Главная » Книги

Мольер Жан-Батист - Несносные

Мольер Жан-Батист - Несносные


1 2 3 4 5 6

  
  
  
   Мольер
  
  
  
  
  Несносные
  
   Комедия-балет в трех действиях с прологом --------------------------------------
  Мольер. Полное собрание сочинений в одном томе.
  М.: "Издательство АЛЬФА-КНИГА", 2009. (Полное собрание в одном томе).
  Перевод С. Ильина
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  КОРОЛЮ
  
  
  
  
   Сир!
  Я прибавляю одну сцену к комедии; и это довольно трудно выносимый вид несносных, - человек, посвящающий книгу. Ваше Величество знает об этом более, чем кто другой в государстве, и сегодня не впервые видит себя мишенью яростных посвящений. Но, хотя я следую примеру других и сам ставлю себя в ряды тех, кого осмеиваю, смею все-таки сказать Вашему Величеству, что делаю это не для того, чтобы представить Вам книгу, а чтобы иметь возможность воздать благодарность Вам за успех этой комедии. Я обязан, Ваше Величество, этим успехом, превзошедшим мои ожидания, не только милостивому одобрению, которым Ваше Величество с самого начала почтили пьесу и которое повлекло такое громкое одобрение света, но и повелению прибавить еще один тип несносных, черты которого Ваше Величество имели снисходительность мне раскрыть и который всюду признан лучшей частью произведения. Надо признаться, Ваше Величество, что никогда и ничего я не создавал с такой легкостью и быстротой, как предуказанное мне Вашим Величеством для разработки место. Радость Вам повиноваться имела для меня гораздо большее значение, чем Аполлон и все музы; и я чувствую, на что я был бы способен, создавая целую комедию под вдохновением таких предуказаний. Те, кто родился в высоком звании, могут пользоваться честью служить Вашему Величеству на важных должностях; что же касается меня, то вся слава, о которой я могу мечтать, это - развеселить Ваше Величество. Тут я кладу предел честолюбию своих желаний; и я верю, что не вполне буду бесполезен Франции, принимая некоторое участие в развлечении ее короля. Если же не буду в этом я иметь успеха, то произойдет это ни в коем случае не от недостатка рвения и старательности, а единственно по злой судьбе, которая преследует довольно часто лучшие намерения и может этим огорчить, без сомнения, чувствительно,
  Сир,
   Вашего Величества
  
  
   всепокорного, всепослушного,
  
  
  
  
  всепреданного слугу и верноподданного
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Мольера
  
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
  Никогда еще ни одно театральное предприятие не было столь стремительно быстрым, как это; и я думаю, что это случай совсем новый, что комедия была задумана, создана, разучена и представлена в пятнадцать дней. Я не для того все это говорю, чтоб похвастать экспромптом и претендовать на славу в этой области, но только для того, чтобы предупредить тех, кто мог бы упрекнуть меня в пропуске многих существующих типов несносных. Я знаю, что число их велико - и при дворе, и в городе; и что, не считая отдельных эпизодов, я мог бы написать на эту тему целую комедию в пять актов и еще иметь материал в остатке. Но в небольшой промежуток времени, который мне был предоставлен, было невозможно выполнить крупный замысел и много думать над выбором персонажей и распределением материала. Я должен был коснуться только небольшой группы несносных; я взял первых, которые пришли в голову и показались наиболее подходящими для увеселения высоких особ, перед которыми мне предстояло появиться; и, чтобы скорей связать все это воедино, я воспользовался первой попавшейся завязкой. Я не имею намерения исследовать здесь, могло ли бы все это быть лучше и по правилам ли смеялись смеявшиеся. В свое время я издам мои заметки о драматическом искусстве, и я не отчаиваюсь показать в один прекрасный день свою способность цитировать Аристотеля и Горация. В ожидании этого экзамена, которого, может быть, и не будет, я полагаюсь на суд толпы: ведь так же трудно нападать на произведение, которое публика одобрила, как и защищать ею осужденное.
  Нет никого, кто бы не знал, для какого празднества создана настоящая пьеса; это празднество так блестяще, что нет необходимости говорить о нем; но будет весьма кстати сказать два слова о том, что присоединено к пьесе.
  Намерением моим было сделать ее одновременно и балетом, но так как выбрать было можно только небольшое число хороших танцоров, то пришлось разделить выходы балета и разбросать их по антрактам комедии, чтобы дать время тем же самым плясунам появляться в других костюмах. И, чтобы этими своего рода интермедиями не разрывать нить пьесы, оказалось желательным связать их с сюжетом пьесы и создать нечто единое из балета и комедии; но так как времени было слишком мало и все это регулировалось не одной и той же головой, то, может быть, найдутся части балета, которые входят в комедию не так естественно, как остальные. Как бы то ни было, такое соединение ново для наших театров, и ему можно найти некоторую аналогию только в древности; показавшееся всем приятным, оно может служить примером для других произведений, обдуманных более тщательно.
  Прежде чем занавес поднялся, один из актеров, скажем я, появился на театре в городском платье и, обращаясь к королю с лицом человека очень смущенного, принес извинения в том, что у него недостало времени и актеров, чтобы дать Его Величеству ожидаемое развлечение. В то же время среди двадцати струй настоящей воды раскрылась раковина, которую все видели, и миловидная Наяда, выйдя оттуда, приблизилась к рампе и с высоким подъемом произнесла стихи, которые написал Пелиссон и которые служат прологом.
  
   КОМЕДИЯ-БАЛЕТ В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ С ПРОЛОГОМ
  
  
  
   Действующие лица
  Дамис - опекун Орфизы.
  Орфиза.
  Эраст - возлюбленный Орфизы.
  Альцидор |
  Лизандр |
  Алькандр |
  Альцип |
  Оранта } несносные.
  Климена |
  Дорант |
  Каритидес |
  Ормен
  |
  Филинт |
  Ла-Монтань - слуга Эраста.
  Эпин - слуга Дамиса.
  Ла-Ривьер с двумя товарищами.
  
  
   Действие происходит в Париже.
  
  
  
  
  ПРОЛОГ {*}
  
  
  
   {* Пелиссона.}
  Театр представляет сад, украшенный статуями и несколькими фонтанами.
  
  
   НАЯДА (выходя из вод в раковине)
  
  
  Чтоб видеть короля, сильнейшего на свете,
  
  
  Из грота, смертные, пришла в сады я эти.
  
  
  Хотите, создадут вам воды и земля
  
  
  Спектакль невиданный, во славу короля?
  
  
  Что он велит, чего захочет, все возможно.
  
  
  Ужели мнение, что сам он - чудо, - ложно?
  
  
  Его правленье, полное чудес таких,
  
  
  Ужель не требует и от вселенной их?
  
  
  Победоносный, юный, мудрый и ретивый,
  
  
  Сурово-милостивый, мощно-справедливый:
  
  
  И государства и страстей владыкой быть,
  
  
  С трудом прекрасным радости соединить,
  
  
  В своих проектах никогда не ошибаться,
  
  
  Все видеть, все слыхать и вечно подвизаться,
  
  
  Кто может это - может всё и смеет всё,
  
  
  И небо даст ему согласие свое.
  
  
  Пройдутся статуи, и, лишь Луи прикажет,
  
  
  Деревья лучше, чем в Додоне, слово скажут.
  
  
  Вы, маленькие боги, что стволы живите, -
  
  
  Луи велит вам это - нимфы, выходите!
  
  
  Я подаю пример вам. Надо постараться,
  
  
  На время с формою обычною расстаться.
  
  
  В театре новом публика здесь собралась,
  
  
  Как истинных актеров пусть увидит нас.
   Многочисленные Дриады, сопровождаемые Фавнами и Сатирами,
  
  
   выходят из деревьев и статуй.
  
  
  А вы, заботы, восхитительное рвенье,
  
  
  Геройский труд и царственное треволненье,
  
  
  Оставьте, дайте отдохнуть хоть миг без вас,
  
  
  Чтобы великая душа тут развлеклась.
  
  
  Его увидите вы завтра: с силой новой
  
  
  Под иго тяжкое пойдет на ваши зовы
  
  
  Творить законы, щедро милость изливать,
  
  
  Указами желанья наши предварять,
  
  
  Лишать себя покоя, чтобы всех покоить
  
  
  И во вселенной глубочайший мир устроить.
  
  
  Пусть же понравится ему сегодня здесь.
  
  
  Получше насмешить - порыв наш в этом весь.
  
  
  Несносные, уйдите! Тут с одною целью
  
  
  Он должен видеть вас: чтоб чувствовать веселье.
  Наяда вводит для представления комедии группу исполнителей, в то время
  
  как остальные танцуют под звуки гобоев и скрипок.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  
   Эраст, Ла-Монтань.
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  О небо! Под какой звездою я рожден!
  
  
  Преследуют меня со всех сторон
  
  
  Несносные людишки! Я не знаю,
  
  
  Когда и где их только не встречаю.
  
  
  Рок ополчился, видно, на меня,
  
  
  Но до сих пор еще такого дня
  
  
  Все ж не было. Я начинал бояться,
  
  
  Что от нахала мне не отвязаться.
  
  
  Ах, сотни раз себя кляня,
  
  
  Я подвергался наказанью
  
  
  За безобидное желанье
  
  
  Зайти в театр, окончив свой обед.
  
  
  И натерпелся же сегодня там я бед!
  
  
  Не развлеченье -
  
  
  Ждало меня жестокое мученье.
  
  
  Но погоди, тебе я расскажу...
  
  
  Ты видишь, я от бешенства дрожу.
  
  
  Вхожу в театр. А там как раз давали
  
  
  Комедию, что так все восхваляли.
  
  
  Вот занавес взвился. Толпа полна
  
  
  Внимания. Повсюду тишина.
  
  
  Вдруг шум. Мы смотрим все, в чем дело.
  
  
  Поспешными шагами входит смело
  
  
  В одежде странной господин: "Мне место, эй!
  
  
  Поставьте ж кресло поскорей!"
  
  
  Все на него взирают с изумленьем,
  
  
  А он своим дурацким появленьем
  
  
  Испортил сцену лучшую... "Увы!
  
  
  Французы, неужели вы
  
  
  Держать себя как следует не властны?
  
  
  Ужель должны всегда публично обнажать
  
  
  Свои пороки? Иль вы безучастны
  
  
  К тому, что говорят о вас? Иль доказать
  
  
  Хотите вы соседям, что те правы,
  
  
  Когда бранят открыто ваши нравы?" -
  
  
  Хотелось мне ему сказать.
  
  
  Но вот, пока я пожимал плечами,
  
  
  Актеры, овладев ролями,
  
  
  Хотели продолжать, но тот
  
  
  Чрез весь театр полез вперед -
  
  
  Хотя б отлично сбоку поместился -
  
  
  И так поставить стул свой ухитрился,
  
  
  Что за спиной его
  
  
  Трем четвертям не стало видно ничего.
  
  
  Поднялся шум. Другой бы уж наверно
  
  
  Сгорел тут со стыда, но он высокомерно
  
  
  Посматривал вокруг - и не вставал.
  
  
  Вдруг, как на грех, меня он увидал.
  
  
  "Маркиз, - вскричал он, - подожди же,
  
  
  Я проберусь к тебе поближе,
  
  
  Позволь обнять тебя скорей!"
  
  
  Тут покраснел я до ушей:
  
  
  Вот так приятель оказался!
  
  
  Должно быть, я когда-то с ним встречался.
  
  
  Есть сорт людей таких,
  
  
  Что дружбу делают из пары слов пустых.
  
  
  У них объятия для друга наготове
  
  
  И "ты" на каждом слове.
  
  
  Меня он сотнею вопросов закидал
  
  
  И так кричал,
  
  
  Что все актеры голос возвышали
  
  
  И болтуна сквозь зубы проклинали
  
  
  "Позвольте же, - сказал я наконец, -
  
  
  Хотелось бы послушать мне..." - "Творец!
  
  
  Ты пьесы не видал досель? Напрасно,
  
  
  Вещица недурна... Всегда я вижу ясно,
  
  
  Что в пьесе хорошо, что нет;
  
  
  Корнелю я всегда даю совет".
  
  
  С одушевленьем
  
  
  Он стал, следя за представленьем,
  
  
  Подсказывать мне сцены, и, едва
  
  
  Актер произносил начальные слова,
  
  
  Он сыпал наизусть стихами.
  
  
  Отделаться хотел я от него,
  
  
  Но он не слушал ничего.
  
  
  Как принято большого света львами,
  
  
  Дослушать пьесы он не пожелал
  
  
  И до конца задолго встал.
  
  
  Благодаря небес святую волю,
  
  
  Я полагал, что мне на долю
  
  
  Довольно уж досталось мук,
  
  
  Как вдруг
  
  
  При выходе он прицепился снова.
  
  
  Не говоря ни слова,
  
  
  Я должен слушать был, едва ль не целый час,
  
  
  О доблестях его рассказ -
  
  
  О том, как дамам он любезен
  
  
  И лошадей каких чудесных держит он,
  
  
  О том, как двор им восхищен,
  
  
  О том, как там он будет мне полезен.
  
  
  Благодаря его одним кивком,
  
  
  Я размышлял о том,
  
  
  Как мне скорей с ним развязаться.
  
  
  Мысль эту отгадав, мучитель мой
  
  
  Сказал: "Маркиз, за мной!
  
  
  Теперь легко нам вон пробраться".
  
  
  Вот вышли мы. - "Видал ты или нет
  
  
  Мою коляску? А? На ней помешан свет,
  
  
  И не один уж пэр высказывал желанье
  
  
  Такую ж точно заказать.
  
  
  А знаешь что? Поедем на гулянье,
  
  
  Ее еще раз показать?"
  
  
  Но, чувствуя, что здесь отпор серьезный нужен,
  
  
  Я объяснил ему, что зван на ужин.
  
  
  Вскричал он тут: "Ах боже мой!
  
  
  Иль я не друг вернейший твой?
  
  
  Хоть маршал ждет меня - от этой чести
  
  
  Я откажусь, с тобой я еду вместе!"
  
  
  Но я в ответ: "Ах нет, там не всегда
  
  
  Достаточно изысканны блюда,
  
  
  Чтоб звать туда людей такого круга". -
  
  
  "Я еду не для блюд - для друга,
  
  
  Банкетами я утомлен давно". -
  
  
  "Но раз вас маршал ждет..." - "А, все равно:
  
  
  Ты знаешь сам, что мне ты всех милее.
  
  
  С тобою мне гораздо веселее".
  
  
  Вот был успех моих поспешных слов.
  
  
  Прибить себя я был готов
  
  
  И перед ним стоял в смущенье,
  
  
  Не зная, где искать спасенья.
  
  
  Но в этот самый миг
  
  
  Нарядный экипаж, с лакеем, с грумом,
  
  
  Остановился перед нами с шумом,
  
  
  И, испустивши крик,
  
  
  Какой-то господин в богатом платье
  
  
  Оттуда выскочил. И мой несносный друг,
  
  
  Меня покинув вдруг,
  
  
  Ему навстречу бросился в объятья,
  
  
  Порывом поразив своим
  
  
  Прохожих всех. Я предоставил им
  
  
  В приветствиях обильных изливаться
  
  
  И поспешил скорей убраться.
  
  
  Но после пытки той
  
  
  Досель я сам не свой.
  
  
  Будь проклято несносное созданье,
  
  
  Лишившее меня желанного свиданья!
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  Что делать, сударь, - жребий наш такой!
  
  
  Не все идет, как мы хотели б сами;
  
  
  Невзгоды терпит каждый между нами,
  
  
  Чтоб не был слишком счастлив род людской.
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  Но больше всех меня одолевает
  
  
  Орфизы опекун моей -
  
  
  И чем она ко мне добрей,
  
  
  Тем больше он мешает:
  
  
  Теперь ее он видеть запрещает!
  
  
  Сегодня здесь свидание у нас,
  
  
  Но я боюсь, не пропустил ли час.
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  Свиданья час свободно длится
  
  
  И в рамки он не может поместиться.
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  Ах, ты не знаешь сердца моего:
  
  
  Ведь я создам вину из ничего
  
  
  По отношенью к ней...
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  
  
   Коль сила страсти
  
  
  У вас из мухи делает слона,
  
  
  То, верно, и она
  
  
  На вас сердиться не имеет власти
  
  
  И кажется пустой ей всякая вина.
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  Ты думаешь, она мне отвечает?
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  Ужель вас в том ничто не убеждает?
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  Уверенность в любви
  
  
  Бежит от нас, когда огонь в крови.
  
  
  Так робко сердце. Так привык влюбленный
  
  
  Своей мечте не верить затаенной.
  
  
  Но где ж она?
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  
   Сейчас... Позвольте же пока
  
  
  Поправить брыжи вам...
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  
  
  
  Беда невелика!
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  Позвольте все ж пригладить их немного.
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  Ах, да отстань ты, ради бога!
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  Парик слегка мне дайте причесать.
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  
  
  
  
   Опять!
  
  
  Ты ухо чуть не оторвал зубцами!
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  И панталоны вот...
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  
  
   Не суйся с пустяками!
  
  
  Оставь меня!
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  
  
  Но вы так смяли их...
  
  
  
  
  Эраст
  
  
  Я чувствую себя отлично и в таких.
  
  
  
  
  Ла-Монтань
  
  
  Когда б вы разрешили
  
  
  Почистить шляпу чуточку от пыли.
  <

Другие авторы
  • Сизова Александра Константиновна
  • Абрамович Николай Яковлевич
  • Хвощинская Софья Дмитриевна
  • Покровский Михаил Михайлович
  • Цебрикова Мария Константиновна
  • Готфрид Страсбургский
  • Львова Надежда Григорьевна
  • Тургенев Александр Иванович
  • Бекетова Елизавета Григорьевна
  • Воскресенский Григорий Александрович
  • Другие произведения
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Ганс женится
  • Ибсен Генрик - Генрик Ибсен: биографическая справка
  • Майков Аполлон Николаевич - Письмо А. Н. Майкова к сыновьям с воспоминаниями о И. А. Гончарове
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Н. А. Богомолов. Любовь - одна
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - У нас, в Париже...
  • Божидар - Стихотворения
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Гончаров
  • Леонтьев Константин Николаевич - Владимир Соловьев против Данилевского
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Жребий Пушкина, статья о. С. Н. Булгакова
  • Добролюбов Александр Михайлович - Н. Бердяев. Духовное христианство и сектанство в России
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 236 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа