Главная » Книги

Княжнин Яков Борисович - Ольга

Княжнин Яков Борисович - Ольга


1 2 3 4 5


Я. Б. Княжнин

  

Ольга

Трагедия

Оригинал здесь - http://www.rvb.ru

  
  

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  
   Ольга, вдовствующая супруга Игоря, великого российского князя.
   Мал, князь древлянский, подвластный российским князьям, похитивший престол российский.
   Святослав, сын Ольгин.
   Волод, вельможа, воспитавший Святослава в лесах.
   Мирвед, наперсник Ольгин.
   Всевеста, наперсница Ольгина.
   Зловред, наперсник Малов.
   Воины.
   Жрецы.
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
   Явление 1
   Ольга, Всевеста.
  
   Всевеста
  
   Доколе буду зреть твои всечасно очи,
   В слезах не зрящи дней, без сна во мраке ночи?
   Пятнадцать лет в тоске и горести презлой
   Страдая, помощи не видишь никакой.
  
   Ольга
  
   Убийца моего супруга на престоле,
   Мой сын во бедности и мать его в неволе.
   Ах! как не рваться мне? Ты знаешь всю напасть:
   Малейши радости моя несносна часть
   Удобна ли вместить? Всей помощи лишенна,
   Давно бы жизнь моя была бы прекращенна,-
   Но сын, любезный сын! надежда вся моя,
   Еще крепит мой дух, и жизни своея.
   В пустынях и лесах течением плачевным
   Принудил жизнь мою к мучениям вседневным,
   Принудил горести и низости сносить:
   Чтоб сына мне спасти, должна я в рабстве жить.
  
   Всевеста
  
   К спасению его дорога есть иная:
   Тиран твой лютый, Мал, почтенье вспоминая,
   Которо должен он хранить своим князьям,
   И добродетели склоняясь ко стезям,
   Он злобу укрощать прошедшу начинает
   И браком разделить с тобою трон желает.
  
   Ольга
  
   Что в троне мне? Не мне престолом обладать,
   Но сыну моему. Погибни, злая мать,
   То сердце варварско, душа та, алчна власти,
   Котора, веселясь сыновния напасти,
   Чтоб в пышности провесть дни века своего,
   Приемлет за себя наследие его!
  
   Всевеста
  
   Но Святослав, твой сын, в ком вся твоя отрада,
   Еще в младенчестве отторжен здешня града,
   Неведомо, в какой стране хранится он.
   Пятнадцать лет тому, как твой плачевный стон
   В отечество его без пользы призывает
   И вести никакой о нем не получает.
   Володу часть его и жизнь поручена.
   Не может быть бедой душа отягчена,
   Отчаяньем, тоской, печалью изнуренна,
   Днесь сына твоего со телом разлученна.
  
   Ольга
  
   А вы то можете, о боги! допустить,
   Остаток можете той крови истребить,
   Что вами в Рурике владети здесь избранна!
   Тиранством будет кровь геройская попранна,
   И, гнева вашего злодейство не боясь,
   На троне возлежать ввек будет, вам смеясь!
   Но праведны судьбы бессмертных мне известны,
   И кровь мою хранят правители небесны.
   Пять лет тому назад Волод ко мне писал,
   Что в добродетели при нем мой сын взрастал,
   Лишь пребывания не объявил он места,-
   Надежда не тщетна, ты видишь то, Всевеста.
  
   Всевеста
  
   Пять лет тому прошло, и боле ничего
   Ты слышать не могла уж после от него.
   А если сына нет - тебе велит то слава,
   Чтобы тобой была разделена держава,
   Котору хочет сам тебе вручить тиран:
   На трон тебя зовет блаженство здешних стран.
  
   Ольга
  
   Коль сына больше нет - нет нужды мне в престоле,
   Нет нужды в смертных мне, в богах нет нужды боле;
   И мне ль, взошед на трон, убийце быть женой,
   Которым свержен в гроб супруг любезный мой?
   О, смерть! всегдашнее в уме воображенье!
   О, ночь! О, страшна ночь! Ужасно пробужденье!
   Пылает город весь, багреют небеса;
   "Измена! - вопиют во мраке голоса. -
   Измена, гибнет град!" Представь оружья блески,
   Смятенье, топот, вопль, падуща зданья трески,
   Стенанье раненых - убийства в страшный час.
   Внимай прежалобный в тревоге оный глас:
   "Спасайте Игоря, его сынов, супругу!" ...
   Плывуща зри в крови, чертогов сих к округу,
   Тирана лютого, зри: пламень и мечи
   Велит злодей на смерть супруга извлечи.
   Оставили тогда и смертны нас, и боги!
   Как вихрь, врывается тиран в сии чертоги;
   С оружием в руках рыкает Мал, как лев,
   Он ищет добычи своей, разинув зев.
   О, вид прежалостный! Здесь, кровью обагренный,
   Драгой супруг, в груди имея меч вонзенный,
   Последни вздохи здесь в моих руках пускал;
   Здесь два мои сыны, которых рок мне дал,
   Чтоб злейшему они тирану были жертвы,
   Взирая на меня раздранны, полумертвы,
   Просили помощи: о рок! свирепый рок!
   Довольно ли ты нас тогда терзати мог?
   Един остался сын... Я, боги, всё забуду,
   Коль сына своего в короне зрети буду,
   Когда, Володом он храненный, из лесов,
   Тирана поразив, взойдет на трон отцов.
   Пятнадцать лет свет зрит меня в плененьи сиру, -
   За муки все ему отдайте вы порфиру!
  
   Всевеста
  
   Но если оный брак ужасен для тебя,
   То, сына своего толико ты любя,
   Умери гордости, скрывая сердца рану,
   Во гневе не являй противностей тирану,
   Притворством скрыв себя, склонна к нему кажись
   И хоть наружностью с тираном примирись.
  
   Ольга
  
   Притворства низостью и гнусностью коварства
   Вселенныя снискать я не желаю царства.
   В короне ль, в бедстве ли, я равный дух брегу
   И Ольге изменить вовеки не могу.
   Воспомни то, как смерть вокруг меня летала, -
   Объята гибелью, иль Ольга трепетала?
   Тиранов острый меч взносился на меня, -
   Я зрела страшный меч - и зрела, не стеня.
   Чего ж страшиться мне, коль смерти не страшуся.
  
   Всевеста
  
   Но сын...
  
   Ольга
  
         А если я и сына уж лишуся,
   Тогда я, может быть, отмщением горя,
   С тираном вниду в брак и, душу претворя,
   Пред алтарем богов, не зря их правосудья,
   Десницу с острием смертельного орудья
   Вонзив тирану в грудь, злодея накажу
   И к правосудью путь бессмертным покажу.
   Но се Мирвед спешит с известием о сыне.
  
   Явление 2
  
   Ольга, Всевеста, Мирвед.
  
   Ольга
  
   Скажи, где сын? В какой он кроется пустыне,
   В каких лесах живет, и где ты зрел его,
   Увижу ль мстителя драгого моего;
   И скоро ль будет здесь каратель сей злодея?
   Но грозен ли мой сын, в руках тот меч имея,
   Тот меч, которым мой супруг врагов разил?
   Сей меч свидетелем часов ужасных был:
   Когда предерзкий раб, Мал, хитрости посредством,
   Престола хищник сей, весь град наполнив бедством,
   Супруга моего пронзил в глазах моих,
   Младенца-сына скрыв в объятиях своих,
   Володу отдала оружие и сына.
   Открыта ль сыну вся гоняща нас судьбина?
   Он знает ли, кто мать его, кто был отец?
   Он знает ли, что месть ему отдаст венец?..
   Но ты молчишь, Мирвед?
  
   Мирвед
  
             Ты зришь меня смущенна,
   С незнанием к тебе о князе возвращенна:
   Я, тщетно к помощи склоняя небеса,
   Без пользы пробегал и горы и леса -
   Волода имени не слышно ниотколе.
  
   Ольга
  
   Се упование зреть сына на престоле!
   О рок! наместо чтоб ему взойти на трон,
   Свирепый рок, во гроб тобой низвержен он!
  
   Всевеста
  
   Престань ты горести вдаваться бесполезной,
   Напрасен, может быть, в очах твоих ток слезный:
   А может быть, Волод, усердием горя,
   От Мала лютого опасности предзря,
   Надежду росскую в твоем несчастном сыне
   В непроходимыя скрывает днесь пустыне.
  
   Мирвед
  
   А может быть, уже с Володом на пути
   Твой сын сюда спешит с отмщением прийти
   И, может быть, в сей час, в те самые минуты,
   Как сердце матери снедают скорби люты,
   Щитом божественным от злобы огражден,
   Тиранство чтоб попрать, ко граду приближен.
  
   Ольга
  
   Приближься из лесов к родительскому трону,
   Срывай, любезный сын, с главы врага корону,
   Да с трона варвар сей окровавлен падет,
   Да в своея крови ту горесть изопьет,
   Котору чувствую супруга я кончиной,-
   От радости умру довольна я судьбиной;
   Коль должно погибать, погибну не стеня;
   Да упадет злодей - и полно для меня;
   Да упадет... Но, ах! отмщением пылаю,
   А средства я к тому нималого не знаю.
   Плененна, в бедности оставленна от всех,
   Всё отнял у меня злодействия успех:
   Со счастием - меня оставили все други,
   Супруга подданны не знают уж супруги;
   И весь меня, увы! оставил ныне свет,
   Остались только сын, Волод и ты, Мирвед:
   На верности твоей надежду устрояю.
  
   Мирвед
  
   Что может верность та, которую являю?
   И, пламень ревности старался хранить,
   Сердца я россиян бессилен вспламенить.
   Их страха мраз объял; тираном устрашенны
   И тяжка скипетра под игом удрученны,
   Те россы славные дерзают трепетать,
   Которые могли вселенну устрашать;
   Супруга твоего те горды львы под властью,
   Как агнов днесь толпа, ослабленны напастью,
   Пужливы, счастию тирана вслед идут
   И, руку гнусную его лобзая, мрут.
  
   Ольга
  
   Нет добродетели иль добродетель мертва:
   На свете всё тиран - иль всё на свете жертва.
   Однако нам еще не должно унывать,
   Когда мой сын живет, мы можем уповать;
   Но, между тем, поди и рассевай в народе,
   Что скоро придет князь, князь россов ко свободе;
   Что правосудья меч над варваром висит
   И над его главой уж гнев богов гремит.
  
   Мирвед
  
   О, если придет князь, надеюся не ложно,
   Что подданны к нему склонятся непреложно,
   И только лишь сие светило востечет,
   Оно унынья мрак в народе пресечет;
   Погасший слабо жар во граде возгорится,
   Злодействие тогда тирана обновится...
   Но се тиран идет, скрывай себя пред ним
   И воли не давай ты чувствиям своим.
  
   Явление 3
  
   Ольга, Мал, Всевеста.
  
   Мал
  
   Мне должно сердце днесь открыта пред тобою
   И к нашему казать путь общему покою.
   От времени того, как я взошел на трон,
   Хотя твой праведный, но мне опасный стон
   Колеблет мой престол, победою мне данный,
   Преславной властию венец мне оправданный
   Вдовица княжеска в рыдании своем
   Хоть россам и явит похищенным венцом,
   Но ведает о том пространная вселенна,
   Что мною предков лини, обида отомщенна.
   Вам не были мои подвластны праотцы,
   Сияли собственны на их главах венцы,
   Лишь силой, коею на свете всё решится,
   Древляне вольности должны были лишиться.
   Служили долго мы, но узы я расшиб,
   С которыми наш стыд и твой супруг погиб.
   Древляне долго лет пребыли притесненны -
   Древляне властвуют, а россы покоренны.
   Престань ты гордостью и мщеньем рвати грудь:
   Превратны счастия обыкновенны суть.
   Я знаю, с трона как падение несносно:
   Всё счастье после нам быть кажется поносно;
   Для гордыя души, коль больше скиптра нет,
   С погибелью венца и целый гибнет свет.
   Но ты, верь, Ольга, мне, возможешь то поправить
   И славу прежнюю возможешь мной восставить:
   Открыты степени тебе на трон вступать,
   Но должен брак тебя ко мне препровождать.
   Не мысли, чтоб красам твоим еще цветущим,
   Предлогов от врага таких в сей час не ждущим,
   Я нравиться хотел, представя седины:
   Правленьем тягостным обширной сей страны,
   Трудами бранными обременен, годами,
   Могу ли на тебя взирать любви очами?
   Но та властителям не нужна суета,
   Прельщать царей должна иная красота -
   Едина слава их к согласью привлекает.
   Венца желаешь ты - венец на мне блистает.
   Не внемли гордости ты тщетныя своей:
   Супруга наших ты, и мать, и дочь князей,
   Но то, коль силы нет, единое мечтанье.
   Оставь бесплодное отмщенья упованье:
   Нет способов к тому, и подданны твои,
   Взирая на дела преславные мои,
   Не смея власть винить, врученну мне судьбою,
   Мне право отдают владети над собою.
   Могла б сначала ты, как я приял венец,
   Пучину буйную народных здесь сердец
   Подвигнув сил моих еще на слабо зданье,
   Разрушить моея державы основанье;
   Но днесь устроена претверда мною связь,
   И не убийца Мал - победоносный князь.
   Со мною побеждать днесь россы приучились,
   Злодействия мои победами закрылись.
   Зри, Ольга, дел моих и подвигов ты плод:
   Страшится наших сил и Константинов род;
   Коварный грек на нас оружье изощряет -
   Намеренье его мой дух не ужасает;
   И прежде, нежели я здесь узрю врагов,
   Нас Черный узрит понт поверх своих валов.
   Но как возможно мне, от трона отлученну,
   Для пользы общия войною отягченну,
   Россию защищать, злодейку видя в ней,
   Котора всякий час в жестокости своей,
   Единственно всю мысль ко мщенью простирая,
   России пользу, честь во злобе презирая,
   Когда бы возмогла вселенну подарить,
   Дала б ее тому, кто б мог мне грудь пронзить?
   В моем присутстве трон мой, страхом окруженный,
   Отсутствием моим изменник дерзновенный
   Тобою ободрен, - возможет потрясти.
   Чтоб только месть твою к успеху привести;
   На благо общества нимало не взирая,
   Во пользе твоея свою он сокрывая,
   Дерзнет, отечество россиян возмутя,
   Для корысти своей всех славу прекратя
   И опровергнув всё в намерении злостном,
   Остановить меня в пути победоносном. -
   Мне должно браком то с тобой предупредить
   Тогда ты для себя не станешь мне вредить.
   И если в Ольге Мал злодейку ныне видит,
   Супругой став, меня хоть будешь ненавидеть,
   Но, чтя себя и честь свою всегда храня,
   И ненавидючи - ты защитишь меня:
   Хоть Ольгиных я бед ужаснейших содетель,
   Но знаю Ольгу я и чту в ней добродетель.
   А ежели тобой отвержен будет брак,
   В темницу вечную тебя сокроет мрак.
   Не буду винен я, тебя тесня во узах.
   И если быть нельзя обоим нам в союзах,
   Генителями нам друг другу должно быть.
   Ты то же бы могла со мною учинить,
   Когда бы силу ты и власть на то имела,
   Я то делаю, что б сделать ты хотела.
   Необходимости во мне виня закон,
   Теперь ты избирай темницу или трон.
   Реши свою судьбу.
  
   Ольга
  
             В темницу я готова.
   Чтобы избегнути от рока смертно злого
   И от небес, меня которы толь губят,
   В темницу я иду - сошла бы и во ад.
  
   Мал
  
   Известна твоея мне гордости причина:
   Сокрытии от меня ты ждешь прибытья сына.
  
   Ольга
  
   Так сын мой на тебя уже наводит страх!
   Мой сын, несчастный сын, в пустынях и лесах,
   Питаясь горестью, во бедности стонает,
   А раб его меня со трона притесняет.
  
   Мал
  
   Но раб такой, как я, - достойный князем быть,
   Могущий царствовать, земных владык учить,
   Удобен твоему казать путь сыну к славе
   И первый, кто достиг над смертными к державе, -
   Не родом был он князь - достоин был владеть.
   Преславных праотцев нет нужды мне иметь:
   Породой славные на свете суть не редки.
   Престол мой есть мой род, мои победы - предки.
   Пускай твой придет сын, воспитанный в лесах,
   Учиться у меня владети в сих странах:
   Я славы в тяжкий путь его наставлю младость,
   И мать его сама имети будет радость.
  
   Ольга
  
   Мой сын, геройска кровь прехрабрых толь князей,
   Которы властию дивили мир своей, -
   Возможет ли он быть к престолу неудобен?
   Супругу моему, герою, он подобен.
   Тебе ли своего владыку научать:
   Владеть родился он, а ты - закон примать.
  
   Мал
  
   Остави гордости сие предрассужденье, -
   Не славный нужен род, но мудрое правленье.
   Я Игорев престол преславно поддержал.
   Кровь Игоря славна, но здесь владеет Мал.
  
   Ольга
  
   Владей, тиран, владей, ругайся нашим бедством
   И, сына моего возвышенный наследством,
   Его, изгнанного тобою, презирай, -
   Но что уж он возрос, того не забывай.
   Представь ты Игоря, сраженного тобою:
   Во сыне он восстал - и сильною рукою
   Убийце своему из недр лесов грозит.
   Предупреди удар, что над тобой гремит,
   И, князю своему бразды вручивши власти,
   Сойди с престола, коль с него не хощешь пасти.
  
   Мал
  
   Мне трон оставить, мне, страшася, уступать!
   Хоть гром меня сразит - я буду обладать;
   И лучше с высоты престола мертву пасти,
   Как бросить скипетр свой и жить под игом власти.
   Престань того страшить, кого храпит сам рок.
   Чтоб с трона мне не пасть, довольно я высок.
   Но ты, которая мне гордости являешь,
   В неволе предо мной против меня дерзаешь,
   Коль хочешь и себя и сына соблюсти,
   Должна на жертву мне себя ты принести.
  
   Ольга
  
   Так я раба - о, рок! Но я злодейка буду,
   Коль сына своего, супруга коль забуду.
   Могу ль к убийце я взойти на страшный трон? -
   Супруга орошен потоком крови он!
   Могу ль сыновнее отъяти я наследство,
   Делить его с тобой, умножив сына бедство?
   Сей трон в глазах мне - ад, злодейством огражден,
   Он фуриями весь с тобою окружен.
   Зри, варвар, мстительны вокруг свещи их мрачны,
   Которы мне с тобой свещи днесь будут брачны.
   Седи на троне ты в похищенных венцах,
   Но Ольгу отпусти во диких жить лесах,
   Там, сына зря, от всех оставлении и нища,-
   Земля нам будет трон, а слезы только пища.
   За что его губить - иль мало ты разил?
   Довольно моея уже ты крови лил:
   Коварство как тебя и злоба окружали,
   Супруг, два сына с ним твоим мечом упали;
   Един остался сын - пусти к нему меня! -
   Снедаем горестью, в рыдании стеня,
   Всего лишен, живет в стране опустошенной,-
   Осталась я одна ему во всей вселенной.
  
   Явление 4
   Мал и Зловред.
  
   Зловред
  
   Почто, льстя гордости толь злобныя жены
   И оной жертвуя державой сей страны,
   С престола своего себя ты унижаешь?
  
   Мал
  
   Иль брака оного ты в пользу не вникаешь?
   Колеблется мой трон, и скиптр в руках дрожит, -
   Се время для меня ужасно настоит,
   В которо должен сын, сей Ольгою спасенный,
   Володом во лесах толь хитро сохраненный,
   Свое против меня отмщенье принести,
   Древлян унизити и россов вознести.
   Погибнет всё: труды мои, победы, слава,
   Чем красится моя пятнадцать лет держава,-
   Ничто от россов днесь не защитит меня,
   Коль сына князя их представит мать стеня.
   Предрассуждение о крови и о роде
   Восстанет во сердцах и оживет в народе,
   И слезы матери, отчаянье ее
   В очах возобновят злодействие мое.
   Без пользы кровь князей здесь много проливалась;
   Коль капля крови той еще от них осталась,
   Из оной произрос мне паки сильный враг,
   Который из лесов вселяет в сердце страх
   Мне, посреди побед седящу на престоле.
   Хоть множества людей живот в моей есть воле,
   Но князя жизнь, Волод которую хранит,
   Волода хитростью от рук моих бежит.
   Остаток истребить противного мне племя
   Старания мои во всё толь долго время
   Усердный старец сей в ничто преобращал
   И от ловитв моих он князя защищал.
   Хоть вести, что Волод ко Ольге посылает,
   Коварство до неё мое не допускает,
   Но писанные к ней о сыне письма им,
   Не помогаючи намереньям моим,
   Сокрыв мне пагубно их место пребыванья,
   Лишь то мне знать дают для пущего терзанья,
   Что есть ко скипетру совместник у меня.
  
   Зловред
  
   Престани, государь, сомнения храня,
   Под кровом счастия на троне ужасаться.
  
   Мал
  
   На бренность счастия возможно ль полагаться?
   Седя величества на зыбкия горе,
   Мы счастья пуще всех подвержены игре.
  
   Зловред
  
   Но счастие ль одно тебя явит в короне?
   Твой разум, государь, тебя крепит на троне,
   Предосторожностью везде ты огражден,
   И мною твой приказ весь точно соблюден:
   Уж слепо ревностны, прибытком воспаленны,
   Граждане здешни мной везде постановленны,
   Не зная оного, с Володом князя ждут,
   И, если странники сии сюда придут,
   Ручаюся тебе, они погибнут оба
   И, в здешний град входя, во мрак низойдут гроба.
  
   Мал
  
   Но если таинство познается сие...
  
   Зловред
  
   Не может быть того, веление твое
   Усердием моим исправно совершенно:
   Те, коим оное убийство порученно,
   Не ведают того, чью должно кровь пролить,
   И, паче тщася их в злодействе ослепить,
   Волода описал им старцем я коварным,
   Отечеству, тебе врагом неблагодарным;
   Другой убийцею и хищником явлен,
   Что к смерти уж давно законом осужден.
  
   Мал
  
   Убийствие сие мне нужно непреложно -
   На троне без того сдержаться мне не можно;
   Но, сына погубя, его нужна мне мать:
   Народ ко мне с ней брак возможет обязать;
   Когда рука моя ее на трон воздвигнет,
   То ею до меня любовь граждан достигнет.
   Известны мне сердца подвластных

Другие авторы
  • Попов Александр Николаевич
  • Тынянов Юрий Николаевич
  • Станюкович Константин Михайлович
  • Петров-Водкин Кузьма Сергеевич
  • Розен Егор Федорович
  • Тихонов Владимир Алексеевич
  • Нэш Томас
  • Кьеркегор Сёрен
  • Серафимович Александр Серафимович
  • Стивенсон Роберт Льюис
  • Другие произведения
  • Щеголев Павел Елисеевич - Амалия Ризнич в поэзии А. С. Пушкина
  • Андреев Леонид Николаевич - Профессор Сторицын
  • Трефолев Леонид Николаевич - Почему они поют о девах и розах?
  • Арватов Борис Игнатьевич - Гражд. Ахматова и Тов. Коллонтай
  • Зонтаг Анна Петровна - Путешествие в Луну
  • Линев Дмитрий Александрович - Линев Д. А.: биографическая справка
  • Блок Александр Александрович - Письма Александра Блока Г. Чулкову
  • Порецкий Александр Устинович - Порецкий А. У. Биографическая справка
  • Островский Александр Николаевич - Не в свои сани не садись
  • Павлов Николай Филиппович - Семь стихотворений
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 275 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа