Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Лихоимец

Сумароков Александр Петрович - Лихоимец


1 2 3 4


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е

ВСѢХЪ

СОЧИНЕНIЙ

въ

СТИХАХЪ И ПРОЗѢ,

ПОКОЙНАГО

Дѣйствительнаго Статскаго Совѣтника, Ордена

Св. Анны Кавалера и Лейпцигскаго ученаго Собран³я Члена,

АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА

СУМАРОКОВА.

Собраны и изданы

Въ удовольств³е Любителей Росс³йской Учености

Николаемъ Новиковымъ,

Членомъ

Вольнаго Росс³йскаго Собран³я при Императорскомъ

Московскомъ университетѣ.

Издан³е Второе.

Часть V.

Въ МОСКВѢ.

Въ университетской Типограф³и у Н. Новикова,

1787 года.

ЛИХОИМЕЦЪ

КОМЕД²Я

  

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА

  
   КАЩЕЙ, лихоимецъ.
   ИСАБЕЛЛА, ево племянница.
   ДОРАНТъ, ея любовникъ.
   ЛЕАНДРъ, другъ ево.
   КЛАРА, служанка Исабеллина.
   ПАСКВИНъ, слуга Дорантовъ.
  
   Дѣйст³е въ Москвѣ, въ Кащеевомъ домѣ

ЛИХОИМЕЦЪ

КОМЕД²Я.

  

ДѢЙСТВ²Е I.

ЯВЛЕНIЕ ².

Дорантъ и Пасквинъ.

Дорантъ.

  
   Ни ково нѣтъ, и спросить не у ково, дома ли онъ, или нѣтъ. Что етова скучняе! шатайся у презрѣнной твари въ передней: а я и у большихъ бояръ шататься по переднимъ комнатамъ не привыкъ. Иныя таскаяся по прихожимъ большихъ господъ, и то уже ставятъ себѣ чест³ю, что они вхожи къ нимъ. И лутче мнѣ быти въ закутѣ господиномъ, нежели въ королевскомъ домѣ истопникомъ.
  

Пасквинъ.

  
   Съ едакимъ обычьемъ не много доброва наживешъ на свѣтѣ.

Дорантъ.

  
   Не всѣ вельможи раболѣпства требуютъ: къ нашему въ Росс³и щаст³ю, ето примѣчено, что самыя доступныя люди, исключая малое число, были не горды: а гордились и гордятся только тѣ, которыя думаютъ о себѣ, что они доступны, или паче показываютъ то: а въ прямомъ дѣлѣ они сами передъ другими какъ простолюдины ползаютъ. Постучимся: нѣтъ ли тамъ ково.
  

Пасквинъ.

  
   Не дѣлай етова: не попадися въ бѣду.
  

Дорантъ.

  
   Въ какую бѣду?
  

Пасквинъ.

  
   Кащей подумаетъ то, что мы пришли нему красть, и запишетъ явочное челобитье.
  

Дорантъ.

  
   Ето правда, хотя онъ и безграмотенъ,
  

Пасквинъ.

  
   То то ябѣднику и нарядъ.
  

Дорантъ.

  
   Правду ты сказалъ. Въ другихъ мѣстахъ ябѣдники и стихотворцы всѣхъ протчихъ людей грамотняе, а у насъ они по большой части ни аза не знаютъ: и ежели число ябѣдниковъ и стихотворцовъ не уменшится, такъ я думаю, что всѣ наши манифактуры въ бумажныя преобратятся. О ежели бы кто объ етомъ предложилъ! вить ето не бездѣлица и кромѣ излишняго употреблен³я бумаги, что ябѣдник людей разоряютъ, а худыя стихотворцы языкъ нашъ портятъ.
  

Пасквинъ.

  
   Однако видно, что намъ здѣсь ночевать. Мнѣ право прискучилося уже Кащея такъ долго дожидаться: а прохаживаться здѣсь тѣсно.
  

Дорантъ.

  
   Поди же да проходися по улицѣ, и отнеси отъ меня письмецо.
  

Пасквинъ.

  
   Къ кому?
  

Дорантъ.

  
   Я самъ етова не знаю.
  

Пасквинъ.

  
   Изрядное посольство! поди: Богъ знаетъ куда! отнеси: Богъ знаетъ кому!
  

Дорантъ.

  
   Послушай: раза три видѣлъ я въ маскарадѣ дѣвицу, а, кто она и какъ ее зовутъ, етова я не допытался; она мнѣ сказать о себѣ не хотѣла: сказала только, что у нея есть дядя правнучетной, которой ей по сиротству и по нещаст³ю вмѣсто отца, и что она въ маскарады тайно, и то на самое краткое время отлучается; по тому что онъ ее въ дѣвкахъ засадить хочетъ, и опасается, что бы кто не полюбилъ ее и не сталъ на ней свататься, и что ради тово онъ ей не только въ маскарады ѣздить не дозволяетъ, да и къ окошку подходить запрещаетъ: а ето она объявила мнѣ бывъ уже въ послѣдн³й разъ въ маскарадѣ, и объявила мнѣ, видя мое къ себѣ почтен³е и прилѣплен³е, во всѣ мои съ нею свидан³я: и по открыт³и взаимнаго влюблен³я, которое такъ просто и естественно было, что она о моей истинной склонности не усумнилася, сказала мнѣ, что она мнѣ хотя и вѣритъ, но будучи зависаема отъ дяди, къ вѣчному союзу со мною согласиться не можетъ, а ко временному ни когда не склонится, свою честь и самой жизни предпочитая, и не объявивъ мнѣ своево имени, сказала только, что живетъ она въ етой улицѣ, и что около сего времени будетъ въ окошко смотрѣть, по чемъ мнѣ узнати, гдѣ она живетъ и кто ея дядя, а узнавъ то, чтобъ я искалъ случая войти въ ево домъ и свататься. А кто я, ето она знаетъ; такъ ты пойди и отнеси къ ней отъ меня ето письмецо, чтобы етова часа не пропустить; а мнѣ видно что здѣсь замѣшкаться, что я предвидѣлъ; и ради того то и ей письмецо заготовилъ.
  

Пасквинъ.

  
   Улица ета долга, и дѣвушекъ въ ней много: да и не узнаешъ издалека, кто дѣвка, кто баба.
  

Дорантъ.

  
   Что тебѣ до тово, баба она или дѣвка, отдай прекраснѣйшей, которую ты въ окошке увидишъ.
  

Пасквинъ.

  
   Намнясь читалъ я истор³ю, что нѣкогда было кому то дано яблоко съ надписью, чтобы онъ его вручилъ прекраснѣйшей, и что предстали предъ нимъ во три богини на судъ, которую онъ предпочтетъ и что онъ предпочелъ ту, которая ему за то помогла украсть прекрасную отъ мужа жену, за которое ево предпочтен³е друг³я двѣ богини такъ осердилися, что городъ отца ево безъ остатка. сожгли; такъ боюся, чтобъ друг³я на етой улицѣ живущ³я женщины не сожгли той улицы, гдѣ мы жительство имѣемъ, а меня бы какъ виновника тово пожара не взяли въ полиц³ю.
  

Дорантъ.

  
   Конечно не ошибешся. Пр³ятнѣйш³я глаза, узеньк³я брови, продолговатой носъ, какъ ангелъ - - -
  

Пасквинъ.

  
   Читалъ я притчу, какъ нѣкогда по страстному описан³ю соколъ ошибся. А соколъ между птицъ гораздо знатняе, нежели Пасквинъ между людей; такъ мнѣ ошибиться еще легче; развѣ ты не знаешъ тово, что чѣмъ которая тварь знатняе, тѣмъ она и почтенняе, а слѣдовательно и умняе; вить не знатность отъ ума, да умъ отъ знатности зависаетъ, и что не умъ человѣка украшаетъ, да чинъ; не умамъ люди кланяются: кланяются чинамъ. А притчу объ ошибкѣ сокола я знаю наизустъ, вотъ она:
  
   Когда то соколу сова другиней стала:
   И сь нимъ какь равная по воздуху летала:
   И говорить ему: я дѣтокъ воспитала:
   Так ты любезный кумь не трогай ихъ,
   И береги еще и оть другихъ:
   Храни ихъ, хоть они со мною, хоть за очно:
   Я ихъ тебѣ,
   Вручаю какъ себѣ,
   И опишу ихъ точно:
   И стала красоты ихъ класти на веки,
   Съ примѣсомъ пудь пяти пристрастныя любови:
   Умильныя глаза, орлиныя носки,
   Сокольи брови:
   Какъ ангели они?
   Пожалуй ихъ храни;
   А я тебѣ кума и нынѣ и на предки.
   На завтрѣ видитъ ихь соколъ: сидять совята:
   Сказалъ: не кумушки моей сидятъ рабята;
   Тѣ будто ангели, а ето чертенята;
   Конечно ето дѣтки
   Какой ея сосѣдки,
   И здѣлаль изъ цыплятъ онь ужинъ безъ наседки.
   Соколъ ошибся да ужинъ себѣ етою получилъ ошибкою: а я опасаюся, чтобы за ошибку, кто изъ меня не здѣлалъ себѣ ужина: и когда мнѣ и руки и ноги переломаютъ; такъ мнѣ въ чужемъ пиру похмѣлье будетъ; тебѣ готовятся поцѣлуи, а мнѣ можетъ быть готовится дубина.
  

Дорантъ.

  
   Когда ты въ окошкѣ увидитъ красавицу, такъ ты въ слухъ мимоходящимъ о мнѣ спроси: не знаетъ ли кто такова то человѣка: и ежели она въ окошко смотритъ, такъ она конечно тебѣ объявится, что то она: а чтобъ тебѣ и тогда не ошибиться; такъ ты мало по малу доведи до тово, что ты къ ней письмо отъ меня имѣешъ. Можно узнать по обстоятельству рѣчей, да другая же не къ ней назначеннова письма и не приметъ.
  

Пасквинъ.

  
   Какая причина тебѣ писать; вить ты ее видѣлъ; такъ ты то о чемъ пишешъ и переговорить могъ?
  

Дорантъ.

  
   Она какъ молн³я сверкала во глазахъ моихъ съ такой же красотою и съ такой же и скорост³ю, опасаяся кѣмъ нибудь быти примѣчена, что она въ маскарадѣ.
  

Пасквинъ.

  
   Отдавать ли ето письмо, кромѣ ее кому, ежели она для принят³я каково вышлетъ?
  

Дорантъ.

  
   Ежели она прикажетъ тебѣ, чтобы ты отдалъ; такъ отдай.
  

Пасквинъ.

  
   Какъ же ты мнѣ, къ кому ни пошлешъ, черезъ людей ихъ говорить не приказываешь: я де къ господамъ, а не ко слугамъ ихъ моихъ слугъ посылаю.
  

Дорантъ.

  
   Здѣсь другое обстоятельство.
  

Пасквинъ.

  
   Да не написалъ ли ты чево такова, что ей можетъ колкимъ показаться?
  

Дорантъ.

  
   Я ево еще не защипнулъ; такъ тебѣ прочту. Вынимаетъ письмо и читаетъ. Не имѣя времени вамъ изъясниться въ маскарадѣ, изъясняюся сими строками: я васъ люблю паче жизни моей: зная то отъ васъ самихъ, что и я вамъ не противенъ, и что вы хотите выйти за меня, прошу васъ, дайте наставлен³е какъ ето дѣло начать, и могу ли я гдѣ нибудь о томъ съ вами переговорить: а вѣчно меня заразивъ постарайтеся и вѣчною быть моею любовницею. Складываетъ письмецо: а между тѣмъ дѣвушка дома того выходнтъ; такъ онъ сложенное письмецо кладетъ себѣ въ карманъ.
  

ЯВЛЕНIЕ ²².

Дорантъ, Пасквинъ и Клара.

  

Клара.

  
   Господинъ Кащей приказалъ вамъ сказати, что онъ скоро васъ до себя допуститъ.
  

Дорантъ.

  
   Я уже и такъ давно здѣсь дожидаюся.
  

Клара.

  
   Мы ето всѣ видѣли какъ вы пришли; однако онъ имѣетъ нужду крайнюю и перебираетъ чотки. Ужъ онъ нѣсколько разъ ихъ перебралъ, и не много добирать осталося.
  

Дорантъ.

  
   Уже по полудни пятой часъ; такъ кажется теперь не молитвы время.
  

Клара.

  
   Мы по чоткамъ не молимся, да деньги считаемъ, въ которыхъ молитвахъ и ваше имя у нево не рѣдко поминается.
  

Дорантъ.

  
   О ежели бы какъ можно скоряе былъ я изъ ево молитвенника исключенъ: и что бы во здѣшнемъ домѣ вѣчно мое не поминалося имя!
  

Клара.

  
   Не всѣ наши желан³я къ лутчему клонятся; не желайте етова, что бы ваше имя въ нашемъ не поминалося домѣ.
  

Дорантъ.

  
   Конечно, дѣвушка, етова я желаю.
  

Клара.

  
   А я желаю, чтобы ето Ваше желан³е не исполнилось.
  

Дорантъ.

  
   Изрядное желан³е! Съ такими людьми, каковъ твой господинъ, худое знакомство.
  

Клара

  
   Да вить онъ въ етомъ домѣ не одинъ живетъ.
  

Пасквинъ, особливо.

  
   Конечно она въ нево влюбилася! Шепчетъ Доранту потомъ то же въ ухо, а онъ вынявъ платокъ, выдернулъ то сложенное письмецо съ платкомъ и уронилъ. А Клара подняла. Слышанъ голосъ: Пожалуй ко мнѣ.
  

Дорантъ входитъ.

  

ЯВЛЕН²Е ²²².

  

Пасквинъ и Клара.

  

Пасквинъ.

  
   Спѣсивъ господинъ Вашъ; дожидайся ево въ псредней, будто вельможи; а онъ по тому только вельможа, что у нево много денегъ и торгуетъ лихоимствомъ, за которое по малой мѣрѣ достоинъ онъ каторги. Нещастлива ты дѣвушка, что едакому служишъ господину.
  

Клара.

  
   Я ево племянницы, а не ево, и служу ей. А ежели бы ево была, такъ бы я давно удавилась. Я думаю, что другова едакова гнуснова человѣка на свѣтѣ нѣтъ; и удивляюся какъ ево по ето время громъ не убьетъ. Я получаю все отъ госпожи своей, а ево люди въ мясоѣдъ питаются протухлою ветчиной, а въ посты толокномъ.
  

Пасквинъ.

  
   Ето что за причина, скажи мнѣ дѣвушка, что на вашихъ нѣкоторыхъ людяхъ бѣлыя кафтаны съ черными заплатами?
  

Клара.

  
   Кащей охотникъ до пѣгихъ лошадей; такъ онъ и любимыхъ у себя служителей такъ одѣваетъ.
  

Пасквинъ.

  
   Ты въ шутку говоришъ, а я не въ шутку спрашиваю.
  

Клара.

  
   Какая шутка! у нихъ кафтаны изорвалися; такъ на починку бѣлыхъ кафтановъ, сошитыхъ ради того, чтобы ихъ мыть было можно, далъ онъ имъ за неимѣн³емъ бѣлова сукна, старой свой черной камзолъ: а когда они докладывали ему, что черныя заплаты на бѣлыхъ кафтанахъ не красивы, такъ онъ имъ точно такъ отвѣчалъ: когда мои воронопѣг³я лошади въ каретѣ красивы, такъ и воронопѣг³я слуги красивы будутъ: а на пересмѣшниковъ нѣчево смотрѣть: у насъ де и свѣтъ на томъ стоитъ только что другъ друга пересмѣхаютъ.
  

Пасквинъ.

  
   Какая чудная у нево карета, и какая скаредная ливрея.
  

Клара.

  
   Въ етой каретѣ ѣздилъ ево дѣдъ; такъ онъ говоритъ будто онъ ее держитъ за диковинку: а нынѣ етотъ рыдванъ выкрасилъ ево стряпч³й, дворецкой и камердинеръ своими руками: а по тому что они съ роду ни чево не крашивали, такъ стараяся здѣлать ево зеленымъ, выкрасили ево такою краскою, которая еще и назван³я не имѣетъ. А ливрея ета дѣлана еще ко свадьбѣ ево, сорокъ лѣтъ уже тому: а нынѣ выворочена: нынѣ де, говоритъ онъ, такой доброты суконъ не вывозится. И надѣваютъ лакѣи тѣ кафтаны только тогда, когда онъ выѣзжаетъ, а дома ходятъ они въ такомъ платьи, какъ бобыли въ деревняхъ, исключая пѣгихъ ево офиц³антовъ, которыя красили ево карету.
  

Пасквинъ.

  
   Почтенной человѣкъ!
  

Клара.

  
   А къ друзьямъ своимъ возитъ онъ на именины: зимою мерзлой платвы, рыбы по три: а лѣтомъ даритъ онъ именинниковъ и именинницъ рѣпою, хреномъ и кочнами капусты.
  

Пасквинъ.

  
   Какая ето подлость.
  

Клара.

  
   Онъ себя такъ не называетъ: а говоритъ то, что у нево всѣ лутч³я фамил³и въ сундукѣ; по тому что они у нево деньги занимаютъ и подписываютъ на крѣпостяхъ имена свои.
  

Пасквинъ.

  
   Вотъ еще какая гордость !

Клара.

  
   Даетъ себѣ титло великороднаго.
  

Пасквинъ.

  
   Едакой!
  

Клара.

  
   Ужь нынѣ по постамъ и мясо зачалъ ѣсть.
  

Пасквинъ.

  
   Едакой !
  

Клара.

  
   Намнясь подарилъ онъ пр³ятеля не мерзлой уже платицей; привезъ ему въ карманѣ убитова сырова цыпленка, да и самъ половину убралъ, а ето было въ пятницу.
  

Пасквинъ.

  
   Модной человѣкъ!
  

Клара.

  
   Въ другой домъ привезъ онъ артишокъ, а не хренъ уже, и хотѣлъ такъ же половину подарка убрать: а не ѣвъ никогда артишоковъ чудь было не подавился.
  

Пасквинъ.

  
   Туда бы и дорога.
  

Клара.

  
   Поставилъ у себя передъ дворомъ столбъ: ежели продаетъ когда сѣно, или овесъ, или как³я друг³я деревенск³я припасы; такъ прибиваетъ на етомъ столбѣ цыдулки, что то то, или то то продается.
  

Пасквинъ.

  
   Конечно быть ему самому у столба, и имѣти на себѣ цыдулку: преступникъ законовъ и лихоимецъ.
  

Клара.

  
   А когда его товары станутъ торговать; такъ ради тово, чтобы не обманули ево, выходитъ онъ самъ за ворота, и слушаетъ какъ торгуютъ: а сверьхъ того, самъ переторговываетъ товары свои, какъ посторонн³й, чтобы цѣну возвысить.
  

Пасквинъ.

  
   Едакая свинья, достойнали господскова имени!
  

Клара.

  
   Крестовому изъ деревни своей священнику даетъ онъ за всенощну по три копейки, и подноситъ ему, ежели всянощна съ акафистомъ, еще по чаркѣ водки: а естьли безъ акафиста, такъ тогда и водки нѣтъ. А молебны заставляетъ онъ такъ пѣти, чтобы многимъ угодникамъ вдругъ, хотя бы и Спасу притомъ; и ради тово ежегодно торжествуетъ онъ праздникъ Всѣхъ Святыхъ болѣе всѣхъ праздниковъ: всѣмъ де Святымъ я здѣлаю угожден³е одною свѣчею. Днемъ лампады у нево предъ образами не зажигаются: а горятъ они ночью вмѣсто нощниковъ.
  

Пасквинъ.

  
   О мерзавецъ! не слыханной мерзавецъ! думаю, что твоей душѣ и во адѣ мѣста не будетъ.
  

Клара.

  
   Что ето я съ тобою такъ заговорилась.

ЯВЛЕН²Е IV.

  

Пасквинъ одинъ.

  
   Не постижимы судьбы! сверчки и тараканы ни какой пользы естеству не приносятъ; на что они созданы? но то еще не столько удивительно; отъ нихъ только мерзость; черти то, ябедники и лихоимцы на что созданы? А едакова скареднова лихоимца, каковъ Кащей, в на свѣтѣ не бывало. Чудно ето, что о ево лихоимствѣ по с³е время при Дворѣ незнаютъ. Со всѣхъ лупитъ по двенатцати, по пятнатцати процентовъ, и всѣ молчатъ, будто какъ бы заимодавцы въ непристойной вѣрности ему присягали. Не опасаются ли они, чтобы ихъ не назвали доводчиками. Ежели опасаются; такъ надобно молчать и видя вора, разбойника и предателя своего отечества. По етому и машейниковъ не надобно ловить: а Кащей всѣхъ машейниковъ гаже.
  

ЯВЛВН²Е V.

  

Кащей, Дорантъ и Пасквинъ.

  

Дорантъ.

  
   Сверьхъ излишнихъ процентовъ, вы требовали отъ меня, чтобы я заплативъ уже по пятнатцати со ста, занявъ у васъ мѣдными грошевиками, заплатилъ вамъ рублевиками: а ежели я платить буду мѣдными; такъ бы я придалъ по гривнѣ на рубль: а на конецъ положили, что хотя бы я вамъ заплатилъ и серебреными; однако за пожданье, на каждый бы рубль отдалъ вамъ безъ отговорки по гривнѣ.
  

Кащей.

  
   Не въ твою пору плачевали мнѣ по дватцати по пяти процентовъ со ста: а ты что за выскочка? Ты человѣкъ молодой; такъ тебѣ надобно заслуживать себѣ честное имя. Мнѣ, дѣдъ твой, другъ былъ: я съ нимъ грамотѣ вмѣстѣ учился; такъ видя такое твое упрямство, сердце мое разрывается. Какой ты скупентяй! жаль тебѣ, бездѣлицы, одной гривны.
  

Дорантъ.

   На четыре тысячи рублевъ такихъ гривенъ много будетъ.
  

Кащей.

  
   Фу, какая причина! да вить тебѣ жить съ добрыми людьми, а не съ деньгами: а деньги прахъ; вить какъ умремъ, такъ ничево съ собою не возмемъ.
  

Дорантъ.

  
   Такъ на что же вы лишнева съ меня и требуете?
  

Кащей.

  
   Да ето порядокъ только.
  

Дорантъ.

  
   Етотъ порядокъ вамъ не праведно прибыленъ, а мнѣ не праведно убыточенъ.
  

Кащей.

  
   Отруби ту руку по локоть, которая себѣ добра не желаетъ.
  

Дорантъ.

  
   Да вить и у меня так³я же руки.
  

Кащей.

  
   Ты человѣкъ молодой, такъ разбогатѣть можешь: а я уже на страшный судъ готовлюся, и смотрю во гробъ; такъ некогда мнѣ разживаться: и только о томъ пекуся, чтобы чѣмъ мою грѣшную душу помянуть.
  

Дорантъ.

  
   Много на ваши поминки останется, а дѣтей у васъ только три дочери и ни кто изъ нихъ по миру не пойдетъ.
  

Кащей.

  
   Да вить деньги то мѣтать и грѣшно, должно ихъ почитать и беречь, по тому что на нихъ Царской ликъ.
  

Дорантъ.

  
   На голландскихъ червонныхъ и Царскова лика нѣтъ; а ты ихъ съ меня требуешь, говоря мнѣ де все равно, хоть голландск³я, хоть русск³я.
  

Кащей.

  
   Да вить изъ золота и церковныя сосуды дѣлаются; такъ какъ ево не почитать?
  

Дорантъ.

  
   Я вамъ лишнева больше платить не хочу какъ вы изволите: а по договору лишку я заплатилъ довольно; въ закладной написано шесть процентовъ, а вы вычли сверьхъ того по девять рублевъ со ста при дачѣ мнѣ.
  

Кащей.

  
   Едакой упрямецъ! мнѣ казалося, что я самой доброй человѣкъ, и о такой мѣлочи, и слова не скажешь. Вотъ говорятъ, будто науки людей просвѣщаютъ, намнясь у меня былъ хотя и безграмотной, однако весьма ученой человѣкъ, и сказывалъ то мнѣ, что за моремъ какая то напечатана книга, въ которой ясно изображено, что науки человѣка портятъ; и подлинно такъ; ежели бы ты жилъ по дѣдовски, такъ бы ты не былъ таковъ упрямъ; подлинно то, что науки всему злу корень.
  

Дорантъ.

  
   На чемъ же мы разстанемся..
  

Кащей.

  
   На томъ, что я своево честнова слова ни для какова прибытка не перемѣню, и меньше тово, какъ я положилъ, не приму, и чест³ю моею тебѣ клянуся, что я твоихъ закладовъ инако тебѣ не отдамъ; вить я не вѣртопрахъ, и говорилъ бы и то и другое; что молвлено, то и здѣлано.
  

Дорантъ.

  
   Такъ я деньги свои при доношен³и внесу, куда надлежитъ.
  

Кащей.

  
   Пойдижь вонъ ябѣдникъ.
  

Дорантъ.

  
   Ты меня не высылай, государь мой: или будетъ худо.
  

Кащеи.

  
   Какъ! худо мнѣ въ моемъ домѣ будетъ?
  

Дорантъ.

  
   Тебѣ, когда нибудь, ежели твоя жизнь попродлится, худо будетъ и на площади.
  

Кащей.

  
   Люди, люди! дубья! я тебя другъ моц управлю: я тебя доѣду: я тебя проучу.
  

Дорантъ.

  
   Право, я тебя не боюся.
  

ЯВЛЕН²Е V².

  

Кащей, Дорантъ, Пасквинъ и Исабелла.

  

Исабелла.

  
   Что ето вы, дядюшка, дѣлаете?
  

Дорантъ.

  
   Что я вижу ! - - - я не знаю, сударыня, что мнѣ теперь дѣлать; одно мнѣ велитъ ему голову размозжить, а другое передъ нимъ молчать.
  

Исабелла.

  
   Что вамъ полезняе, то и дѣлайте.
  

Кащей.

  
   То дѣлати ему, что полезняе? нѣтъ, дѣлай онъ то, что мнѣ полезняе. Воровка! такъ то почитаешь ты дядю то?
  

Исабелла.

  
   Да за что такъ сердиться; можно и безъ сердца обойтися.
  

Кащей.

  
   Какъ безъ сердца сбойтися? я прошу у нево надлежащаго, а онъ мелитъ околесную какъ сумасшедш³й.
  

Дорантъ.

  
   Взявъ съ меня по пятнатцати рублевъ, съ ста процентовъ, требуетъ ни зашто, ни прошто, къ четырямъ тысячамъ заемныхъ ево четырехъ сотъ рублевъ.
  

Исабелла.

  
   Соглашайтеся, сударь, ежели то правда что вы мнѣ объявляете, и не потеряйте за четыре ста рублевъ тово, чево вы за четыре тысячи не купите: да и денежной етотъ убытокъ Вамъ окупится, когда вы то получите чево желаете.
  

Кащей.

  
   О разумница! за четыре ста рублевъ потеряетъ онъ мое къ себѣ почтен³е, такова старова, великороднаго и почтеннаго человѣка: вить етова люди ищутъ, и чево ни за как³я деньги не купишъ.
  

Дорантъ.

  
   Ето, сударь, истинна; оставьте моей скорости, что я васъ прогнѣвалъ: я съ вами соглашаюся.
  

Кащей.

  
   Едакая разумница! однимъ словомъ привела ево къ разсудку: а я тысячами, съ кривой дороги ево не збилъ.
  

Исабелла.

  
   Лутче тебѣ потеряти деньги, нежели къ себѣ почтен³е и любовь.
  

Дорантъ.

  
   Конечно такъ, сударь; я за ету любовь цѣлова не возьму свѣта, мнѣ безъ нея и животъ мой не надобенъ.
  

Кащей.

  
   Какъ онъ опомнился; такъ инымъ запѣлъ голосомъ.
  

Дорантъ.

  
   Етотъ человѣкъ, къ которому я пою ету пѣсню, мнѣ всево дороже.
  

Кащей.

  
   Такъ ето и правда, что не съ деньгами жити, съ добрыми людьми. А особливо дружелюб³е старыхъ людей всево надобняе.
  

Дорантъ.

  
   Ета старость еще умѣренная.

Кащей.

   И подлинно такъ; я еще бодръ и скачу, какъ прындикъ. Обнимаетъ ево и цѣлуетъ. Благодарствую, другъ мой. Надѣйся на мою дружбу, какъ на городскую стѣну: а деньги привези вс

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 228 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа