Главная » Книги

Шекспир Вильям - Mэкбет

Шекспир Вильям - Mэкбет


1 2 3 4 5


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е СОЧИНЕН²Й

В. ШЕКСПИРА

ВЪ ПРОЗѢ И СТИХАХЪ

ПЕРЕВЕЛЪ П. А. КАНШИНЪ.

ТОМЪ ВТОРОЙ.

1) Цимбелинъ. II) Король Лиръ. III) Мэкбеть. IV) ²оркширская трагед³я и примѣчан³я.

БЕЗПЛАТНОЕ ПРИЛОЖЕН²Е

КЪ ЖУРНАЛУ

"ЖИВОПИСНОЕ ОБОЗРѢН²Е"

за 1893 ГОДЪ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

ИЗДАН²Е С. ДОБРОДѢЕВА.

1893.

  

MЭКБЕТЪ.

  

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА:

  
   Донкенъ, король шотландск³й.
   Малькольмъ, |
             } его сыновья
   Дональбенъ. |
  
   Мэкбетъ, |
             } военачальники королевской арм³и.
   Бэнкуо. |
  
   Мэкдофъ, |
   Леноксъ, |
   Россэ, |
   Ментэтъ, } знатные шотландцы
   Энгосъ, |
   Кэтнэссъ, |
  
   Фл³энсъ, сынъ Бэнкуо.
   Сивердъ, графъ Норсомберлендъ, англ³йск³й полководецъ.
   Юный Сивердъ, его сынъ.
   Сетонъ, офицеръ при Мэкбетѣ.
   Сынъ Мекдофа.
   Англ³йск³й врачъ.
   Шотландск³й врачъ.
   Солдатъ.
   Привратникъ.
   Старикъ.
   Леди Мэкбетъ.
   Леди Мэкдофъ.
   Дама, состоящая при леди Мэкбетъ.
   Геката и три Вѣдьмы.
   Лорды, офицеры, воины, уб³йцы, свита и гонцы.
   Тѣнь Бэнкуо и друг³е призраки.
  

Дѣйств³е происходитъ преимущественно въ Шотланд³и, кромѣ конца IV-го дѣйств³я, происходящаго въ Англ³и.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

СЦЕНА I.

Открытая мѣстность въ Шотланд³и; гремитъ громъ, сверкаютъ молн³и.

Появляются три вѣдьмы.

  
   1-я вѣдьма. Когда-же мы подъ проливнымъ дождемъ, при раскатахъ грома и при свѣтѣ молн³и сойдемся все три вмѣстѣ?
   2-я вѣдьма. Когда затихнетъ громъ битвы, и побѣда останется за кѣмъ-нибудь изъ противниковъ.
   3-я вѣдьма. Значитъ, ранѣе, чѣмъ закатится солнце.
   1-я вѣдьма. A гдѣ именно?
   2-я вѣдьма. На пустынномъ полѣ...
   3-я вѣдьма. Чтобы встрѣтить тамъ Мэкбета.
   1-я вѣдьма. Меня зоветъ черный котъ... Иду!
   2-я вѣдьма. A меня жаба!.. Сейчасъ!
   Всѣ вмѣстѣ (Поютъ). Все ужасное прекрасно;-Все прекрасное ужасно. - Мчатся сквозь туманъ въ густую мглу (Исчезаютъ).
  

СЦЕНА II.

  

Лагерь близь Форэса; за сценой громъ битвы.

  

Выходятъ король Донкэнъ, Малькольмъ, Дональбенъ, Леноксъ и cвuma. Нa встрѣчу имъ попадается раненый воинъ.

  
   Донкэнъ. Что это за окровавлленный человѣкъ? Судя по его внѣшнему виду, можно надѣяться получить отъ него самыя свѣж³я вѣсти о возстан³и.
   Малькольмъ. Это тотъ самый сержантъ, который дрался съ такимъ мужествомъ, чтобы избавить меня отъ плѣна. Здорово, храбрый товарищъ! Разскажи королю, въ какомъ положен³и находилось дѣло, когда ты покинулъ поле сражен³я?
   Солдатъ. Въ самомъ сомнительномъ; оба войска можно было принять за двухъ утомленныхъ пловцовъ, когда они цѣпляются одинъ за другого и, только мѣшая другъ другу, не дають воспользоваться ни умѣн³емъ, ни ловкостью. Безпощадный Мэкдонуальдъ, благодаря кишащимъ въ немъ безчисленнымъ прирожденнымъ порокамъ, вполнѣ призваный быть крамольникомъ, получилъ подкрѣплен³е съ западныхъ острововъ въ лицѣ керновъ и геллоглессовъ; судьба очевидно покровительствуеть проклятому возстан³ю и, какъ продажная блудница, отдавалась до сихъ поръ ложу крамольника. Побѣда легко доставалась Мэкдонуальду, пока не явился побѣдоносный Мэкбетъ, вполнѣ заслуживающ³й такое назван³е. Презирая судьбу, очевидно покровительствовавшую его противнику, этотъ любимецъ доблести дымящимся отъ кровавой расправы мечемъ проложилъ себѣ дорогу къ гнусному измѣннику и не пожалъ послѣднему руки, и не распростился съ нимъ, пока не разсѣкъ ему головы отъ темени до челюстей и не выставилъ ея на позоръ на нашихъ укрѣплен³яхъ.
   Донкэнъ. Достойный нашъ родственникъ - истинный рыцарь.
   Солдатъ. Однако, скоро съ той стороны, откуда разливаются первые лучи солнца, но въ тоже время налетаютъ всесокрушающ³я бури и безпощадныя грозы, и изъ того-же источника, изъ котораго, казалось, истекало наше благополуч³е, нахлынули на насъ новыя напасти. Слушай, король шотландск³й, слушай! Едва правосуд³е, поддерживаемое вооруженною отвагою, успѣло заставить быстро улепетывавшихъ керновъ показать намъ пятки, какъ выжидавш³й только удобнаго случая король норвежск³й напалъ на насъ съ свѣжими войсками, совершенно новые доспѣхи которыхъ, какъ жаръ, сверкали на солнцѣ.
   Донкэнъ. И тогда Мэкбетъ с Бэнкуо перепугались, растерялись?
   Солдатъ. Да, какъ способны орлы перепугаться воробьевъ, a львы зайцевъ. Чтобы не отступать отъ правды, я долженъ сказать, что оба они похожи были на двѣ пушки, заряженныя двойными зарядами картечи. Хотѣли ли они искупаться въ дымящейся крови или увѣковѣчить новую Голгоѳу - не знаю... Однако силы начинаютъ мнѣ измѣнять... раны мои громко взываютъ о помощи...
   Донкэнъ. Онѣ доблестны, какъ твой разсказъ и такъ-же, какъ онъ, дышатъ славой. Уведите его; пусть врачи окажутъ ему помощь (Солдата уводятъ; входитъ Россэ). Это кто?
   Mалькольмъ. Доблестный танъ Россэ.
   Леноксъ. Какое нетерпѣн³е y него въ глазахъ! Такъ горятъ глаза только y вѣстниковъ чудесъ.
   Россэ. Да здравствуетъ король!
   Донкэнъ. Откуда ты, доблестный танъ?
   Россэ. Изъ Файфа, государь, гдѣ норвежск³я знамена нагло развѣваются въ воздухѣ и навѣваютъ ужасъ на наши оторопѣлыя войска. Властелинъ Норвег³и, стоя во главѣ многочисленныхъ своихъ полчищъ и поддерживаемый гнуснымъ, вѣроломнымъ таномъ Каудора, вступилъ съ нами въ ожесточенный бой. Однако, онъ встрѣтилъ снльный и грозный отпоръ со стороны Мэкбета, нарѣченнаго жениха Беллоны, съ ногъ до головы закованнаго въ несокрушимые доспѣхи. Мечи ихъ скрестились, и вѣрная рука нашего мужественнаго витязя смутила кичливый духъ норвежскаго возмутителя... Словомъ, - побѣда осталась за нами.
   Донкэнъ. Какое счаст³е!
   Россэ. Послѣдств³емъ этого оказалось то, что Суэнонъ, король норвежск³й, проситъ теперь дозволен³я вступить въ переговоры о мирѣ, но мы не дозволили ему даже приступить къ погребен³ю его убитыхъ, пока онъ на островѣ Сэнтъ-Кольмъ не внесетъ въ нашу казну десяти тысячь червонцевъ
   Донкэнъ. Теперь вѣроломному тану болѣе не придется измѣнять дорогимъ нашему сердцу интересамъ. Ступай, изрѣки ему смертный приговоръ и съ принадлежащимъ ему саномъ поздравь Мэкбета.
   Россэ. Будетъ исполнено, государь.
   Донкэнъ. Проигрышь Каудора составляетъ выигрышъ благороднаго Мэкбета (Всѣ уходятъ).
  

СЦЕНА III.

Поросшее верескомъ поле. Гремитъ громъ.

Входятъ три, вѣдьмы

  
   1-я вѣдьма. Гдѣ ты была, сестра?
   2-я вѣдьма. Душила свинью.
   3-я вѣдьма. A ты, сестра, чѣмъ была занята?
   1-я вѣдьма. У жены моряка былъ полный фартукъ каштановъ; она все жевала ихъ, жевала и жевала... "Подѣлись со мною", - сказала я. - "Прочь отъ меня, вѣдьма!" - отвѣтила откормленная всякою дрянью толстуха... За это мужъ ея поплылъ теперь шкиперомъ на "Тигрѣ" въ Алеппо; a я безхвостою крысою плыву за нимъ въ рѣшетѣ, плыву, плыву и плыву.
   2-я вѣдьма. Я пошлю тебѣ попутный вѣтеръ.
   1-я вѣдьма. Спасибо за услугу.
   3-я вѣдьма. A я тебѣ пошлю другой.
   1-я вѣдьма. Всѣ вѣтры теперь въ моей власти, какъ всѣ страны и берега, куда они, по намѣченнымъ y шкиперовъ путямъ, носятъ отважныхъ мореходовъ... Я изсушу его, какъ полевую былинку; сонъ не освѣжитъ его ни днемъ, ни ночью... Жить ему отнынѣ, словно окаянному; девятью девять ночей, взятыхъ семь разъ, стонать ему, ныть и изнывать! Корабль его не потонетъ отъ бури, однако, онъ не уйдетъ... A вотъ, взгляните, что y меня еще.
   2-я вѣдьма. Покажи, покажи!
   1-я вѣдьма. Большой палецъ морехода. Мореходъ былъ кормчимъ; кораблъ его на возвратномъ пути домой разбился, a онъ пошелъ ко дну (За сценой бьютъ барабаны).
   3-я вѣдьма. Барабанъ, барабанъ! Мэкбэть близится...
   Всѣ три вѣдьмы. Роковыя сестры, - рука объ руку носимся мы быстро - по землѣ, по водамъ.- Ходимъ мы все кругомъ, - кругомъ, кругомъ, кругомъ.- Три круга для старшей, -столько-же ддя средней, -столько-же для младшей!- Выйдеть ровно девять;- чары и готовы.
  

Входятъ Мэкбетъ и Бэнкуо.

  
   Мэкбетъ. Никогда не видывалъ я такого отвратительнаго и въ тоже время такого прекраснаго дня.
   Бэнкуо. Далеко-ли еще до Форэса?.. Что это за странныя существа?- худы, какъ щепки, и въ такой странной одеждѣ? Хотя онѣ и на землѣ, но нисколько не похожи на обыкновенныхъ смертныхъ... Скажите, кто вы так³я? Живыя вы земныя существа или нѣтъ? и можете ли вы отвѣчать на вопросы человѣка?.. Видя, какъ каждая изъ васъ прижимаетъ къ изсохшимъ губамъ узловатые пальцы, можно подумать, что вы меня понимаете?.. Я принялъ-бы васъ за женщинъ, если-бы ваши бороды не говорили мнѣ, что я ошибаюсь.
   Мэкбетъ. Если вамъ это дозволено, отвѣчайте!
   1-я вѣдьма. Слава Мэкбету, тану Гламисскому!
   2-я вѣдьма. Слава Мэкбету, тану Каудорскому!
   3-я вѣдьма. Будущ³й король Мэкбетъ, слава тебѣ.
   Банкуо. Добрѣйш³й лордъ, ты вздрогнулъ, словно отъ страха. Зачѣмъ пугаться такихъ блестящихъ предсказан³й? Заклинаю васъ именемъ правды, отвѣчайте, въ самомъ-ли дѣлѣ вы те, чѣмъ кажетесь, или существа сверхъестественныя? Благородному моему спутнику вы сулите блестящую будущность, торжественно привѣтствуете его, какъ будущаго короля, a так³я предсказан³я, кажется, сильно его радуютъ... Что же вы ничего не скажете мнѣ? Если вамъ дана сила видѣть сѣмена времени и заранѣе знать, какое зерно взойдетъ и разростется, a какое нѣтъ, отвѣчайте мнѣ, не выпрашивающему вашего благоволен³я, но и не боящемуся вашей вражды.
   1-я вѣдьма. Слава!
   2-я вѣдьма. Слава!
   3-я вѣдьма. Слава!
   1-я вѣдьма. Ты будешь меньше Мэкбета, но выше его.
   2-я вѣдьма. Не такъ счастливъ, какъ онъ, но много счастливѣе.
   3-я вѣдьма. Отъ тебя народится цѣлая вереница королей, хотя самъ ты королемъ не будешь. И такъ, слава вамъ, Мэкбетъ и Бэнкуо.
   1-я вѣдьма. Бэнкуо и Мэкбетъ, слава обоимъ вамъ, слава!
   Мэкбетъ. Стойте! предсказан³е ваше неполно! договарявайте все. Я знаю, что смерть Синэля сдѣлала меня таномъ Гламисса; но какъ-же мнѣ быть таномъ Каудора, когда тотъ, кому принадлежитъ этотъ титулъ, живъ и бдагоденствуетъ? Что-же касается предсказан³я, будто я буду королеыъ, исполнен³е его кажется еще болѣе невѣроятнымъ, чѣмъ предыдущее. Скажите, оть кого почерпнули вы странныя и неправдоподобныя эти свѣдѣн³я? Зачѣмъ на этой пустынной равнинѣ преграждаете вы намъ дорогу и привѣтствуете меня своими черезъ чуръ заманчивыми пророчествамн? Отвѣчайте! Я вамъ это повелѣваю! (Вѣдьмы исчезаютъ).
   Бэнкуо. И на землѣ, какъ на водѣ, иногда вскакиваютъ наполненные воздухомъ пузыри... Они-то вскакивали передъ нами сейчасъ... Куда-же онѣ исчезли?
   Мэкбетъ. Онѣ испарились въ воздухѣ; то, что казалось тѣлеснымъ образомъ, разсѣялось, какъ дыхан³е отъ дуновен³я вѣтра, Какъ мнѣ досадно, что онѣ не остались здѣсь долѣе.
   Бэнкуо. Да неужели мы въ самомъ дѣлѣ-то, о чемъ говоримъ теперь. Не объѣлись ли мы того зловреднаго корня, который туманитъ разсудокъ и держитъ его въ оковахъ безум³я?
   Мэкбетъ. Твои потомки будутъ королями...
   Бэнкуо. А ты самъ будешь королемъ.
   Мэкбетъ. И таномъ Каудора. Онѣ, вѣдь, и это говорили?
   Банкуо. Слово вь слово, буква въ букву. Однако, кто-же это спѣшитъ сюда?
  

Входятъ Россэ и Энгосъ.

  
   Россэ. Король съ величайшимъ удивлен³емъ выслушалъ извѣст³е о твоихъ успѣхахъ, Мэкбетъ. Когда-же онъ прочелъ отчетъ о твоихъ подвигахъ во время боя съ мятежниками, удивлен³е его дошло до крайнихъ предѣловъ и онъ казалось, не зналъ, за кого болѣе радоваться, за себя или за тебя. Когда-же до него дошли свѣдѣн³я о дальнѣйшихъ твоихъ доблестныхъ дѣян³яхъ, во время того-же памятнаго дня, онъ и совсѣмъ онѣмѣлъ. Онъ какъ-будто собственными глазами видѣлъ тебя среди густыхъ рядовъ норвежцевъ, гдѣ ты дрался, какъ левъ, нисколько не пугаясь картинъ смерти, которыми онъ окружалъ себя самъ. Быстро смѣняющ³яся извѣст³я, словно градъ, сыпались одно за другимъ, и каждое изъ нихъ, исчисляя твои подвиги въ величавой защитѣ государства, повергло ихъ къ его стопамъ.
   Энгосъ. Мы присланы сюда ислючительно затѣмъ чтобы передать тебѣ благодарность нашего царственнаго повелителя; но не награду принесли мы тебѣ, a только приглашен³е предстать передъ его вѣнценосною особою.
   Россэ. Однако, въ видѣ задатка еще большихъ милостей въ будущемъ, онъ велѣлъ привѣтствовать тебя, какъ тана Каудорскаго. Да принесетъ тебѣ счаст³е новый этотъ титулъ; онъ теперь неотъемлемое твое достоян³е.
   Бэнкуо. Что это значитъ? Неужто дьяволъ можетъ говорить правду?
   Мэкбетъ. Танъ Каудора еще живъ. Зачѣмъ-же рядите вы меня въ чужую одежду?
   Энгосъ. Да, правда, тотъ, кто былъ Каудорскимъ таномъ, еще живъ; но надъ этою жизнью тяготѣетъ неумолимый приговоръ, и прежн³й танъ долженъ ея лишиться. Былъ ли онъ въ союзѣ съ норвежцами, помогалъ-ли втайнѣ мятежникамъ, дѣйствовалъ-ли заодно съ тѣми и съ другими, съ намѣрен³емъ привести къ крушен³ю родную страну, этого я не знаю, но знаю, что измѣна его доказана, и что онъ долженъ за нее умереть, такъ-какъ самъ въ ней сознался.
   Мэкбетъ. Я уже танъ и Гламисса, и Каудора, a самое главное еще впереди. - Благодарю васъ за трудъ (Тихо Бэнкуо). Теперь, когда часть предсказаннаго мнѣ таинственными существами исполнилась, можешь надѣяться и ты, что твои потомки будутъ королями.
   Бэнкуо. Повѣрь имъ только, и тебѣ уже мало будетъ новаго танства; захочетея и королевской короны... Однако, какъ бы то ни было, это все-таки оченъ странно... Нерѣдко оруд³я тьмы, говоря намъ какъ будто правду, завлекаютъ насъ разными невинными пустяками, чтобы обмануть потомъ въ болѣе важныхъ дѣлахъ. Друзья мои, на одно только слово...
   Мэкбетъ. Два пророчества уже сбылись; они только служатъ какъ бы прологомъ могучей драмы, развязкой которой явится королевская корона. Благодарю васъ, господа.- Это сверхъестественное предсказан³е не можетъ служить дурнымъ предзнаменован³емъ, но не можетъ оно служить и хорошимъ. Если отъ него слѣдуеть ожидать зла, зачѣмъ-же, - словно въ залогь осуществимости всего остальнаго, - такъ благополучно исполнилась первая его часть; если оно предвѣщаеть хорошее, зачѣмъ-же при одной мысли о немъ, словно предъ чѣмъ-то ужаснымъ, волосы мои поднимаются дыбомъ, и мое крѣпко закованное сердце такъ неестественно сильно колотится о ребра... Не потому-ли, что воображаемые ужасы несравненно сильнѣе настоящихъ? Мысль моя, въ которой уб³йство - пока еще только одинъ плодъ воображен³я, до того сильно потрясаетъ мое слабое человѣческое естество, что не начавшее еще существовать уже является чѣмъ-то существующимъ, и для меня только то и есть, чего еще нѣтъ.
   Бэнкуо. Посмотрите на нашего товарища... Какъ онъ глубоко поглощенъ своими думами.
   Мэкбетъ. Если судьбѣ угодно, чтобы я былъ королемъ, она можетъ доставить мнѣ корону безъ всякаго вмѣшательства съ моей стороны.
   Бэнкуо. Новыя почести - тоже, что новое платье, въ которомъ чувствуешь себя вполнѣ свободнымъ, только поносивъ его нѣсколько времени.
   Мэкбетъ. Будь, что будетъ! Съ течен³емъ времени и при помощи обстоятельствъ, туманъ, скрывающ³й будущее, разсѣется, и все станетъ ясно, какъ день.
   Бэнкуо. Доблестный Мэкбетъ, мы ждемъ, чтобы тебѣ заблагоразсудилось продолжать путь.
   Мэкбетъ. Простите, моя угрюмая мысль невольно погрузилась въ воспоминан³я о забытомъ. Добрѣйш³е друзья мои, ваши услуги внесены мною въ памятную книжку, листы которой я переворачиваю и перечитываю ежедневно... Отправимтесь-же къ королю. - Не забывай того, что произощло здѣсь. Черезъ нѣсколько времени, взвѣсивъ хорошенько все это въ умѣ, я съ полною откровенностью открою тебѣ все, что y меня на душѣ.
   Бэнкуо. Хорошо.
   Мэкбетъ. A до тѣхъ поръ болѣе ни слова. - Идемте, друзья (Уходятъ).
  

СЦЕНА IV.

Въ Форэсѣ. Комната во дворцѣ. Трубы гремятъ.

Входтт Донкэнъ, Малькольмъ, Дональбенъ, Леноксъ и свита.

  
   Донкэнъ. Соитоялась-ли, наконецъ, казнь Каудора? Неужто тѣ, кому поручено было это исполнитъ, еще не вернулись?
   Малькольмъ. Посланные, государь, еще не вернулись, но я видѣлъ чедовѣка, присутствовавшаго при казни. По его словамъ-Каудоръ съ полною откровенностью признался въ своей измѣнѣ, просилъ заочно прощен³я y вашего величества и выказалъ искреннее раскаян³е. Ни одно дѣян³е за всю его жизнь не дѣлаетъ ему столько чести, сколько минуты разставан³я съ нею, когда человѣкъ, готовый къ смерти, заранѣе научивш³йся умирать и распрощавш³йся съ этимъ драгоцѣннѣйшимъ изъ даровъ, разстается съ нею, словно съ ничего нестоющею бездѣлкой.
   Донкэнъ. Нѣтъ никакой возможности узнавать, по лицу человѣка, того, что таится y него на душѣ. Я считалъ его истиннымъ джентльменомъ и довѣрялъ ему безусловно (Входятъ Мэкбетъ, Бэнкуо, Россэ и Энгосъ). А, доблестный кузенъ Мэкбетъ, это ты?.. Грѣхъ неблагодарности уже начинаетъ тяготить мнѣ душу. Ты такъ быстро мчишься впередъ, что моя благодарность, какъ ни могучи ея крылья, не только не въ силахъ опередить, но и догнать твоего полета. Зачѣмъ ты такъ много сдѣлалъ для насъ? Если-бы твои услуги не были такъ велики, я имѣлъ-бы возможность отблагодарить и наградить тебя согласно твоимъ подвигамъ; теперь-же намъ остается только сознаться, что вполнѣ расквитаться съ тобою мы не въ состоян³и и остаемся y тебя въ неоплатномъ долгу.
   Макбэтъ. Повиновен³е и вѣрность при исполнен³и своихъ обязанностей относительно васъ находятъ награду въ самихъ себѣ. Вы, государь, имѣете полное право требовать оть насъ строжайшаго исполнен³я нашихъ обязанностей. Эти обязанности для государства и для вашего престола - тѣ-же дѣти и слуги, дѣлающ³е для вашего счаст³я и благополуч³я все, что имъ возможно, все, что отъ нихъ зависитъ.
   Донкэнъ. Добро пожаловать. Я только еще насадилъ тебя и всѣми силами буду стараться способствоватъ твоему скорѣйшему произростан³ю. Честный Бэнкуо, услуги, оказанныя тобою такъ-же значительны и достойны такого-же полнаго признан³я. Дай-же мнѣ расцѣловать тебя и прижать тебя къ своему сердцу.
   Бэнкуо. Если мнѣ удастся укорениться въ немъ, жатва будетъ принадлежать вамъ.
   Донкэнъ. Безмѣрная радость, переполняющая мою душу, невольно прорывается наружу, старается прикрыться личиною печали, выражающейся въ слезахъ. Всѣ вы, сыны мои, родственники, таны, вмѣстѣ съ ближайшими къ вамъ лицами, знайте, что мы королевскую нашу власть намѣрены завѣщать въ наслѣд³е старшему нашему сыну Малькольму, которому и повелѣваемъ носить отнынѣ титулъ принца Комбэрлендскаго. Нашею благосклонностью, какъ и сопряженными съ нею преимуществами, будетъ пользоваться не онъ одинъ; знаки отлич³я, словно звѣзды, зас³яютъ на всѣхъ достойныхъ наградъ... Мэкбетъ, я поѣду отсюда въ Инверэссъ, чтобы сблизиться съ тобою еще болѣе.
   Мэкбетъ. Для меня и самый покой становится тяжелѣе труда, если онъ не употреблеяъ на пользу вашего величесгва. Я самъ буду вашимъ глашатаемъ, самъ обрадую жену извѣст³емъ о вашемъ прибыт³и. Прощайте, государь.
   Донкэнъ. До свидан³я, любезнѣйш³й танъ каудорск³й.
   Мекбетъ (Про себя). Принцъ Комбэрлендск³й!.. Вотъ порогъ: чтобы не споткнуться и не упасть, я долженъ черезъ него перескочить, такъ-какъ онъ преграждаетъ мнѣ дальнѣйш³й путь. Лучезарныя звѣзды, затаите свои огни; не озаряйте глубины тайныхъ моихъ замысловъ! Пусть даже глазъ не видитъ того, что дѣлаютъ руки, но все-таки, какъ-бы мнѣ страстно хотѣлось, чтобы скорѣе совершилось то, на что глазъ не можетъ взглянуть безъ ужаса! (Уходитъ).
   Донкэнъ. Твой отзывъ о высокой его доблести, Бэнкуо, совершенно справедливъ. Превозносить его - для меня праздникъ; похвалы ему - такъ сказать, - нравственная моя пища. Поѣдемъ-же за нимъ, за нимъ, чье усерд³е отправилось впередъ, чтобы приготовить намъ радушный пр³емъ. Такихъ родственниковъ на свѣтѣ не много (Уходятъ при громѣ трубъ и барабановъ).
  

СЦЕНА V.

Въ Инвэрнессѣ. Комната въ замкѣ Мэкбета.

Входитъ леди Мэкбетъ и читаетъ письмо.

  
   Леди Мекббтъ. "Онѣ попались мнѣ навстрѣчу въ самый день моего успѣха, и я впослѣдств³и имѣлъ случай вполнѣ убедиться, что ихъ познан³я далеко превышаютъ познан³я людей. Когда-же, сгорая желан³емъ узнать еще больше, я потребовалъ отъ нихъ дальнѣйшихъ свѣдѣн³й, онѣ обратились въ воздухъ и скрылись отъ нашихъ глазъ. Я еще не могъ придти въ себя отъ ихъ ошеломляющихъ предсказан³й, когда отъ короля явились гонцы, провозгласивш³е меня таномъ Каудорскимъ и тѣмъ осуществш³е одно изъ недавнихъ предсказан³й вѣщихъ сестеръ, въ дальнѣйшемъ будущемъ сулившихъ мнѣ еще болѣе велич³я и привѣтствовавшихъ меня, какъ будущаго вѣнценосца. Считаю нужнымъ сообщить это тебѣ, дорогая подруга будущаго моего велич³я, чтобы невѣдѣн³е ожидающей насъ блистательной доли не лишило тебя ни одной минуты радости, на которую ты имѣешь неотъемлемое, законное право. Затаи это въ своемъ сердцѣ, a затѣмъ прощай."
   Теперь ты уже танъ Гламисса и Каудора и непремѣнно сдѣлаешься тѣмъ, что тебѣ обѣщано... Однако, я не совсѣмъ довѣряю твоей мягкой душѣ, до того переполненной млекомъ кротости и любовью къ человѣчеству, что она едва-ли допуститъ тебя избрать для достижен³я цѣли кратчайш³й путъ. Въ тебѣ есть честолюб³е, и ты не прочь-бы достигнуть велич³я, но только съ тѣмъ услов³емъ, чтобы это не стоило тебѣ никакихъ хлопотъ. Ты хочешь, чтобы то, чего ты желаешь страстно, досталось тебѣ само собою. Плутовать въ игрѣ тебѣ-бы не хотѣлось, а, между тѣмъ, тебя сильно прельщаетъ выигрышъ, добиться котораго невозможно, играя честно. Твоя цѣль, мой благородный Гламиссъ, громко кричитъ тебѣ:- "воть, что ты обязанъ сдѣлать, чтобы достичь меня, но боязнь сдѣлать шагъ для достижен³я желаемаго, кажется, превышаетъ самое желан³е добиться желаемаго!" Поспѣшай-же скорѣе сюда, чтобы я могла вдохнуть въ тебя свой непоколебимый духъ, чтобы смѣлая моя рѣчь побудила тебя сокрушить всѣ преграды, препятствующ³я тебѣ завладѣть золотымъ вѣнцомъ, повидимому, предназначеннымъ тебѣ и судьбою, и сверхъестественными силами (Входитъ слуга). Что скажешь?
   Слуга. Сегодня вечеромъ король будетъ здѣсь.
   Леди Мэкбетъ. Не сошелъ-ли ты съ ума? Возможное-ли дѣло, чтобы мой мужъ, находящ³йся при королѣ, не извѣстилъ меня объ этомъ заранѣе, дабы я могла приготовиться, если намѣрен³е его величества посѣтить насъ дѣйствительно справедливо?
   Слуга. Однако, это такъ, и самъ благородный танъ вернется домой въ самомъ скоромъ времени. Отъ него прибылъ гонецъ, который едва живъ отъ усталости и едва переводить духъ, такъ-что съ величайшимъ трудомъ могъ выговорить то, что ему поручено сказать.
   Леди Мэкбетъ. Прими его какъ можно лучше. Доставленное имъ извѣст³е крайне важно (Слуга уходитъ). Даже воронъ, прокаркавш³й о роковомъ пр³ѣздѣ Донкэна къ намъ въ замокъ, и тотъ охрипъ. О вы, злобные духи, служащ³е помощниками кровожаднымъ замысламъ, лишите меня моего пола и отъ головы до пятъ преисполните меня самой истой жестокости! Сгустите мою кровь, преградите укорамъ совѣсти доступъ съ моему сердцу! Пусть ни одно, свойственное человѣческой душѣ, чувство сострадан³я не поколеблетъ твердой и прирожденой мнѣ рѣшимости, не станетъ преградой между моею волею и исполнен³емъ ея намѣрен³й! О, вы, незримые пособники уб³йства, гдѣ-бы ни поджидали вы, чтобы надъ человѣческою природою произведено было насил³е, спѣшите сюда, прильните къ моимъ женскимъ грудямъ, высосите изъ нихъ все молоко и замѣните его желчью. Приди и ты, непроглядная ночь; окутай себя густымъ сумракомъ адскихъ испарен³й, чтобы заостренный ножъ мой самъ не видалъ той раны, которую ему суждено нанести, и чтобы даже взоръ неба не могъ проникнуть сквозь саванъ мрака и крикнуть мнѣ: - "Остановись! Остановись!" (Входитъ Мэкбетъ). А, доблестный Гламиссъ, велик³й Каудоръ и еще болѣе велик³й въ будущемъ! Твое письмо заставило меня совершенно утратить чувство настоящаго и жить однимъ только будущимъ.
   Мэкбетъ. О, безмѣрная любовь, Донкэнъ прибудетъ къ намъ сегодня вечеромъ.
   Леди Мэкбетъ. A когда думаетъ уѣхать?
   Мэкбетъ. Завтра. Таково его намѣрен³е.
   Леди Мэкбетъ. О, никогда солнце не увидить этого "завтра!" Лицо твое, дорогой мой танъ, - словно открытая книга, въ которой можно вычитать много страшнаго. Чтобы обмануть всѣхъ, кажись такимъ-же, какъ всѣ. Пусть въ каждомъ твоемъ взглядѣ, въ каждомъ словѣ, въ каждомъ движен³и проглядываетъ сердечное радуш³е; имѣй видъ невнннаго цвѣтка, но на самомъ дѣлѣ будь змѣей, скрывающеюся подъ цвѣтами. Того, кого ты ждешь, слѣдуетъ принять какъ можно лучше. Предоставь мнѣ великое дѣло этой ночи, которое обезпечитъ за нами царственное велич³е и неограннченное могущество на всѣ грядущ³е дня и ночи.
   Мэкбетъ. Мы поговоримъ объ этомъ послѣ.
   Леди Мэкбетъ. Хорошо; только кажись веселѣе. Слишкомъ рѣзкихъ перемѣнъ въ лицѣ слѣдуетъ всегда остерегаться. Все-же остальное предоставь мнѣ (Уходятъ).
  

СЦЕНА VI.

Передъ замкомъ Мэкбета.

Звуки трубъ. Слуги тана ожидаютъ въ отдален³и. Входятъ Донкэнъ, Малькольмъ, Дональбенъ, Бэнкуо, Мэкдофъ, Россэ, Энгосъ и свита.

  
   Донкэнъ. Мѣстоположен³е замка прекрасное; самый воздухъ вѣетъ намъ въ лицо такъ пр³ятно и ласково.
   Бэнкуо. Пребыван³е лѣтней гостьи храмовъ - ласточки, одно уже доказываетъ, что воздухъ здѣсь здоровый, благорастворенный. Нѣтъ ни одного выступа, ни одного карниза, ни одного столба, ни одного удобнаго угла, куда-бы эта птица не прилѣпила висячаго своего жилища, своей плодовитой колыбели. Я наблюдалъ, что всюду, гдѣ селятся и водятся ласточки, воздухъ всегда чистый и здоровый.
  

Входитъ Леди Мэкбетъ.

  
   Донкэнъ. Смотрите, смотрите, вотъ здѣшняя высокочтимая хозяйка. Миледи, внушенная намъ и преслѣдующая насъ любовь иногда бываетъ для насъ источникомъ непр³ятностей, но мы такъ-же доджны быть благодарны и за эти непр³ятности, какъ за самую любовь. Этимъ я хочу сказать, что вамъ слѣдуетъ благословлять и Бога, и насъ за то, что мы васъ утруждаемъ, и благодарить насъ за причиняемыя вамъ безпокойства.
   Леди Мэкбетъ. Если всѣ наши заботы удвоить во всѣхъ отношен³яхъ, а затѣмъ еще разъ взять ихъ дважды, онѣ были-бы только слабымъ выражен³емъ безпредѣльной благодарности за ту высокую честь, которую вы, государь, оказали намъ, осчастлививъ нашъ домъ своимъ посѣщен³емъ. За ваши прежн³я милости, еще усиленныя недавними наградами, мы должны вѣчно молить за васъ Бога, какъ за своего благодѣтеля.
   Донкэнъ. Гдѣ-же самъ танъ Каудорск³й? Мы скакали за нимъ по пятамъ и даже надѣялись обогнать его; но ѣздокъ онъ замѣчательный, а пламенная любовь, острая, какъ шпора, помогла ему примчаться домой ранѣе насъ. Прекрасная и уважаемая хозяйка, на сегодняшнюю ночь мы ваши гости.
   Леди Мэкбетъ. Вашихъ преданныхъ слугъ такъ, какъ и своихъ слугь, и жизнь нашу, и все, что мы имѣемъ, считайте только залогомъ, въ которомъ мы обязаны отдавать отчетъ вашему величеству и которымъ вы всегда можете располагать по своему усмотрѣн³ю.
   Донкэнъ. Дайте мнѣ вашу руку и проводите меня къ хозяину дома. Любя его всею душою, мы и на будущее время надѣемся относиться къ нему съ прежнею благосклонностью. И такъ, если вамъ угодно, миледи... (Уходятъ).
  

СЦЕНА VII.

  

Комната въ замкѣ y Мэкбета.

  

По сценѣ проходятъ слуги, несущ³е факелы и играющге на гобояхъ; за ними друг³е съ разными яствами; потомь входитъ самъ Мэкбетъ.

  
   Мэкбетъ. Если все это должно совершиться и затѣмъ кончиться, пусть кончается скорѣе. Хорошо, если-бы уб³йство повлекло sa собою одинъ только успѣхъ и никакихъ другихъ послѣдств³й. Да, если-бы вмѣстѣ съ нанесеннымъ ударомъ все покончилось-бы хоть здѣсь, хоть только здѣсь, на этой движущейся песчаной отмели времени, я ринулся-бы въ жизнь, нисколько не думая о томъ, что будетъ далѣе; но бѣда въ томъ, что такого рода поступки постоянно влекутъ за собою судъ земной. Стоитъ только дать м³ру кровавый урокъ, и этотъ м³ръ, наученный полученнымъ урокомъ, безпощадно обрушится на самого-же учителя; безпристрастное правосуд³е постоянно собственною рукою подноситъ къ нашимъ губамъ кубокъ съ нами-же самими отравленнымъ напиткомъ... Нѣтъ, здѣсь Донкэнъ не долженъ подвергнуться ни малѣйшей опасности; на это есть двѣ могуч³я причины. Во первыхъ, онъ мой родственникъ, a во вторыхъ, я его подданный. Обѣ причины настолько важны, что мысль моя не должна, не можетъ перейти въ дѣло. Къ тому-же онъ мой гость, и мнѣ слѣдовалобы крѣпко запирать двери, a не помышлять о нанесен³и смертельнаго удара... Потомъ самый этотъ король Донкэнъ съ такою кротостью пользуется своимъ могуществомъ, высок³я свои обязанности онъ исполняетъ такъ безупречно, что, въ случаѣ его исчезновен³я съ лица земли, самыя его добродѣтели, вооружась трубами, которыми ангелы возвѣстятъ наступлен³е страшнаго суда, донесутъ м³ру о совершившемся анаѳемскомъ преступлен³и, a сострадан³е, словно совсѣмъ нагой, только-что родивш³йся младенецъ, несущ³йся на крыльяхъ урагана, или небесный херувимъ, мчащ³йся на незримыхъ, воздушныхъ коняхъ, каждаго заставитъ своимъ дуновен³емъ взглянуть на это дѣло широко раскрытыми глазами и выжметъ изъ глазъ цѣлые потоки слезъ... Чтобы шпорить бока своей рѣшимости, y меня только одно оруд³е и есть - не въ мѣру разгулявшееся честолюб³е, которое можетъ, словно разъяренный конь, вскочить на дыбы и, опрокинувшись назадъ, придавить меня собою! (Входитъ Леди Мэкбетъ). Что новаго?
   Леди Мэкбетъ. Ужинъ почти оконченъ. Зачѣмъ ушелъ ты изъ столовой?
   Мэкбетъ. Спрашивалъ онъ меня?
   Леди Мэкбетъ. Развѣ ты этого не знаешь?
   Мэкбетъ. Далѣе въ этомъ дѣлѣ идти мы не должны. Король осыпаетъ меня почестями, да и обо мнѣ во всѣхъ слояхъ населен³я сложилось такое лестное мнѣн³е, что мнѣ слѣдуетъ сохранять это мнѣн³е во всей его дѣвственной свѣжести, a не пренебрегать имъ, пока оно не установилось вполнѣ.
   Леди Мэкбетъ. Твоя надежда, когда ты въ нее рядился, должно-быть, была пьяна. Съ тѣхъ поръ она успѣла проспаться и теперь на то на что сама взирала такъ смѣло, глядитъ блѣднѣя и зеленѣя отъ ужаса. Таково-же на будущее время будетъ мое мнѣн³е и о твоей любви. Смѣлость твоя проявляется только въ однихъ желан³яхъ; когда-же дойдетъ до рѣшимости, до самаго дѣла, ты тотчасъ начинаешь трусить. Тебѣ, я знаю, очень хотѣлось-бы получить то, что въ твоихъ глазахъ составляетъ лучшее украшен³е жизни, a между тѣмъ ты предпочитаешь навѣкъ остаться трусомъ въ собственныхъ глазахъ. Ты какъ будто говоришь: - "Очень-бы мнѣ хотѣлось это имѣть, да не хватаетъ смѣлости!" и тѣмъ уподобляешься жалкой кошкѣ народной поговорки.
   Мэкбетъ. Прошу тебя, замолчи! У меня хватитъ отваги на все, что подобаетъ человѣку; тотъ, кто отваживается на большее, уже перестаетъ быть человѣкомъ.
   Леди Мэкбетъ. Зачѣмъ-же было сообщать объ этомъ замыслѣ мнѣ? Когда этотъ замыселъ народился y тебя въ головѣ, ты былъ человѣкомъ и мужемъ. Если-же ты рѣшишься привести замыселъ въ исполнен³е, ты только еще убѣдительнѣе докажешь, что ты человѣкъ и мужъ. Когда возникла мысль, ничто еще не благопр³ятствовало исполнен³ю - ни время, ни обстоятельства, a ты все-таки надѣялся выискать удобное время, создать благопр³ятныя обстоятельства. Теперь-же, когда они явились сами собою, ты вмѣстѣ съ своею рѣшимостью обращаешься въ ничто. Я сама кормила грудью и знаю, какъ сильно мать любитъ ребенка, сосущаго ея молоко, a между тѣмъ, несмотря на нѣжную улыбку, съ которою сынъ смотрѣлъ мнѣ въ глаза, я вырвала бы сосецъ изъ беззубыхъ губъ и размозжила-бы младенцу голову, если-бы поклялась это сдѣлать, какъ клялся ты исполнить свое намѣрен³е!
   Мэкбетъ. А если мы потерпимъ неудачу?
   Леди Мэкбетъ. Намъ потерпѣть неудачу! Напряги только какъ слѣдуетъ душевныя силы, и неудача немыслима. Едва успѣетъ король заснуть покрѣпче, - а, благодаря сегодняшней усталости, крѣпк³й сонъ не заставитъ ждать себя долго, - я такъ угощу приближенныхъ къ нему слугъ виномъ и сладкимъ яблочнымъ напиткомъ, что память, стража ихъ мозга, превратится въ паръ, а вмѣстилище разсудка въ простой кубъ для кипячен³я. Когда скотск³й сонъ скуетъ ихъ упившееся тѣло, и они будутъ лежать, словно мертвые, кто помѣшаетъ намъ съ тобою сдѣлать съ беззащитнымъ Донкэномъ все, что намъ угодно? Чего только нельзя будетъ свалить на мертвецки пьяныхъ слугъ, непробуднымъ сномъ спящихъ въ одной комнатѣ съ королемъ? Они-то и окажутся виновниками ужаснаго уб³йства.
   Мэкбетъ. Рождай на свѣтъ только дѣтей мужского пола. Твоя неустрашимая природа должна рождать толъко мужчинъ!... Разумѣется, когда мы забрызгаемъ кровью обоихъ слугь, спящихъ въ комнатѣ короля, мы совершимъ уб³йство ихъ-же кинжалами, вся вина падетъ на этихъ слугъ. Каждый непремѣнно подумаетъ, что они уб³йцы.
   Леди Мэкбетъ. Кому придетъ въ годову подозрѣвать другихъ, особенно когда мы дадимъ полную волю нашему отчаян³ю, когда всѣ увидятъ, какъ горько мы оплакиваемъ его смерть.
   Мэкбетъ. Рѣшен³е принято! Я напрягу всѣ дѣятельныя силы своего существа и направлю ихъ на совершен³е страшнаго этого дѣла. Пойдемъ и своимъ невозмутимымъ весельемъ обманемъ всѣхъ, находящихся y насъ. Лживое лицо должно служить личиною лживому сердцу (Уходятъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ВТОРОЕ.

СЦЕНА I.

Дворъ передъ замкомъ Мэкбета.

Входятъ Бэнкуо и Фл³энсъ. Впереди идутъ слуги, несущ³е свѣтильники.

  
   Бэнкуо. Милый мой мальчикъ, какъ думаешь, который можетъ быть теперь часъ?
   Фл³энсъ. Боя часовъ я не слыхалъ, но мѣсяцъ уже закатился.
   Бэнкуо. A онъ, кажется, закатывается въ полночь?
   Фл³энсъ. Я думаю, отецъ, что теперь позже.
   Бэнкуо. Возьми-ка пока мой мечъ... Небо что-то заскупилось сегодня, погасило всѣ свои свѣчи... Возьми и это... Усталость тяготитъ меня, какъ свинецъ, a заснуть мнѣ все-таки не хотѣлось-бы. Милосердыя силы небесныя, отгоните отъ меня тѣ проклятыя мысли, которыя во время отдыха вторгаются въ душу человѣка!.. Дай сюда мечъ... (Входитъ Мэкбетъ; за нимъ слуга несетъ свѣтильникъ). Кто идетъ?
   Мэкбетъ. Свой.
   Бэнкуо. Какъ, ты, милордъ, еще не въ постели? A король уже легъ... Онъ былъ въ необыкновенно пр³ятномъ расположен³и духа и щедро наградилъ твоихъ служителей, a этотъ брилл³антъ поручилъ мнѣ передать твоей женѣ, какъ радушнѣйшей изъ всѣхъ хозяекъ. Да, король остался безмѣрно доволенъ твоимъ пр³емомъ.
   Мэкбетъ. Онъ засталъ насъ врасплохъ, поэтому наше гостепр³имство поневолѣ должно было казаться недостаточнымъ. Не то было-бы, если-бы мы заранѣе знали о пр³ѣздѣ къ намъ короля.
   Бэнкуо. Все и такъ было прекрасно... Прошлою ночью мнѣ приснились вѣщ³я сестры. Относительно тебя ихъ пророчества начали уже отчасти сбываться.
   Mэкветъ. Я забылъ о нихъ и думать. Тѣмъ не менѣе, если выпадетъ свободная минута, мы еще поговоримъ объ этомъ дѣлѣ... разумѣется, если ты согласишься пожертвовать мнѣ часомъ-другимъ.
   Бэнкуо. Весь къ твоимъ услугамъ.
   Мэкбетъ. Если ты согласишься дѣйствовать заодно со мною, на твою долю выпадетъ не малая честь.
   Бэнкуо. Лишь-бы, стараясь ее увеличить, не утратить той, какая есть. Каковы-бы ни были твои совѣты, я охотно имъ послѣдую, если и честь, и спокойств³е сов

Другие авторы
  • Мин Дмитрий Егорович
  • Карабчевский Николай Платонович
  • Ольхин Александр Александрович
  • Мерзляков Алексей Федорович
  • Ремезов Митрофан Нилович
  • Дитмар Фон Айст
  • Иоанн_Кронштадтский
  • Левенсон Павел Яковлевич
  • Карамзин Николай Михайлович
  • Коппе Франсуа
  • Другие произведения
  • Некрасов Николай Алексеевич - Описание первой войны императора Александра с Наполеоном в 1805 году А. Михайловского-Данилевского
  • Репин Илья Ефимович - Критикам искусства
  • Соболевский Сергей Александрович - Миллион сочувствий
  • Ширяевец Александр Васильевич - Стихотворения
  • Белый Андрей - Трагедия творчества. Достоевский и Толстой
  • Шпажинский Ипполит Васильевич - Майорша
  • Горький Максим - О формализме
  • Соловьев-Андреевич Евгений Андреевич - И. С. Тургенев. Его жизнь и литературная деятельность
  • Куприн Александр Иванович - Дознание
  • Тур Евгения - Семейство Шалонских
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 274 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа