Главная » Книги

Соловьев Сергей Михайлович - Иоганн Вольфганг Гете. Торквато Тассо

Соловьев Сергей Михайлович - Иоганн Вольфганг Гете. Торквато Тассо


1 2 3 4 5 6 7 8


Иоганн Вольфганг Гете

ТОРКВАТО ТАССО

Драма

  
  
   Гете Иоганн Вольфганг
   Собрание сочинений. В 10-ти томах. Т. 5. Драмы в стихах. Эпические поэмы. Перевод с нем. под общ. ред. А. Аникста и Н. Вильмонта. Коммент. А. Аникста. М., "Худож. Лит.", 1977. Сс. 207-312, 601-608.
   Перевод С. Соловьева.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  
   Альфонс Второй - герцог Феррарский.
   Леонора д'Эсте - сестра герцога.
   Леонора Санвитале - графиня Скандиано.
   Торквато Тассо.
   Антонио Монтекатино - государственный секретарь.
  
   Место действия - в увеселительном замке Бельригуардо.
  
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

  

Садовая площадка, украшенная бюстами эпических поэтов. Впереди сцены справа Вергилий, слева Ариост. П р и н ц е с с а. Л е о н о р а.

П р и н ц е с с а

  
   С улыбкой на меня, Элеонора,
   Ты смотришь и, взглянувши на себя,
   Смеешься вновь. О, что с тобой, подруга?
   Ты и задумчива и весела.

Л е о н о р а

  
   Я вижу с удовольствием, княжна,
   Обеих нас средь сельской тишины.
   Беспечны, как счастливые пастушки,
   Мы заняты веселою работой,
   Мы вьем венки. Пестреющий цветами,
   Простой венок растет в моей руке.
   Тебе ж, с умом возвышенным и сердцем,
   Приличен этот нежный, стройный лавр.
  

П р и н ц е с с а

   Сплетенный мной в раздумий венец
   Себе чело достойное находит,
   Я в дар Вергилию его несу.

(Увенчивает бюст Вергилия.)

  

Л е о н о р а

   Венчаю полным, радостным венком
   Твое чело, учитель Людовико.

(Увенчивает бюст Ариоста.)

   Ты, чье неувядаемо веселье,
   Прими участье в празднике весны.

П р и н ц е с с а

  
   Как мило с нами поступил мой брат,
   Что нас послал в деревню эти дни,
   Мы можем вместе целые часы
   О веке золотом поэтов грезить.
   Люблю я Бельригуардо; здесь в веселье
   Я проводила молодости дни,
   И эта зелень юная и солнце
   Дают мне чувство прошлого на миг.

Л е о н о р а

  
   Да, здесь нас окружает новый мир!
   Отрадна тень дерев вечнозеленых,
   Прохладного источника журчанье
   Нас освежает, молодые ветви
   Колышутся от утреннего ветра,
   С душистых гряд приветливо цветы
   Глазами детскими на нас глядят,
   Уже садовник смело отворил
   Теплицы померанцев и лимонов.
   Покоится над нами синий свод,
   На горизонте чуть белеет снег
   Далеких гор, переходя в туман.
  

П р и н ц е с с а

  
   Приход весны мне был бы так желанен,
   Когда бы он не отнимал подругу.

Л е о н о р а

  
   Княжна, о том, что мы должны расстаться,
   Не вспоминай в отрадный этот час.

П р и н ц е с с а

  
   То, что теряешь, ты найдешь вдвойне
   В том городе большом, куда поедешь.

Л е о н о р а

  
   Меня зовет обязанность моя -
   Любовь к супругу, ждущему давно.
   Ему везу я сына, что возрос
   За этот год и развился так быстро,
   И я делю отеческую радость.
   Флоренция прекрасна, велика,
   Но всех ее сокровищ не сравнишь
   С Феррары драгоценными камнями.
   Народом был воздвигнут город тот,
   Феррару же возвысили князья.

П р и н ц е с с а

  
   Скорее люди добрые, что здесь,
   Случайно встретившись, соединились.

Л е о н о р а

  
   Но случай разрушает, что собрал,
   И только благородный человек
   Влечет к себе, связуя благородных.
   Твой брат и ты объединили души,
   Достойные обоих вас, как вы
   Достойны ваших предков благородных.
   Здесь был зажжен науки чистый свет,
   Свободной мысли, в дни, когда кругом
   Скрывало варварство тяжелым мраком
   Печальный мир, и уже в детстве мне
   Звучало имя Геркулеса Эсте
   И Ипполитом полон был мой слух.
   Феррара, как Флоренция и Рим,
   Моим отцом была ценима! Часто
   Сюда стремилась я, и вот я здесь,
   Где был Петрарка принят и любим,
   Где образцы созданий Ариоста.
   Ведь нет в Италии имен великих,
   Кто б не был гостем принят в этот дом,
   Нам выгодно бывает гения
   Принять: ведь за гостеприимство он
   Нам воздает сторицею всегда.
   Места, где жил великий человек,
   Священны: через сотни лет звучат
   Его слова, его деянья - внукам.
  

П р и н ц е с с а

   Коль внуки живо чувствуют, как ты,
   Завидую тебе я в этом счастье.
  

Л е о н о р а

   Которое так чисто, как никто,
   Вкушаешь ты. От сердца полноты
   Хочу сказать, что чувствую так живо:
   Ты глубже чувствуешь, и ты молчишь,
   Тебя мгновенья блеск не ослепит,
   Тебя остроты не подкупят, лесть
   Вотще, ласкаясь, льнет к твоим ушам,
   Твой разум тверд, безукоризнен вкус,
   К великому участие велико,
   Которое ты знаешь, как себя.
  

П р и н ц е с с а

   Ты не должна утонченную лесть
   Рядить в наряд доверия и дружбы.
  

Л е о н о р а

   Нет, дружба справедлива, лишь она
   Вполне твои достоинства оценит.
   Допустим, что в развитии твоем
   Участвовали счастье и случайность.
   В конце концов ты овладела им:
   Тебя с твоей сестрою чтит весь мир
   Как величайших женщин в наши дни.
  

П р и н ц е с с а

   Мне это безразлично, Леонора,
   Когда помыслю, как ничтожны мы.
   Тем, что он есть, другим обязан каждый.
   И знаньем древних языков, и лучшим,
   Что мы имеем, матери мы нашей
   Обязаны, но с ней в уме и знанье
   Нельзя сравнить обеих дочерей,
   А если сравнивать, то надо мною
   Сестра Лукреция одержит верх,
   Могу тебя уверить, никогда
   Я не считала собственностью то,
   Что мне дано природою и счастьем.
   Людей разумных слыша разговоры,
   Я рада, что могу понять их мысли.
   О человеке ль из былых времен
   Ведется речь и подвигах его
   Иль о науке, что путем познанья
   Растет все шире, пользу человеку
   Всегда приносит, возвышая ум, -
   О чем ни шел бы умный разговор,
   Слежу за ним, и это мне нетрудно.
   Я слушаю охотно умный спор,
   Когда о силах, что волнуют грудь
   Так сладостно и страшно в то же время,
   С изяществом оратор говорит,
   Когда желанье славы у князей
   И жажда обладанья - матерьял
   Мыслителю дает, и тонкий ум
   Высокоразвитого человека
   Нас поучает, не вводя в обман.
  

Л е о н о р а

   И после этих важных разговоров
   Внимать мы любим слухом и умом
   Стихам поэта, что нам в душу льет
   Заветные и дорогие чувства,
   Звучащие мелодией любви.
   Владеет царством твой высокий дух,
   А мне всего милей волшебный остров
   Поэзии среди лавровых рощ.
  

П р и н ц е с с а

   У нас в стране, как говорили мне,
   Растет охотнее других деревьев
   Прекрасный мирт. И если много муз,
   То люди редко ищут между ними
   Себе подруг, чтоб разделить забавы,
   Но жаждут все поэта повстречать.
   Он избегает нас, бежит от нас,
   Он ищет то, чего мы все не знаем.
   Чего, быть может, он не знает сам.
   Но если нас он встретит в добрый час,
   Он нас признает, быстро восхищен,
   За то сокровище, что он искал
   Так долго и бесплодно на земле.
  

Л е о н о р а

   Должна я с этой шуткой согласиться,
   Она меня задела, но слегка.
   Я каждого лишь по заслугам чту,
   И к Тассо только справедлива я.
   Едва скользит он взором по земле,
   Он внемлет ухом голосам природы;
   Что нам дают история и жизнь,
   Его душа воспринимает жадно.
   Что было врозь, связует он умом
   И мертвое одушевляет чувством.
   Порой облагораживает он
   То, что для нас казалось повседневным;
   Блуждает в собственном кругу волшебном
   Чудесный человек, и нас влечет
   Бродить с ним вместе, быть его друзьями.
   Он кажется нам близким, но далек,
   На нас как будто смотрит он, но могут
   Над нами духи грезиться ему,

П р и н ц е с с а

  
   Поэта тонко ты обрисовала,
   Что в царстве грезы сладостной живет.
   Но думаю, что и действительность
   Его влечет к себе и крепко держит.
   Прекрасные стихи, что мы находим
   Привешенными на деревьях наших,
   Подобно золотым плодам Гесперии,
   Благоуханьем веющие,- что же
   Как не плоды действительной любви?

Л е о н о р а

  
   Я также этим радуюсь листкам.
   Единый образ прославляет он
   На все лады в своих стихотвореньях.
   Его подняв до неба звездного,
   В сияющую славу, богомольно
   Он перед ним склоняется, как ангел
   Над облаком; он бродит по лугам
   И все цветы сбирает для венка.
   Во дни разлук он освящает след,
   Оставленный прекрасною ногой.
   Таясь в кустах, подобно соловью,
   Он полнит из больной любовью груди
   Рыданьем жалоб воздух и леса.
   Чарующая грусть его манит
   Всеобщий слух, и все сердца должны...

П р и н ц е с с а

  
   И если надо милую назвать,
   Он назовет ее Элеонора.

Л е о н о р а

  
   Да, так зовут тебя, как и меня,
   Другое имя было 6 мне обидно.
   Я рада, что свою любовь к тебе
   Он может так двусмысленно скрывать
   И что он помнит также обо мне
   При милом звуке этом: Леонора.
   Ведь здесь вопрос идет не о любви,
   Которая желает для себя
   Владеть возлюбленною и ревниво
   Ее от всех других оберегает.
   Когда в блаженном созерцанье он
   Тобою занят, может в то же время
   Пленяться мной, беспечным существом.
   Прости меня! Но верь: не нас он любит,
   Из сфер других он перенес любовь
   На имена, которые мы носим,
   И с нами делит чувство. Мы, как будто
   Любя мужчину, любим вместе с ним
   Лишь высшее, что может быть любимо,

П р и н ц е с с а

  
   В прекрасную науку углубись,
   Ты вещи говоришь, Элеонора,
   Которые мне задевают ухо,
   Не проникая до моей души.

Л е о н о р а

  
   Ты ль не поймешь, Платона ученица,
   То, что болтать дерзает новичок?
   Возможно, что я сильно ошибаюсь,
   Но все же ошибаюсь не совсем.
   По этому прекрасному ученью
   Любовь не есть капризное дитя,
   Но юноша, вступивший в брак с Психеей,
   Имеющий в собрании богов
   Свой трон и голос. Не порхает он
   Из груди в грудь, он не стремится жадно
   Лишь к чувственной, телесной красоте
   В обмане сладком и не искупает
   Мгновенный хмель досадой и тоской,

П р и н ц е с с а

  
   Идет мой брат. Не дай ему заметить,
   Куда опять склонился разговор!
   Пришлось бы пережить его насмешки,
   Уж он одежды наши осмеял.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же. А л ь ф о н с.

  

А л ь ф о н с

   Ища везде, не нахожу я Тассо
   И не встречаю даже здесь у вас.
   Не можете ль вы мне о нем поведать?

П р и н ц е с с а

   Его мельком я видела вчера.

А л ь ф о н с

  
   Он издавна привык предпочитать
   Уединенье обществу людей,
   Могу простить ему, что от толпы
   Он убегает, любит на свободе
   С своей душой беседовать в тиши,
   Но похвалить его я не могу,
   Что он бежит от дружеского круга.

Л е о н о р а

  
   Коль я не ошибаюсь, скоро, князь,
   Упреки ты заменишь похвалами.
   Я видела его издалека
   Сегодня, с книгой шел он и писал.
   Из слов, что он вчера мне быстро бросил,
   Я думаю, что труд его закончен.
   Теперь ему осталось лишь исправить
   Немногое, чтоб милости твоей
   Преподнести достойное творенье.
  

А л ь ф о н с

   Да, если он его преподнесет,
   То он себя надолго оправдает.
   Чем больше я участья принимаю
   В его работе, чем отрадней мне
   Великий труд, тем больше нетерпенье
   В моей душе он множит с каждым днем.
   Не может он закончить и отделать,
   Меняет, медленно идет вперед,
   Стоит на месте, губит все надежды.
   Отсрочка наслажденья тяжела,
   Которое нам близким представлялось.
  

П р и н ц е с с а

   А я хвалю и скромность и старанье,
   С какими он идет за шагом шаг.
   В единое благоволеньем муз
   Стекаются столь многие напевы,
   И вдохновенья ждет его душа.
   Он должен округлить свою норму,
   Он громоздить не хочет баснословья,
   Которые обманывают нас
   Бренчаньем слов, красивых, но ничтожных.
   Оставь его, мой брат! Прекрасный труд
   lie временем должны мы измерять,
   Услада он для будущих веков,
   И надо позабыть про современность.

А л ь ф о н с

  
   Так будем вместе действовать, сестрица,
   Как к нашей пользе делали не раз.
   Смиряй мой пыл, когда я слишком рьян,
   Я ж подгоню, где слишком ты мягка,
   И так его, быть может, наконец
   Увидим скоро мы достигшим цели,
   Должны отечество и целый мир
   Творению такому удивиться.
   Я, славу разделяющий его,
   В действительную жизнь его введу.
   Образоваться в слишком тесном круге
   Не может благородный человек.
   Он должен выносить хулу и славу
   И под влияньем родины и мира
   Познать других и самого себя.
   Его уединенье не лелеет.
   Не хочет враг щадить, а друг - не должен.
   Пусть юноша в борьбе растет и крепнет,
   Чтоб ощутить мужчиною себя.
  

Л е о н о р а

   Все для него готов ты сделать, князь,
   Как уже много сделал до сих пор.
   Таланты образуются в покое,
   Характеры - среди житейских бурь,
   О, если б душу он образовал
   По твоему уменью! Не бежал бы
   От всех люден и склонность к подозреныо
   Не превратилась в ненависть и страх.
  

А л ь ф о н с

   Не знающий людей боится их,
   А кто бежит от них, их знать не может,
   Вот так и с ним: свободная душа
   Становится опутанной и пленной.
   Заботится о милости моей
   Он более, чем надо, против многих
   Питает подозренье, но я знаю,
   Что не враги они ему. Случись,
   Что пропадет письмо или на службу
   Его слуга к другому перейдет,
   Бумагу ль он случайно потеряет,
   Сейчас же видит умысел и кознь,
   Подкапыванье под его судьбу.

П р и н ц е с с а

  
   Мой милый брат, возможно ль человеку
   Отделаться от самого себя?
   Ведь если друг, гуляя с нами вместе,
   Себе поранит ногу, не должны ли
   Мы медленней идти и протянуть
   Ему с любовью руку?
  

А л ь ф о н с

   Было б лучше,
   Когда 6 могли мы вылечить его
   По указанью верному врача
   И с исцеленным весело потом
   Пошли дорогой новой, свежей жизни.
   Но я надеюсь, милая моя,
   Что не придется быть врачом суровым.
   Я делаю все, что могу, чтоб влить
   Доверчивость и мир в больное сердце.
   При обществе ему я выражаю
   Мое благоволенье. Если он
   Пожалуется, разбираю дело,
   Как, например, когда вообразил он,
   Что комнату его взломали. Если
   Ничто не обнаружится, спокойно
   Даю понять, в чем дело. Так на Тассо
   Я упражнять терпение учусь,
   И вы со мной, я знаю, заодно.
   Я вас привез в деревню и обратно
   Сегодня вечером уеду в город.
   Антонио здесь будет на мгновенье;
   Он - на пути из Рима и заедет
   За мной. Мы с ним должны договориться
   О многом, написать немало писем.
   Все это в город требует меня.
  

П р и н ц е с с а

  
   Ты нам сопровождать тебя позволишь?
  

А л ь ф о н с

   Останьтесь в Бельригуардо, прогуляйтесь
   В Консандоли вдвоем! И на свободе
   Прекрасным этим наслаждайтесь днем.
  

П р и н ц е с с а

  
   Не можешь ты остаться с нами? Разве
   Нельзя и здесь, как в городе, работать?
  

Л е о н о р а

   Увозишь ты Антонио от нас,
   Который должен рассказать о Риме?
  

А л ь ф о н с

  
   Так пе выходит, дети, но обратно,
   Возможно, скоро мы вернемся с ним.
   Тогда он вам расскажет, вы же мне
   Должны помочь его вознаградить:
   Он трудится так много для меня.
   Когда же мы вполне наговоримся,
   Пускай сюда приходит рой прелестный,
   Чтобы в садах веселье разлилось,
   Чтобы и мне во мгле прохладной сени
   Желанную красотку повстречать.

Л е о н о р а

  
   О, мы на это поглядим сквозь пальцы.
  

А л ь ф о н с

  
   И я умею тем же отвечать.
  

П р и н ц е с с а

(поворачиваясь лицом к сцене)

  
   Давно я вижу Тассо. Он ступает
   Так медленно, порою неподвижно
   Вдруг остановится, замедлив шаг,
   Идет опять поспешно и опять
   Стоит на месте.

А л ь ф о н с

  
   Мыслит он и грезит,
   Оставьте же его бродить в мечтаньях.

Л е о н о р а

   Нет, он увидел нас, идет сюда.
  
  

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же. Т а с с о.

  

Т а с с о

(с книгой, переплетенной в пергамент)

  
   Мой труд преподнести тебе я медлил
   И с трепетом его тебе вручаю.
   Что он не завершен, я слишком знаю,
   Пусть он законченным казаться может.
   Хоть не хотелось мне незавершенным
   Тебе вручить его, но вот пришла
   Забота, чтобы ты не счел меня
   Чрезмерно мнительным, неблагодарным.
   Как может человек сказать: "Я здесь",
   Чтобы друзьям своим доставить радость,
   Так я могу сказать одно: "Прими!"

(Он передает том.)

А л ь ф о н с

  
   Меня ты изумляешь этим даром
   И в праздник превращаешь этот день.
   Итак, в моих руках его держу я
   И наконец могу назвать моим!
   Я долго ждал, чтобы ты мог решиться
   Промолвить: "Вот! Я удовлетворен".
  

Т а с с о

   О, если вы довольны, он закончен;
   Он в полном смысле вам принадлежит.
   Смотря на труд, упорный и усердный,
   И на черты прилежного пера,
   Я мог бы эту вещь назвать моей.
   Но, всматриваясь ближе в то, что песням
   Достоинство и цену придает,
   Я признаю, что это лишь от вас.
   Хоть наделил дарами песнопенья
   Меня природы щедрой произвол,
   Но счастье своенравное меня
   Прочь от себя жестоко оттолкнуло.
   Едва пред взором мальчика раскрылся
   Прекрасный мир со всею полнотой,
   Как омрачила юношеский ум
   Родителей возлюбленных беда.
   Едва уста для пения раскрылись,
   Как полилась глубокой скорби песнь,
   И вторил я чуть слышными тонами
   Скорбям отца и матери тоске.
   Лишь ты один из этой тесной жизни
   Меня возвел к свободе и красе,
   Ты устранил заботы от меня,
   Свободу дал, чтобы душа моя
   Могла раскрыться в мужественной песне.
   И если труд мой значит что-нибудь,
   Я этим всем вам одному обязан.

А л ь ф о н с

  
   Вторично ты достоин похвалы,
   Ты скромно честь воздал себе и нам.

Т а с с о

  
   О, если б мог я высказать, как живо
   Я чувствую, что всем обязан вам!
   Бездеятельный юноша - иль взял
   Он из себя поэзию? Веденье
   Умелое войны - он сам придумал?
   Искусство брани, что в урочный час
   Выказывает с мужеством герой,
   Отвагу рыцарей и ум вождей,
   Как бдительность с коварством входит в спор,
   Не ты ли мне, разумный, храбрый князь,
   Все это влил, как будто бы ты был
   Мне гением, которому отрадно
   Все то, что в нем высоко, непостижно,
   Разоблачить чрез смертное творенье?

П р и н ц е с с а

   Так наслаждайся радостным трудом!

А л ь ф о н с

   И радуйся рукоплесканью добрых!

Л е о н о р а

   Всеобщей славой радуйся, мой друг!

Т а с с о

  
   Я этим мигом удовлетворен.
   Я думал лишь о вас, когда я пел:
   Вам угодить - была моя мечта.
   Вас усладить - заветнейшая цель.
   Тот, кто не видит мир в своих друзьях,
   Не заслужил, чтоб мир о нем услышал.
   Здесь родина моя, здесь милый круг,
   Где любит пребывать моя душа.
   Я вслушиваюсь здесь во все слова,
   Здесь говорят мне опыт, знанье, вкус;
   Потомство, мир я вижу пред собой.
   Бежит художник в страхе от толпы:
   Лишь тем дано судить и награждать,
   Кто с вами в чувствах схож и в пониманье.

А л ь ф о н с

  
   Когда мы о потомстве говорим,
   То поучать не подобает праздно.
   Я вижу знак, почетный для певца,
   Что сам герой на голове его
   Без зависти способен видеть: здесь
   Он предка твоего чело венчает:
   (Указывает на бюст Вергилия.)
   Случайно это, или гением
   Сплетен он и возложен? Только здесь
   Он - не напрасно. Говорит Вергилий:
   "Что чтите мертвых? Ведали они
   Еще при жизни радость и награду;
   И если вы теперь дивитесь им,
   То и живым почтенье возд

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 180 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа