Главная » Книги

Херасков Михаил Матвеевич - Ненавистник, Страница 3

Херасков Михаил Матвеевич - Ненавистник


1 2 3 4 5 6 7 8 9

stify">  
   Возможно ль это снесть!
  
  
  До вышних градусов у нас доходит лесть.
  
  
  И только надобно немножко стать знатнее,
  
  
  Чтоб честным сделаться и сделаться умнее.
  
  
  Ласкатель, трус, подлец и всякой этот здор
  
  
  Ползут, как муравьи, к боярину на двор,
  
  
  Прийти ему в себя на час не допускают
  
  
  И всем его словам и мыслям притакают.
  
  
  Наделали таких отменными людьми,
  
  
  Которым бы стоять пристойно за дверьми,
  
  
  С которыми сказать полслова я гнушаюсь.
  
  
  Возможно ль в свете жить! я рвусь, ума лишаюсь!
  
  
  
  
  Развед
  
  
  Да знаете ли вы у нас хоть одного,
  
  
  Кто б с вами равен был?
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  
  
  
   Не знаю никого!
  
  
  Я! я один ко всем правлениям удобен.
  
  
  Писать, выдумывать, судить, решить способен.
  
  
  Другие сущие передо мной скоты,
  
  
  Скажи, согласен ли со мною в этом ты?
  
  
  
  
  Развед
  
  
  Ну! вы имеете немало дарований
  
  
  И стоите за то у нас отменных званий,
  
  
  Однако я скажу теперь наедине,
  
  
  Не все же кажутся из тех глупцами мне,
  
  
  Которые у нас законом нонче правят,
  
  
  А многие себя делами очень славят.
  
  
  Я смею донести, что здесь бояре есть,
  
  
  Которы делают России целой честь.
  
  
  Такие знатные, я чаю, вам известны?
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Которы мыслят так, те подлы, те бесчестны,
  
  
  Враги отечества, обманщики, льстецы
  
  
  И сущие они невежи и глупцы.
  
  
  Возможно ль, чтобы тот таких был низких правил,
  
  
  Кто ходит в дом ко мне, кого я другом ставил?
  
  
  Изменник! мне ты враг, вон, вон, подлец, скорей!
  
  
  Поди!.. не знай меня! не знай моих дверей!
  
  
  
  (Бросается в креслы.)
  
  
  Ах! дайте мне запить! вся кровь моя пылает.
  
  
  
  
  (Разведу.)
  
  
  Поди! услуг твоих твой недруг не желает.
  
  
  Постой на час! ...Нет, нет, не подходи
  
  
  И подлостью своей меня ты не стыди.
  
  
  Ушел!.. Я без тебя товарищей имею,
  
  
  Которых воружить против Дармысла смею.
  
  
  Когда ж, к несчастию, в бояре выйдет он,
  
  
  Так я оставлю всё, и сам отсюда вон.
  
  
  
  
  ДЕЙСТВИЕ 2
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 1
  
  
  
   Змеяд и Стовид.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Войди, войди сюда! одни ли мы теперь?
  
  
  Утихло ли везде? и замкнута ли дверь?
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Я сам огромные собранья ненавижу,
  
  
  Однако, кроме нас, других людей не вижу.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Теперь спокоилась моя душа во мне,
  
  
  И я могу открыть тебе наедине,
  
  
  Что сети я врагам умненько вкруг раскинул,
  
  
  Близенько подле них Дармысла я покинул.
  
  
  Цветами услан путь, лишь только ступит шаг -
  
  
  Запутается весь, и сей погибнет враг.
  
  
  Глубокий ров ему к погибели устроен,
  
  
  Я с этой стороны, как праведник, спокоен.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Хотел бы я принять полезный тот урок,
  
  
  Как добрые дела преобращать в порок,
  
  
  Как делать людям зло, как ближним сети ставить
  
  
  И, словом, как вредить, обманывать, лукавить.
  
  
  Я вас от лишних бы трудов освободил
  
  
  И в поле воевать за вас бы выходил.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Такое для тебя еще тягченько бремя,
  
  
  Ты нов для важных дел... скажу в другое время.
  
  
  Однако, что о мне в народе слушал ты?
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Я, право, думаю, что здесь живут скоты,
  
  
  Поверите ли мне, что вас никто не хвалит.
  
  
  А это вас уже гораздо опечалит:
  
  
  Иной безумец вас считает дураком,
  
  
  Иной обманщиком, иной клеветником.
  
  
  Куда ни сунусь я, такие слышу враки,
  
  
  Что мне с людьми за вас не обойтись без драки.
  
  
  Вы плут, бездельник, лжец.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  
  
  
   Постой, постой, Стовид,
  
  
  Пренебреженный мир пускай меня язвит.
  
  
  Ты друг мне будь, а наш Развед переменился:
  
  
  Дармыслу он при мне учтиво поклонился,
  
  
  С Преумом говорил... Однако без него
  
  
  Я всех перегублю, и самого его.
  
  
  Чтобы моих сетей избегнуть, им потребны
  
  
  Чертовские глаза и знания волшебны.
  
  
  Однако вить они, ей-ей, не колдуны,
  
  
  Тупые разумы к догадке им даны.
  
  
  И я божуся в том, что вечно не узнают,
  
  
  Откуда в них кинжал и чьей рукой вонзают.
  
  
  Разведу погибать...
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  
  
  
  Того и стоит он,
  
  
  Вить знатность почитать так надо, будто сон,
  
  
  Который завсегда мечты пустые кажет!
  
  
  Мне делать должно то, что друг мне мой прикажет.
  
  
  Для друга клеветать позволено весь свет,
  
  
  Но видно, что труслив или учтив Развед
  
  
  Врагов твоих ласкать!
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  
  
  
  Его я оставляю.
  
  
  И другом истинным Стовидом поздравляю,
  
  
  Облобызай меня!.. Теперь ты можешь сесть.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  
  
  (садясь)
  
  
  Такая для меня весьма велика честь!
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Злоречие всего полезнее для света,
  
  
  Но надобней оно ружья и пистолета.
  
  
  Когда случится нам злодея поразить,
  
  
  Что лучше клеветы на свете вобразить!
  
  
  Она прямехонько к своей стремится цели
  
  
  И лучше действует, чем яды и дуели;
  
  
  Всё портит, всё валит, а паче в оный век,
  
  
  Где каждый умным быть желает человек,
  
  
  Где с нами на весы ложиться каждый смеет,
  
  
  Кто только голову, язык и рот имеет.
  
  
  Как шляпы, нонича у всех людей умы,
  
  
  Коль будут все умны, так что же будем мы?
  
  
  Тем цену разума на свете убавляют,
  
  
  Что быть премудрыми безумцам позволяют.
  
  
  А я бы написать советовал указ -
  
  
  Разумными считать одних достойных нас.
  
  
  Однако, о других теперь затеях пишут
  
  
  И вопля горького премудрости не слышут.
  
  
  Затмилась бы ея навеки красота,
  
  
  Когда бы за нее не грызлась клевета.
  
  
  Она ей, бедненькой, иттить из мрака светит,
  
  
  Не спит ни день, ни ночь и камнем во лбы метит,
  
  
  Кто голову свою осмелится поднять,
  
  
  Дабы глупцу себя с невежею равнять, -
  
  
  Так, стало, небеса сию узду нам дали,
  
  
  Чтоб ею вредные мы страсти обуздали
  
  
  И чтобы не давать невежам торжества;
  
  
  Злоречие не дочь, но сила естества,
  
  
  Внушаемая нам с небес другим для казни.
  
  
  Тебе о том, Стовид, от искренней приязни
  
  
  Устами, полными усердия, вещал:
  
  
  Тебе я дать урок в том деле обещал,
  
  
  Которое для нас обоих очень нужно,
  
  
  Чтоб не жили мои злодеи больше дружно.
  
  
  Я дружбы никакой на свете не терплю,
  
  
  А паче меж родных, и ссорить их люблю.
  
  
  О том я смолвился с Приятою любезной,
  
  
  Что ты для брачных дел нам самый друг полезный.
  
  
  Итак, осталося, чтоб их перемутить,
  
  
  Прочесть мои стихи и после к ней иттить.
  
  
  Возьми, возьми, читай.
  
  
  
  (Встав, отдает бумагу.)
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  
   (приняв стихи)
  
  
  
  
  
   Имея эти войски,
  
  
  Конечно, я дела произведу геройски!
  
  
  Совет приняв от вас, я крылья получу,
  
  
  Не только грешников, и праведных смучу.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Давно их всех троих готовлю к этой сшибке,
  
  
  Им должно танцевать всегда по нашей скрипке,
  
  
  Читай!
  
  
   (Сам прохаживается по комнате.)
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  
  
  (читает)
  
  
  
  "Старайся ты внушать,
  
  
  Дабы понятия Приятины смешать,
  
  
  Что детская любовь всего на свете ниже,
  
  
  Любовь к родителям, любовь к ее родным;
  
  
  Что это подлостью считается в Париже,
  
  
  Что это свойственно мещанкам лишь одним,
  
  
  Что власть похитили отцы тогда над нами.
  
  
  Когда мы связаны бывали пеленами;
  
  
  Что мы не родились для рабских им услуг;
  
  
  Что мать помощница и что отец нам друг;
  
  
  Что должны дочери отцам предпочитаться.
  
  
  Затем что делают нередко счастье им,
  
  
  И так родители им должны поклоняться".
  
  
  
   (В сторону.)
  
  
  Я чаю, дьявол сам сидел в совете с ним!
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Нравоучение сие когда посеешь,
  
  
  Я ведаю, что ты в намереньи успеешь.
  
  
  Дочь, вытвердя урок, взгордится наконец,
  
  
  И с ней поссорится дурак ее отец.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Мы к этому ее как удою притянем,
  
  
  Однако продолжать уроки наши станем.
  
  
  
  
  (Читает.)
  
  
  "Второе, надлежит Здорусту в ум вперить,
  
  
  Что брата как огня он должен удаляться,
  
  
  Чтоб он с таким врагом боялся говорить,
  
  
  Затем что Добров им везде привык ругаться.
  
  
  При этом искренним и дружным ты кажись,
  
  
  И если надобно, то честию божись".
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Теперь до времени мы чтение оставим,
  
  
  Я чаю, мы из них комедию составим,
  
  
  В которую на смех давно вожу отца.
  
  
  Пускай поссорится с собакою овца:
  
  
  Их порознь разогнав, скорее их управим.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  И тем во свете мы умы свои прославим.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  А я труды твои умею награждать.
  
  
  Однако некогда мне дале рассуждать,
  
  
  В театре нонкча комедию представят,
  
  
  В которой, слышал я, злоречие бесславят
  
  
  И вредными людьми почли клеветников.
  
  
  Все, право, станется от наших дураков,
  
  
  Которые людей великих ненавидят
  
  
  За то, что глупости и их беспутства видят.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Да! подлинно такой писатель заслужил,
  
  
  Чтобы против него ты свет вооружил,
  
  
  Представил бы его отечества злодеем.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  Добро! о этом мы искусно порадеем.
  
  
  Я слухи таковы во весь пускаю свет,
  
  
  Что нам комедии составлены на вред,
  
  
  Что ими от страстей не можно излечиться,
  
  
  Что льзя скорей по них порокам приучиться,
  
  
  Что нам о слабостях приличнее молчать,
  
  
  Чем века, ко стыду, пороки обличать.
  
  
  Умно, когда б стихи пиитам запретили,
  
  
  Чтобы людьми они как шашкой не шутили.
  
  
  Теперь кто в обществе чуть-чуть не так живет,
  
  
  За все ухватятся и выведут на свет.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Пропали вы теперь, писателики бедны!
  
  
  Да как и не пропасть? вы добрым людям вредны,
  
  
  Ругаете вы нас!
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  
  
  Стой!.. Кто-то в дверь стучит.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Мне тоже слышится; собака, знать, шерчит
  
  
   (Слышен голос за дверьми.)
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 2
  
  
  
   Те ж и Бумагон.
  
  
  
  
  Бумагон
  
  
  Позвольте мне войти, я раб ваш и приятель.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  А! это Бумагон, наемный мой писатель.
  
  
  В сухом его мозгу идей ни малых нет,
  
  
  Он речи острые мои в стихи кладет
  
  
  И тако мне врагов злословить помогает.
  
  
  Из гривны для меня весь мир он разругает.
  
  
  Его как злобную собаку содержу,
  
  
  Чтоб лаяла, когда я лаять прикажу.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Хотел бы посмотреть на зверя я такого.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  
  
  (садясь)
  
  
  Впусти его, вить нет в нем смаку никакого,
  
  
  И для того прилип к бездельным он стихам,
  
  
  Что больше ни к чему не годен по грехам.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ 3
  
  Змеяд, Стовид (отворяет двери), Бумагон (кланяясь).
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
  
  
  (Бумагону)
  
  
  Что скажешь ты?
  
  
  
  
  Бумагон
  
  
  
  
   Принес и всё я изготовил.
  
  
  Я песенкой того писачку позлословил,
  
  
  Которого вчера ругать велели мне.
  
  
  Такого ужаса ни в адском нет огне.
  
  
  Не так был грозен Зевс с детьми земными в брани,
  
  
  Не так Церберовы разительны гортани,
  
  
  Как страшны те стихи, которы я писал,
  
  
  Когда за вас творца комедии кусал.
  
  
  
  
  Стовид
  
  
  Комедию бранить, так надобно увидеть.
  
  
  
  
  Бумагон
  
  
  О! я и наугад могу легко обидеть.
  
  
  Имею не перо, имею копьецо,
  
  
  Когда не в книгу им, так мечу я в лицо.
  
  
  Хоть нонича стихов таких и не читают,
  
  
  Сатиры личные пасквилем почитают.
  
  
  Однако нравится Змеяду этот род,
  
  
  И я на ваш алтарь кладу мой славный плод.
  
  
  
  
  Змеяд
  
  
&

Другие авторы
  • Картер Ник
  • Мещерский Александр Васильевич
  • Неизвестные Авторы
  • Рунеберг Йохан Людвиг
  • Лихачев Владимир Сергеевич
  • Бем Альфред Людвигович
  • Пруссак Владимир Васильевич
  • Буланже Павел Александрович
  • Гей Л.
  • Аргентов Андрей Иванович
  • Другие произведения
  • Иванов Вячеслав Иванович - Множество и личность в действе
  • Уайльд Оскар - О женской одежде
  • Кузьмина-Караваева Елизавета Юрьевна - Жатва духа. Выпуск 2
  • Толстой Лев Николаевич - О значении христианской религии
  • Северин Дмитрий Петрович - Писатель в обществе
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Развод?
  • Чужак Николай Федорович - Н. Ф. Чужак: биографическая справка
  • Волошин Максимилиан Александрович - Б. Таль. Поэтическая контр-революция в стихах М. Волошина
  • Певцов Михаил Васильевич - Певцов М. Н.: Биографическая справка
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Кунц и Шиллер
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 189 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа