Главная » Книги

Старицкий Михаил Петрович - Последняя ночь, Страница 3

Старицкий Михаил Петрович - Последняя ночь


1 2 3 4 5

  
  Прости, прости!..
  
  (Пауза.)
  
  
  
   Нет, прочь теперь печаль!
  
  Все страхи вон! Опять манит надежда!
  
  Играет кровь и рвется вдаль душа!
  
  Теперь уже вот-вот освобожденье!
  
  (Ходит.)
  
  Работа закипит! Еще найду
  
  Товарищей - богатырей по духу...
  
  Не умер ты еще, мой край! О нет!..
  
  (Пауза.)
  
  Услышал я ее, мою голубку,
  
  И будто весь я ожил, и опять
  
  Ключом кипят, как в молодости, силы.
  
  Сияет свет... Вон тонкий луч упал
  
  И золотом зарделась паутина,
  
  Погаснет - и охватит сразу грусть,
  
  И трауром весь потолок оденет...
  
  (Пауза.)
  
  Поймать бы мне прощальный этот луч...
  
  (Пробует подтянуться на прутьях, но тщетно; придвигает стол, взбирается
  
  на него и облокачивается на верхнюю часть решетки.)
  
  Ах, вот где он, огнистый и багряный.
  
  И солнца кромка... будто рдеет кровь...
  
  Прощай, прощай же до утра, до завтра!
  
  А завтра встань, пошли мне свой привет,
  
  Позолоти приход освобожденья!
  
  
  Г о л о с
  
  (под окном)
  
  Эй, узник, эй! Слезай тотчас с окна!
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  Минуточку, вот только солнце сядет!
  
  
  Г о л о с
  
  Назад! Не то стрелять я буду!
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  (соскакивая)
  
  
  
  
  
  Зверь!
  
  Чего рычишь, ощерив злобно зубы?
  
  У, наймиты презренные! Свои ж,
  
  А вы с врагами издеваться рады
  
  Над братьями!
  
  
  
  Явление девятое
  
  Б р а т к о в с к и й, комендант и сторож.
  
  
  К о м е н д а н т
  
  
   Взбираться на окно
  
  Не разрешается!
  
  (Сторожу.)
  
  
  
  Закрыть немедля!
  
  
  
  Сторож закрывает окно, отодвигает стол. Сразу - тишина и полумрак.
  
  
  Уж подожди рассвета!
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  
  
   Здесь жена?
  
  
  К о м е н д а н т
  
  Увидишь сам... Ты помолись.., Я книгу
  
  Принес тебе...
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  (быстро берет)
  
  
  
  Священное писанье?!
  
  (Целует книгу.)
  
  
  К о м е н д а н т
  
  Да, Уповай на милость... Ну, до завтра!
  
  
  К о м е н д а н т и с т о р о ж выходят.
  
  
  
  Явление десятое
  
  Б р а т к о в с к и й, один.
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  (некоторое время стоит, прижав евангелие к груди)
  
  Ты подаешь с небес, моя матуся,
  
  Свой голос мне писанием святым.
  
  
  За кулисами хор тихо начинает петь молитву. Она длится в течение всего
  монолога.
  
  
  (Переходит с евангелием к столу, стоящему рядом с нарами на авансцене.
  
  Читает про себя. После паузы.)
  
  Святое слово... из-за звезд... наказ...
  
  Да, в подвиге за правду есть победа,
  
  И смерть порою действенней, чем жизнь...
  
  (Читает про себя. После паузы.)
  
  Высокий стяг за свой народ, за правду
  
  Поднять должны мы на глазах врагов,
  
  А не держать его от мира втайне.
  
  Борись за люд, умри за люд и тем
  
  Подай пример и устраши тиранов!
  
  Я допустил минуту колебанья?
  
  Да, жизнь меня соблазнами влекла
  
  И чарами волшебными пьянила...
  
  Соблазны прочь! Что б ни было там, я
  
  Не поступлюсь и малой даже пядью.
  
  (Падает на колени.)
  
  Прости меня, благой, всесильный боже,
  
  Прости вину лукавому рабу:
  
  Меня совсем измучили страданья
  
  И волю обессилили вконец...
  
  (Припадает головой к столу.)
  
  
   Занавес
  
  
  
  

Картина вторая

  
  Декорации те же, только на сцене темно и светится лишь круглое окошечко
  в двери, как совиный глаз. Стол теперь по другую сторону нар.
  
  
  
  Явление первое
  
  Б р а т к о в с к и й, один.
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  (лежит на нарах головой к зрителям; поворачивается, принимая более
  
  удобную позу)
  
  Спокоен я... ушли сомненья прочь,
  
  Свой долг я не оставлю в небреженье
  
  И донесу на раменах свой крест...
  
  Какая тишь!.. Лишь за стеною мерно
  
  Стучит-бренчит бессонный часовой...
  
  На сердце тоже тишина и кротость...
  
  (Пауза.)
  
  Полгода тут я скорчившись лежал,
  
  А все же цепь давила и терзала,
  
  И странно мне, что я без кандалов:
  
  Так сладко на соломе растянуться,
  
  Как на перине царской... Для меня
  
  Она нежнее пуха! Все тревоги...
  
  (Засыпает.)
  
  
  Последние слова произносит сонным голосом. Едва он умолкает, начинается
  тихая музыка - мелодии народных песен, однако в них порой прорываются
  и бунтарские ноты; и конце опять тихая музыка, но это - тишина перед бурей.
  Она вводит в новую картину.
  
  На задней стене, против зрителя, появляются тучи, они заволакивают
  стену. Когда тучи расходятся, виден глубокий овраг, укрытый со всех сторон
  скалами и нависшими деревьями; в глубине чернеет вход в пещеру. Светлая
  лунная ночь. Действие идет в овраге и в камере - до нар.
  
  
  
  Явление второе
  
  Т а с я, одна.
  
  
  Т а с я (вбегает). Я первая... Еще никого нет!.. Опередила и Остапа...
  А тут ли будет сходка?..
  
  
  Явление третье
  
  Т а с я и С т е п а н Б р а т к о в с к и й.
  
  
  С т е п а н (тот же узник, только молодой, без бороды, с небольшими
  усами). И ты здесь, Тася? Одна пришла в такую глушь, ночью? Это безумие!
  
  Т а с я. Я не одна, я с Остапом.
  
  С т е п а н. А где же он?
  
  Т а с я. Пошел проверить, все ли в порядке.
  
  С т е п а н. Но все-таки как ты неосторожна, моя милая: тут собираются
  мужественные бойцы, а для нежных созданий это дело опасное; женщинам здесь
  не место!
  
  Т а с я. Когда речь идет о судьбе народа, о родине, то и нежные
  создания должны отдать свои силы... тут не должно быть ни панн, ни панночек,
  тут все равны. И все мы готовы положить жизнь на алтарь отчизны! А если еще
  к этому призывает Степан, то и ад мне не страшен!
  
  С т е п а н. Единственная моя! (Жмет ей руку.)
  
  
  
  Явление четвертое
  
  Т е ж е, О с т а п и д р у г и е б у н т а р и.
  
  
  Со всех сторон бесшумно появляются разные люди - и молодые, и старые;
  большею частью горожане, простолюдины, кое-где видны и казаки.
  
  
  С т е п а н. Что, все собрались, братья?
  
  Г о л о с а. Все, все!
  
  С т е п а н. И все свои, верные? Иуды среди вас нет?
  
  Г о л о с а (ближние). Как будто нет.
  
  Г о л о с а (дальние). А кто его знает.
  
  
  Где-то вдали слышен смех.
  
  
  С т е п а н. А дозорные поставлены?
  
  О с т а п. Стоят. Я сам обошел.
  
  К т о - т о (вдалеке). Стоят. Ха-ха!!
  
  
  Все переглянулись. Пауза.
  
  
  С т е п а н. Ну, братья, вы знаете, для чего мы собрались? До
  крайности дошло, народ изнемогает в непосильном труде, придавило рабское
  ярмо ваши шеи, под гнетом гибнет отчизна!
  
  Г о л о с а. Гибнет!
  
  
  
  Эхо печально: "Гибнет". Где-то закричала сова. Все вздрогнули.
  
  
  С т е п а н
  
  Насильник нас до нитки обобрал:
  
  Добро, права, труд, вольности святые;
  
  Как скот, он нас запряг в ярмо, дерет
  
  С рабов своих несчастных по три шкуры...
  
  Да что там шкуры - душу подавай,
  
  Хотел бы он, чтоб отреклись от близких,
  
  От славы стародавней, от отцов,
  
  Честных могил и веры наших предков;
  
  Он требует, чтоб отказались мы
  
  От языка, обычаев и рода,
  
  Чтоб стали все бесправными, как псы,
  
  Напялили чужую, вражью шкуру.
  
  
  К р е с т ь я н е
  
  (большинство)
  
  Да, всюду произвол, насилье, гнет!
  
  
  Г о р о ж а н е
  
  (меньшинство)
  
  Ох, только как ты совладаешь с ними?
  
  
  
  О с т а п
  
  На нож должны поднять мы сами нож!
  
  
  К а з а к и
  
  Нож! Нож!
  
  
  Крестьяне
  
  (одни)
  
  
  Но сверх ножа нужны и силы,
  
  Иначе вырвут...
  
  
  К р е с т ь я н е
  
  (другие)
  
  
  
  Нас же полоснут!..
  
  
  Крестьяне
  
  (третьи)
  
  А где нам взять их?
  
  
  Горожане
  
  (одни)
  
  
  
   Если будет горстка,
  
  Раздавят вмиг, а много не собрать...
  
  
  Г о р о ж а н е
  
  (другие)
  
  Вот после этаких забав срезали
  
  Права вконец...
  
  
  Эхо вдалеке: "Вконец! Вконец! Вконец!"
  
  
  О с т а п
  
  О том и речь, что малые отряды
  
  Годны лишь для отпора - здесь и там;
  
  Их надо сбить в один кулак могучий!
  
  
  К а з а к и
  
  Сплотиться надо нам в большую рать!
  
  
  Сова в лесу: "Го-го!"
  
  
  К р е с т ь я н е
  
  Всем миром взяться... Правильно!
  
  
  Г о р о ж а н е
  
  
  
  
  
   А может,
  
  Уступку сделать кое в чем... Глядишь,
  
  И у врага мы выторгуем малость...
  
  
  С т е п а н
  
  (всплеснув руками)
  
  Да чем еще нам поступаться, чем?
  
  Всем, кажется, уже мы поступились:
  
  Мы отдали наследие отцов,
  
  Паны забрали землю, нажитое
  
  Кровавыми мозолями добро,
  
  И вольности, и труд, и силу нашу,
  
  Так чем еще, скажите, бить челом?
  
  Отдать детей собакам на съеденье?
  
  Сестер и жен псам бросить на позор?
  
  Или швырнуть и душу на потеху?
  
  Да хоть бы все мы отдали дотла,
  
  Хотя б им под ноги легли, - что толку?
  
  Не знает к слабым милости палач;
  
  Лишь силой можем вырвать мы свободу,
  
  Вернуть права и жизнь отвоевать...
  
  Так повелось и будет так вовеки!
  
  
  Г о л о с а
  
  (сперва одиночные, а затем общим хором)
  
  Да! Правда! Да!.. Волков встречай колом...
  
  Лежачего бьет и татарин... Встанем!!
  
  
  На сцене темнеет, вдали слышны глухие раскаты грома.
  
  
  С т е п а н
  
  Есть, братья, нужды, свойственные всем -
  
  И людям, и скотине бессловесной, -
  
  Уж так велит и шкура, и нутро.
  
  Кому милы нагайки, и неволя,
  
  И холод злой, и голод, и огонь,
  
  И тяжкая работа на злодеев?!
  
  То знает даже подъяремный вол.
  
  А есть права, что выше нужд вседневных, -
  
  Права души, всем людям божий дар
  
  И каждому народу дар особый,
  
  Так можно ль нам не соблюдать души,
  
  Когда в ней воплотился образ божий?
  
  Его запачкать - значит зверем стать,
  
  Нет, хуже зверя... Враг того и хочет!
  
  
  Г о л о с а
  
  Не быть тому! Души не продадим!
  
  Скорей костьми мы ляжем за святыню!
  
  
  
  К о е - к т о и з г о р о ж а н
  
  Лечь ляжем, только не добудем прав,
  
  Ведь у врага бесчисленные силы.
  
  
  К р е с т ь я н е
  
  (большинство)
  
  Вам страшно, да? Вас мучает корысть?!
  
  За сладкий кус готовы на измену?
  
  Нет, коли гибнуть, так уж гибнуть всем!
  
  
  О с т а п
  
  Или добыть себе права и волю,
  
  Иль всем конец!
  
  
  С т е п а н
  
  
  
  Страшней всего позор!
  
  Какая жизнь в ярме, под батогами?
  
  
  Г о л о с а
  
  Бери ножи! А вожаком - Степан!
  
  
  В с е
  
  Степан! Степан!
  
  
  Что-то завыло. Молния. Гром. В лесу раздался хохот.
  
  
  С т е п а н
  
  Клянусь вам, братья, что ни блеск сокровищ,
  
  Ни страстных чувств неукротимый пыл,
  
  Ни дружба, ни любовь к родным и близким,
  
  Ни страх угроз или смертельных мук
  
  Меня свернуть с дороги не заставят,
  
  Изменою души не осквернят!
  
  Клянусь отдать я жизнь свою за благо
  
  Ограбленных, обиженных людей!
  
  
  В с е
  
  На веки вечные Степану слава!
  
  
  С т е п а н
  
  И вы клянитесь!
  
  
  В с е
  
  (вынимают ножи)
  
  
  
  Острым сим ножом!
  
  Иль мы погибнем, или сгинет ворог!
  
  Изменника пусть покарает нож!
  
  Клянемся все!
  
  
  С т е п а н
  
  (вынимает нож)
  
  
  
   За волю, за свободу!
  
  
  Сильный удар грома, молния. Все содрогнулись.
  
  
  Г о л о с а
  
  (из лесу)
  
  Нас обошли! Спасайся, кто может!
  
  
  Все бросились в разные стороны, исчезли. Степан и Тася тоже побежали
  вслед за остальными, но скалы н деревья преграждают им путь. Жесты отчаяния.
  Кромешная тьма; ее прорезают только молнии да черный зев пещеры начинает
  светиться.
  
  
  С т е п а н
  
  В ловушке! А! Поймают нас!
  
  
  Т а с я
  
  
  
  
   Ну что же!
  
  С тобой, вдвоем - не страшно умирать!
  
  
  С т е п а н
  
  Дай руку!
  
  
  Т а с я
  
  
  Вот она! На жизнь и на смерть!
  
  
  Страшные раскаты грома, молния; из глубины пещеры вырывается пламя, и в
  нем появляется ч у д и щ е.
  
  
  
  Явление пятое
  
  Музыка сопровождает появление чудища; за сценой поет хор басов, будто
  воет само чудище.
  
  
  Ч у д и щ е
  
  Я - злато;
  
  Отрада -
  
  Мой сладостный звон;
  
  И волю,
  
  И долю,
  
  Все, все купит он!
  
  
  Я - сила;
  
  Могила -
  
  Свобода твоя;
  
  Навек Человеку
  
  Закон бытия!
  
  
  Я - власть,
  
  И все пасть
  
  Предо мною спешит;
  
  Ярмо и
  
  Побои -
  
  Мой скипетр и щит!
  
  
  Огонь
  
  Вдохновенья,
  
  Победы наук
  
  Мне - сил упроченье,
  
  Вам - тысячи мук!
  
  
  Гром - и все пропадает; снова стена и дверь. Последний куплет
  повторяется еще раз после исчезновения чудища.
  
  
  
  Явление шестое
  
  Б р а т к о в с к и й, один.
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  Что это?.. Сон?.. Иль наяву я видел?
  
  Вновь прошлое вернулось?.. Нет, тюрьма...
  
  И ночь, и мрак... а вон глазок совиный...
  
  Какой зловещий мне приснился сон!
  
  Бррр! Чудище! Князь мира - злая сила,
  
  Она все губит... Так неужто свет,
  
  Любовь, наука, братская сплоченность
  
  Безумной силе путь не преградят,
  
  Что придавила разум и свободу
  
  И грабит счастье у простых людей?
  
  Не может быть, нет, быть того не может!..
  
  Есть правда там!
  
  (Указывает на небо.)
  
  
  
  Да, верю я творцу!
  
  Бог землю сотворил не на глумленье,
  
  Не на потребу алчным палачам,
  
  А на добро и счастье всем живущим...
  
  Приидет день, ты бедных защитишь
  
  И озверевшую прогонишь нечисть, -
  
  Тогда настанет царствие твое!
  
  (Замер в благоговейной позе.)
  
  Ах, и она, моя звезда, голубка,
  
  Как будто тут была; еще звенит
  
  В сыром подвале серебристый голос,
  
  И чудится пожатье теплых рук.
  
  Ох, здесь ты, здесь! И утром я увижу
  
  Тебя, моя бесценная краса...
  
  Как по тебе тоскую я смертельно!
  
  Когда б скорее эта ночь прошла!
  
  
  
  Явление седьмое
  
  Б р а т к о в с к и й, к с е н д з и с т о р о ж.
  
  
  Сторож входит со свечой, ставит ее на стол; за ним - ксендз.
  
  
  С т о р о ж
  
  (В сторону)
  
  Несчастный, ох!
  
  (Уходит.)
  
  
  К с е н д з
  
  
  
  Господь с тобою! Мир!
  
  Еще не спишь?
  
  
  Б р а т к о в с к и й
  
  
   Нет, отче преподобный.
  
  Чем заслужил?..
  
  
  К с е н д з
  
  
  
  Что я сюда пришел?
  
  Тем, что и ты несчастный узник...

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 265 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа