Главная » Книги

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Певучий осел, Страница 5

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Певучий осел


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

">  Сердце Розы и феи вылетают из скважины, стены и окружают Титанию.
  
  
  
  
   Подруги ласковые, утешайте
  
  
  
   Царицу бедную. Ее обидел
  
  
  
   Изменою бесстыдный Оберон!
  
   Гроза разражается громом и молнией. Вой ветра. Стоны волн. Визг людей
  
  
  
  
  приносится из глубины.
  
  
  
  
   Царица башню покидает сирой.
  
  
  
   Стелите ложе на хряще у волн,
  
  
  
   Чтоб с влагою соленой слезы наши
  
  
  
   Сливались до утра, когда покинем
  
  
  
   Мы мужа, и осла, и остров этот.
  
  
  Оберон. Титания! Титания! Не плачь!
  
  
  
   Узнав всю правду, оправдай меня!
  
  
   Пок (глядит со стены вниз).
  
  
  
   Бегут и мечутся. Ломают руки.
  
  
  
   Убиты молнией. Водой залиты.
  
  
  
   Забыли страсть свою в смертельной муке.
  
  
  
   Вопят о помощи. Творят молитвы.
  
  
  
   Но в тучах сумрачных скрыт челн Дианы.
  
  
  
   На приступ бешеный ползут в лианы.
  
  
  Оберон. Моя ль вина? И я ль искал измены,
  
  
  
   Когда под каприфолией на ложе
  
  
  
   В лесу твоем я лег, моя жена,
  
  
  
   Тебя любовно в сладострастной дреме
  
  
  
   Дождаться, чтоб лететь в края иные?
  
  
  
   Но вдруг пронзился сон огнем истомным,
  
  
  
   Я все любил вокруг плененным взором,
  
  
  
   Пока сей странный, дивный не предстал,
  
  
  
   Чтоб пламя все в себе сосредоточить.
  
  
  
   Титания, я умирал, любя!
  
  
  
   Зрачки мои, колодцы темноты,
  
  
  
   Его лишь лик безумно колебали!
  
  
  Титания. Мотал то мордою осел безмозглый.
  
  
  Оберон. Склонить его на ложе удалось мне,
  
  
  
   В ответ лобзанью вызвать томный стон,
  
  
  
   И я венец познал бы сладострастии,
  
  
  
   Но солнце возвестили трубы эльфов.
  
  
  
   И боги не свободны на земле!
  
  
  
   Мы в путь пустились, весть тебе оставив,
  
  
  
   Что ждет тебя на острове любовь.
  
  
  
  
  (Обнимает ее колени.)
  
  
  Титания. О чем хлопочешь? Отпусти меня.
  
  
  
   Твои мне руки мерзостно противны.
  
  
  
   Сверкает молния. Гром прокатывается.
  
  
   Пок (все глядит со стены в глубину).
  
  
  
   Почти не слышно стонов. Смыло всех,
  
  
  
   Кого на льяны не вскорячил спех.
  
  
  
   Ползут! Срываются! И снова прут -
  
  
  
   По скользким стеблям взлезть - немалый труд!
  
  
  Титания (бегает, ломая руки).
  
  
  
   Где ложе постлано мне ночью? Стойло
  
  
  
   Вонючее я вижу. Душит смрад
  
  
  
   Мне нежное дыханье.
  
  
  Оберон.
  
  
  О, жена!
  
  
  
   Сюда примчавшись мрачный, повелел он
  
  
  
   Построить стойло и затвор приладить,
  
  
  
   Чтоб в злобе запираться от меня,
  
  
  
   И до явленья твоего копытом
  
  
  
   Он рыл гневливо мягкую солому
  
  
  
   И мордою строптивой рассыпал
  
  
  
   Овес отборный в яслях золотых.
  
  
  
   Потом к пробоине стены он мчался,
  
  
  
   Затвор раскинув. Голову вперед
  
  
  
   Тянул, как бы стремясь перелететь
  
  
  
   В тот лес, что за водою голубеет,
  
  
  
   И, трубы странные ушей подняв
  
  
  
   На дальний лес, вопил истошным гласом.
  
  
  
   Тогда она на берег выступала
  
  
  
   И отвечала стонами рыданьям,
  
  
  
   Сливался вопль их над проливом темным,
  
  
  
   И рев ужасным был и неуемным.
  
  
   Пок. Ха-ха! Ха-ха! Дурак, влюбленный в дуру,
  
  
  
   Не различил чужой ослицы шкуру.
  
  
  
   Ливень нарастающим гулом доносится на башню.
  
  
  
  Титания. Куда я денусь! Тучи разразились,
  
  
  
   И хрящ залит грозой и океаном.
  
  
  Феи мечутся вокруг Титании с тревожными ласками. Эльфы играют
  
  
  
  
   тревожную музыку.
  
  
  
  Хор фей. Не плачь, подруга,
  
  
  
   Ломая руки!
  
  
  
   Царя-супруга
  
  
  
   К дурной прилуке*
  
  
  
   Ты не ревнуй,
  
  
  
   Но расколдуй
  
  
  
   Царевы очи!
  
  
  
   Смешной судьбиной
  
  
  
   Наш царь наказан,
  
  
  
   С тупой скотиной
  
  
  
   Волшебно связан
  
  
  
   Обманом ночи.
  
  
  Оберон. О, я несчастный! Предан я женой!
  
  
  Титания. Посмешище! Отверженный ослом!..
  
  
  
   Вот спит ушастый и дождя не чует.
  
  
  
   Укройтесь, феи! В стойло спрячусь я,
  
  
  
   Затвор замкну, чтобы рыдать на воле
  
  
  
   О незавидной, о постыдной доле.
   (Бросается в стойло, запирает за собою затвор. Кидает руки через ясли и,
  
  
  
   зарывая в яслях голову, рыдает.)
  
  
  Оберон стоит между стойлом и Лигеем, опустив голову на грудь. Феи
  
  
  
  
   прячутся в камни.
  
  
   Хор эльфов. Какой печальный оборот
  
  
  
   Вдруг приняли дела на башне!
  
  
  
   Все неустройней, бесшабашней
  
  
  
   С ослиной мордою урод!
  
  
  
   Вид независимый усвоил
  
  
  
   И от тебя Кб оборон,
  
  
  
   Великодушный Оберон,
  
  
  
   Пред стойлом смрадным понастроил.
  
  
  
   И нет хозяевам осла
  
  
  
   Житья в высоком их приюте.
  
  
  
   Царица в мерзостной закуте
  
  
  
   Ночлег безрадостный нашла!
  
  
  
   Довольно мять его копытам
  
  
  
   Цветочки фей. Осла гони!
  
  
  
   Хлевам семейственным верни
  
  
  
   И скотного двора корытам!
  
  
  Во время пения эльфов и плача Титании Пок носится, беспокойный, по
   башне, задевает спящего Лигея, который во сне стонет. Толкает Оберона.
  
  
  
  Оберон. Что носишься летучей мышью? Смирно!
  
  
   Пок. Сердит ты, царь, того не понимая,
  
  
  
   Что мыслями своими занят Пок.
  
  
  Оберон. Займись делами. Слугам мозг не нужен,
  
  
  
   Но послушание.
  
  
   Пок.
  
   Послушен я.
  
  
  Оберон. Послушный раб слух тонкий применяет,
  
  
  
   Чтоб тайны царской воли угадать.
  
  
   Пок. Угадано! Ты отвернись и жди.
  
  
  
  
  
  Титания все рыдает.
  
  
   Лигей просыпается, вытягивается, Зевая.
  
   Пок (пытается протиснуться сквозь золотую решетку затвора, но не может.
  
  Выхватив из-за пазухи Алцвет, просовывает его сквозь жердинки стойло,
  
  машет рукой). Стойло освещается красным полыхающим светом.
  
  
  
  
   (Приговаривает.)
  
  
  
   Гори, мерцай! Сок страстных ран! Свой яд
  
  
  
   Лей ярый! Околдуй царицы взгляд!
  
  
  (Откидывается от затвора и бросается к Оберону.)
  
  
  
   Хоть брызнуть в очи мне не удалось,
  
  
  
   А все желание твое сбылось.
  
   Танец безмолвного Оберона в сторону от стоила. Оберон движется как во
  
  
  
  сне, с опущенной на грудь головой.
  
   Титания (перестает рыдать. Откинулась от яслей. Ищет взглядом вокруг).
  
  
  
   Откуда был тот странный томный свет?
  
  
  
   (Закидывает вверх голову.)
  
  
  
   Звездами глуби высей осияны.
  
  
  
   Прекрасен ясный челн златой Дианы.
  
  
  
   Сестра моя, о чистая, привет!
   Лигей (вскакивает. Бежит к стойлу. Притыкается мордой к окошку).
  
  
  
   Кто здесь плакал в моем стойле?
  
  
  
  
  
  (Плачет.)
  
  
  
   Мне неприятно. Отворите!
  
  
  Титания (открывает затвор).
  
  
  
   Ты плачешь? Странный! Ты меня жалеешь?
  
  
  
   Ко мне ты ласков был... Я не сержусь.
  
  
  
   И виноват ли бедный мальчик в том,
  
  
  
   Что мой безмозглый муж пленен ослом?
  
  
   Лигей. Ты плакала. Что мне делать?
  
  
  
   (Робко протягивает к ней руки.)
  
  
  
  Титания обнимает его. Они стоят, оплетшись руками.
  
  
  
  Титания. Легки объятья юношеских рук!
  
  
  
   И зыбок тонкий стан, как ствол березки,
  
  
  
   И нежен шелк ланит, как пух лебяжий.
  
  
  
   Ты мил мне с этой мордою осла.
  
  
  
   Лигей чешет зубами ей шею под затылком.
  
  
  
  
   Мне новы эти ласки. Кобылица
  
  
  
   Так кобылицу в табуне ласкает.
  
  
  
   Мне жаль, что невзначай своей печалью
  
  
  
   Душе ослиной грусть я причинила.
  
  
  
   Да не дрожи, мой друг, довольно страха.
  
  
  
   Ты весь измок. Здесь, в золотой соломе,
  
  
  
   Обсохни и согрейся.
  
  
   Лигей.
  
  
  Ты ложись!
  
  
  Титания. Мне в речь впадаешь плавно. Ты поэт!
  
  
  
   Теперь я вижу. Лишь поэтам можно
  
  
  
   С богами жить и лик их видеть ясный.
  
  
   Лигей. Лица я твоего не вижу. Руки
  
  
  
   И зубы мне твою красу открыли.
  
  
  
   Богиня с пышным телом, отдохни
  
  
  
   В соломе. Сон твой я постерегу.
  
  
  
  (Боязливо оглядывается на затвор.)
  
  
  Титания (разнимая его руки, обнимавшие ее стан).
  
  
  
   Мой мальчик, будь послушным и усни.
  
  
  
   У входа сторожить я стану чутко,
  
  
  
   Дремля в божественном, легчайшем сне,
  
  
  
   Чтоб тот, чью тень я вижу на стене,
  
  
  
   Большую, злую, жесткую, как вор,
  
  
  
   Засов наш сдвинув, не скользнул в затвор, -
  
  
  
   Бесстыдный муж, что на осла...
  
  
  Оберон.
  
  
  
   Жена,
  
  
  
   И ты его красой обожжена.
  
  
   Лигей. Ио! Ио! Ио!
  
  
  Титания (Оберону).
  
  
  
   Осел милей тебя. Но не желанье
  
  
  
   Томит - лишь неизведанная нежность.
  
  
   Лигей (бьет хвостом по золотой лире и поет).
  
  
  
   В башне высокой
  
  
  
   Слезы я лью,
  
  
  
   С солью глубокой
  
  
  
   Слезы солью.
  
  
  
   Море пусть стонет -
  
  
  
   Брошусь в волну,
  
  
  
   Пусть похоронят,
  
  
  
   В нем отдохну.
  
  
  
   Плача пою!
  
  
  
   Плача пою!
  
  
   (Брыкается обоими копытами и падает в солому.)
  
  
  Титания (смотрит, умиленная, на спящего Лигея).
  
  
  
   О слабый, смертный! Мил ты мне, Лигей!
  
  
  
   Хоть песни нашей плавность и звончей, -
  
  
  
   Твоей печали так умильны лады.
  
  
  
   Нег чистых мне с тобой раскрылись клады.
  
  
   (Раскидывает затвор и выбегает к Оберону.)
  
  
  
   Мой Оберон, прелестен твой Лигей,
  
  
  
   В наш душный рай дух лога и корней
  
  
  
   Принес нам топот роговых ступней.
  
  
  
   Небо проясняется, светит месяц.
  
  
   Пок. Царица, вижу, поняла царя,
  
  
  
   И в синем небе будет млеть заря.
  
  
  Оберон. Крылатой тайны сон не потревожа,
  
  
  
   С тобой на брачное мы ляжем ложе.
  
  
  
   Титания, мудрейшая из жен,
  
  
  
   Прощением твоим я устыжен!
  
  
  
  
   Идут, обнявшись, к пирному ложу.
  
  
  
  Титания. Прости и ты меня. Забыв на миг
  
  
  
   Для смертной ревности бессмертный лик,
  
  
  
   Титания опомнилась, и вновь -
  
  
  
   В груди вместительной к тебе любовь.
  
  
  Оберон и Титания склоняются на ложе, плодовые деревья свешиваются
   над ними до земли. Играет сладострастная музыка эльфов. Эльфы и феи
  
  
  пробуждаются и затевают пляску неги и томления.
  
  
  Лигей (вскакивает и высовывает с любопытством голову из заставы).
  Помирились. Спят в страстных объятиях! Или никто из них меня не любит. Или
  не моей они породы. Я их ненавижу. Он меня целовал, а думал про нее. Она
  меня целовала, а думала про него. Боги неудобны. Ио! Ио! Ио!
  
  
  Из-за выступа стены на башню перелезает тоненькая девушка с белою
   кроличьей головой и печально повислыми ушами. За ней следуют два юноши.
   Тотчас схватывают ее за руки и принимаются раздирать в две стороны.
  
  
  Кроличья Голова. Милые юноши, выслушайте меня. Лучше чем погибнуть мне
  для обоих, - обоих я приласкаю. Все мы устали ползти по скользким лианам.
  Отдохнем в той золотой избушке, украшенной столькими цветами.
  
  Первый юноша. Я лягу с ней. Ты сторожи у входа.
  
  Второй юноша. Я первый поцелую пушистые губки.
  
  Лигей (выскакивает из затвора. Кричит в диком восторге). Люди! Люди!
  Ио! Ио! Ио! Ио!
  
  
  Юноши и Кроличья Голова отступают в страхе. Пок лает собакой.
  
  
  Кроличья Голова. Ай! Ай! Собака! Она меня съест! (Перелезает проворно
  через стену.)
  
   Юноши с криками отчаянья прыгают в глубину. Через стену показывается
  
   Прекрасная женщина. За нею толстый мужчина с рылом свиньи.
  
  
  Прекрасная женщина (перелезая на башню). Здесь нет никого. Мы спаслись
  от бури.
  
  Свиное Рыло (хрюкает). Твой муж настигнет нас.
  
  Прекрасная женщина. Я сама видела, как Кобылица, всю ночь
  преследовавшая его своею любовью, лягнула его в живот, и, скрючившись, он,
  как арбуз, полетел с лианы в глубину. Смелее, красавец, обойми меня. Дай
  упиться дивным ароматом твоих уст. (Обнимает его рыло.)
  
  
   Пок. Невероятный вид. О Пок лихой!
  
  
   Лигей (нерешительно подвигаясь).
  
  
  
   Хочу к ним подойти, да боров злой!
  
  
   Пок. Довольно блудом эльфов дом порочить!
  
   (Подлетает к обнявшимся и во всю мочь кричит петухом.)
  
   Свиное Рыло (вскакивает на стену).
  
  
  
   Здесь нечисть! Огонек!
  
  Прекрасная женщина. Мне прямо в ухо как заорет!
  
   Пок ударяет их крыльями по лицу. Свиное Рыло и Прекрасная женщина с
  
  воплями падают со стены в глубину. Четыре хора эльфов пролетают с
  
  
   нарастающею, потом сбывающею звонкостью труб.
  
  
   Первый хор. Из-за края вод,
  
  
  
   Из рассветных ворот
  
  
  
   Глянул бледный день.
  
   Второй хор. Глянул бледный день,
  
  

Другие авторы
  • Теплов Владимир Александрович
  • Закуренко А. Ю.
  • Нечаев Степан Дмитриевич
  • Хвощинская Софья Дмитриевна
  • Адикаевский Василий Васильевич
  • Грин Александр
  • Кедрин Дмитрий Борисович
  • Маяковский Владимир Владимирович
  • Северин Дмитрий Петрович
  • Макаров Иван Иванович
  • Другие произведения
  • Булгаков Валентин Федорович - Д. П. Маковицкий
  • Бернс Роберт - Из кантаты "Веселые нищие"
  • Станюкович Константин Михайлович - Господин с "Настроением"
  • Вяземский Петр Андреевич - Стихотворения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Повесть Ангелина... Сочинение Николая Молчанова
  • Страхов Николай Иванович - Александр I. Спаситель Отечества и Европы
  • Наживин Иван Федорович - Вне жизни
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Только любовь
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Федор Сологуб. Тяжелые сны
  • Аксаков Иван Сергеевич - О штатc-воспитании в России
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 189 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа