еще скорей
  
  
  Бежал, чтоб я не мог его настигнуть.
  
  
  Гнался, гнался и, наконец, попал
  
  
  На темную, неровную дорогу.
  
  
  Останусь здесь. Приди скорее, день!
  
  
  
  
  (Ложится.)
  
  
  Лишь только ты блеснешь передо мною
  
  
  Своим седым лучом, я отыщу
  
  
  Деметрия и отомщу обиду.
  
  
  
   (Засыпает.)
  
  
   Пак и Деметрий возвращаются.
  
  
  
  
   Пак
  
  
  Го-го-го-го! Трус! Что же ты нейдешь?
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  Дождись меня, когда дождаться смеешь.
  
  
  О, знаю я - ты от меня бежишь
  
  
  И лишь места меняешь беспрестанно,
  
  
  Ни на одном не смея оставаться,
  
  
  Чтоб прямо мне в лицо взглянуть. Где ты?
  
  
  
  
   Пак
  
  
  Поди сюда! Я здесь.
  
  
  
  
  Деметрий
  
  
  
  
  
  Ты надо мной смеешься,
  
  
  Но дорого заплатишь ты за то,
  
  
  Когда тебя при свете дня я встречу.
  
  
  Теперь ступай дорогою своей.
  
  
  Я вынужден усталостью измерить
  
  
  Всем корпусом холодную постель.
  
  
  Лишь только день настанет - жди меня!
  
  
  
  (Ложится и засыпает.)
  
  
  
   Входит Елена.
  
  
  
  
  Елена
  
  
  Ночь скучная, меня ты утомила!
  
  
  Ночь длинная, убавь свои часы!
  
  
  О, заблести скорее на востоке,
  
  
  Отрадный день! При чудном свете дня
  
  
  Я возвращусь в Афины и оставлю
  
  
  Тех, для кого присутствие мое
  
  
  Несносно так! Ты, благодатный сон,
  
  
  Смежающий порой глаза страданью,
  
  
  О, помоги забыться хоть на миг!
  
  
  
  (Ложится и засыпает.)
  
  
  
  
   Пак
  
  
  Только трое их покуда;
  
  
  Пусть еще придет одна -
  
  
  По два будь обоих полов -
  
  
  И четыре - все сполна!
  
  
  Вот она идет, бедняжка:
  
  
  Как сердита, как грустна!
  
  
  Купидон большой проказник:
  
  
  Можно ль женщин так крушить?
  
  
  Можно ль их с ума сводить?
  
  
  
   Входит Геpмия.
  
  
  
  
  Геpмия
  
  
  О, никогда я так не уставала
  
  
  И никогда несчастней не была!
  
  
  Изорвана я вся колючим терном,
  
  
  Измочена росой - и не могу
  
  
  Ни двигаться, ни продолжать пути.
  
  
  У ног моих нет силы покоряться
  
  
  Желаниям моим. Останусь здесь
  
  
  И отдохну, пока день загорится.
  
  
  О, ежели сразиться должно им,
  
  
  Пусть небеса Лизандеру помогут!
  
  
  
  (Ложится и засыпает.)
  
  
  
  
   Пак
  
  
  
  (подходя к Лизандеру)
  
  
   Спи, влюбленный, спи,
  
  
   Спи глубоким сном:
  
  
   Я глаза твои
  
  
   Излечу цветком!
  
  
  (Выжимает цветок над Лизандером.)
  
  
   И в минуту пробужденья
  
  
   Снова будешь ты иметь
  
  
   В полной мере наслажденье -
  
  
   Прежде милому творенью
  
  
   В очи милые глядеть!
  
  
   И над вами совершится,
  
  
   Что в народе говорится:
  
  
   Всяк будь царь своих владений;
  
  
   Джон свою получит Дженни;
  
  
   Все пойдет своим путем;
  
  
   Будут все с своим коньком;
  
  
   Все окончится добром!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ
  
  
  
  
  СЦЕНА I
  
  
  
  
  Там же.
  
  
   Деметрий, Елена, Лизандер и
  
  
  
   Геpмия спят.
  
  
  Входят Титания со свитой и Основа.
  
  
   Обеpон наблюдает за ними издали.
  
  
  
  
  Титания
  
  
  Поди, садись на ложе из цветов!
  
  
  Дай поласкать прекрасные ланиты,
  
  
  Дай розами убрать твою головку,
  
  
  Столь мягкую, столь гладкую, позволь
  
  
  Поцеловать твои большие уши.
  
  
  О, милый друг!
  
  
  
  
  Основа
  Где Душистый Горошек?
  
  
  
   Душистый Горошек
  Здесь.
  
  
  
  
  Основа
  Почешите у меня в голове.
  
  
  
   Душистый Горошек
  Где госпожа Паутинка?
  
  
  
  
  Паутинка
  Здесь.
  
  
  
  
  Основа
  Госпожа Паутинка, любезная госпожа Паутинка, возьмите в руки ваше оружие и убейте мне эту красноногую дикую пчелку, что сидит на вершине этого волчеца, и затем, любезная госпожа Паутинка, принесите мне ее медовый мешочек. Только не слишком усердствуйте в этом деле, госпожа Паутинка, чтобы медовый мешочек не лопнул: мне было бы неприятно увидеть вас, сударыня, облитою медом. Где господин Горчичное Зернышко?
  
  
  
   Горчичное Зернышко
  Здесь.
  
  
  
  
  Основа
  Дайте мне вашу лапку, господин Горчичное Зернышко! Сделайте одолжение, перестаньте церемониться, любезный господин!
  
  
  
   Горчичное Зернышко
  Что вам угодно?
  
  
  
  
  Основа
  Ничего, любезный господин; помогите, однако, госпоже Паутинке почесать у меня в голове. Надо мне сходить к цирюльнику, любезный господин, а то, кажется мне, я слишком оброс волосами на лице. Я такой чувствительный осел, что если чуть защекочет меня волос, то я должен чесаться.
  
  
  
  
  Титания
  
  
  Не хочешь ли ты музыки послушать,
  
  
  Мой милый друг?
  
  
  
  
  Основа
  Да, у меня довольно хорошее ухо для музыки. Сыграйте-ка что-нибудь на варгане.
  
  
  
  
  Титания
  
  
  Не хочешь ли покушать ты чего?
  
  
  
  
  Основа
  В самом деле! Я бы поел, я бы охотно поглотал хорошего, сухого овсеца. Мне кажется, что я имею также большое влечение к вязанке сена. Хорошее, сочное сено - что может с ним сравниться?
  
  
  
  
  Титания
  
  
  Есть у меня проворный эльф в услугах.
  
  
  У белочки отыщет он запас
  
  
  И принесет тебе орехов свежих.
  
  
  
  
  Основа
  Я бы предпочел горсть или две сухого гороху. Но сделайте одолжение, прикажите вашему народу оставить меня в покое. Я чувствую, что-то меня начинает клонить ко сну.
  
  
  
  
  Титания
  
  
  Спи - вкруг тебя я обовьюсь руками!
  
  
  
   (Обнимает Основу.)
  
  
   Вы, эльфы, все ступайте по местам.
  
  
  
   Эльфы уходят.
  
  
  Так жимолость иль сладкий каприфолий
  
  
  Высокий вяз с любовью обвивают;
  
  
  Так нежный плющ кольцами огибает
  
  
  Покрытые корою пальцы вяза.
  
  
  О, я тебя люблю, боготворю!
  
  
  Титания и Основа, обнявшись, засыпают.
  
  
  
   Входит Пак.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
  
   (приближаясь)
  
  
  А, мой Робин, здорово! Полюбуйся
  
  
  На зрелище прекрасное. Во мне,
  
  
  Я признаюсь, рождаться начинает
  
  
  К безумию царицы состраданье.
  
  
  За лесом с ней я встретился сейчас,
  
  
  Когда она сбирала благовонья
  
  
  Для этого презренного болвана.
  
  
  Я там ее порядком пожурил.
  
  
  Венками из цветов пахучих, свежих
  
  
  Она его власатые виски
  
  
  Придумала украсить - и росинки,
  
  
  Которые гордилися недавно
  
  
  Тем, что блестят роскошно на цветах,
  
  
  Как круглые жемчужины Востока,
  
  
  Теперь лежат в глазах цветков, как слезы,
  
  
  Которые принуждены свой срам
  
  
  Оплакивать. Когда я посмеялся
  
  
  Над нею вдоволь и когда она
  
  
  Просить меня с покорностию стала,
  
  
  Чтоб я ее простил, я у нее
  
  
  Потребовал индийского ребенка.
  
  
  Она его мне тотчас уступила
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 267 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа