Главная » Книги

Мольер Жан-Батист - Амфитрион, Страница 3

Мольер Жан-Батист - Амфитрион


1 2 3 4 5 6 7 8 9

nbsp; 
  
  
  
  
  
  Что с тобой?
  
  
   Меня порой не так честили!
  
  
   Не очень брани я боюсь
  
   И на тебя нисколько не сержусь.
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Ты снова Созий?
  
  
  
  
  Созий
  
  
  
  
  Да. А кем же быть мне снова?
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Я мир кончаю наш - беру назад я слово.
  
  
  
  
  Созий
  
   Пусть так. Я не могу исчезнуть для тебя
  
  
   И с явною нелепицей мириться.
  
   Ужели можешь ты в меня вдруг превратиться
  
  
   И сделать так, чтоб я вдруг стал не я?
  
   Стремился ль кто-нибудь к такой безумной цели?
  
   И как то отрицать, чт_о_ истина сама?
  
  
   Скажи: я в грезах ли, во сне ли?
  
  
   Сошел ли я с ума?
  
   Я ясно чувствую, что я сегодня в яви,
  
  
   Что ум мой тверд и здрав вполне.
  
   Меня Амфитрион послал, как он то вправе,
  
  
   Сюда, в свой дом, к своей жене!
  
   Я должен ей сказать, что к ней он поли любовью
  
   И поле битвы все он залил вражьей кровью.
  
  
   Не наш ли дом невдалеке?
  
  
   Не я ль держу фонарь в руке?
  
  
   И не тебя ль я встретил возле двери?
  
  
   Не я ль с тобой заговорил добром?
  
   Не ты ль, подметивши, что трус я в полной мере.
  
  
   Избил меня дубьем и кулаком
  
  
   И не даешь войти мне в дом?
  
   Не ты ли надо мной натешился исправно,
  
  
   Дал вдоволь мне изведать твой кулак?
  
   Ах, к сожалению, все это слишком явно,
  
   И было б для меня приятней, будь не так!
  
  
   Так перестань над бедным насмехаться
  
   И долг исполнить свой позволь мне в тишине...
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Стой! Иначе опять придется прогуляться
  
  
   Мне палкой по твоей спине!
  
  
   Все, в чем изволил ты признаться,
  
   Удары исключив, относится ко мне.
  
   Меня Амфитрион послал сюда к Алкмене;
  
   Из гавани сюда сегодня прибыл я;
  
   Я должен рассказать, событий не тая,
  
   О том, что враг разбит, и полный ход сражений.
  
   Короче говоря, я - Созий, Дава сын,
  
  
   Арпага брат, умершего в Панде;
  
  
  
  
  Муж Клеантиде,
  
  
   Чей нрав я проклинал не раз один.
  
   Добавлю: в Фивах раз наказан был плетями,
  
  
   Хоть никому о том не говорил.
  
   А также заклеймен публично был врагами,
  
  
   За то, что слишком честно жил.
  
  
  
  
  Созий
  
  
  
   (в сторону)
  
   Он прав. Как можно знать, не бывши мною,
  
  
   Все то, что он передает?
  
   И так я изумлен, что сам перед собою
  
   Ему поверить я согласен в свой черед.
  
   И правда: как стоим теперь мы с ним, нос с носом,
  
   Я вижу - у него совсем мой рост, мой вид.
  
  
   Но подступлю к нему с вопросом,
  
  
   Который тайну разъяснит.
  
  
  
  
  (Громко.)
  
   Скажи мне, милый друг, из всей добычи бранной
  
   Амфитрион себе на долю выбрал что?
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Алмазов крупных пять; короной той венчанный,
  
   Вождь вражеских полков блистал так, как никто.
  
  
  
  
  Созий
  
   Кому ж назначил он восьмое это чудо?
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Своей жене. Пора блистать и ей в венце.
  
  
  
  
  Созий
  
  
   А где ж хранится он покуда?
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Печатью запертый, лежит в его ларце.
  
  
  
  
  Созий
  
  
  
   (в сторону)
  
   Ни слова ложного во всем его ответе,
  
   И чувствам верить я перестаю своим.
  
   Насильно Созием он стал сперва на свете,
  
   Но скоро, кажется, и вправду станет им.
  
   Но, трогая себя и жизнь припоминая,
  
  
   Сдается мне, что я - все ж я,
  
   И тщетно я ищу, где истина прямая,
  
  
   Чтоб уяснить себе себя.
  
   Спрошу его о том, чего никто не знает,
  
  
   Что делал я вполне наедине;
  
   Его вопрос такой, наверно, запугает,
  
  
   И правду станет видно мне.
  
  
  
  
  (Громко.)
  
   Скажи мне: битвы в час, укрывшися в палатке,
  
  
   Что ты один проделал там?
  
  
  
  
  Меркурий
  
   От окорока...
  
  
  
  
  Созий
  
  
  
  
  Ай!
  
  
  
  
  Меркурий
  
  
  
  
   ...отрезав без оглядки
  
   Две вкусных доли, я работу дал зубам;
  
   Прибавил я вина, припрятанного рядом,
  
   Дающего восторг и языку и взглядам,
  
  
   И за успех всех наших дел,
  
  
   Как должно, выпить я успел.
  
  
  
  
  Созий
  
  
  
   (в сторону)
  
  
   Что б чувства мне ни говорили,
  
  
   Но я им снова побежден.
  
  
   И если не был он в бутыли,
  
  
   Тогда, наверно, Созий он.
  
  
  
  
  (Громко.)
  
   Не смею спорить я: все с истиною схоже.
  
   Ты - Созий, это я обязан подтвердить.
  
  
   Но если Созий - ты, то я-то кто же?
  
  
   Ведь кем-нибудь я все же должен быть!
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Когда я более не буду Созий,
  
  
  Ты можешь им, коль хочешь, стать.
  
   Но до тех пор, поверь моей угрозе,
  
   Тебе спокойнее об этом не мечтать.
  
  
  
  
  Созий
  
   В сумятице такой я потеряю разум;
  
  
  Мои глаза в вражде с моим умом.
  
  
  Но, чтобы с этим всем покончить разом,
  
  
  
  Войду я просто в дом.
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Ты, кажется, мой друг, вкус получил к ударам!
  
  
  
   (Бьет его.)
  
  
  
  
  Созий
  
   О боже мой! Теперь дерется он сильней
  
   И по моей спине гуляет палкой с жаром!
  
  
  Вернусь-ка в гавань поскорей, -
  
   Пропутешествовал сюда я, видно, даром!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Он убежал. Ну что ж? За многое в былом
  
   Сегодня получил удары он в замену...
  
   Но вот Юпитер сам, с безоблачным челом,
  
  
  Ведет влюбленную Алкмену.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ III
  
  
  Юпитер, Алкмена, Клеантида, Меркурий.
  
  
  
  
  Юпитер
  
   Алкмена милая! Нам факелов не надо.
  
   Приятно в свете их мне ваши зреть черты;
  
   Но должно прятаться мне от чужого взгляда, -
  
   О том, что в Фивах я, должна знать только ты.
  
   Мою любовь к тебе томили, словно путы,
  
   Блеск, слава, торжество - все, что дано войной,
  
   И я у дел моих сумел урвать минуты,
  
  
   Чтоб провести хоть ночь одну с тобой.
  
   Но этот мой порыв, подсказанный мне страстью,
  
   Могла бы осудить сурово вся страна...
  
  
   Что для тебя пожертвовал я властью,
  
  
   Должна бы знать лишь ты одна.
  
  
  
  
  Алкмена
  
   Амфитрион, и я твоей причастна славе,
  
  
   Гремящей вкруг тебя на целый свет.
  
  
  
   И потому я тоже вправе
  
  
   Гордиться торжеством твоих побед.
  
   Но если вижу я, что слава роковая
  
  
   С тобой меня способна разлучать,
  
  
   Я не могу, от скорби изнывая,
  
  
  
   Ее не проклинать.
  
  
   И кажется мне горьким наказаньем,
  
   Что ты - фиванских войск и вождь и господин.
  
   Отрадно после битв утешиться сознаньем,
  
   Что славят все тебя. Но ведь удар один
  
   Способен погубить все счастье, все надежды.
  
   Мне страшен каждый слух, я от всего дрожу;
  
  
   Едва для сна закрою вежды,
  
  
   Покоя я не нахожу,
  
  
   Ужасной вести ожидаю
  
  
   И чем утешиться - не знаю...
  
   Пусть победителя ждет свежий лавр венца,
  
   Пусть всюду ждет его толпы восторг гремящий, -
  
   То стоит ли любви, что наши жжет сердца,
  
   То стоит ли тоски, мою мечту томящей?
  
  
  
  
  Юпитер
  
   Твои слова во мне воспламеняют страсть:
  
   Я вижу, что и ты огнем любви палима,
  
   Мне в жизни выпала счастливейшая часть -
  
  
   Дышать любовью женщины любимой!
  
   Но есть в моей душе еще одно сомненье,
  
   Мешающее мне быть счастливым вполне.
  
   Алкмена, о, рассей глухое подозренье!
  
   Скажи: твоя любовь принадлежит ведь мне?
  
   Мне, мне лишь одному, любовнику и другу,
  
   Ты не по долгу мне клянешься, но любя?
  
   Ты ласки отдаешь не своему супругу,
  
  
   Но лишь тому, кто дорог для тебя?
  
  
  
  
  Алкмена
  
  
   Однако потому, что ты - мой муж,
  
   Я смею волю дать и страсти и желаньям;
  
  
   И не пойму я, почему ж
  
  
   Ты так смущен таким названьем!
  
  
  
  
  Юпитер
  
   Ах, пламя жаркое моей к тебе любви
  
  
   Гораздо больше, чем любовь супруга!
  
   Меня любовником ты лучше назови,
  
  
   Признай во мне возлюбленного друга.
  
   Не понимаешь ты, что сердца буйный пыл
  
  
   Во мне всегда горит огнем ревнивым,
  
  
  
  Что даже, будучи счастливым,
  
  
  
  Я беспокойство сохранил.
  
   Я для тебя - твой муж и твой любовник тоже,
  
   Но быть с тобой хочу любовником одним,
  
  
   Мне это имя в сотню раз дороже,
  
   И, как любовник, я ревнив к мечтам твоим.
  
   Хочу, чтоб лишь ему ты сердцем отдавалась;
  
  
   Я не хочу, чтоб, как жена,
  
  
   Была ты мне обречена,
  
   Но чтоб любовнику в любви ты признавалась!
  
   Не надо мне надежд, что дарит Гименей,
  
   Не надо долга мне, что наше сердце сушит
  
  
   И тайным ядом, наконец, разрушит
  
  
  
  Все счастие блаженных дней!
  
   В моих сомнениях глубоко скрыто жало;
  
   Чего-то в счастье мне еще недостает...
  
   Хочу, чтоб этих двух ты ясно различала
  
   И помнила, что муж лишь честь твою блюдет.
  
   Хочу, чтоб сердце ты всецело отдавала
  
   Мне, как любовнику, который страсти ждет.
  
  
  
  
  Алкмена
  
   Вы надо мной смеетесь, вероятно,
  
  
   Так говоря, Амфитрион,
  
  
   И постороннему, понятно,
  
   Наш разговор казался бы смешон!
  
  
  
  
  Юпитер
  
   Мои слова разумнее, быть может,
  
  
   Чем нынче кажутся тебе.
  
   Но долгий отдых мой меня тревожит,
  
   И подчиниться должен я судьбе.
  
   Мне должно поспешить. Моя судьба слепая
  
  
   Меня зовет к войскам. Прощай,
  
   Алкмена милая! Супруга обнимая,
  
  
   Любовника не забывай!
  
  
  
  
  Алкмена
  
   Нет, скрытое судьбой я разгадать не смею:
  
   Равно обоих я люблю душою всею!
  
  
  
  Юпитер и Алкмена уходят.
  
  
  
  
  Клеантида
  
  
   О боже, сколько ласки страстно
  
  
   Он расточал своей жене!
  
  
   И как сурово, безучастно
  
  
   Отнесся мой супруг ко мне!
  
  
  
  
  Меркурий
  
  
   Теперь пускай покровы сложит
  
  
   Богиня Ночь: спешу я к ней,
  
  
   И с неба звезды свеять может
  
  
   Феб, разгоняя мир теней.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ IV
  
  
  
  Клеантида, Меркурий.
  
  
  
  Меркурий хочет уйти.
  
  
  
  
  Клеантида
  
  
  
   (удерживая его)
  
   Как! Ты меня покинуть так намерен?
  
  
  
  
  Меркурий
  
  
   Конечно! Иначе как быть?
  
  
   Своим обязанностям верен,
  
   За господином должен я спешить.
  
  
  
  
  Клеантида
  
  
   Но разве это мне не больно,
  
   Что от меня так скоро ты бежишь?
  
  
  
  
  Меркурий
  
  
   Вот важность, если поглядишь!
  
   Друг другу надоесть успеем мы довольно.
  
  
  
  
  Клеантида
  
   Изменник, от меня уходишь ты, как зверь!
  
   И слова доброго не скажешь мне теперь?
  
  
  
  
  Меркурий
  
  
   Помилуй, где искать прикажешь
  
  
   Любезности мне в этот час?
  
   В пятнадцать лет супружества все скажешь,
  
   И все давным-давно досказано у нас!
  
  
  
  
  Клеантида
  
  
   Бери пример с Амфитриона, -
  
  
   Как он к Алкмене нежен, мил!
  
   А ты, изменник, вопреки закона,
  
  
   Свой долг перед женой забыл!
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Э! Э! Они еще с любовью льнут друг к другу!
  
  
   Всему исчезнуть суждено;
  
   И то, что хорошо в любовнике, супругу
  
   Через пятнадцать лет показывать смешно.
  
   Представь себе, что мы, обнявшись вдруг с тобою,
  
  
   Как голубки заворковали вновь!
  
  
  
  
  Клеантида
  
  
   Предатель, разве я не стою,
  
   Чтоб кто-нибудь мне выражал любовь?
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Я про тебя не говорю ни слова;
  
   Но сам-то я уже довольно стар,
  
  
   Чтоб унижаться до смешного.
  
  
  
  
  Клеантида
  
   Ты стоишь ли тогда, чтоб я питала жар
  
   К тебе как женщина, что честь блюдет примерно?
  
  
  
  
  Меркурий
  
  
   Ах, ты была мне слишком верной, -
  
  
   Не очень это я люблю.
  
   Поменьше верности, побольше бы покою,
  
  
   И я тебя благословлю.
  
  
  
  
  Клеантида
  
   Что? Что? За честность я одних упреков стою?
  
  
  
  
  Меркурий
  
   Мне доброта в жене всего, всего милей.
  
  
   От честности же мало толку:
  
  
   Шали, но только втихомолку.
  
  
  
  
  Клеантида
  
   Теперь я знаю, кто был для тебя нужней:
  
   Не я, а женщины, которым ложь привычна.
  
  
   Они умеют за спиной мужей
  
  
   Свои дела обделывать отлично!
  
  
  
  
  Меркурий
  
  
   Тогда скажу я откровенно:
  
   Дрожат лишь дураки перед худой молвой,
  
  
   И мой девиз обыкновенно:
  
   "Не надо чести мне - лишь дайте мне покой!"
  
  
  
  
  Клеантида
  
   Как! Ты бы перенес без гнева, без волненья,
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 166 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа