Главная » Книги

Шекспир Вильям - Много шума из ничего

Шекспир Вильям - Много шума из ничего


1 2 3 4 5


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е СОЧИНЕН²Й

В. ШЕКСПИРА

ВЪ ПРОЗѢ И СТИХАХЪ

ПЕРЕВЕЛЪ П. А. КАНШИНЪ.

ТОМЪ ОДИННАДЦАТЫЙ.

1) Много шуму изъ ничего. 2) Усмирен³е строптивой. 3) Комед³я ошибокъ. 4) Периклъ, принцъ Тирск³й. 5) Страстный пилигримъ.

БЕЗПЛАТНОЕ ПРИЛОЖЕН²Е

КЪ ЖУРНАЛУ

"ЖИВОПИСНОЕ ОБОЗРѢН²Е"

за 1893 ГОДЪ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

ИЗДАН²Е С. ДОБРОДѢЕВА.

1893.

  

Много шуму изъ ничего.

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА.:

  
   Донъ Педро, принцъ Аррагонск³й.
   Донъ Жуанъ, его побочный братъ.
   Клавд³о, молодой дворянинъ изъ Флоренц³и.
   Бенедиктъ, молодой дворянинъ изъ Падуи.
   Леонато, правитель Мессины.
   Антон³о, его братъ.
   Балтазаръ, служитель Донъ Педро.
   Борак³о, Конрадъ - приверженцы Джона.
   Крушина, Палка - полицейск³е.
   Братъ Франциско.
   Писецъ.
   Мальчикъ.
   Геро, дочь Леонато.
   Беатриса, племянница Леонато.
   Маргарита, Урсула - прислужницы Геро.
   Посланцы, Стража, Свита.
  

Мѣсто дѣйств³я: Мессина.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

СЦЕНА I.

Передъ домомъ Леонато.

Входятъ: Леонато, Геро, Беатриса и друг³е съ Посланцемъ.

  
   Леонато. Въ этомъ письмѣ я читаю, что донъ Педро Аррагонск³й прибудетъ въ Мессину сегодня вечеромъ.
   Посланецъ. Онъ - недалеко; я его оставилъ мили за три отсюда.
   Леонато. Сколько дворянъ погибло въ этомъ дѣлѣ?
   Посланецъ. Изъ различныхъ сослов³й немного и ни одного изъ именитыхъ.
   Леонато. Побѣда - вдвойнѣ побѣда, когда побѣдитель возвращается домой съ полнымъ составомъ войска.Изъ письма я узналъ, что донъ Педро осыпалъ большими почестями одного молодого флорентинца, по имени Клавд³о.
   Посланецъ. Заслужившаго ихъ вполнѣ, и объ этомъ вспомнилъ донъ Педро. Онъ далеко превзошелъ всѣ обѣщан³я его возраста: при наружности ягненка онъ совершалъ подвиги льва; онъ превзошелъ всяк³я ожидан³я до такой степени, что я и разсказать вамъ ихъ не съумѣю.
   Леонато. Въ Мессинѣ у него есть дядя, который порадуется этому.
   Посланецъ. Я передалъ уже ему письма и, кажется, они доставили ему не мало удовольств³я; онъ былъ такъ обрадованъ, что его скромность не могла обнаружиться безъ нѣкоторыхъ признаковъ огорчен³я.
   Леонато. Онъ заплакалъ?
   Посланецъ. По истинѣ залился слезами.
   Леонато. Трогательный разливъ нѣжности. Нѣтъ искреннѣе лица, омываемаго такимъ образомъ. Не лучше-ли плакать отъ радости, чѣмъ радоваться при видѣ слезъ?
   Беатриса. Сдѣлайте одолжен³е, скажите мнѣ: синьоръ Монтанто возвратился съ войны или нѣтъ?
   Посланецъ. Я, синьоръ, никого не знаю съ такимъ именемъ; въ нашемъ войскѣ не было никого, кто бы такъ назывался.
   Леонато. О комъ это вы, племянница, спрашиваете?
   Геро. Кузина спрашиваетъ о синьорѣ Бенедиктѣ изъ Падуи.
   Посланецъ. О, онъ возвратился такимъ-же весельчакомъ, какимъ былъ прежде.
   Беатриса. Онъ выставилъ въ Мессинѣ объявлен³е и вызываетъ Купидона на смертоносную борьбу, а шутъ моего дяди, прочитавъ это объявлен³е, расписался за Купидона и вызвалъ его драться на стрѣлы для птицъ. Скажите, пожалуйста, многихъ-ли онъ убилъ и съѣлъ въ этой войнѣ? То есть, сколько убилъ, потому что все имъ убитое я сама взялась съѣсть.
   Леонато. Право, племянница, ты ужь слишкомъ безжалостна къ синьору Бенедикту, но онъ попробуетъ бороться съ тобой, въ этомъ я не сомнѣваюсь.
   Посланецъ. Онъ, синьора, оказалъ больш³я услуги въ этой войнѣ.
   Беатриса. У васъ были гнилые съѣстные припасы, и онъ помогалъ доѣдать ихъ; онъ настоящ³й герой лизоблюдъ; желудокъ у него на славу.
   Посланецъ. Онъ, синьора, также и хорош³й воинъ.
   Беатриса. Да, хорош³й воинъ для лэди, но герой-ли онъ для джентльмэна?
   Посланецъ. Онъ джентльмэнъ съ джентльмэномъ, мужчина съ мужчиной. Онъ преисполненъ всякаго рода почтенныхъ добродѣтелей.
   Беатриса. Да, онъ дѣйствительно мужчина съ начинкой, но начинка... а впрочемъ, всѣ мы люди смертные.
   Леонато. Не судите слишкомъ строго, сэръ, моей племянницы; существуетъ, видите-ли, нѣчто вродѣ потѣшной войны между синьоромъ Бенедиктомъ и моей племянницей; какъ только встрѣтятся, сейчасъ-же начинается между ними горячая перестрѣлка остротами.
   Беатриса. Увы! отъ этого у него мало прибыли. Въ нашей послѣдней перестрѣлкѣ четыре изъ его умственныхъ способностей удрали въ самомъ плаченномъ состоян³и, и теперь у него осталась только одна умственная способность, которою онъ и руководствуется. А поэтому, если у него осталось на столько смысла, чтобы держать себя въ теплѣ, то пусть и сохраняетъ его въ отлич³е между нимъ и лошадью; вѣдь это единственное его богатство, оставшееся ему, изъ котораго можно узнать, что онъ - существо разумное. А кто у него пр³ятель? Вѣдь у него что ни мѣсяцъ, то новый братъ по оруж³ю?
   Посланецъ. Возможно-ли?
   Беатриса. Весьма возможно. Его дружба нѣчто вродѣ шляпы: она вѣчно переходитъ съ одного болвана на другого.
   Посланецъ. Я вижу, синьора, что этотъ джентльмэнъ не упомянутъ въ книгѣ вашихъ любимцевъ.
   Беатриса. Конечно, еслибы онъ тамъ числился, я бы сожгла всю мою библ³отеку. Но, скажите мнѣ, пожалуйста, кто у него теперь пр³ятель? Неужели не нашлось юнаго повѣсы, который бы захотѣлъ отправиться съ нимъ къ чорту?
   Посланецъ. Онъ по преимуществу дорожитъ обществомъ по истинѣ благороднаго Клавд³о.
   Беатриса. Да помилуетъ его Богъ: онъ пристанетъ къ нему, какъ болѣзнь; онъ прилипчивѣе всякой чумы, и зараженный имъ немедленно сходитъ съума. Да спасетъ Господь благороднаго Клавд³о! Если онъ пораженъ Бенедиктомъ, то лечен³е обойдется ему не менѣе тысячи фунтовъ.
   Посланецъ. Постараюсь заслужить ваше благорасположен³е, синьора.
   Беатриса. Постарайтесь, постарайтесь.
   Леонато. Зато ты, племянница, никогда не сойдешь съума.
   Беатриса. По крайней мѣрѣ не раньше знойнаго января.
   Посланецъ. А вотъ и донъ Педро приближается.
  

Входятъ: Донъ Педро, Джонъ, Клавд³о, Бенедиктъ, Балтазаръ и друг³е.

  
   Донъ Педро. Добрѣйш³й синьоръ Леонато, вы вышли навстрѣчу вашимъ заботамъ. Обычай свѣта - избѣгать издержекъ, а вы сами ищете ихъ.
   Леонато. Никогда еще забота не посѣтила моего дома въ лицѣ вашего высочества. Когда забота покидаетъ человѣка. остается одно лишь довольство, а когда вы удалитесь, останется печаль, и счаст³е покинетъ меня.
   Донъ Педро. Вы слишкомъ добродушно взваливаете на себя заботы. Кажется, это ваша дочь?
   Леонато. Ея мать не разъ мнѣ это говорила.
   Бенедиктъ. Значитъ, если вы спрашивали объ этомъ, то, можетъ быть, сомнѣвались въ этомъ?
   Леонато. Синьоръ Бенедиктъ, нѣтъ; вы тогда были еще груднымъ младенцемъ.
   Донъ Педро. Ну, это въ вашъ огородъ, Бенедиктъ; теперь мы можемъ догадаться, что вы такое, когда сдѣлались мужчиной. Поистинѣ, вы дочь своего отца. Желаю вамъ, синьора, всевозможнаго счастья, потому что вы очень похожи на вашего почтеннаго отца.
   Бенедиктъ. Если бы даже синьоръ Леонато и былъ ея отцомъ, то она и за всю Мессину не согласилась бы, чтобы его голова была на ея плечахъ, какъ бы она и ни была похожа на него.
   Беатриса. Удивляюсь, какъ это вы не перестанете болтать, синьоръ Бенедиктъ; никто вѣдь не обращаетъ на васъ вниман³я.
   Бенедиктъ. Какъ, дражайшее Презрѣн³е, вы живы еще?
   Беатриса. А развѣ возможно, чтобы презрѣн³е умерло, если оно имѣетъ такой неисчерпаемый источникъ пищи, какъ синьоръ Бенедиктъ? Сама вѣжливость должна превратиться въ презрѣн³е, когда вы предстанете передъ нею.
   Бенедиктъ. Ну, въ такомъ случаѣ вѣжливость - измѣнница. Но, во всякомъ случаѣ, я любимъ всѣми женщинами, за исключен³емъ васъ одной, и я бы желалъ, чтобы мое сердце не было такимъ жестокимъ сердцемъ, потому что, ей-Богу, ни одной изъ нихъ не люблю.
   Беатриса. Какое рѣдкое счаст³е для женщинъ! Въ противномъ случаѣ, онѣ были бы удручаемы самымъ уб³йственнымъ вздыхателемъ. Благодарен³е Бога, и у меня кровь тоже холодная, и въ этомъ я похожа на васъ. Я предпочитаю слушать лай моей собаченки на ворону, чѣмъ клятвы мужчины въ любви.
   Бенедиктъ. Да сохранитъ васъ Господь и на будущее время въ такомъ расположен³и! Это спасетъ лицо того или иного джентльмэна отъ предопредѣленныхъ царапинъ.
   Беатриса. Царапины не обезобразятъ его, если его лицо такое же, какъ ваше.
   Бенедиктъ. Вы, право, прекрасная наставница попугаевъ.
   Беатриса. Птица, болтающая подобно мнѣ, все же лучше животнаго, болтающаго по вашему.
   Бенедиктъ. Я бы желалъ, чтобы моя лошадь имѣла проворство вашего языка и его неутомимость. Продолжайте съ Богомъ; я кончилъ.
   Беатриса. Вы всегда кончаете остротой клячи: я вѣдь давно уже знаю васъ.
   Донъ Педро. И такъ, вотъ въ чемъ дѣло: синьоръ Клавд³о! Синьоръ Бенедиктъ! Леонато, нашъ дорогой Леонато пригласилъ всѣхъ насъ. Я говорю ему, что мы останемся здѣсь, по крайней мѣрѣ мѣсяцъ, а онъ сердечно желаетъ, чтобы какой-нибудь случай задержалъ насъ здѣсь дольше. Я готовъ поклясться, что онъ не лицемѣръ и говоритъ отъ чистаго сердца.
   Леонато. Поклянитесь, принцъ, смѣло: вы не будете клятвопреступникомъ (Донъ Жуану). Позвольте мнѣ привѣтствовать и васъ, синьоръ; теперь, когда вы примирились съ принцемъ, вашимъ братомъ, я покорнѣйш³й вашъ слуга.
   Джонъ. Благодарю васъ: у меня нѣтъ лишнихъ словъ, но я все-таки благодарю васъ.
   Леонато. Не угодно-ли вашему высочеству войти?
   Донъ Педро. Вашу руку, Леонато. Войдемте вмѣстѣ.
  

Всѣ уходятъ, за исключен³емъ Бенедикта и Клавд³о.

  
   Клавд³о. Бенедиктъ, обратилъ-ли ты вниман³е на дочь синьора Леонато?
   Бенедиктъ. Я не обратилъ на нее вниман³я, но разсмотрѣлъ ее.
   Клавд³о. Не правда-ли, какая скромная молодая дѣвица?
   Бенедиктъ. Спрашиваешь-ли ты меня какъ честный человѣкъ и желаешь узнать мое искреннее мнѣн³е, или же предпочитаешь, чтобы я отвѣчалъ тебѣ по всегдашнему моему обыкновен³ю, какъ отъявленный врагъ прекраснаго пола?
   Клавд³о. Нѣтъ, говори, пожалуйста, по настоящему.
   Бенедиктъ. Ну, такъ видишь-ли: мнѣ кажется, что она слишкомъ ничтожна для высокой похвалы, слишкомъ смугла для блестящей похвалы и слишкомъ мала для похвалы громадной. Одно лишь могу сказать въ ея пользу: будь она другою, она не была бы красива, а такъ, какъ она есть теперь,- она мнѣ не нравится.
   Клавд³о. Ты полагаешь, что я шучу, а я серьезно прошу сказать мнѣ откровенно, какъ ты находишь ее?
   Бенедиктъ. Ужь не задумалъ-ли ты купить ее, что такъ распрашиваешь о ней?
   Клавд³о. Но развѣ можно купить такую драгоцѣнность?
   Бенедиктъ. Конечно, и съ футлярцемъ въ придачу для хранен³я. Нѣтъ, ты скажи: серьезно-ли ты говоришь или-же разыгрываешь изъ себя шутника Джона, чтобы сказать, что Купидонъ - ловк³й стрѣлокъ по зайцамъ, а Вулканъ - хорош³й плотникъ? Укажи на ключъ твоей пѣсни, чтобы я могъ попасть въ тонъ.
   Клавд³о. На мой взглядъ, она прелестнѣйшая дѣвушка, когда-либо видѣнная мною.
   Бенедиктъ. Пока я не нуждаюсь еще въ очкахъ и, однако, не вижу этого. Знаешь что? Вотъ ея кузина, еслибъ, конечно, въ нее не вселился бѣсъ, такъ же превзошла-бы ее въ красотѣ, какъ первое мая превосходитъ послѣдн³й день декабря. Но я надѣюсь, что ты не намѣренъ повернуть на путь брака? - или намѣренъ?
   Клавд³о. Еслибы я даже и поклялся въ противномъ, то не повѣрилъ-бы себѣ, еслибы Геро захотѣла быть моей женой.
   Бенедиктъ. Такъ вотъ до чего дошло дѣло? Неужели-же не найдется въ цѣломъ свѣтѣ человѣка, который-бы захотѣлъ носить шляпу беззаботно? Неужели-же не увижу я шестидесятилѣтняго холостяка? Ну, что-жъ, пусть будетъ по твоему. Если ты ужь непремѣнно хочешь напялить на свою шею хомутъ, то потирай себѣ шею и вздыхай по воскресеньямъ... Смотри, донъ Педро идетъ за тобой.
  

Входитъ донъ Педро.

  
   Донъ Педро. Какой секретъ задержалъ васъ здѣсь? Почему не пошли вы къ Леонато?
   Бенедиктъ. Я-бы желалъ, чтобы ваше высочество заставили меня обнаружить этотъ секретъ.
   Донъ Педро. Приказываю тебѣ, какъ подданному.
   Бенедиктъ. Ты слышишь, графъ Клавд³о? Повѣрь мнѣ, я могу быть такъ-же молчаливъ, какъ нѣмой, но какъ подданный... какъ подданный,- замѣть это, я не могу ослушаться... Онъ влюбленъ. Въ кого? Опять-таки это вы спрашиваете, ваше высочество... замѣтьте только, какъ кротокъ его отвѣтъ: въ Геро, коротенькую дочь Леонато.
   Клавд³о. Еслибы это была правда, то я бы такъ и сказалъ.
   Беяедиктъ. Точь въ точь какъ въ старой сказкѣ, ваше высочество: неправда и не была правдой, а впрочемъ, не дай Богъ, чтобы была правдой.
   Клавд³о. Если моя любовь не пройдетъ въ скоромъ времени, то не дай Богъ, чтобы она когда-нибудь прошла.
   Донъ Педро. Аминь, если ты ее любишь: она вполнѣ этого достойна.
   Клавд³о. Вы мнѣ говорите это, ваше высочество, чтобы выпытать мое признан³е.
   Донъ Педро. Честью увѣряю тебя, что говорю только то, что думаю.
   Клавд³о. Честью увѣряю васъ, что и я говорю только то, что думаю.
   Бенедиктъ. Такъ ужъ и я клянусь честью, что говорю отъ души.
   Клавд³о. Я чувствую, что люблю ее.
   Донъ Педро. Я знаю, что она достойна любви.
   Бенедиктъ. Я не чувствую, какъ она можетъ быть любима, я не знаю, какъ она можетъ быть достойна любви,- вотъ мое мнѣн³е, котораго не вытопитъ изъ меня никакое пламя: я готовъ умереть за него на кострѣ.
   Донъ Педро. Ты всегда былъ упрямымъ еретикомъ насчетъ красоты.
   Клавд³о. И никогда не могъ играть этой роли, не насилуя себя.
   Бенедиктъ. Что женщина зачала меня,- приношу ей въ этомъ мою благодарность; что она меня воспитала,- и за это нижайше признателенъ ей. Но чтобы позволять трубить рогами на моемъ лбу или прицѣпить мой рогъ къ невидимому поясу,- ну ужь извините меня, милостивыя государыни. Я не хочу обидѣть ни одной моей недовѣрчивостью, а потому считаю себя вправѣ не вѣрить ни одной. А конецъ всему тотъ, что, ради собственнаго совершенства, я останусь холостякомъ.
   Донъ Педро. Надѣюсь, что доживу еще до того времени, когда ты поблѣднѣешь отъ любви.
   Бенедиктъ. Отъ злости, отъ болѣзни, или отъ голода, ваше высочество, но никакъ не отъ любви. Докажите мнѣ, что отъ любви я теряю больше крови, чѣмъ наживаю питьемъ,- и я позволю вамъ выколоть себѣ глаза перомъ сочинителя балладъ или повѣсить меня у дверей непристойнаго дома, вмѣсто вывѣски слѣпого Купидона.
   Донъ Педро. Ну, хорошо-жь; если ты когда-либо измѣнишь этимъ своимъ убѣжден³ямъ, то сдѣлаешься предметомъ ѣдкихъ насмѣшекъ.
   Бенедиктъ. Если измѣню, вѣшайте меня, какъ кошку въ боченкѣ, и стрѣляйте, и того, кто подстрѣлитъ меня, потреплите по плечу и назовите его Адамомъ.
   Донъ Педро. Ну, и прекрасно, время покажетъ: "Время и бѣшенаго быка пр³учаетъ къ ярму!"
   Бенедиктъ. Бѣшенаго быка - можетъ быть; но если когда либо мудрый Бенедиктъ пр³учится къ ярму,- сорвите съ быка его рога и увѣнчайте ими мое чело, или намалюйте меня и крупными буквами, какими пишутъ: "здѣсь отдается въ наемъ хорошая лошадь", подпишите подъ моимъ изображен³емъ: "здѣсь можно созерцать Бенедикта, вступившаго въ законный бракъ".
   Клавд³о. Если когда-либо это случится съ тобою,- воображаю, какъ ты будешь бѣсноваться отъ ревности.
   Донъ Педро. Есди Купидонъ не растратилъ еще всего своего колчана въ Венец³и,- задрожишь ты скоро передъ его стрѣлами.
   Бенедиктъ. Ну, значитъ, въ этотъ день случится землетрясен³е.
   Донъ Педро. Увидимъ: тебѣ все-таки придется считаться съ обстоятельствами. А въ ожидан³и этого, отправься, добрѣйш³й синьоръ Бенедиктъ, къ Леонато, кланяйся ему отъ меня и скажи ему, что непремѣнно буду къ ужину: онъ такъ хлопоталъ объ ужинѣ.
   Бенедиктъ. На подобное посольство у меня есть кое-как³я способности, а потому предоставляю васъ...
   Клавд³о. "Покровительству Господа Бога". Подписано въ моемъ домѣ (еслибы онъ былъ у меня)...
   Донъ Педро. "Сего шестого ³юля. Преданный вашъ другъ Бенедиктъ".
   Бенедиктъ. Не смѣйтесь, не смѣйтесь! Все тѣло вашего краснорѣч³я заштопано лохмотьями, плохо сшитыми вмѣстѣ; прежде, чѣмъ пускать въ ходъ всякое старье, не мѣшало бы вамъ заглянуть и въ собственную совѣсть. Ну, до свидан³я. (Бенедиктъ уходитъ).
   Клавд³о. Ваше высочество, вы можете оказать мнѣ большое одолжен³е.
   Донъ Педро. Научи мое расположен³е къ тебѣ: научи его, что ты хочешь, и ты увидишь, съ какимъ рвен³емъ оно выучиваетъ самый трудный урокъ, когда дѣло касается твоего счаст³я.
   Клавд³о. У Леонато есть сыновья?
   Донъ Педро. Кромѣ Геро, у него нѣтъ дѣтей. Она - единственная его наслѣдница. Ужь не влюбленъ-ли ты въ нее, Клавд³о?
   Клавд³о. О, ваше высочество! Когда мы отправлялись на эту только что оконченную войну, я глядѣлъ на нее глазами солдата, которому она нравится, но который обремененъ слишкомъ суровымъ дѣломъ, чтобы эта нѣжность могла быть названа любовью. Но теперь когда я возвратился и когда воинственныя мысли оставили мѣсто пустымъ,- цѣлая вереница нѣжныхъ желан³й и страстныхъ помысловъ заступила ихъ мѣсто, напоминая мнѣ красоту Геро и нашептывая мнѣ, какъ я увлекался ею до выступлен³я на войну.
   Донъ Педро. Ты скоро будешь совершеннымъ любовникомъ, потому что ты и теперь уже готовъ утомлять твоего слушателя цѣлою книгою словъ. Если ты любишь Геро - ну, и поклоняйся ей. Я поговорю съ нею и съ отцомъ. и, надѣюсь, она будетъ твоей. Вѣдь, съ этою только цѣлью ты и началъ выкладывать передо мною эту замѣчательную рѣчь?
   Клавд³о. Какое нѣжное лекарство предписываете вы любви, угадавъ ея немощь съ перваго взгляда. Боясь, чтобы мое увлечен³е не показалось вамъ слишкомъ внезапнымъ, я употребилъ успокоительное средство длиннаго разсказа.
   Донъ Педро. Какая нужда въ томъ, чтобъ мостъ былъ шире, чѣмъ рѣка? Необходимость - лучшая уступка.- Послушай: все, что служить цѣли, почтенно. Говорю просто: ты любишь; ну, я приготовлю для тебя лекарство. Я знаю, что у насъ сегодня будетъ балъ; подъ маской, я возьму на себя твою роль и скажу прекрасной Геро, что я - Клавд³о. Я перелью мое сердце въ ея грудь и плѣню ея слухъ силою и пыломъ моихъ страстныхъ рѣчей. А потомъ поговорю съ отцомъ, и въ заключен³е Геро будетъ твоею. Приступимъ-же немедленно къ дѣлу (Уходятъ).
  

СЦЕНА II.

Комната въ долѣ Леонато.

Входятъ: Леонато и Аитон³о.

  
   Леонато. Ну, что, братъ? Гдѣ мой племянникъ, твой сынъ? Сдѣлалъ-ли ты распоряжен³е насчетъ музыки?
   Антон³о. Объ этомъ онъ сильно хлопочетъ теперь. Но, братъ, я долженъ сообщить тебѣ странныя новости, как³я тебѣ и во снѣ не снились.
   Леонато. Хорош³я новости?
   Антон³о. Все зависитъ отъ того, какъ вычеканятся ихъ послѣдств³я; но теперь оболочка у нихъ хорошая и даже совсѣмъ блестящая внѣшность. Принцъ и графъ Клавд³о гуляли по тѣнистой аллеѣ моего парка; ихъ разговоръ былъ подслушанъ однимъ изъ моихъ людей. Принцъ признался Клавд³о, что любитъ мою племянницу, твою дочь, а нынѣшней ночью, во время танцевъ, намѣренъ сдѣлать ей въ этомъ признан³е; онъ прибавилъ, что, если получитъ ея соглас³е, то схватить этотъ моментъ прямо за чубъ и немедленно поговоритъ съ тобой объ этомъ.
   Леонато. А тотъ слуга, который сказалъ тебѣ объ этомъ,- не дуракъ?
   Антон³о. Напротивъ, очень ловк³й парень. Я пошлю за нимъ,- ты самъ его распросишь.
   Леонато. Нѣтъ, нѣтъ, будемъ считать все это сномъ, пока этотъ сонъ не приметъ формы дѣйствительности; но дочери все-таки надо сообщить, чтобъ она лучше была приготовлена къ отвѣту, если, чего добраго, это правда. Ступай къ ней и разскажи ей обо всемъ (Проходящимъ по сценѣ). Друзья, вы знаете, что вамъ дѣлать.- О, извини, мой другъ: пойдемъ со мной, я хочу воспользоваться твоимъ талантомъ.- Прошу васъ, друзья, позаботьтесь обо всемъ (Уходятъ).
  

СЦЕНА III.

Другая комната.

Входятъ: Донъ Жуанъ и Конрадъ.

  
   Конрадъ.Что съ вами, синьоръ? Откуда эта непомѣрная печаль?
   Донъ Жуанъ. Безмѣрны причины порождающ³я ее; моя печаль безгранична.
   Конрадъ. Вамъ-бы слѣдовало внять гласу благоразум³я.
   Донъ Жуанъ. И хотя-бы я и внялъ ему,- какая отъ этого была-бы мнѣ выгода?
   Конрадъ. Если и не немедленная выгода, то, по крайней мѣрѣ терпѣливая покорность судьбѣ.
   Донъ Жуанъ. Удивляюсь, что ты, родившись, какъ ты увѣряешь, подъ созвѣзд³емъ Сатурна, предлагаешь нравственное лекарство противъ смертельнаго недуга. Я не умѣю притворяться. Я по необходимости грустенъ, когда у меня есть причина грусти, и не обязанъ улыбаться чьимъ-бы то ни было шуткамъ; я долженъ ѣсть, когда чувствую голодъ, и не обязанъ выжидать, когда другимъ захочется ѣсть; я долженъ спать, когда меня клонитъ ко сну, и не обязанъ заботиться о чьихъ-бы то ни было дѣлахъ; я обязанъ смѣяться, когда я веселъ, и не обязанъ поддѣлываться подъ чье-бы то ни было настроен³е.
   Конрадъ. Ну, да, положимъ, но вы, однако, не должны обнаруживать это съ полной откровенностью, пока не въ состоян³и будете дѣлать этого вполнѣ самостоятельно. Еще недавно вы были въ ссорѣ съ вашимъ братомъ, и онъ возвратилъ вамъ свое благорасположен³е; если вы желаете пустить корни въ этомъ благорасположен³и, то должны поддерживать хорошую погоду; вы должны позаботиться о ней въ видахъ вашей-же собственной жатвы.
   Донъ Жуанъ. Я предпочитаю быть червемъ на заборѣ, чѣмъ розой въ его благорасположен³и. Лучше быть въ презрѣн³и у всѣхъ, чѣмъ заискивать въ чьей-бы то ни было любви. Если нельзя сказать, что я льстивый честный человѣкъ, то никто, по крайней мѣрѣ, не станетъ отрицать, что я откровенный негодяй. Мнѣ довѣряютъ, но надѣвъ сперва на меня намордникъ, и пускаютъ на свободу предварительно надѣвъ цѣпи на мои ноги. Потому-то и я рѣшилъ не пѣть въ клѣткѣ. Если снимутъ съ меня намордникъ, я буду кусаться. Дадутъ свободу - буду дѣлать, что мнѣ вздумается, а пока позволь мнѣ быть тѣмъ, чѣмъ создала меня природа, и не старайся измѣнить меня.
   Конрадъ. А развѣ вы не можете воспользоваться вашимъ неудовольств³емъ?
   Донъ Жуанъ. Я всячески имъ пользуюсь, потому что все дѣлаю съ неудовольств³емъ. Кто идетъ сюда? Что новаго, Борак³о?
  

Входитъ Борак³о.

  
   Борак³о. Я только что оставилъ великолѣпный ужинъ; вашего брата по царски угощаетъ Леонато. Могу также сообщить вамъ новость о томъ, что затѣвается свадьба.
   Донъ Жуанъ. А можетъ эта свадьба служитъ фундаментомъ, на которомъ можно было-бы соорудить какую-нибудь пакость? Кто этотъ дуракъ, который желаетъ быть женихомъ заботы?
   Борак³о. Да правая рука вашего брата.
   Донъ Жуанъ. Какъ? прелестнѣйш³й Клавд³о?
   Борак³о. Онъ.
   Донъ Жуанъ. Парень надлежащ³й! А она? она? На кого онъ бросилъ свой взоръ?
   Борак³о. На Геро, дочь и наслѣдницу Лоонато.
   Донъ Жуанъ. О, она - ранн³й мартовск³й цыпленокъ! Какъ ты узналъ объ этомъ?
   Борак³о. Меня заставили покурить въ одной сырой комнатѣ; вижу, входитъ принцъ и Клавд³о рука объ руку и серьезно разговариваютъ. Я спрятался за коверъ и оттуда услыхалъ, какъ они уговаривались о томъ, что принцъ будетъ искать руки Геро какъ будто для себя, а когда получитъ ее, то передастъ Клавд³о.
   Донъ Жуанъ. Ну, въ такомъ случаѣ, пойдемъ туда; это можетъ послужитъ пищей моей злобѣ. Этотъ юный молокососъ пожалъ всю славу моего паден³я. Если мнѣ удастся перейти ему дорогу, то это послужитъ мнѣ дорогой ко всяческому благополуч³ю. Въ васъ я увѣренъ: вы поможете мнѣ?
   Конрадъ. Мы ваши по гробъ, синьоръ.
   Донъ Жуанъ. Ну, такъ отправляемся на этотъ великолѣпный ужинъ; ихъ радость усугубляется по мѣрѣ моего унижен³я... Гм! еслибы и поваръ былъ въ такомъ-же настроен³и, какъ и я!.. Посмотримъ, что можно сдѣлать.
   Борак³о. Слѣдуемъ за вами, синьоръ (Уходятъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ВТОРОЕ.

СЦЕНА I.

Зало въ домѣ Леонато.

Входятъ: Леонато, Антон³о, Геро, Беатриса и друг³е.

  
   Леонато. Развѣ не было за ужиномъ графа Джона?
   Антон³о. Я не видалъ его.
   Беатриса. Какое кислое лицо у этого джентльмэна. Какъ только увижу его, у меня дѣлается изжога и длятся, по крайней мѣрѣ, цѣлый часъ.
   Геро. У него мрачный темпераментъ.
   Беатриса. Вполнѣ совершеннымъ мужчиной былъ-бы тотъ, кто составилъ-бы нѣчто среднее между нимъ и Бенедиктомъ. Одинъ - точно истуканъ: вѣчно молчитъ, другой - точно маменькинъ сынокъ: вѣчно болтаетъ.
   Леонато. Итакъ, полъ языка синьора Бенедикта во рту графа Джона, половина кислаго выражен³я графа Джона на лицѣ синьора Бенедикта..
   Беатриса. Да, кромѣ того, дядя, красивыя ноги и побольше денегъ въ кошелькѣ,- такой мужчина можетъ покорить всякую женщину, если только понравится ей.
   Леонато. По правдѣ сказать, племянница, ты никогда не найдешь себѣ мужа при такомъ зломъ языкѣ.
   Антон³о. Въ самомъ дѣлѣ, она ужь слишкомъ зла.
   Беатриса. Если слишкомъ зла, значитъ больше, чѣмъ зла. Такимъ образомъ я нашла средства уменьшить Бож³й даръ; вѣдь сказано: "бодливой коровѣ Богъ даетъ коротк³е рога; но слишкомъ строптивой,- не даетъ никакихъ".
   Леонато. А такъ какъ ты слишкомъ строптива, то Богъ и не дастъ тебѣ никакихъ рогъ.
   Беатриса. Да, не дастъ, если не дастъ мнѣ прежде мужа. А вѣдь объ этомъ только я и молю Его на колѣняхъ денно и нощно. О, Господи, развѣ можно выносить мужа съ бородой на лицѣ! Ужь лучше спать на соломѣ!
   Леонато. Но вѣдь ты можешь попасть и на безбородаго.
   Беатриса. А что мнѣ съ нимъ дѣлать? Наряжать его въ мои юбки и приставитъ къ себѣ въ качествѣ горничной? Тотъ, у кого есть борода, ужь не юнецъ, а безбородый даже не мужчина; а тотъ, кто не юнецъ, не по мнѣ, а кто даже не мужчина, я не по немъ. Нѣтъ, ужь лучше я наймусь къ какому-нибудь медвѣжатнику за шесть пенсовъ и стану водить его обезьянъ прямо въ преисподнюю.
   Леонато. Чудесно! значитъ ты собираешься въ преисподнюю?
   Беатриса. Нѣтъ,- только до входа. Тамъ встрѣтитъ меня дьяволъ съ рогами на головѣ, какъ истинный старый рогоносецъ, и скажетъ мнѣ: "Ступай, Беатриса, въ рай, ступай въ рай; для васъ, дѣвъ, нѣтъ здѣсь мѣста". Тогда я передамъ ему моихъ обезьянъ и пойду въ рай, къ святому Петру; онъ покажетъ мнѣ мѣсто, гдѣ сидятъ холостяки, и заживемъ мы тамъ припѣваючи.
   Антон³о (къ Геро). Ну, я увѣренъ, что покрайней мѣрѣ ты, племянница, будешь повиноваться отцу?
   Беатриса. Ну, конечно; вѣдь первѣйш³й долгъ моей кузины - присѣсть и сказать: "Какъ вамъ угодно, папенька!" Такъ пусть будетъ онъ, кузина, покрайней мѣрѣ, красивымъ парнемъ! Въ противномъ случаѣ, присядь въ другой разъ и скажи: "Какъ мнѣ угодно, папенька!"
   Леонато. Хорошо, племянница, хорошо, но я все-таки не теряю еще надежды видѣть тебя замужемъ.
   Беатриса. Когда Богъ станетъ создавать мужчинъ не изъ земли, а изъ какого-нибудь другого вещества. Развѣ не обидно для женщины выносить толстый комъ глины? Отдавать отчетъ во всѣхъ своихъ поступкахъ какой нибудь скверной кочкѣ? Нѣтъ, дядя, на это я не согласна. Сыны Адама - мои братья, и я считаю грѣхомъ выйти замужъ за родственника.
   Леонато (къ Геро). Помни же, дочка, что я тебѣ сказалъ. Если принцъ сдѣлаетъ тебѣ предложен³е въ этомъ родѣ, ты знаешь, какъ отвѣчать.
   Беатриса. Вина будетъ музыки, кузина, если онъ не въ тактъ посватается. Если принцъ будетъ слишкомъ торопиться, скажи ему, что во всемъ должна быть мѣра, да такъ и протанцуй ему отвѣтъ. Потому что, видите ли, Геро, сватовство, женитьба и раскаян³е слѣдуютъ другъ за другомъ. какъ шотландск³й джигъ, менуэтъ и cinque-pace: сватовство - горячо и страстно, какъ шотландск³й джигъ, и также безалаберно, женитьба - манерно-степенна, какъ менуэтъ важный, старинный, а за нею слѣдуетъ раскаян³е, съ разбитыми ногами, все чаще и чаще спотыкающееся въ cinque-pace, пока не попадетъ въ могилу.
   Леонaто. Ты, племянница, на все смотришь мрачно.
   Беатриса. У меня, дядюшка, прекрасные глаза: днемъ я могу разглядѣть церковь.
   Леонато. А вотъ и гости, братъ. Дадимъ имъ мѣсто.
  

Входятъ Донъ Педро, Клавд³о, Бенедиктъ, Балтазаръ, Жуанъ, Борак³о, Маргарита, Урсула и друг³е, въ маскахъ.

  
   Донъ Педро (къ Геро). Синьора, не угодно-ли будетъ вамъ пройтись съ вашимъ поклонникомъ?
   Геро. Если будете идти тихо, смотрѣть привѣтливо и ничего не будете говорить, я готова идти съ вами, въ особенности, чтобы выйти отсюда.
   Донъ Педро. Въ моемъ обществѣ?
   Геро. Скажу, пожалуй, и это, если мнѣ вздумается.
   Донъ Педро. А когда вамъ вздумается сказать это?
   Геро. Когда мнѣ понравится ваше лицо. Избави Боже, если лютня похожа на свой футляръ.
   Донъ Педро. Моя маска играетъ роль кровли Филемона: подъ нею скрытъ Юпитеръ.
   Геро. Если такъ, то ваша маска должна-бы быть сдѣлана изъ соломы.
   Донъ Педро. Говорите тише, если хотите говорить о любви (Удаляются).
   Балтазаръ. Я-бы желалъ, чтобы вы полюбили меня.
   Маргарита. А я не желала-бъ этого ради васъ самихъ, потому что у меня много дурныхъ привычекъ.
   Балтазаръ. Укажите на одну изъ нихъ.
   Маргарита. Я всегда молюсь вслухъ.
   Балтазаръ. Тѣмъ лучше, потому что слушатели могутъ отвѣчать: "аминь"!
   Маргарита. Пошли мнѣ, Господи, ловкаго танцора!
   Балтазаръ. Аминь!
   Маргарита. И удали его, о Господи, съ глазъ долой, какъ только кончится танецъ. Ну, отвѣчай-же, дьячокъ.
   Балтазаръ. Нечего отвѣчать: дьячокъ ужь отвѣчалъ.
   Урсула. Я васъ узнаю: вы - синьоръ Антон³о.
   Антон³о. Честное слово, нѣтъ.
   Урсула. Знаете, почему я васъ узнала? У васъ голова трясется.
   Антон³о. Говоря правду, я подражаю ему.
   Урсула. Ну, всѣ-бы не въ состоян³и были подражать ему въ такомъ безобразномъ совершенствѣ, если-бы вы не были имъ. Вотъ и его сухая рука, точь въ точь какъ y него. О, вы непремѣнно онъ, непремѣнно онъ!
   Антон³о. Честное слово нѣтъ.
   Урсула. Полноте, полноте. Неужели вы думаете, что я не узнаю васъ по вашему несравненному остроум³ю. Развѣ можно скрыть талантъ? Не отрекайтесь, вы - Антон³о. Совершенства всегда обнаруживаются. Ну, и довольно (Проходятъ).
   Беатриса. Вы не хотите мнѣ сказать, кто вамъ это сказалъ?
   Бенедиктъ. Простите, не могу.
   Беатриса. И не хотите сказать, кто вы?
   Бенедиктъ. Не теперь.
   Беатриса. Что я - фря и почерпаю всѣ свои остроты изъ "ста веселыхъ сказокъ". Ну, конечно, это сказалъ синьоръ Бенедиктъ.
   Бенедиктъ. Какой Бенедиктъ?
   Беатриса. Я увѣрена, что вы достаточно его знаете.
   Бенедиктъ. Совсѣмъ нѣтъ, увѣряю васъ.
   Беатриса. Развѣ онъ никогда не смѣшилъ васъ.
   Бенедиктъ. Прошу васъ, скажите, кто онъ?
   Беатриса. Онъ - шутъ принца, очень плоск³й шутъ. Единственный его талантъ заключается въ невѣроятномъ злорѣч³и; только негодяямъ онъ нравится, да и то не столько вслѣдств³е своего шутовства, сколько вслѣдств³е его плутней, потому что, потѣшая ихъ, онъ въ то-же время и приводитъ ихъ въ бѣшенство, a потому они сначала смѣются, a потомъ колотятъ его. Я увѣрена, что онъ лавируеть теперь гдѣ нибудь по близости, и я-бы хотѣла, чтобъ онъ причалилъ ко мнѣ.
   Бенедиктъ. Когда я познакомлюсь съ этимъ джентльмэномъ, я перескажу ему все, что вы о немъ сказали.
   Беатриса. Сдѣлайте одолжен³е, сдѣлайте одолжен³е. Онъ разразится надо мною одной или двумя колкостями, a если выйдетъ такъ, что ихъ никто не замѣтитъ, или не посмѣется надъ нимъ, то онъ погрузится въ меланхол³ю, и благодаря этому, какое-нибудь крылышко куропатки будетъ спасено, потому что шутъ не пойдетъ поужинать (Музыка за сценой). Мы должны слѣдовать за вожаками.
   Бенедиктъ. Во всемъ хорошемъ,
   Беатриса. Конечно, a если поведутъ къ дурному, то я ихъ оставлю на первомъ поворотѣ.
  

Танцы. Всѣ уходятъ, кромѣ донъ Жуана, Борак³о и Клавд³о.

  
   Донъ Жуанъ. Совершенно ясно, что мой братъ влюбленъ въ Геро; онъ отвелъ въ сторону ея отца, чтобы объясниться съ нимъ. Дамы ушли за нею, и только однѣ маски осталисъ еще здѣсь.
   Борак³о. Это - Клавд³о. Я узнаю его по походкѣ.
   Донъ Жуанъ. Вы - синьоръ Бенедиктъ?
   Клавд³о. Вы меня узнали. Да.
   Донъ Жуанъ. Синьоръ, вы очень дружны съ моимъ братомъ. Онъ влюбился въ Геро. Прошу васъ, отвлеките его отъ нея. Она далеко не пара ему по рожден³ю. Вы сдѣлаете доброе дѣло.
   Клавд³о. Откуда вы узнали, что онъ любитъ ее?
   Донъ Жуанъ. Я самъ слышалъ, какъ онъ клялся ей въ любви.
   Борак³о. И я также; онъ клялся ей, что сегодня-же и женится на ней.
   Донъ Жуанъ. Ну, пойдемъ въ залу.
  

Донъ Жуанъ и Борак³о уходятъ.

  
   Клавдю. Итакъ, я отвѣчаю отъ имени Бенедикта, но эту печальную новостъ слышу ушами Клавд³о. Да, это несомнѣнно: принцъ ухаживаетъ за нею для себя. Дружба постоянна во всемъ, но не въ дѣлахъ любви. Всякое сердце должно пользоваться собственнымъ языкомъ въ любви, каждый глазъ долженъ говорить за себя и не довѣрять никакому посреднику, потому что красота - колдунья, подъ обаян³емъ которой дружба таетъ въ разгорѣвшейся крови. Это бываетъ на каждомъ шагу, но я не ожидалъ этого. Прощай-же, Геро!
  

Бенедиктъ возвращается.

  
   Бенедиктъ. Графъ Клавд³о?
   Клавд³о. Онъ самый.
   Бене

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа