Главная » Книги

Шекспир Вильям - Антоний и Клеопатра

Шекспир Вильям - Антоний и Клеопатра


1 2 3 4 5 6


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е СОЧИНЕН²Й

В. ШЕКСПИРА

ВЪ ПРОЗѢ И СТИХАХЪ

ПЕРЕВЕЛЪ П. А. КАНШИНЪ.

ТОМЪ ДЕВЯТЫЙ.

1) Кор³оланъ. 2) Юл³й Цезарь 3) Антон³й и Клеопатра. 4) Жалобы влюбленной. 5) Фениксъ и голубка.

БЕЗПЛАТНОЕ ПРИЛОЖЕН²Е

КЪ ЖУРНАЛУ

"ЖИВОПИСНОЕ ОБОЗРѢН²Е"

за 1893 ГОДЪ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

ИЗДАН²Е С. ДОБРОДѢЕВА.

1893.

  
  

АНТОН²Й и КЛЕОПАТРА.

  

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА:

  
   Маркъ Антон³й, Октав³й Цезарь, Маркъ Эмил³й Лепидъ - Тр³умвиры.
   Секстъ Помпей
   Домиц³й Энобарбъ, Вентид³й, Эросъ, Скаръ, Дорцетъ, Деметр³й, Филонъ - приверженцы Антон³я.
   Меценатъ, Агриппа, Долабелла, Прокулей, Ѳирей, Галлъ - приверженцы Цезаря.
   Менасъ, Менекратъ, Варр³й - приверженцы Помпея.
   Тавръ, лейтенантъ Цезаря.
   Канид³й, лейтенантъ Антон³я.
   Сил³й, офицеръ изъ арм³и Вентид³я.
   Эвфрон³й, наставникъ дѣтей Антон³я.
   Алексасъ, Мард³анъ, Селевкъ, Д³омедъ - придворные Клеопатры.
   Предсказатель.
   Поселянинъ.
   Клеопатра, царица Египта.
   Октан³я, сестра Цезаря и жена Антон³я.
   Харм³она, Ира - служанки Клеопатры.
   Офицеры, солдаты, вѣстники и слуги.
  

Мѣсто дѣйств³я - въ разныхъ частяхъ римской импер³и.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

СЦЕНА I.

Александр³я. Во дворцѣ Клеопатры.

Деметр³й и Филонъ входятъ.

  
   Филонъ. Нѣтъ, это опьянен³е нашего главнокомандующаго переходитъ всяк³я границы. Его чудные глаза, сверкавш³е когда-то передъ воинственными рядами и лег³онами, какъ блескъ доспѣховъ Марса, теперь потуплены и со всѣмъ ихъ огнемъ и со всею преданностью покоятся на смугломъ челѣ... Его воинственное сердце, которое въ пылу великихъ битвъ разрывало своимъ б³ен³емъ застежки панцыря, измѣнило своей природѣ: оно сдѣлалось нѣжнымъ, какъ вздохъ, какъ вѣеръ для охлажден³я пыла страсти цыганки... Смотри, они идутъ сюда,
  

Трубы. Входятъ: Антон³й и Клеопатра со свитой. Евнухи съ опахалами идутъ передъ царицей.

  
   Вглядись, и ты увидишь въ немъ, въ одномъ изъ трехъ столповъ м³ра, только шута непотребной женщины! Любуйся!
   Клеопатра. Если это въ самомъ дѣлѣ любовь, скажи мнѣ, какъ велика она?
   Антон³й. Бѣдна же та любовь, которую можно измѣрить!
   Клеопатра. Я хочу измѣрить границу, до которой возможна любовь.
   Антон³й. Такъ тебѣ нужно будетъ найти новое небо и новую землю.
  

Входитъ слуга.

  
   Слуга. Вѣсти изъ Рима, мой повелитель.
   Антон³й. Какъ онѣ надоѣли! Говори короче.
   Клеопатра. Выслушай же его, Антон³й: можетъ быть, Фульв³я раздражена; или, кто знаетъ, быть можетъ, безбородый Цезарь шлетъ тебѣ могущественныя приказан³я: "поступи такъ или этакъ; покори такое-то государство и уничтожь так³я-то; повинуйся, или мы осудимъ тебя".
   Антон³й. Ты думаешь, моя любовь?
   Клеопатра. Быть можетъ - да, это весьма вѣроятно,- тебя обязываютъ не оставаться здѣсь долѣе: Цезарь даетъ тебѣ отставку. Выслушай же его, Антон³й.- Гдѣ повелѣн³е Фульв³и или Цезаря, хотѣла я сказать, или нѣтъ, ихъ обоихъ? - позови сюда пословъ;- ты краснѣешь, Антон³й; это вѣрно, какъ то, что я царица Египта, и эта краска на твоемъ лицѣ - честь для Цезаря; или твои щеки платятъ дань стыду, потому что ты слышишь брань пискливаго голоса Фульв³и? - пословъ сюда!
   Антон³й. Да погибнетъ Римъ въ волнахъ Тибра! Да рухнетъ сводъ великой импер³и! Ты - моя вселенная! Царства не болѣе, какъ прахъ. Наша земная грязъ одинаково питаетъ животныхъ и людей. Благородное употреблен³е жизни - это возможность подобной намъ четѣ цѣловаться (цѣлуетъ Клеопатру). Можно-ли найдти двухъ существъ болѣе подходящихъ, чѣмъ мы! Призываю м³ръ въ свидѣтели, не опасаясь кары,- намъ съ тобою нѣтъ подобныхъ!
   Клеопатра. Восхитительная ложь! Зачѣмъ-же ты женился на Фульв³и, если не любилъ ея? Я не такъ легко вѣрю, какъ это можетъ казаться: Антон³й всегда останется самимъ собой.
   Антон³й. Но лишь вдохновляемый Клеопатрой. Ахъ, ради высокой любви моей и сладкихъ часовъ ея, молю: не будемъ тратить время на непр³ятные разговоры. Ни одна минута нашей жизни не должна пройти безъ наслажден³я: какому же посвятимъ мы этотъ вечеръ?
   Клеопатра. Будемъ слушать пословъ!
   Антон³й. О, капризная царица! Все идетъ тебѣ: бранить, смѣяться, плакать; всѣ страсти въ тебѣ хороши,- онѣ обаятельны и достойны восхищен³я! Не нужно пословъ. Вдвоемъ съ тобой мы въ эту ночь будемъ бродить по улицамъ и изучать народные нравы. Пойдемъ, царица: вчера ночью ты сама предлагала мнѣ это.- Молчи (Антон³й и Клеопатра со свитой удаляются).
   Деметр³й. Такъ мало Антон³й уважаетъ Цезаря?
   Филонъ. Иногда, когда онъ перестаетъ быть Антон³емъ, онъ быстро утрачиваетъ свои доблести, которымъ не слѣдовало-бы покидать его.
   Деметр³й. Съ грустью вижу я это: подтверждаются гнусныя сплетни, которыя распускаются о немъ въ Римѣ. Но я надѣюсь еще, что завтрашнимъ утромъ онъ образумится. Счастливой ночи! (Уходятъ).
  

СЦЕНА II

Александр³я. Другая комната.

Входятъ: Харм³она, Ира, Алексасъ, потомъ Предсказатель.

   Харм³она. Повелитель Алексасъ, сладчайш³й Алексасъ, превосходный Алексасъ, совершенный Алексасъ, гдѣ-же тотъ предсказатель, котораго ты такъ хвалилъ царицѣ? О, какъ-бы мнѣ хотѣлось узнать того мужа, который, какъ ты говоришь, вѣнчаетъ рога свои гирляндами!
   Алексасъ. Предсказатель!
   Предсказатель (подходя). Что тебѣ угодно?
   Харм³она. Такъ это онъ? Такъ это ты знаешь разныя невѣдомыя другимъ вещи?
   Предсказатель. Я умѣю кое-что читать въ безконечной книгѣ тайнъ природы.
   Алексасъ. Покажи ему руку.
  

Входитъ Энобарбъ.

  
   Энобарбъ. Живо накройте столъ! И чтобъ вина было вдоволь, чтобы было чѣмъ пить за здоровье Клеопатры.
   Харм³она. Награди-же меня, другъ, хорошимъ будущимъ.
   Предсказатель. Я не награждаю, я предсказываю.
   Харм³она. Ну, такъ я прошу тебя,- предскажи мнѣ хорошую судьбу.
   Предсказатель. Ты будешь стоять еще выше, чѣмъ теперь. На тебя стоитъ дивиться еще болѣе,
   Харм³она. Какъ, значитъ, я еще похорошѣю?
   Ира. Нѣтъ, ты будешь краситься, когда постарѣешь.
   Харм³она. Морщинъ вѣдь не закрасишь!
   Алексасъ.Не мѣшайте его прорицан³ямъ: будьте же внимательны.
   Харм³она. Тс!..
   Предсказатель. Не столько будутъ тебя любить, сколько будешь любить ты.
   Харм³она. Ну, я-бы предпочла, въ такомъ случаѣ, веселить себя виномъ.
   Алексасъ. Да слушай же его.
   Харм³она. Ну, такъ теперь какое-нибудь хорошее предсказан³е! Напримѣръ, что въ одинъ прекрасный день я сдѣлаюсь женой и вдовой трехъ царей! Что въ пятьдесятъ лѣтъ, у меня родится сынъ, передъ которымъ поблѣднѣетъ самъ ²удейск³й Иродъ! Укажи-же мнѣ способъ выйти замужъ за Октав³я Цезаря, чтобы я сдѣлалась равной своей госпожѣ.
   Предсказатель. Ты переживешь госпожу, которой служишь.
   Харм³она. Отлично! Я предпочитаю долгую жизнь блюду фигъ.
   Предсказатель. До сихъ поръ твоя жизнь была лучше той, которая тебѣ предстоитъ.
   Харм³она. Ну, значитъ, мои дѣти лишены будутъ имени. Будь милостивъ, скажи, сколько у меня будетъ мальчиковъ и дѣвочекъ?
   Предсказатель. Если-бы каждое изъ твоихъ вожделѣн³й имѣло плодородное чрево,- милл³онъ.
   Харм³она. Дальше, сумасшедш³й! Я прощаю тебѣ твои сказки.
   Алексасъ. А ты думала, что одѣяло только - повѣренный твоихъ вожделѣн³й.
   Харм³она. A ну-ка, предскажи Ирѣ ея судьбу.
   Алексасъ. Мы всѣ хотимъ знать нашу судьбу.
   Энобарбъ. Моя и большей части изъ насъ - лечь спать пьяными эту ночь.
   Ира. Вотъ ладонь, которая предскажетъ по крайней мѣрѣ цѣломудр³е.
   Харм³она. Такъ точно, какъ Нилъ, вышедш³й изъ береговъ,- голодъ.
   Ира. Молчи, сумасшедшая болтунья; ты не умѣешь предсказывать.
   Харм³она. Нѣтъ; если влажная ладонь не свидѣтельствуетъ о плодород³и, такъ я даю голову на отсѣчен³е...- Пожалуйста, предскажи ей самую пошлую будущность.
   Предсказатель. Ваша будущность одинакова.
   Ира. Какимъ образомъ? Какимъ образомъ? Скажи подробнѣе.
   Предсказатель. Я уже сказалъ.
   Ира. Какъ! На дюймъ не счастливѣе ея?
   Харм³она. Ну, если-бы ты и была на дюймъ счастливѣе, куда-бы ты хотѣла этотъ дюймъ пристроить?
   Ира. Конечно не къ носу моего мужа.
   Харм³она. Да очиститъ небо наши грѣховныя мысля. Очередь Алексаса! Ну-ка! Его судьбу! Его судьбу! - О, умоляю тебя, сладчайшая Изида, пусть онъ женится на женщинѣ, которая не умѣетъ держаться, и пусть она умретъ, чтобы онъ женился на еще худшей! И чтобы эту худшую замѣняла каждый разъ другая еще хуже, до тѣхъ поръ, пока послѣдняя, самая худшая изъ всѣхъ, не сведетъ его, смѣясь, въ могилу пятьдесятъ разъ рогатымъ! Милосердая Изида, услышь мою молитву, если-бы даже ты отказала мнѣ за это въ чемъ либо болѣе значительномъ. Молю тебя, милосердая Изида!
   Ира. Аминь! Услышь молитву твоихъ рабынь! Ибо, если прискорбно видѣть хорошаго человѣка женатымъ на скверной женщинѣ, то смертельно прискорбно видѣть нерогатаго негодяя! И такъ, добрая Изида, будь справедлива и награди его по заслугамъ!
   Харм³она. Аминь!
   Алексасъ. Нѣтъ, каково! если-бы отъ нихъ зависѣло сдѣлать меня рогатымъ,- онѣ, только ради этого, не задумались-бы стать блудницами.
   Энобарбъ. Тс!.. Антон³й!
   Харм³она. Нѣтъ, не онъ,- царица!
  

Входитъ Клеопатра.

  
   Клеопатра. Не видали-ли вы повелителя?
   Энобарбъ. Нѣтъ, царица.
   Клеопатра. Его не было здѣсь?
   Xарм³она. Нѣтъ, царица.
   Клеопатра. Онъ хотѣлъ веселиться, и вдругъ мысль о Римѣ поразила его.- Энобарбъ!
   Энобарбъ. Царица?
   Клеопатра. Отыщи его и приведи сюда. Гдѣ Алексасъ?
   Алексасъ. Здѣсь, государыня! готовъ служить тебѣ.- Повелитель идетъ.
  

Входитъ Антон³й, въ сопровожден³и посла и свиты.

  
   Клеопатра. Я не хочу видѣть его: за мной! (Уходятъ: Клеопатра, Энобарбъ, Алексасъ, Ира, Харм³она, Предсказатель и свита царицы).
   Посолъ. Фульв³я, твоя жена, первою вступила въ поле.
   Антон³й. Противъ моего брата Люц³я?
   Посолъ. Да; но эта распря скоро кончилась; обстоятельства помирили ихъ и соединили противъ Цезаря, который въ первой-же стычкѣ разбилъ ихъ и выгналъ изъ Итал³и.
   Антон³й. Ну,- нѣтъ-ли еще чего худшаго?
   Посолъ. Каждая дурная вѣсть вредитъ тому, кто ее принесъ.
   Антон³й. Когда ихъ приносятъ безумцу или трусу. Продолжай: прошлаго для меня не существуетъ. Итакъ, кто говоритъ мнѣ правду,- я того выслушаю, какъ пр³ятнаго вѣстника, хотя-бы онъ возвѣстилъ мнѣ смерть.
   Посолъ. Лаб³энъ (это жестокая вѣсть) завладѣлъ съ своими парѳянскими войсками Аз³ею, отъ самаго Евфрата. Его побѣдоносныя знамена развѣваются отъ Сир³и до Лид³и и ²он³и, между тѣмъ, какъ...
   Антон³й. Антон³й, хочешь ты сказать?..
   Посолъ. О, повелитель!
   Антон³й. Говори со мной откровенно; не смягчай общественныхъ толковъ; называй Клеопатру, какъ ее называютъ въ Римѣ; брани меня языкомъ Фульв³и заклейми мои слабости со всей силой, которую могутъ дать тебѣ истина и недоброжелательство, соединившись вмѣстѣ. О, мы способны производить только сорную траву, когда живительный вѣтеръ порицан³я перестаетъ осуждать насъ. Указывать намъ на наши грѣхи - значитъ полоть ихъ. Я тебя оставлю на минуту. Прощай.
   Посолъ. Какъ будетъ угодно твоей милости (Уходитъ).
   Антон³й. Как³я вѣсти изъ Сик³она? Говори ты!
   Первый изъ свиты. Вѣстникъ изъ Сик³она! Гдѣ онъ?
   Второй изъ свиты. Онъ ждетъ твоихъ приказан³й.
   Антон³й. Пусть войдетъ! Я долженъ разбить эти крѣпк³я египетск³я цѣпи, иначе мнѣ погибнуть отъ безумной любви и нѣги.
  

Входитъ Второй посолъ.

  
   Антон³й. Ты съ чѣмъ?
   2-й посолъ. Фульв³я, твоя жена, скончалась.
   Антон³й. Гдѣ она умерла?
   2-й посолъ. Въ Сик³онѣ. О ходѣ ея болѣзни и о другихъ важныхъ вѣстяхъ, которыя тебѣ необходимо узнать, написано здѣсь (подаетъ письмо).
   Антон³й. Оставь меня (Вѣстникъ уходитъ). Отошла въ вѣчность великая душа,- и я желалъ этого! Часто хотѣлось-бы вернуть то, что удалилось отъ насъ, вслѣдств³е нашего пренебрежен³я; наслажден³е, которымъ мы владѣемъ, постоянно повторяясь, перестаетъ быть наслажден³емъ. Она дорога мнѣ теперь, теперь, когда ея ужь нѣтъ; рука, ее отвергнувшая, хотѣла-бы вновь вернуть ее! Необходимо разстаться съ этой волшебницей-царицей. Десять тысячъ золъ, худшихъ, чѣмъ всѣ знакомыя мнѣ муки, высижены моей праздностью. Эй, Энобарбъ!
  

Входитъ Энобарбъ.

  
   Энобарбъ. Что прикажете, повелитель?
   Антон³й. Я долженъ уѣхать отсюда немедленно.
   Энобарбъ. Пощади! Вѣдь мы въ такомъ случаѣ уморимъ всѣхъ нашимъ женъ. Мы уже видѣли, какъ смертельно дѣйствуетъ на нихъ малѣйшее противорѣч³е: если имъ придется пережить еще нашъ отъѣздъ,- это смерть, вѣрно тебѣ говорю.
   Антон³й. Я долженъ уѣхать.
   Энобарбъ. Ну, если это такъ необходимо. пусть умираютъ! Жалко даромъ приносить ихъ въ жертву; но если нужно выбирать между ними и необходимостью,- будемъ ихъ считать за ничто. Клеопатра при одномъ намекѣ на это - тотчасъ умретъ; я видѣлъ, какъ она двадцать разъ умирала по гораздо менѣе важнымъ поводамъ. Я думаю, что смерть дѣйствуетъ на нее тоже какимъ-нибудь любовнымъ образомъ: такъ она любитъ умирать.
   Антон³й. Она невѣроятно хитра.
   Энобарбъ. Увы! нѣтъ, повелитель; ея страсти основаны на самой тончайшей эссенц³и чистой любви; ея вздохи и слезы не вздохи и не слезы: это непогоды и бури, сильнѣйш³я, чѣмъ тѣ, о которыхъ намъ предвѣщаютъ альманахи; онѣ не похожи у нея на хитрость или притворство. Но если это притворство, такъ она умѣетъ проливать потоки такъ-же хорошо, какъ Юпитеръ.
   Антон³й. Какъ-бы я былъ счастливъ, если-бы никогда не зналъ ея!
   Энобарбъ. О, повелитель! Въ такомъ случаѣ ты никогда не увидалъ-бы чудеснѣйшаго изъ создан³й; какой-бы смыслъ имѣло твое путешеств³е безъ этого приключен³я?
   Антон³й. Фульв³я умерла!
   Энобарбъ. Что говоришь ты?
   Антон³й. Фульв³я умерла!
   Энобарбъ. Фульв³я?
   Антон³й. Умерла.
   Энобарбъ. Такъ принеси-же, повелитель, благодарственную жертву богамъ. Когда богамъ угодно отнять у мужа жену, тогда мужчина смотритъ на нихъ, какъ на портныхъ земли, и утѣшается мыслью, что старое и изношенное платье можно замѣнить новымъ. Если-бы не было другихъ женщинъ, кромѣ Фульв³и,- тебѣ дѣйствительно было-бы плохо и можно было бы роптать, но это горе вѣнчается утѣшен³емъ: твою старую юбку можно замѣнить новой сорочкой; нѣтъ, право, это горе можно омыть лишь слезами, заключенными въ головкѣ лука.
   Антон³й. Дѣла, которыя она затѣяла въ Римѣ, не терпятъ болѣе моего отсутств³я.
   Энобарбъ. А дѣла, затѣянныя тобою здѣсь, не смогутъ обойтись безъ твоего присутств³я; въ особенности, касающ³яся Клеопатры: онѣ зависятъ цѣликомъ отъ твоего пребыван³я здѣсь.
   Антон³й. Довольно шутокъ! Передай мое рѣшен³е нашимъ вождямъ. Я открою царицѣ причины нашего отъѣзда и добьюсь ея соглас³я. Не одна смерть Фульв³и, но и множество личныхъ, очень важныхъ причинъ заставляютъ меня дѣйствовать такъ; письма моихъ лучшихъ римскихъ друзей зовутъ меня туда. Секстъ Помпей измѣнилъ Цезарю и властвуетъ на морѣ. Измѣнчивый народъ нашъ, отдающ³й свою любовь человѣку, заслуживающему ея только тогда, когда заслугъ его уже больше не существуетъ - начинаетъ видѣть всѣ доблести великаго Помпея въ его сынѣ. Могущественный именемъ и властью, еще болѣе могущественный горячностью и энерг³ей, Секстъ ведетъ себя, какъ первѣйш³й вождь; если его значен³е увеличится,- онъ станетъ опаснымъ для цѣлаго м³ра. Я прозрѣваю въ будущемъ не одинъ лошадиный волосъ, который ожилъ уже, хотя и не пр³обрѣлъ еще змѣинаго жала. Скажи же нашимъ подчиненнымъ, что моя воля - отправиться отсюда возможно скорѣе.
   Энобарбъ. Повинуюсь (Уходятъ).
  

СЦЕНА III.

Другая комната во дворцѣ.

Входятъ: Клеопатра, Харм³она, Ира и Алексасъ.

   Клеопатра. Гдѣ онъ?
   Харм³она. Я его больше не видѣла.
   Клеопатра.Узнай, гдѣ онъ, съ кѣмъ и что дѣлаетъ; не говори, что я тебя послала. Если увидишь, что онъ груститъ, - скажи, что я пляшу; если радуется,- скажи, что я вдругъ сильно занемогла. Возвращайся скорѣе! {Алексасъ уходитъ)
   Харм³она. Мнѣ кажется, царица, что если ты его нѣжно любишь, то поступаешь не такъ, чтобы возбудить въ немъ такую же любовь.
   Клеопатра. Развѣ я не поступаю такъ, какъ должна?
   Харм³она. Уступай ему во всемъ, не противорѣчь ни въ чемъ.
   Клеопатра. Твои совѣты - глупы: это было-бы вѣрнѣйшимъ средствомъ лишиться его.
   Харм³она. Не доводи его до крайностей;умоляю тебя, воздержись; люди начинаютъ ненавидѣть то, чего безконечно боятся.- Но вотъ идетъ Антон³й!
  

Входитъ Антон³й.

  
   Клеопатра. Мнѣ грустно, я больна.
   Антон³й. Я въ отчаяньи, что долженъ высказать ей свое рѣшен³е,
   Клеопатра. Помоги мнѣ выйти, дорогая Харм³она, я падаю! это не можетъ длиться долго; природа не долго въ состоян³и выносить это.
   Антон³й (подходя). Дорогая царица!
   Клеопатра. Прошу тебя, не подходи.
   Антон³й. Что съ тобой?
   Клеопатра. Я читаю въ твоихъ глазахъ: у тебя хорош³я вѣсти. Что пишетъ законная жена? Ты можешь уѣзжать! Я-бы хотѣла, чтобы она никогда не позволяла пр³ѣзжать тебѣ сюда! - пусть не говоритъ, что я удерживаю тебя здѣсь! Я не имѣю надъ тобой власти. Ты весь въ ея рукахъ.
   Антон³й. Боги знаютъ...
   Клеопатра. О, существовала-ли когда на свѣтѣ царица, такъ гнусно обманутая, какъ я! И, однако, съ самаго начала я предвидѣла измѣну!
   Антон³й. Клеопатра!
   Клеопатра. Если-бы ты своими клятвами пошатнулъ даже престолы боговъ, какъ могу я вѣрить твоей преданности, какъ могу вѣрить тебѣ, обманувшему Фульв³ю? Какое легкомысл³е увлечься клятвами этихъ устъ, которыя нарушаютъ клятвы, уже произнося ихъ!
   Антон³й. Обожаемая царица!
   Клеопатра. Нѣтъ, прошу тебя; не ищи предлоговъ для отъѣзда,- но простись и уѣзжай:когда ты умолялъ о позволен³и остаться,- было тогда, о чемъ говорить! Тогда не было рѣчи объ отъѣздѣ! Вѣчность свѣтилась изъ глазъ моихъ, играла на моихъ устахъ, блаженство было въ дугахъ моихъ бровей. Ничего не было во мнѣ, кромѣ небеснаго счастья! Я и теперь не измѣнила себѣ, но ты - величайш³й воинъ въ м³рѣ - ты сдѣлался величайшимъ изъ лжецовъ.
   Антон³й. Но, царица!
   Клеопатра. Я-бы хотѣла имѣть твое тѣло: - ты-бы узналъ тогда, что и въ Египтѣ есть сердце!
   Антон³й. Выслушай меня, царица: величайшая необходимость требуетъ моихъ услугъ, но сердце мое всецѣло принадлежитъ тебѣ. Итал³я во власти междоусобной войны: Секстъ Помпей подступаетъ къ стѣнамъ Рима. Опасная распря зарождается вслѣдств³е одинаковой силы двухъ властелиновъ. Тѣхъ, кого болѣе всего ненавидѣли, теперь награждаютъ любовью, потому что они вошли въ силу: изгнанникъ Помпей, богатый славой своего отца, быстро овладѣваетъ сердцами всѣхъ, кто остался въ проигрышѣ при настоящихъ порядкахъ. Ихъ численность становится угрожающею. И ихъ спокойств³е, наскучавшееся отъ бездѣйств³я, радо вылечиться какимъ-бы то ни было переворотомъ. Личная-же моя причина,- которая должна окончательно тебя успокоить относительно моего отъѣзда,- это смерть Фульв³и.
   Клеопатра. Если года мои и не избавили меня отъ легкомысл³я, то предостерегутъ, по крайней мѣрѣ, отъ легковѣр³я. Развѣ можетъ умереть Фульв³я?
   Антон³й. Царица, она умерла... Вотъ взгляни на это въ часы досуга; ты прочтешь, какихъ смутъ она натворила и, самое лучшее, какъ умерла. Ты узнаешь, гдѣ и какъ она умерла.
   Клеопатра. О, самый лживый изъ любовниковъ! Гдѣ тѣ священные сосуды, которые ты долженъ бы былъ наполнить слезами скорби? О, я вижу, вижу по смерти Фульв³и, какъ будетъ принята тобою моя смерть!
   Антон³й. Оставь ссоры и выслушай мои предположен³я: исполнить ихъ или оставить - зависитъ отъ твоего совѣта. Клянусь огнемъ, оплодотворяющимъ тину Нила, я удаляюсь отсюда твоимъ воиномъ, твоимъ рабомъ; я готовъ заключить миръ, или объявить войну - по твоему желан³ю.
   Клеопатра. Распусти мнѣ шнурокъ, Харм³она... Да нѣтъ же, оставь меня; въ одну минуту я чувствую себя и хорошо, и скверно,- точь въ точь, какъ любитъ Антон³й.
   Антон³й. Успокойся, дорогая царица; награди полнымъ довѣр³емъ любовь, которая съ честью выдержитъ испытан³е.
   Клеопатра. Это видно по Фульв³и! Прошу тебя, отвернись и поплачь, думая о ней; потомъ простись со мной и увѣрь, что твои слезы принадлежатъ египтянкѣ. Умоляю тебя, разыграй же сцену великолѣпнаго притворства, представь благородную искренность.
   Антон³й. Ты раздражаешь меня! Довольно.
   Клеопатра. Ты могъ бы выдумать что-нибудь лучшее, но и это вовсе не дурно.
   Антон³й. Клянусь мечемъ!..
   Клеопатра. И щитомъ? - ты совершенствуешься; но все-таки это не вполнѣ совершенно. Посмотри, пожалуйста, Харм³она, какой гнѣвъ у этого римскаго Геркулеса! Гнѣвъ, достойный его предка!
   Антон³й. Я ухожу, царица!
   Клеопатра. Одно слово, благовоспитанный воинъ! Намъ нужно разстаться,- нѣтъ, не то.- Мы любимъ другъ друга,- нѣтъ, и это не то,- это-то ты и самъ хорошо знаешь! Я хотѣла тебѣ сказать что-то, но моя память похожа на Антон³я! - я все забыла.
   Антон³й. Если бы, царица, легкомысл³е не было твоимъ подданнымъ, я бы тебя самое принялъ за легкомысл³е.
   Клеопатра. Тяжело легкомысл³е, которое принимается мною такъ горячо къ сердцу. Но прости меня, другъ; мои самыя любимыя привычки для меня уб³йственны, когда не нравятся тебѣ. Долгъ повелѣваетъ тебѣ удалиться; будь же глухъ къ моему непонятному горю,- и да сопутствуютъ тебѣ боги! Да обовьютъ лавры побѣды твой мечъ! И полный успѣхъ да уровняетъ дорогу для твоего шеств³я!
   Антон³й. Пора, идемъ! Разставаясь, мы все-таки пребудемъ вмѣстѣ; оставаясь здѣсь, ты отправляешься со мной, удаляясь отсюда,- я остаюсь съ тобой здѣсь!.. Въ путь! (Уходятъ).
  

СЦЕНА IV.

Римъ. Во дворцѣ Цезаря.

Входятъ: Октав³й Цезарь, Леѣидъ и ихъ свита.

   Цезарь. Наконецъ, Лепидъ, ты можешь вѣрить, а впослѣдств³и убѣдиться, что не въ природѣ Цезаря ненависть къ славному врагу. Вотъ вѣсти изъ Александр³и: онъ занимается рыбной ловлей, пьетъ и сжигаетъ факелы, освѣщая ими ночныя орг³и; онъ не болѣе мужчина, чѣмъ Клеопатра, а вдова Птоломея не болѣе женственна, чѣмъ онъ: съ трудомъ согласился онъ принять пословъ, насилу вспомнилъ, что у него есть друзья. Ты согласишься со мной, что онъ просто скопище всѣхъ недостатковъ, которымъ подвержено человѣчество.
   Лепидъ. Я не могу повѣрить, чтобы его недостатковъ было довольно для покрыт³я всѣхъ его пороковъ: его несовершенства - что пятна неба; ночная тьма ихъ дѣлаетъ только блестящѣе. Они врожденны, а не усвоены; они скорѣе невольны, чѣмъ зависятъ отъ него самого.
   Цезарь. Ты черезъ-чуръ снисходителенъ. Допустимъ, что это не преступлен³е валяться на ложѣ Птоломея, дарить царства за мигъ разврата, сидѣть съ рабами и напиваться съ ними, шататься цѣлый день по улицамъ, бороться съ чернью, провонявшею потомъ. Допустимъ, что все это пр³ятно ему (но, поистинѣ, нужно обладать рѣдкой организац³ей, чтобы всѣ эти мерзости не претили), и все-таки Антон³ю нѣтъ оправдан³я, потому что вѣдь мы несемъ страшную тяжесть его легковѣсности. Если-бы онъ ограничился наполнен³емъ своей праздности сладостраст³емъ, я-бы не безпокоился; онъ поплатился-бы пресыщен³емъ и размягчен³емъ костей. Но за то, что онъ убиваетъ время, когда бой барабана такъ громко указываетъ ему на его собственные и наши интересы, какъ-же не порицать его, какъ мы порицаемъ мальчишекъ, которые, умудренные уже наукой, все-таки жертвуютъ образован³емъ для минутныхъ наслажден³й и возмущаются такимъ образомъ противъ разума?
  

Входитъ Вѣстникъ.

  
   Лепидъ. Вотъ, еще вѣсти.
   Вѣстникъ. Твое повелѣн³е исполнено; ежечасно, благородный Цезарь, ты будешь получать извѣщен³я о томъ, что творится внѣ страны. Помпей укрѣпился на морѣ, и, кажется, его обожаютъ всѣ тѣ, кто держался Цезаря изъ страха. Недовольные спасаются въ гаваняхъ, а общественное мнѣн³е изображаетъ его въ видѣ жертвы.
   Цезарь. Я долженъ былъ это предвидѣть. Истор³я съ древнихъ временъ учитъ насъ, что тотъ, кто добивается власти, любимъ лишь до минуты ея достижен³я; что покидающ³й власть, никогда не бывш³й любимымъ, несмотря на то, что заслуживалъ любви - становится дорогъ народу, какъ только власть его покидаетъ. Большинство похоже на сломанный тростникъ, плавающ³й по водѣ, несомый измѣнчивымъ течен³емъ и гн³ющ³й отъ собственнаго безцѣльнаго движен³я.
   Вѣстникъ. Новая вѣсть, Цезарь. Знаменитые морск³е разбойники Менекратъ и Менасъ поработили море, на которомъ плаваютъ, и бороздятъ его судами всевозможныхъ видовъ. Они совершили уже много серьезныхъ набѣговъ на Итал³ю; прибрежные жители блѣднѣютъ при одной мысли о нихъ; горячая молодежь возмущается. Ни одно судно не можетъ выйти въ море: его тотчасъ захватываютъ: и одно имя Помпея производитъ болѣе опустошен³й, чѣмъ войска его, выдвинутыя противъ насъ.
   Цезарь. О, Антон³й! Отрѣшись, наконецъ, отъ твоихъ сладострастныхъ орг³й. Прежде, когда, послѣ уб³йства консуловъ Гирт³я и Панса, ты былъ изгнанъ изъ Модены, и голодъ преслѣдовалъ тебя по пятамъ, ты, не смотря на нѣжное воспитан³е, умѣлъ стойко переносить его, лучше всякаго дикаря; ты пилъ тогда конскую мочу и ржавую воду болотъ, отъ которой отвращаются даже звѣри. Ты не гнушался самыхъ грубѣйшихъ плодовъ, самыхъ грубѣйшихъ кустарниковъ. Какъ олень, пастбища котораго покрыты снѣгомъ, ты не гнушался глодать древесную кору; говорятъ, на Альпахъ, ты питался такимъ мясомъ, что мног³е умерли бы при одномъ видѣ его. И все это (воспоминан³я въ настоящее время позорныя для твоей чести!) ты переносилъ геройски, и щеки твои не похудѣли отъ такой жизни.
   Лепидъ. О, скорбное паден³е!
   Цезарь. Хотя бы угрызен³я совѣсти вернули его скорѣе въ Римъ! Настало время намъ обоимъ выступить въ поле, поэтому созовемъ немедленно совѣтъ. Помпей укрѣпляется нашимъ бездѣйств³емъ.
   Лепидъ. Завтра, Цезарь, я буду въ состоян³и точно указать количество морскихъ и сухопутныхъ силъ, которыми располагаю для борьбы съ настоящимъ положен³емъ.
   Цезарь. До нашего новаго свиданья я займусь тѣмъ же. Прощай.
   Лепидъ. Прощай. Если въ это время ты получишь новыя свѣдѣн³я,- умоляю тебя, сообщи мнѣ.
   Цезарь. Не сомнѣвайся. Я знаю, что это мой долгъ.
  

СЦЕНА V.

Александр³я. Во дворцѣ.

Входятъ: Клеопатра, Харм³она, Ира и Мард³анъ.

   Клеопатра. Харм³она!
   Харм³она. Царица!
   Клеопатра. О, дай мнѣ выпитъ мандрагоры!
   Харм³она. Для чего, царица?
   Клеопатра. Чтобы я могла проспать все время, пока мой Антон³й будетъ отъ меня далеко.
   Харм³она. Ты, право, слишкомъ много думаешь о немъ.
   Клеопатра. О, вѣдь это измѣна!
   Харм³она. Не думаю, царица!
   Клеопатра. Евнухъ! Мард³анъ!
   Мард³анъ. Что прикажешь, повелительница?
   Клеопатра. Конечно, не пѣсенъ твоихъ; все, на что ты способенъ, не можетъ доставить мнѣ удовольств³я. Ты очень счастливъ, что оскопленъ; твои мечты свободны, имъ незачѣмъ летѣть за предѣлы Египта. Въ состоян³и ли ты любить?
   Мард³анъ. Да, владычица.
   Клеопатра. Въ самомъ дѣлѣ?
   Мард³анъ. Не въ самомъ дѣлѣ, царица, нѣтъ, потому что въ самомъ дѣлѣ я способенъ лишь на невинныя дѣла; но, у меня есть кипуч³я страсти, и я мечтаю о томъ, что сдѣлала Венера съ Марсомъ.
   Клеопатра. О, Харм³она! Гдѣ, думаешь ты, онъ въ настоящую минуту? Стоитъ онъ или сидитъ? Идетъ-ли пѣшкомъ или сидитъ верхомъ на лошади? О, счастливая лошадь, несущая на себѣ Антон³я! Будь осторожна, ибо знаешь ли ты, кого несешь? Атласа, поддерживающаго половину нашей земли, руку и шлемъ человѣческаго рода! Быть можетъ, въ эту минуту онъ говоритъ или шепчетъ: "гдѣ теперь моя нильская змѣйка?" Онъ называлъ меня такъ. Но я прихожу въ опьянен³е отъ лучшаго изъ ядовъ; онъ будетъ думать обо мнѣ, почернѣвшей отъ лучей страстныхъ ласкъ самого Феба! Обо мнѣ, покрытой такими глубокими морщинами времени? Когда живъ былъ еще высоколобый Цезарь, я была кусочкомъ, достойнымъ царя; тогда и велик³й Помпей, неподвижный отъ изумлен³я, вперялъ свои восторженные взоры въ мое лицо; онъ здѣсь хотѣлъ бросить якорь своего восторга, здѣсь хотѣлъ онъ умереть, въ созерцан³и той, которая стала его жизнью!
  

Входитъ Алексасъ.

  
   Алексасъ. Привѣтствую тебя, владычица Египта!
   Клеопатра. Какъ мало похожъ ты на Марка Антон³я! Но ты являешься отъ его имени, и это имя, какъ чудесное снадобье, измѣнило твой видъ и покрыло тебя золотомъ.- Какъ поживаетъ мой храбрый Антон³й?
   Алексасъ. Знаешь-ли, царица, что онъ сдѣлалъ въ послѣдн³й разъ передъ отъѣздомъ? Онъ запечатлѣлъ послѣдн³й изъ множества прощальныхъ поцѣлуевъ на этой восточной жемчужинѣ; его слова запечатлѣлись въ моемъ сердцѣ.
   Клеопатра. Мой слухъ долженъ ихъ вызвать оттуда.
   Алексасъ. "Другъ!" - воскликнулъ онъ:- "передай ей, что вѣрный римлянинъ посылаетъ великой царицѣ Египта это сокровище, таящееся въ раковинѣ. Чтобы искупить у ея ногъ ничтожность этого дара, онъ украситъ ея могущественный тронъ многими царствами; скажи ей, что весь Востокъ назоветъ ее своей повелительницей". Засимъ, онъ мнѣ кивнулъ головой и важно сѣлъ на горячаго коня, ржавшаго такъ сильно, что если-бы я и задумалъ отвѣчать ему, ржанье коня меня сдѣлало-бы нѣмымъ.
   Клеопатра. Скажи, онъ былъ печаленъ или веселъ?
   Алексасъ. Какъ время года, между зимой и лѣтомъ, холодомъ и зноемъ: ни печаленъ, ни веселъ.
   Клеопатра. О, чудное расположен³е духа! Замѣть, замѣть хорошенько, милая Харм³она,- вотъ это человѣкъ; но хорошенько-же замѣть; онъ не былъ печаленъ, потому что хотѣлъ оставаться спокойнымъ и яснымъ передъ тѣми, кто привыкъ смотрѣть такъ, какъ смотритъ онъ; онъ не былъ веселъ, чтобы показать, что самое его дорогое осталось у него въ Египтѣ, вмѣстѣ съ его радостью,- и онъ былъ между двумя крайностями! О небесное смѣшен³е! Но, если-бы ты былъ печаленъ или веселъ,- кому-же веселье или печаль идутъ болѣе, нежели тебѣ? Не встрѣтилъ-ли ты моихъ гонцовъ?
   Алексасъ. Да, царица, но крайней мѣрѣ, двадцать. Зачѣмъ посылаешь ты ихъ одного за другимъ?
   Клеопатра. Ребенокъ, появивш³йся на свѣтъ въ тотъ день, когда я забуду послать къ Антон³ю, умретъ въ злосчаст³и. Чернилъ и бумаги, Харм³она? - добро пожаловать, мой добрый Алексасъ! Харм³она? Любила-ли я когда-нибудь Цезаря такъ сильно?..
   Харм³она. О, доблестный Цезарь!
   Клеопатра. Да подавиться тебѣ такимъ восклицан³емъ! Говори-же, о, храбрый Антон³й!
   Харм³она. Велик³й Цезарь!
   Клеопатра. Клянусь Изидой, я выбью тебѣ зубы, если ты еще разъ сравнишь съ Цезаремъ человѣка самаго дорогого мнѣ между всѣми людьми!
   Харм³она. Съ твоего милостиваго позволен³я, я повторяю лишь твои-же припѣвы!
   Клеопатра. Я была тогда юной; мои сужден³я были незрѣлы. Надо имѣть кровь холодную, какъ ледъ, чтобы говорить, что я тогда говорила. Идемъ! Достань мнѣ чернила и бумаги: каждый день буду посылать гонца,- хотя-бы мнѣ пришлось обезлюдить Египетъ (Уходятъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ВТОРОЕ.

СЦЕНА I.

Мессина. Въ домѣ Помпея.

Входятъ: Помпей, Менекратъ и Мееасъ.

   Помпей. Если боги правосудны,- они помогутъ дѣламъ людей праведныхъ.
   Менекратъ. Вѣрь, благородный Помпей, что если они медлятъ, это не значитъ, чтобы они отказывали.
   Помпей. Но пока мы молимъ о помощи у поднож³я ихъ. алтарей, то, о чемъ мы молимъ,- гибнетъ.
   Менекратъ. По нашему невѣдѣн³ю мы часто молимъ о собственной бѣдѣ, а высшее могущество боговъ отказываетъ въ мольбахъ для нашего блага: такимъ образомъ, неуспѣхъ молитвы служитъ только къ нашему благу.
   Помпей. Я увѣренъ въ успѣхѣ:- народъ любитъ меня,; море въ моей власти. Мое могущество ростетъ, а мои предчувств³я говорятъ мнѣ, что оно достигнетъ всей величины. Маркъ Антон³й занятъ за обѣденнымъ столомъ въ Египтѣ; и не двинется на войну внѣ его; Цезарь занятъ накоплен³емъ денегъ и теряетъ сердца; Лепидъ льститъ имъ обоимъ, и они оба ему льстятъ; ни онъ не любитъ ни того, ни другого и ни тотъ, ни другой о немъ ни мало не безпокоятся.
   Менекратъ. Цезарь и Лепидъ уже въ полѣ, и они командуютъ сильнымъ войскомъ.
   Помпей. Откуда ты знаешь это? Это вздоръ!
   Менекратъ. Сильв³й сказалъ.
   Помпей. Ему приснилось; я знаю, что оба они въ Римѣ, въ ожидан³и Антон³я. Но пусть всѣ чары любви, о сладострастная Клеопатра, украсятъ твои поблекш³я губы! Пусть чары соединятся съ красотой, сладостраст³е съ ними обоими! Опутай любовника цѣпью пиршествъ; отумань его мозгъ одуряющими благоухан³ями; пусть повара Эпикура возбуждаютъ аппетитъ его никогда не пр³ѣдающимися блюдами, наконецъ, пусть сонъ и обжорство усыпятъ его честь, чтобы она канула въ Лету! Что новаго, Варр³й?
  

Входитъ Варр³й.

    

Другие авторы
  • Кольцов Алексей Васильевич
  • Минаев Иван Павлович
  • Венюков Михаил Иванович
  • Кологривова Елизавета Васильевна
  • Бем Альфред Людвигович
  • Ницше Фридрих
  • Колычев Евгений Александрович
  • Великопольский Иван Ермолаевич
  • Меньшиков Михаил Осипович
  • Строев Павел Михайлович
  • Другие произведения
  • Гиляровский Владимир Алексеевич - Гиляровский В. А.: Биобиблиографическая справка
  • Розанов Василий Васильевич - Реальные силы и идеальные возможности в политике
  • Полонский Яков Петрович - В. Соловьев. Полонский (краткий очерк)
  • Поссе Владимир Александрович - Поссе В. А.: Биографическая справка
  • Буслаев Федор Иванович - Трехдневное празднование во Флоренции шестисотлетнего юбилея Данта Аллигиери
  • Вяземский Петр Андреевич - Записные книжки (1813-1848)
  • Радин Леонид Петрович - Объективизм в искусстве и критике
  • Харрис Джоэль Чандлер - Сказки дядюшки Римуса
  • Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Погребальная песнь индейцев
  • Андреев Леонид Николаевич - Тьма
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 157 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа