Главная » Книги

Шекспир Вильям - Сон в летнюю ночь, Страница 11

Шекспир Вильям - Сон в летнюю ночь


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

div>
  
  
  
  Пирам
  
  
  
  
   Что хочешь, думай ты.
  
  
  Любовию твоей я избран - и измена
  
  
  Мне неизвестна, как Лимандру, о Фисби!
  
  
  
  
  Фисби
  
  
  А я тебе верна до гроба, как Елена!
  
  
  
  
  Пирам
  
  
  Верней ли Прокрусе бывал Шафал, Фисбе?
  
  
  
  
  Фисби
  
  
  Как Прокрусе Шафал, так я верна тебе!
  
  
  
  
  Пирам
  
  
  Поцеловать меня сквозь стену потрудися.
  
  
  
  
  Фисби
  
  
  Я не уста твои целую, а дыру!
  
  
  
  
  Пирам
  
  
  Ну, хочешь ли идти со мной на холм, Ниниса?
  
  
  
  
  Фисби
  
  
  Сейчас туда иду, иль пусть скорей умру!
  
  
  
  Пирам и Фисби уходят.
  
  
  
  
  Стена
  
  
  Узнайте: я, стена, окончила долг свой,
  
  
  А потому стена идет теперь домой.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Тезей
  Теперь стена, разделявшая двух соседей, уничтожена.
  
  
  
  
  Деметрий
  Что ж иначе делать, государь, с такими стенами, которые так дерзки, что слушают, не предостерегая.
  
  
  
  
  Ипполита
  Вот самый глупый набор слов, который я когда-либо слышала!
  
  
  
  
  Тезей
  Лучшие зрелища этого рода не более как тени, и худшие не будут хуже, если им поможет воображение.
  
  
  
  
  Ипполита
  Так для этого нужно ваше воображение, а не их!
  
  
  
  
  Тезей
  Если мы не вообразим о них ничего хуже того, что они воображают сами о себе, то они могут показаться отличными актерами. Вот идут сюда два благородных зверя: Луна и Лев.
  
  
  
   Входят Лев и Луна.
  
  
  
  
   Лев
  
  
  Сударыни, в коих все чувства столько тонки,
  
  
  Что их тревожат и ничтожные мышонки,
  
  
  Вы, может быть, теперь здесь все затрепетали,
  
  
  Когда бы точно льва рев дикий услыхали;
  
  
  Но знайте: я не лев, не львица по натуре -
  
  
  Нет, я Бурав, столяр и лев по львиной шкуре;
  
  
  Но если б я был лев и вдруг пришел сюда,
  
  
  Тогда, действительно, была б вам всем беда!
  
  
  
  
  Тезей
  Вот премилое и пресовестливое животное.
  
  
  
  
  Деметрий
  Самое доброе животное, государь, которое я когда-либо видел.
  
  
  
  
  Лизандер
  Этот лев - настоящая лисица по своему мужеству.
  
  
  
  
  Тезей
  Правда, - и настоящий гусь по своему благоразумию.
  
  
  
  
  Деметрий
  Не совсем так, государь, так как его мужество не может победить его благоразумия, а лисица побеждает гуся.
  
  
  
  
  Тезей
  Впрочем, я уверен, что и его благоразумие не может победить его мужества, как гусь не может победить лисицу. Но довольно, оставим его с его благоразумием и послушаем. Что скажет нам Луна?
  
  
  
  
   Луна
  
  
  Двурогую луну фонарь сей представляет...
  
  
  
  
  Деметрий
  Ему бы должно иметь рога на лбу.
  
  
  
  
  Тезей
  Да ведь это не новая луна, и рога исчезли в полнолунии.
  
  
  
  
   Луна
  
  
  Двурогую луну фонарь сей представляет,
  
  
  А я тот человек, в луне что обитает!
  
  
  
  
  Тезей
  Вот в чем самая главная ошибка: человек должен был влезть в фонарь; иначе как же он может представлять человека в луне?
  
  
  
  
  Деметрий
  Он не осмелился влезть туда из-за свечки: видите, как она нагорела!
  
  
  
  
  Ипполита
  Мне наскучила эта луна; я бы желала, чтоб она вздумала перемениться.
  
  
  
  
  Тезей
  Судя по слабости рассудка этой луны, кажется, что она в ущербе; но учтивость и справедливость требуют, чтобы мы дождались, пока она совершит свое течение.
  
  
  
  
  Лизандер
  Продолжай, Луна!
  
  
  
  
   Луна
  Все, что я имею сказать, состоит в том, что этот фонарь есть луна, а я - человек в луне; что этот терновый куст - мой терновый куст, а эта собака - моя собака.
  
  
  
  
  Деметрий
  По-настоящему все это должно быть в фонаре, потому что все это находится в луне. Но тише! Вот идет Фисби.
  
  
  
   Входит Фисби.
  
  
  
  
  Фисби
  
  
  А, вот могила старого Ниниса!
  
  
  Но где же мой возлюбленный?
  
  
  
  
   Лев
  
  
  
  
  
  
  О-о!!
  
   Лев рычит, Фисби убегает и роняет накидку.
  
  
  
  
  Деметрий
  Славно рычишь, лев!
  
  
  
  
  Тезей
  Славно бегаешь, Фисби!
  
  
  
  
  Ипполита
  Славно светишь, луна! Право, луна светит с необыкновенною ловкостью.
  
  
   Лев разрывает накидку и убегает.
  
  
  
  
  Тезей
  Славно цапнул, лев.
  
  
  
  
  Деметрий
  Теперь приходит Пирам.
  
  
  
  
  Лизандер
  А лев, конечно, исчезает.
  
  
  
   Входит Пирам.
  
  
  
  
  Пирам
  
  
  Благодарю тебя, о милая луна,
  
  
  За то, что нынче ты блестяща и ясна!
  
  
  Когда ты будешь мне отрадно так блестеть,
  
  
  Я милую Фисби надеюсь лицезреть!
  
  
   Но стой! О, вид ужасный!
  
  
   Посмотрим! О, несчастный!
  
  
  Какое зрелище ужасно вижу я!
  
  
   Глаза мои, смотрите!
  
  
   Возможно ли - скажите?
  
  
  О милая Фисби! О душенька моя!
  
  
   Накидочка бесценна,
  
  
   Здесь кровью обагренна.
  
  
  Жестоки фурии, приблизьтесь поскорей!
  
  
   О Парки, приходите
  
  
   И жизнь мою прервите.
  
  
   Убейте, задушите,
  
  
  Избавьте вы меня от тяжкой жизни сей!
  
  
  
  
  Тезей
  Это отчаяние и смерть милого друга почти могут сделать человека печальным.
  
  
  
  
  Ипполита
  Клянусь моим сердцем, мне жаль этого человека!
  
  
  
  
  Пирам
  
  
  Природа, для чего ты львов произвела?
  
  
  Лев страшный умертвил Фисби мою во цвете.
  
  
  Она есть лучшая... Нет, нет, она была
  
  
  Из женщин лучшая, которая на свете
  
  
  Когда-нибудь жила, любила и цвела!
  
  
   Теките, слезы жгучи!
  
  
   Вот он - мой меч могучий!
  
  
   Тебя я в грудь вонзаю -
  
  
   И прямо в левый бок,
  
  
   Где сердце - ток-ток-ток.
  
  
   Вот как я умираю!
  
  
  
  (Поражает себя мечом.)
  
  
   Теперь бездыхан я
  
  
   И в Небесах витаю!
  
  
   Язык - покой узнай!
  
  
   Ты ж, месяц, улетай!
  
  
   Здесь кости я свои бросаю
  
  
   Ах, ах! Я умираю!
  
  
   Пирам умирает. Луна уходит.
  
  
  
  
  Деметрий
  Не кости, а только очко, потому что он один.
  
  
  
  
  Лизандер
  Какое он очко? Он умер, следовательно, он ничто.
  
  
  
  
  Тезей
  Однако с помощью медика он может выздороветь и сделаться опять ослом.
  
  
  
  
  Ипполита
  Отчего же лунный свет исчез прежде, чем Фисби возвратилась и отыскала своего любовника?
  
  
  
  
  Тезей
  Она отыщет его при свете звезд. Вот она идет, и ее отчаяние окончит пьесу.
  
  
  
   Входит Фисби.
  
  
  
  
  Ипполита
  Кажется, что для такого Пирама ее отчаяние не будет продолжительно. Я надеюсь, что она скоро кончит.
  
  
  
  
  Деметрий
  Один атом мог бы перевесить всех и решить, кто из них лучше, Пирам или Фисби?
  
  
  
  
  Лизандер
  Вот она уже высмотрела его своими прекрасными глазками.
  
  
  
  
  Деметрий
  И начинает его оплакивать нижеследующим образом...
  
  
  
  
  Фисби
  
  
  
   Ты здесь уснул, мой дорогой!
  
  
  Как? Умер ты, голубчик?
  
  
  Пирам, о, встань и говори!
  
  
  Но ты молчишь - ты умер? Да!
  
  
  Ужель могила навсегда
  
  
  Должна закрыть глаза твои?
  
  
  Уста лилейны, алый нос -
  
  
  Исчезло все, все рок унес!
  
  
  Любовники, стенайте!
  
  
  Ланиты, буквицы желтей,
  
  
  У смерти вопрошайте.
  
  
  Вы, три сестры, издалека,
  
  
  С руками цвета молока,
  
  
  Ко мне скорей придите!
  
  
  Вы взяли мой предмет любви -
  
  
  Теперь скорей в моей крови
  
  
  Вы руки окуните!
  
  
  Приди скорей, мой верный меч,
  
  
  И в грудь вонзись, чтоб жизнь пресечь,
  
  
  А ты, язык - ни слова.
  
  
  Прощайте, все мои друзья!
  
  
  Так умираю верной я!
  
  
  Прощайте - я готова!
  
  
   (Поражает себя мечом и умирает.)
  
  
  
  
  Тезей
  Луна и лев оставлены в живых, чтобы схоронить мертвых.
  
  
  
  
  Деметрий
  Да, и стена тоже.
  
  
  
  
  Основа
  Извините, могу вас уверить, что стена, которая разделяла их отцов, не существует. Не угодно ли вам посмотреть эпилог или послушать бергамасский танец, исполненный двумя из нашей компании?
  
  
  
  
  Тезей
  Прошу вас, без эпилога. Для вашей пьесы совершенно не нужны извинения. Вам нечего извинять: все актеры умерли, следовательно, некого и хулить. Если бы тот, который сочинил эту пьесу, играл Пирама и повесился бы на подвязке Фисби, то из этой пьесы вышла бы превосходная трагедия, но ваша пьеса все-таки хороша и прекрасно исполнена. Теперь покажите нам свой бергамасский танец, а эпилог оставьте.
  
  
   Веселый простонародный танец.
  
  
  
  
  Тезей
  
  
   Двенадцать раз полуночи язык
  
  
  Уж прогудел. Любовники, в постели!
  
  
  Теперь настал волшебный час духов.
  
  
  Похитим мы у утра те часы,
  
  
  Которые мы подарили ночи.
  
  
  Нелепая пиеса превосходно
  
  
  Ускорила шаги тяжелой ночи.
  
  
  Теперь, друзья, в постели! Две недели
  
  
  Мы проведем в различных празднествах,
  
  
  В забавах и ночных увеселеньях.
  
  
  
   Все уходят.
  
  
  
  
  СЦЕНА II
  
  
  
  
  Там же.
  
  
  
  Входит Пак с метлой.
  
  
  
  
   Пак
  
  
   Теперь голодный лев рычит,
  
  
  
   И волк на месяц воет;
  
  
   Усталый пахарь крепко спит:
  
  
  
   Ночь всех их успокоит.
  
  
   Теперь огонь в печах погас,
  
  
  
   Совы зловещей крики
  
  
   Напоминают смерти час
  
  
  
   Страдальцу-горемыке.
  
  
   Теперь настала уж пора
  
  
  
   Могилам разверзаться
  
  
   И средь церковного двора
  
  
  
   Покойникам являться.
  
  
   Но эльфам весело - и мы,
  
  
  
   Гекату окружая,
  
  
   Скользим, как сон, за духом тьмы,
  
  
  
   От солнца убегая.
  
  
   Итак, пусть мышь здесь не скребет!
  
  
  
   А дом - не знай потери!
  
  
   С метлою послан я вперед,
  
  
  
   Чтоб выместь сор за двери!
  
  
  Входят Оберон, Титания и их свита.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
   Вы по дому разбегитесь,
  
  
   И при трепетных огнях,
  
  
   Эльфы, дружно веселитесь,
  
  
   Словно птички на кустах!
  
  
   Пойте песнь мою за мною,
  
  
   И пляшите все толпою!
  
  
  
  
  Титания
  
  
   Ноту в ноту, слово в слово,
  
  
   Эту песнь пропойте снова!
  
  
   Взявшись за руки, пойдем
  
  
   Осчастливить этот дом!
  
  
  
  Песни и пляска эльфов.
  
  
  
  
  Обеpон
  
  
   Рассыпьтесь, эльфы, до утра
  
  
  
   В покоях полумрачных;
  
  
   А нам теперь идти пора
  
  
  
   К постели новобрачных.
  
  
   Вселим мы разом в три четы
  
  
  
   Любовь без измененья -
  
  
   И будут полны красоты
  
  
  
   Всегда их поколенья.
  
  
   Природа, щедрая в дарах,
  
  
  
   Детей их не оставит:
  
  
   От пятен, трещин на губах
  
  
  
   Она их всех избавит,
  
  
   И знакам, вестникам дурным,
  
  
  
   Забытым при рожденьи,
  
  
   Потом же пагубным иным,
  
  
  
   Не быть в их поколеньи.
  
  
   Теперь росою полевой
  
  
  
   Покои окропите,
  
  
   И мир и счастье в дом людской
  
  
  
   Навеки водворите!
  
  
   О эльфы, радостной толпой
  
  
  
   Умыться торопитесь,
  
  
   Но утром будьте все со мной,
  
  
  
   С рассветом воротитесь.
  
  Оберон, Титания и их свита уходят в разные двери.
  
  
  
  
   Пак
  
  
  
   (к зрителям)
  
  
   Когда не угодили вам мы, тени,
  
  
   То я прошу - исправится беда -
  
  
   Предположить, что в мире сновидений
  
  
   Вы были здесь уснувши, господа;
  
  
   Что слабое, пустое представленье
  
  
   Есть легкий сон - не более того;
  
  
   Не будьте же вы строгими в сужденьи,
  
  
   Простите нас - мы просим одного.
  
  
   Исправиться мы, право, не забудем.
  
  
   Как честный Пак, я клясться вам готов,
  
  
   Что ежели мы счастливы так будем,
  
  
   И избежим мы брани и свистков,
  
  
   То вы от нас вознагражденья ждите,
  
  
   Не то лгуном вы Пака назовите.
  
  
   Ночь добрую желаю всем - один,
  
  
   А вы меня хлопками наградите,
  
  
   И - верьте мне - исправится Робин!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
   СОН ЛЕТНЮЮ НОЧЬ
  
  
  
  
   I

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 270 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа