Главная » Книги

Мольер Жан-Батист - Школа жен

Мольер Жан-Батист - Школа жен


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

name="0">

Жан-Батист Мольер. Школа жен

  
  
  
  Комедия в пяти действиях --------------------------------------
  Перевод Василия Гиппиуса
  Ж.Б. Мольер. Собрание сочинений в двух томах. Т. 1
  М., ГИХЛ, 1957
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  Ее высочеству
  
  
  
   Ваше высочество!
  Когда мне надо посвящать книгу, я становлюсь самым робким человеком на свете. Стиль посвящений мне мало знаком, и я просто ума не приложу, как выйти из подобного затруднения. Другой автор на моем месте сумел бы, преподнося Ш_к_о_л_у ж_е_н, сказать весьма многое о Вашем высочестве, и сказать удачно. Я же чистосердечно сознаюсь Вашему Высочеству в своей беспомощности. Я не владею искусством находить соответствия между предметами, столь мало соизмеримыми. И как бы ни просвещали меня на этот счет изо дня в день братья сочинители, я все-таки не понимаю, что общего Ваше высочество могло бы иметь с комедией, мною подносимой. Не в том, разумеется, затруднение, как воздать Вам хвалу. Предмет очевиден, и с какой бы стороны ни взглянуть на Ваше высочество, всюду открывается взору преизбыток славы и преизбыток достоинств. Вам придают блеск звание и происхождение, что заставляет весь свет почитать Вас. Вам придает блеск умственное и телесное изящество, что заставляет всех, кто Вас видит, восхищаться Вами. Вам придают блеск душевные Ваши качества, что - смею сказать - заставляет всех, имеющих честь к Вам приблизиться, любить Вас: я говорю о той пленительной кротости, которою Вы умеряете величие Вашего звания, о той очаровательной доброте, о той великодушной приветливости, которую Вы почитаете за должное выказывать всем. Об этих последних достоинствах Ваших мне особенно трудно будет здесь умолчать. И все же, Ваше высочество, я не представляю себе, под каким предлогом можно было бы заговорить здесь о столь ярких и столь непреложных совершенствах. По моему крайнему разумению, не должно вводить в послание и смешивать с безделками предметы столь важные и столь возвышенные. Приняв все это в соображение, я полагаю, Ваше высочество, что мне остается лишь посвятить Вам комедию и уверить Ваше высочество в глубочайшем почтении
  
  
  
  нижайшего, покорнейшего
  
  
  
  
   и преданнейшего Вашего слуги
  
  
  
  
  
  
  
   Ж.-Б. П. МОЛЬЕРА.

    ПРЕДИСЛОВИЕ

  Многие порицали сначала эту комедию, но смеявшиеся были за нее, и все дурное, что о ней говорилось, не помешало успеху, вполне меня удовлетворившему.
  Я знаю, что от меня в этом издании ждут предисловия с ответом моим судьям и с оправданием моего труда, и, разумеется, я стольким обязан всем, ее одобрявшим, что почел бы за должное отстаивать их суждение против суждений моих недоброжелателей. Однако почти все, что я мог бы сказать об этом предмете, уже изложено в рассуждении, имеющем форму диалога, но я еще не знаю, как с ним поступить. Мысль о таком диалоге, или, если угодно, о небольшой комедии, пришла мне после двух или трех представлений моей пьесы. Я высказал эту мысль в одном доме, где проводил вечер, и тогда одному лицу из высшего света, тонкий ум которого хорошо всем известен, лицу, которое оказывает мне честь своей любовью, замысел мой показался достойным не только того, чтобы поощрить меня за него взяться, но и того, чтобы самому заняться им. И, к моему удивлению, дня через два он показал мне готовое сочинение, гораздо более изящное и остроумное, чем мог бы написать я сам, но заключавшее слишком лестные для меня суждения, и я побоялся, поставив это произведение на сцене, навлечь на себя упреки в выпрашивании похвал. Во всяком случае это помешало мне, по некоторым соображениям, окончить начатое. Но столько голосов изо дня в день торопят меня это сделать, что я просто не знаю, как быть. Вследствие этих именно колебаний я не помещаю в предлагаемом предисловии того, что читатели найдут в _Критике_, если только я решусь когда-нибудь выдать ее в свет. Если же решусь, то, повторяю, лишь в отместку публике за неприятности, причиненные мне некоторыми тонкими ценителями; я же вполне отомщен успехом моей комедии и желал бы, чтобы все последующие мои комедии были встречены подобным же образом и чтобы их постигла та же судьба.

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  Арнольф, иначе называемый господином де ла Суш.
  Агнеса, невинная молодая девушка, воспитанница Арнольфа.
  Орас, возлюбленный Агнесы.
  Ален, крестьянин, слуга Арнольфа.
  Жоржетта, крестьянка, служанка Арнольфа.
  Кризальд, друг Арнольфа.
  Энрик, зять Кризальда.
  Оронт, отец Ораса и близкий друг Арнольфа.
  Нотариус.
  
  
   Действие происходит в Париже.
  
  
  
   Действие первое

    ЯВЛЕНИЕ I

  
  
  
   Кризальд, Арнольф.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Итак, вернулись вы и женитесь на ней?
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Да. И хотел бы все покончить поскорей.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Мы здесь одни сейчас и можем, без сомненья,
  
  
  Спокойно взвесить все и все принять решенья.
  
  
  Я сердце вам открыть по-дружески стремлюсь:
  
  
  За вашу участь я, поверьте мне, страшусь;
  
  
  Как дело ни пойдет, при всяком обороте,
  
  
  Вы легкомысленно себе жену берете.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Конечно, добрый друг! Возможно, что у вас
  
  
  Немало поводов тревожиться за нас.
  
  
  По-вашему, рога - супружества примета;
  
  
  Ваш лоб, я думаю, сам просится на это.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Все дело случая, владеть им не дано;
  
  
  Заботиться о том и глупо и смешно.
  
  
  Боюсь другого я: боюсь насмешки едкой,
  
  
  Которая мужей преследует нередко;
  
  
  Вы знаете, никто, велик он или мал,
  
  
  От вашей критики спасения не знал,
  
  
  И где б вы ни были, вам любы неизменно
  
  
  Хитросплетения интриги сокровенной.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Пусть так. Но где найду подобный город я,
  
  
  Где были бы, как здесь, смиренные мужья?
  
  
  Не правда ли? Они, казалось бы, различны,
  
  
  Но в жизни ко всему они равно привычны.
  
  
  Тот денег накопил, жена же в свой черед
  
  
  Их украшавшим лоб супруга раздает;
  
  
  Тот поудачливей, но не честней нимало,
  
  
  Не прочь, чтобы жена подарки принимала
  
  
  И, ревностью души не омрача своей,
  
  
  Дань добродетели в них видит, веря ей.
  
  
  Один отчаянно шумит, но все без толку;
  
  
  Другой невозмутим, зевает втихомолку
  
  
  И, лишь гостей в окно успеет разглядеть,
  
  
  Перчатки, шляпу, плащ торопится надеть;
  
  
  Та, баба ловкая, супругу без опаски
  
  
  Про волокит своих рассказывает сказки,
  
  
  А олух, торжество свое вообразя,
  
  
  Еще жалеет тех, кого жалеть нельзя;
  
  
  Та, чтобы оправдать расход необычайный,
  
  
  Выдумывает вздор про выигрыш случайный;
  
  
  Да, но в какой игре, про то она молчит,
  
  
  Меж тем как муж-болван судьбу благодарит.
  
  
  Сюжеты славные, в сатиру все годятся,
  
  
  И наблюдателю возможно ль не смеяться?
  
  
  И наших дураков...
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  
  
   Но кто смеяться рад,
  
  
  Того насмешками в отместку не щадят.
  
  
  Все рады поболтать, для многих наслажденье
  
  
  О происшествиях ввернуть свои сужденья,
  
  
  Но сам я, слушая их разговоры, нем,
  
  
  Восторга никогда не выражу ничем;
  
  
  Я скромен; и хотя, при случае, наверно
  
  
  Я б возмутиться мог терпимостью чрезмерной,
  
  
  Хотя переносить отнюдь не склонен я
  
  
  Все то, что многие перенесли мужья,
  
  
  Но в этом никогда не стану признаваться:
  
  
  Ведь надо, наконец, сатиры опасаться;
  
  
  И биться об заклад не стал бы я никак,
  
  
  Что совершу такой, а не такой-то шаг;
  
  
  А если надо лбом моим, по воле рока,
  
  
  Беда бесславная стряслась бы вдруг жестоко.
  
  
  Предвидеть следствия могу наверняка:
  
  
  Раздастся, может быть, смешок исподтишка,
  
  
  А может быть, и то мне счастье подоспеет:
  
  
  Какой-нибудь добряк меня же пожалеет;
  
  
  Но с вами, куманек, совсем иная стать:
  
  
  Вы собираетесь чертовски рисковать;
  
  
  Вы столько раз мужей несчастных укоряли
  
  
  И едкий язычок над ними изощряли,
  
  
  Прослыли до того страшилищем для всех,
  
  
  Что, чуть оступитесь, поднимут вас на смех;
  
  
  И стоит повод вам ничтожнейший доставить,
  
  
  Вас будут рады все на всех углах бесславить,
  
  
  И...
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
   Боже мой, к чему вы мучитесь, сосед?
  
  
  Не проведут меня плутовки эти, нет!
  
  
  Я хитростей знаток, как ни были бы тонки;
  
  
  Известно, как рога сажают нам бабенки,
  
  
  А чтобы в дураках не оказаться вдруг,
  
  
  Заблаговременно я все расчел, мой друг.
  
  
  И та, на ком женюсь, невинность без укора,
  
  
  Мой обеспечит лоб от всякого позора.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Но глупая жена, не правда ли, сама...
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Кто глупую берет, тот не лишен ума.
  
  
  Охотно верю я в ум вашей половины,
  
  
  Но я смышленых жен боюсь не без причины,
  
  
  И многим дорого обходится жена,
  
  
  Которая умом большим одарена.
  
  
  Я тяготился бы женой из тех, ученых,
  
  
  Которая блистать старалась бы в салонах,
  
  
  Писала б вороха и прозы и стихов,
  
  
  И принимала бы вельмож и остряков,
  
  
  Меж тем как я, супруг подобного созданья,
  
  
  Томился б, как святой, лишенный почитанья.
  
  
  Нет, нет, высокий ум совсем не так хорош,
  
  
  И сочинительниц не ставлю я ни в грош!
  
  
  Пускай моя жена в тех тонкостях хромает,
  
  
  Искусство рифмовать пускай не понимает;
  
  
  Игра в _корзиночку_ затеется ль когда
  
  
  И обратятся к ней с вопросом: "Что сюда?" -
  
  
  Пусть скажет "пирожок" или иное слово
  
  
  И прослывет пускай простушкой бестолковой;
  
  
  Жену не многому мне надо обучить:
  
  
  Всегда любить меня, молиться, прясть и шить.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  По-вашему, жена тем лучше, чем глупее?
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Да, и дурнушка мне и глупая милее,
  
  
  Чем та, что чересчур красива и умна.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Но ум и красота...
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  
  
   Была бы лишь честна!
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Но как вы можете, скажите, поручиться,
  
  
  Что дура честностью сумеет отличиться?
  
  
  Не говоря о том, что скуки не избыть -
  
  
  Бок о бок с дурою век целый проводить,
  
  
  Но я не разделю и ваше убежденье,
  
  
  Чтоб этим вы свой лоб спасли от украшенья.
  
  
  Порой и умница умеет обмануть,
  
  
  Но нужно, чтоб она избрала этот путь;
  
  
  А глупая жена изменит, не желая,
  
  
  Без дальних хитростей, вины не понимая.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  На этот довод ваш, хотя б я промолчал,
  
  
  Уже Пантагрюэль Панургу отвечал:
  
  
  К союзу с умницей внушайте мне влеченье,
  
  
  До самой троицы твердите поученья,
  
  
  Но изумитесь вы, увидя, наконец,
  
  
  Что убедить меня не в силах и мудрец.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Что ж, я молчу.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  
  
   Своя у каждого метода.
  
  
  И в этом, как во всем, мне безразлична мода.
  
  
  Довольно я богат, чтобы моя жена
  
  
  Мне одному была во всем подчинена,
  
  
  Чтобы ни в знатности породы, ни в именье
  
  
  Нельзя ей было взять над мужем предпочтенье.
  
  
  Она и девочкой была других скромней.
  
  
  Я с детских лет ее дышу любовью к ней.
  
  
  Узнав, что с матерью им нечем пропитаться,
  
  
  Я воспитанием ее решил заняться;
  
  
  Крестьянка добрая словам моим вняла
  
  
  И снять обузу с плеч радехонька была.
  
  
  В одном монастыре, укромном и спокойном,
  
  
  Я воспитал ее, как полагал пристойным,
  
  
  Следил, намеренье преследуя свое,
  
  
  Чтоб в полной простоте растили мне ее, -
  
  
  И, слава небесам, добился я успеха:
  
  
  В ее невинности мне лучшая утеха;
  
  
  Благодарю судьбу, что вижу, наконец,
  
  
  По вкусу моему супруги образец.
  
  
  Я взял ее к себе, но дом мой, как известно,
  
  
  Открыт для всякого, и от гостей в нем тесно;
  
  
  Я все опасности тотчас сообразил
  
  
  И в домике ее отдельном поселил;
  
  
  А чтобы простоты не исказить природной,
  
  
  Я окружил ее людьми натуры сходной.
  
  
  Вы скажете: "К чему вся эта речь моя?"
  
  
  Чтоб вы увидели, как осторожен я.
  
  
  Я дружбу верную вам доказать желаю:
  
  
  Вас с ней отужинать сегодня приглашаю;
  
  
  Хочу, чтоб вы, ее немного испытав,
  
  
  Решили, в выборе я прав или не прав.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Охотно.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  
  Вынести легко вам впечатленье
  
  
  О свойствах этого невинного творенья.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  О, что до этого, я верю вам вполне;
  
  
  Вы столько...
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  
  
  Многое еще известно мне.
  
  
  На простоту ее с восторгом я взираю,
  
  
  Зато и со смеху частенько помираю.
  
  
  Однажды (верьте мне, я очень вас прошу!)
  
  
  В надежде, что ее сомненья разрешу,
  
  
  Она, исполнена невиннейшего духа,
  
  
  Спросила: точно ли детей родят из уха?
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Я очень рад за вас, сеньор Арнольф...
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  
  
  
  
  
   Опять!
  
  
  Иль именем другим не можете назвать?
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Ах, это - с языка само собой сорвется!
  
  
  Ла Сушем вас назвать никак не удается.
  
  
  На черта вам сдалась, я не могу понять,
  
  
  Причуда - в сорок лет фамилию менять?
  
  
  Имение Ла Суш пошло от пня гнилого.
  
  
  Ужель украсит вас столь низменное слово?
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Предать имение известности я рад,
  
  
  Да и звучит Ла Суш приятней во сто крат.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  От имени отцов вы отреклись напрасно
  
  
  И взяли новое, пленясь мечтой неясной.
  
  
  Подобным зудом кто теперь не одержим?
  
  
  Задеть вас не хочу сравнением своим,
  
  
  Но мне припомнился крестьянин Пьер Верзила!
  
  
  Когда его судьба усадьбой наградила,
  
  
  Канавой грязною он окопал свой двор
  
  
  И называться стал де Л'Илем с этих пор.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Нельзя ли обойтись вам без таких сравнений?
  
  
  А я зовусь Ла Суш - без дальних рассуждений;
  
  
  Мне имя подошло, мне мил и самый звук,
  
  
  И кто меня зовет иначе - мне не друг.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  Но вряд ли большинство так просто подчинится,
  
  
  В письме по-старому к вам каждый обратится.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Я не взыщу с того, кто не был извещен,
  
  
  Но вы...
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  
  Пусть будет так: я вами убежден;
  
  
  Согласья доброго мы с вами не нарушим,
  
  
  Я приучу язык вас называть Ла Сушем.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  Прощайте. Я теперь хочу зайти в свой дом
  
  
  О возвращении уведомить своем.
  
  
  
  
  Кризальд
  
  
  
   (уходя, в сторону)
  
  
  Рехнулся он совсем; теперь мне это ясно.
  
  
  
  
  Арнольф
  
  
  
  
  (один)
  
  
  В нем много странностей, задеть его опасно.
  
  
  Как удивительно: все рвением горят,
  
  
  За мнение свое бороться каждый рад!
  
  
  
   (Стучит в дверь.)
  
  
  Эй, эй!

    ЯВЛЕНИЕ II

  
  
  
  Ален, Жоржетта, Арнольф.
  
  
  
  
   Ален
  
  
  
  Кто там стучит?
  
  
  
  
  Арнольф

Другие авторы
  • Трубецкой Евгений Николаевич
  • Крашевский Иосиф Игнатий
  • Яворский Юлиан Андреевич
  • Ломан Николай Логинович
  • Строев Павел Михайлович
  • Путята Николай Васильевич
  • Кузмин Михаил Алексеевич
  • Аладьин Егор Васильевич
  • Козачинский Александр Владимирович
  • Марриет Фредерик
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Ю. Сорокин. Годы перелома. Литература и социальный прогресс
  • Шуф Владимир Александрович - Могила Азиса
  • Бунин Иван Алексеевич - Полуночная зарница
  • Баранцевич Казимир Станиславович - Рождественский сон
  • Брежинский Андрей Петрович - Брежинский А. П.: Биографическая справка
  • Веневитинов Дмитрий Владимирович - E. A. Маймин. Дмитрий Веневитинов и его литературное наследие
  • Леонтьев Константин Николаевич - Хризо
  • Гольц-Миллер Иван Иванович - Стихотворения
  • Некрасов Николай Алексеевич - Дедушкины попугаи
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Горнфельд А. Г.
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 260 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа