Главная » Книги

Софокл - Антигона, Страница 5

Софокл - Антигона


1 2 3 4 5 6 7

gn="justify">  
   Потому что все живущее,
  
  
   Афродита, вечно юная,
  
  
   Побеждаешь ты, смеясь!
  
  
  Вдали появляется Антигона под стражей.
  
  
   Ныне и мы, старики,
  
  
   Царскую волю нарушили,
  
  
   Слез удержать не могли.
  
  
   Смотрим и плачем от жалости -
  
  
   Видим: невеста не к брачному -
  
  
   К смертному ложу идет.

    ЭПИСОДИЙ ЧЕТВЕРТЫЙ

    СЦЕНА 1

    КОММОС

  
  
  
  
  Антигона
  
  
  
  
  Строфа I
  
  
  Видите, граждане: ныне последний
  
  
  Путь совершаю, смотрю на последний
  
  
   Солнца вечернего свет.
  
  
  Солнца мне больше не видеть вовеки:
  
  
  К чуждым брегам Ахерона, в могильный,
  
  
   Всех усыпляющий мрак,
  
  
  Смерть уведет меня, полную жизни,
  
  
  Смерть приготовит мне брачное ложе,
  
  
   Свадебный гимн пропоет.
  
  
  
  
   Хор
  
  
  Не достигнув вечной славы,
  
  
  Ты идешь в жилище мертвых,
  
  
  Не в мучительной болезни,
  
  
  Не добычею врагов, -
  
  
  Нет, одна из всех живущих
  
  
  В цвете юности, свободно
  
  
  Ты за долг идешь на смерть.
  
  
  
  
  Антигона
  
  
  
   Антистрофа I
  
  
  Там на вершине Сипила, от горя
  
  
  Мать Ниобея в скалу превратилась:
  
  
   Всю, как побеги плюща,
  
  
  Камень ее охватил, вырастая:
  
  
  В тучах, под ливнем и тающим снегом,
  
  
   Плачет она, и дождем
  
  
  Вечные слезы струятся на лоно.
  
  
  В каменной, душной тюрьме мне готовят
  
  
   Боги такую же смерть.
  
  
  
  
   Хор
  
  
  Родилась она богиней,
  
  
  Ты же смертная; но славен
  
  
  Твой удел: как Ниобея,
  
  
  Как богиня, ты умрешь.
  
  
  
  
  Антигона
  
  
  
  
  Строфа II
  
  
  Вы смеетесь - увы! - надо мной, умирающей.
  
  
  Оскорбляют меня перед вами, о граждане,
  
  
   Мой родимый, великий народ!
  
  
  О диркейские волны, о Фивы, обильные
  
  
  Колесницами, рощи богов заповедные,
  
  
   Я в свидетели всех вас зову:
  
  
  Без суда, без закона, ни в чем не повинную,
  
  
  Чтобы ввергнуть меня в подземелье, подобное
  
  
   Темной, страшной могиле, ведут!
  
  
  
   И, никем не оплакана,
  
  
  
   Там я буду покинута,
  
  
  
   Среди мертвых не мертвая,
  
  
  
   А живая в гробу!
  
  
  
  
   Хор
  
  
  Ты устремилась, гордая,
  
  
  К пределу недоступному,
  
  
  К подножью Правды царственной,
  
  
  Богини справедливости, -
  
  
   Но, с высоты низвергнута,
  
  
   Падешь за грех отца.
  
  
  
  
  Антигона
  
  
  
   Антистрофа II
  
  
  Вы к больному в душе моей, к самому горькому
  
  
  Прикоснулись: зачем об отце вы напомнили
  
  
   И о древней семейной беде,
  
  
  Что преследует дом Лабдакидов наш царственный?
  
  
  Вот я гибну, на ложе преступном зачатая,
  
  
   Где несчастный отец мой лежал, -
  
  
  О, бесчестье! - в объятьях у собственной матери!
  
  
  Я от них родилась и, богами проклятая
  
  
   И безбрачная, к ним возвращусь...
  
  
   Полиник мой возлюбленный,
  
  
   О, погибший безвременно,
  
  
   Ты меня, еще полную
  
  
   Жизни, к мертвым влечешь!
  
  
  
  
   Хор
  
  
  Велик закон божественный,
  
  
  Но людям надо слушаться
  
  
  И власти человеческой:
  
  
  В себя ты слишком верила
  
  
  Душой непобедимою -
  
  
  И вот за то умрешь!
  
  
  
  
  Антигона

    ЭПОД

  
  
  Ныне путь последний совершаю
  
  
  Без родных, без милых, без участья,
  
  
  И лучей божественного солнца
  
  
  Больше мне вовеки не увидеть.
  
  
  Я одна пред смертью в целом мире,
  
  
  И никто меня не пожалеет!

    СЦЕНА 2

  
  
   Креонт выходит из дворца.
  
  
  
  
  Креонт
  
  
  Вы знаете ль, что если б плач и стоны
  
  
  Могли помочь, - преступник никогда
  
  
  Не прекратил бы жалоб перед смертью?
  
  
  Ведите же на казнь ее скорей
  
  
  И, заперев, как я велел, в гробницу
  
  
  Подземную, вы там ее одну
  
  
  Оставьте: пусть живет иль умирает.
  
  
  Но света ей отныне никогда
  
  
  Уж не видать. А я руки убийством
  
  
  Не осквернил, я пред богами чист.
  
  
  
  
  Антигона
  
  
  Подземная гробница, ты мой вечный
  
  
  Приют, увы! мой свадебный чертог!
  
  
  Я ухожу навеки к вам, о тени
  
  
  Любимые, бесчисленные, к вам,
  
  
  Сошедшие в жилище Персефоны!
  
  
  Теперь и я последняя иду,
  
  
  Покинув жизнь до срока, но с надеждой,
  
  
  Что встретите вы радостно меня,
  
  
  Отец, и мать, и милый брат. Бывало
  
  
  С молитвами я каждому из вас
  
  
  Надгробные творила возлиянья,
  
  
  Обмыв тела, украсив и почтив,
  
  
  И вот теперь за то, что Полиника
  
  
  Я предала земле, иду на казнь.
  
  
  Но добрые меня прославят: верьте,
  
  
  Что если бы я матерью была,
  
  
  То, вопреки законам, ни супруга,
  
  
  Ни сыновей не погребла бы, нет!
  
  
  Вот почему: других детей и мужа
  
  
  Могла бы я иметь, когда бы муж
  
  
  Иль сын погиб, - но не другого брата,
  
  
  Затем, что мой отец и мать туда
  
  
  Ушли навек, откуда нет возврата...
  
  
  О милый мой, я чтила выше всех
  
  
  Тебя, и вот за что меня преступной
  
  
  Назвал Креонт, и вот за что, схватив,
  
  
  От всех друзей увлек, от милых сердцу,
  
  
  Бездетную, не знавшую любви,
  
  
  Чтоб с мертвыми похоронить живую!
  
  
  Но в чем вина моя, о боги?.. Нет,
  
  
  Зачем к богам невнемлющим взываю,
  
  
  Кого из них о помощи молю?
  
  
  Воздав им честь, я гибну за нечестье!
  
  
  Когда неправду терпят сами боги,
  
  
  Пускай умру, пускай меня зовут
  
  
  Преступною, - но коль и вы преступны,
  
  
  Враги мои, то не желаю вам
  
  
  Страдать сильней, чем я теперь страдаю!
  
  
  
  
   Хор
  
  
  Та же буря в душе, та же сила и гнев.
  
  
  О, мятежное, гордое сердце!
  
  
  
   Креонт (страже)
  
  
  Уведите ее: горе вам, о рабы,
  
  
   Если вы еще будете медлить!
  
  
  
  
  Антигона
  
  
  Это слово мне смерть возвещает...
  
  
  
  
  Креонт
  
  
  
  
  
  
   И знай,
  
  
   Что веленья мои неизменны:
  
  
  Не избегнешь ты смерти!
  
  
  
  
  Антигона
  
  
  
  
  
   О город родной,
  
  
  О великие боги отчизны,
  
  
  Без вины умираю! Старейшины Фив,
  
  
   И вожди, и народ, посмотрите,
  
  
  На какие страданья какой человек
  
  
  Дочь владыки, меня, обрекает за то,
  
  
  Что почтила я волю бессмертных!
  
  
  
   Антигону уводят.

    СТАСИМ IV

  
  
  
  
   Хор
  
  
  
  
  Строфа I
  
  
  Небесного света лишилась, как ты,
  
  
   Даная в тюрьме медностенной,
  
  
  Подобной могиле, меж тем, о дитя,
  
  
   Была она славного рода:
  
  
  К ней сам Громовержец, любя, нисходил
  
  
   На лоно дождем златострунным.
  
  
  
   Но ужасна сила Рока:
  
  
  
   От нее спасти не могут
  
  
  
   Ни твердыни, ни войска,
  
  
  
   Ни сокровища, ни в море
  
  
  
   Ударяемых волнами
  
  
  
   Стаи черных кораблей.
  
  
  
   Антистрофа I
  
  
  Так в каменный гроб заключил Дионис
  
  
   Дриантова буйного сына,
  
  
  Владыку Эдонов, за гордость и гнев:
  
  
   Как ты, он в темнице томился.
  
  
  Пред силою бога смиряется гнев
  
  
   В бессильной груди человека:
  
  
  
   Он раскаялся, что Вакха
  
  
  
   Оскорбил надменной речью,
  
  
  
   Вырвал светочи из рук
  
  
  
   У божественных вакханок,
  
  
  
   Что прогневал муз, влюбленных
  
  
  
   В звуки сладостные флейт.
  
  
  
  
  Строфа II
  
  
  Близ черных утесов двух смежных морей,
  
  
   Где в грозный обрыв Сальмидесса,
  
  
  На диком прибрежье фракийском, валы
  
  
   Босфора, шумя, ударяют,
  
  
  Где вечно царит беспощадный Арей, -
  
  
   Погибли два сына Финея:
  
  
  
   Злая мачеха пронзила
  
  
  
   Им страдальческие очи
  
  
  
   Острием веретена;
  
  
  
   Свет потух для них навеки,
  
  
  
   И о мщенье возопила
  
  
  
   Кровь пролитая к богам.
  
  
  
   Антистрофа II
  
  
  Тоскуя, они вспоминали в тюрьме,
  
  
   Как бедная мать их погибла.
  
  
  А царственным родом была и она
  
  
   Из древней семьи Эрехтидов;
  
  
  Ее в полуночных пещерах Борей,
  
  
   Отец, убаюкивал бурей.
  
  
  
   Дева мощная взбегала
  
  
  
   На вершины ледяные
  
  
  
   Легче быстрого коня,
  
  
  
   Но, увы! И дочь Борея
  
  
  
   Парки дряхлые настигли,
  
  
  
   Как и всех, мое дитя!

    ЭПИСОДИЙ ПЯТЫЙ

    СЦЕНА 1

  
  Входит прорицатель Тиресий с поводырем-мальчиком.
  
  
  
  
  Тиресий
  
  
  Старейшины, сюда пришли мы двое,
  
  
  Но за двоих смотрел один из нас:
  
  
  Так и всегда - ведет слепого зрячий.
  
  
  
  
  Креонт
  
  
  Что нового, Тиресий?
  
  
  
  
  Тиресий
  
  
  
  
  
  Я сейчас
  
  
  Открою все, а ты меня, владыка,
  
  
  Послушайся.
  
  
  
  
  Креонт
  
  
  
   Еще я никогда
  
  
  Не отвергал твоих советов мудрых.
  
  
  
  
  Тиресий
  
  
  И городом доныне управлял
  
  
  Ты счастливо.
  
  
  
  
  Креонт
  
  
  
  
  Я знаю, что во многом
  
  
  Ты мне помог.
  
  
  
  
  Тиресий
  
  
  
  
  Но счастью твоему
  
  
  Теперь грозит опасность.
  
  
  
  
  Креокт
  
  
  
  
  
   Что случилось?
  
  
  От слов твоих я содрогаюсь.
  
  
  
  
  Тиресий
  
  
  
  
  
  
  Царь,
  
  
  Ты все поймешь, когда тебе приметы
  
  
  Я расскажу. В убежище, куда
  
  
  Слетаются пророческие птицы,
  
  
  Я слышал крик зловещий, гневный, звук
  
  
  Неведомый; узнав по шуму крыльев,
  
  
  Что в яростной борьбе когтями рвут
  
  
  Пернатые друг друга, - полон страха,
  
  
  На алтарях пылающих искал
  
  
  Я знамений в огне; но пламя ярко
  
  
  Над жертвою не вспыхивало: жир
  
  
  Растопленный был поглощаем пеплом,
  
  
  И он кипел, дымясь, и желчь алтарь
  
  
  Обрызгала; белели кости, мяса
  
  
  Лишенные, нагие. Обо всем
  
  
  Поведал мне вожатый (этот мальчик
  
  
  Ведет меня, как я веду народ).
  
  
  Узнай же, царь, что бедствием великим
  
  
  И ужасом объят из-за тебя
  
  
  Весь город: псы и птицы клочья тела,
  
  
  Лишенного могилы, разнесли
  
  
  По очагам и жертвенникам, всюду.
  
  
  Вот почему от граждан ни молитв,
  
  
  Ни дыма жертв не принимают боги;
  
  
  И страх царит, и стаи вещих птиц
  
  
  Безмолвствуют, улившись кровью трупа.
  
  
  Подумай же об этом: все грешат -
  
  
  Таков удел живущих; но блаженны
  
  
  И мудры те, кто кается в грехах
  
  
  И кто нейдет, познав свою неправду,
  
  
  Упорствуя, по ложному пути, -
  
  
  Изобличат упрямых в неразумье.
  
  
  Помилуй же убитого врага,
  
  
  Погибшему не мсти. Какая слава
  
  
  Торжествовать над мертвыми, мой сын?
  
  
  Благой совет приносит людям радость, -
  
  
  Не гневайся: я говорил любя.
  
  
  
  
  Креонт
  
  
  Старик, метать мне в сердце ваши стрелы,
  
  
  Как в цель стрелки, вы сговорились: вот
  
  
  Пришел черед гадателей; родные
  
  
  Врагам давно уж предали меня.
  
  
  Что ж, радуйтесь о прибыли, копите
  
  
  Вы золото индийское, янтарь
  
  
  Из дальних Сард, но знайте: Полиника
  
  
  Убитого я не предам земле,
  
  
  Хотя б орлы Зевесовы добычу
  
  

Другие авторы
  • Львова Надежда Григорьевна
  • Заблудовский Михаил Давидович
  • Якубович Петр Филиппович
  • Ткачев Петр Никитич
  • Александров Н. Н.
  • Персий
  • Гончаров Иван Александрович
  • Бурже Поль
  • Комаров Александр Александрович
  • Дитмар Карл Фон
  • Другие произведения
  • Гольдберг Исаак Григорьевич - Гроб подполковника Недочетова
  • Дживелегов Алексей Карпович - Вазари и Италия
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Наль и Дамаянти. Индейская повесть В. А. Жуковского...
  • Костомаров Николай Иванович - На статью Всеволода Крестовского: "Ходатайство Костомарова за Сковороду и Срезневского"
  • Врангель Николай Николаевич - Выставка "Сатирикона" в редакции "Аполлона"
  • Башкин Василий Васильевич - Левкои
  • Шекспир Вильям - Антоний и Клеопатра
  • Дорошевич Влас Михайлович - Песни паяца
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Товарищ Ганс
  • Каченовский Михаил Трофимович - Взгляд на Благородный Пансион при Императорском Московском Университете
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 371 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа