Главная » Книги

Шекспир Вильям - Комедия ошибок

Шекспир Вильям - Комедия ошибок


1 2 3 4


ПОЛНОЕ СОБРАН²Е СОЧИНЕН²Й

В. ШЕКСПИРА

ВЪ ПРОЗѢ И СТИХАХЪ

ПЕРЕВЕЛЪ П. А. КАНШИНЪ.

ТОМЪ ОДИННАДЦАТЫЙ.

1) Много шуму изъ ничего. 2) Усмирен³е строптивой. 3) Комед³я ошибокъ. 4) Периклъ, принцъ Тирск³й. 5) Страстный пилигримъ.

БЕЗПЛАТНОЕ ПРИЛОЖЕН²Е

КЪ ЖУРНАЛУ

"ЖИВОПИСНОЕ ОБОЗРѢН²Е"

за 1893 ГОДЪ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

ИЗДАН²Е С. ДОБРОДѢЕВА.

1893.

  

КОМЕД²Я ОШИБОКЪ.

  

ДѢЙСТBУЮЩ²Я ЛИЦА.

  
   Солин³й, герцогъ эфесск³й.
   Эгеонъ, купецъ изъ Сиракузы.
   Антифолъ эфесск³й, Антифолъ сиракузск³й - близнецы, сыновья Эгеона и Эмил³и.
   Дром³о эфесск³й, Дром³о сиракузск³й- близнецы, слуги обоихъ Антифоловъ.
   Балтаз³аръ, купецъ.
   Анжело, ювелиръ.
   Купецъ, другъ Антифола сиракузскаго.
   Пинчъ, школьный учитель.
   Эмил³я, жена Эгеона.
   Адр³ана, жена Антифола эфесскаго.
   Луц³ана, ея сестра.
   Луц³я, служанка Адр³аны.
   Куртизанка.
  

Стража, полицейск³е, слуги.

Мѣсто дѣйств³я: Эфесъ.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

СЦЕНА I.

Комната во дворцѣ Герцога,

Входятъ: Солин³й, Эгеонъ, тюремщикъ и свита.

  
   Эгеонъ. Доверши, Солин³й, мое паден³е и, смертнымъ приговоромъ, прекрати мои страдан³я и все остальное.
   Герцогъ. Купецъ изъ Сиракузъ, не защищайся болѣе, я безпристрастенъ и не нарушу законовъ. Вражда и раздоръ; еще столь недавно вызванные безчеловѣчною жестокостью вашего герцога съ почтенными купцами, нашими соотечественниками, которые, за неимѣн³емъ золота, чтобы выкупить жизнь, запечатлѣли своею кровью его суровыя постановлен³я,- изгоняютъ всякое сострадан³е изъ нашихъ угрожающихъ взоровъ. Съ тѣхъ поръ, какъ начались внутренн³я, жесток³я междоусоб³я между нами и твоими бунтующими соотечественниками, было рѣшено, въ торжественномъ собран³и, и сиракузцами и нами, прервать всяк³я сношен³я между нашими враждующими городами; кромѣ того, было рѣшено, что всяк³й, рожденный въ Эфесѣ, какъ только появится на сиракузскомъ рынкѣ или ярмаркѣ, и съ другой стороны, всяк³й сиракузецъ, пристающ³й у эфесской гавани, долженъ быть подвергнутъ смертной казни, его товаръ и все его имущество должны быть предоставлены въ пользу герцога, если только онъ не внесетъ тысячу марокъ, чтобы выкупить свою вину, твое-же имущество не превышаетъ, даже по самой высокой оцѣнкѣ, и ста марокъ, а поэтому ты осужденъ закономъ на смерть.
   Эгеонъ. По крайней мѣрѣ, мнѣ остается одно утѣшен³е: какъ только будетъ приведенъ въ исполнен³е твой приговоръ, всѣ мои муки прекратятся съ закатомъ солнца.
   Герцогъ. Скажи намъ, спракузецъ, вкратцѣ, почему ты оставилъ свою родную сторону и зачѣмъ ты пр³ѣхалъ въ Эфесъ?
   Эгеонъ. Болѣе тяжкая обязанность не могла быть возложена на меня, какъ разсказать мои невыразимыя несчаст³я. Однако, для того, чтобы м³ръ зналъ, что я умираю не за какое-либо низкое преступлен³е, а за то, что повиновался природѣ, я разскажу, что позволитъ мнѣ разсказать мое горе. Я родился въ Сиракузахъ и женился на женщинѣ, счастливой исключительно мною, а я - только ею, еслибы не наша злосчастная судьба. Я жилъ съ нею въ радости; наше состоян³е возрастало, благодаря счастливымъ поѣздкамъ въ Эпидамнъ, пока не умеръ мой повѣренный, и большая забота о товарахъ, оставшихся тамъ безъ всякаго присмотра, исторгнула меня изъ сладостныхъ объят³й моей жены. Не прошло еще и шести мѣсяцевъ со времени моего отсутств³я, какъ она, изнемогая отъ сладостнаго положен³я, несомаго всѣми женщинами, собралась въ путь и вскорѣ счастливо пр³ѣхала въ мѣсто, гдѣ я находился. Спустя немного времени она сдѣлалась счастливой матерью двухъ прекрасныхъ мальчиковъ, до такой степени, по непонятной странности, похожихъ другъ на друга, что ихъ можно было отличать только ихъ именами. Въ тотъ-же самый часъ и въ томъ-же самомъ домѣ разрѣшилась отъ бремени и одна бѣдная женщина, и тоже двумя мальчиками, столь-же удивительно похожими. Такъ какъ ихъ родители находились въ крайней бѣдности, то я купилъ ихъ съ тѣмъ, чтобы впослѣдств³и они были слугами моихъ сыновей. Моя жена, не мало гордясь такими сыновьями, каждый день настаивала на томъ, чтобы мы вернулись домой. Я далъ свое соглас³е очень неохотно, и увы! слишкомъ скоро. Мы сѣли на корабль. Не успѣли мы отъѣхать отъ Эпидамна и на одну какую-нибудь милю, какъ бездна, вѣчно покорная вѣтрамъ, стала предвѣщать намъ трагическую гибель. Вскорѣ мы потеряли всякую надежду, потому что и тотъ слабый свѣтъ, который былъ проливаемъ помраченнымъ моремъ, вносилъ въ наши испуганные ума увѣренность въ неизбѣжной и близкой смерти. Что касается меня, то я бы встрѣтилъ ее охотно и съ радостью бросился-бы въ ея объят³я, но вопли моей жены заранѣе оплакивавшей то, что казалось ей неизбѣжнымъ, и жалобные крики этихъ прелестныхъ дѣтей, которыя плакали, не сознавая опасности, заставили меня поискать средства отдалить роковую минуту для нихъ и для меня. И, дѣйствительно, это была только отсрочка, потому что не было никакого средства спасен³я. Матросы искали спасен³я въ шлюпкѣ, предоставивъ намъ корабль, готовый погрузиться въ море. Моя жена, заботясь больше о младшемъ близнецѣ, привязала его вмѣстѣ съ однимъ изъ купленныхъ близнецовъ къ одной изъ небольшихъ запасныхъ мачтъ, которыя моряки возятъ съ собой на случай бурь. Тоже самое сдѣлалъ и я съ двумя другими мальчиками. Когда, такимъ образомъ, были размѣщены дѣти, моя жена и я мы ухватились: я - за одинъ конецъ мачты, она - за другой и, предавшись произволу волнъ, устремивъ глаза на тѣхъ, о комъ мы больше всего заботились, мы были унесены, какъ вамъ показалось, по направлен³ю къ Коринѳу. Наконецъ, солнце, освѣтивъ своими лучами землю, разогнало гибельныя тучи и, благодаря желанному свѣту, море успокоилось, и мы замѣтили вдали два корабля, плывш³е по направлен³ю къ намъ: одинъ - изъ Коринѳа, другой - изъ Эпидавра. Но прежде, чѣмъ они успѣли къ намъ подойти... О, позволь мнѣ не разсказывать, что было дальше... Изъ того, что было сказано мною, угадай и то, что затѣмъ послѣдовало.
   Герцогъ. Нѣтъ, старикъ, продолжай; не прерывай себя такъ: ты можешь возбудить въ насъ сострадан³е, хотя мы и не можемъ помиловать тебя.
   Эгеонъ. О, еслибы боги оказали мнѣ сострадан³е, мнѣ-бы не пришлось называть ихъ безжалостными! Не болѣе какъ на десять миль были удалены отъ насъ два корабля, какъ вдругъ мы наткнулись на подводную скалу; съ неимовѣрной силой мы ударились о нее, и наша мачта-спасительница переломилась посрединѣ, такъ что въ этой несправедливой разлукѣ судьба оставила каждому изъ насъ, чѣмъ радоваться и чѣмъ печалиться. Та половина мачты, за которую она ухватилась, несчастная душа, обремененная, какъ надо полагать, меньшею тяжестью, но не меньшимъ горемъ, быстрѣе была унесена вѣтромъ, и на виду у насъ всѣ трое были спасены, какъ мнѣ показалось, рыбаками изъ Коринѳа. Наконецъ, другой корабль, взялъ насъ, и какъ только корабельщики узнали, кого они спасли, они оказали намъ самое горячее участ³е; они даже вознамѣрились взять у рыбаковъ и жену мою, но ихъ корабль былъ недостаточно легокъ на ходу, и поэтому они направили свой путь домой. Теперь ты знаешь, какъ я отторгнутъ отъ моего счастья; злая судьба только съ тѣмъ сохранила мою жизнь, чтобы я могъ разсказать скорбную истор³ю постигшихъ меня несчаст³й.
   Герцогъ. Именемъ тѣхъ, кого ты оплакиваешь, окажи мнѣ услугу и разскажи мнѣ подробно, что случилось съ ними и съ тобою до нынѣшняго дня.
   Эгеонъ. Мой младш³й сынъ, моя старѣйшая забота, когда ему минуло восемнадцать лѣтъ, пожелалъ узнать о судьбѣ своего брата и неотступно просилъ меня позволить, чтобы его слуга, какъ и онъ, оторванный отъ брата, могъ сопровождать его въ его поискахъ. И такимъ образомъ, въ надеждѣ отыскать потерянное дитя, я потерялъ и того, кого любилъ. Цѣлыхъ пять лѣть пространствовалъ я по Грец³и и по отдаленнѣйшимъ предѣламъ Аз³и и только на возвратномъ пути я заѣхалъ въ Эфесъ, потеряши всякую надежду отыскать моихъ сыновей, но не желая оставить въ то же время безъ розысковъ ни одного мѣста, посѣщаемаго людьми. Здѣсь и должна кончиться истор³я моей жизни, и для меня было бы счастьемъ эта безвременная смерть, если бы только всѣ мои странствован³я могли меня убѣдить, что мои сыновья живы.
   Герцогъ. Несчастный Эгеонъ, обреченный судьбой испытать самыя ужасныя несчаст³я, повѣрь мнѣ, что я былъ бы твоимъ самымъ усерднымъ адвокатомъ, еслибы только это не было посягательствомъ на наши законы, на мою корону, на мою клятву, на мое достоинство, которыми монархи не могутъ пренебрегать, еслибы даже и хотѣли этого. Но хотя ты и осужденъ на смерть и хотя произнесенный приговоръ не можетъ быть отмѣненъ, не нанеся большого урона нашей чести, я постараюсь помочь тебѣ, чѣмъ могу. Поэтому, купецъ, даю тебѣ этотъ день: попытайся поискать спасен³я въ помощи другихъ. Обратись ко всѣмъ твоимъ друзьямъ, которыхъ ты имѣешь въ Эфесѣ. Возьми у нихъ или займи необходимую сумму - и живи; въ противномъ случаѣ ты обреченъ на смерть. Тюремщикъ, уведи его.
   Тюремщикъ. Исполню твое приказан³е, государь.
   Эгеонъ. Безъ надежды и безъ помощи уходитъ Эгеонъ, но его смерть лишь отсрочена (Уходитъ).
  

СЦЕНА II. Площадь.

Входятъ: Антифолъ и Дром³о сиракузск³е и Купецъ.

  
   Кѵпецъ. Итакъ, скажи, что ты изъ Эпидамна, если не хочешь, чтобы твое имущество было сконфисковано. Недольше, какъ сегодня, былъ взятъ подъ стражу за пр³ѣздъ сюда какой-то купецъ изъ Сиракузъ, и такъ какъ у него нѣтъ средствъ, чтобы выкупить свою жизнь, то, согласно городскимъ постановлен³ямъ, онъ долженъ умереть прежде, чѣмъ усталое солнце скроется на западѣ. Вотъ твои деньги, бывш³яуменя на сбережен³и.
   Антифолъ сиракузск³й. Ступай, отнеси это въ Центавръ, гдѣ мы поселились, и жди меня тамъ, Дром³о.Остается еще цѣлый часъ до обѣда; въ это время я пойду познакомиться съ нравами города, посмотрю на купцовъ, на здан³я, а потомъ пройду поспать въ гостинницу, потому что долгое странствован³е очень меня утомилои измучило. Ну, убирайся!
   Дром³о сиракузск³й. Ну, да, мног³е не позадумались бы поймать васъ на словѣ и въ самомъ дѣлѣ убрались-бы по добру по здорову съ такою хорошеюношею.
  

Дром³о сиракузск³й уходитъ.

  
   Антифолъ сиракузск³й. Честнѣйш³й шутъ, сударь; онъ часто, когда я удрученъ горемъ и заботами, облегчаетъ меня своими веселыми шутками. Не захотите-ли пройтись со мной по городу, а потомъ зайти ко мнѣ въ гостинницу и пообѣдать со мной?
   Купецъ. Я уже приглашенъ къ нѣкоторымъ купцамъ, съ которыми у меняесть очень выгодныя дѣла. Умоляю васъ, простите меня. Послѣ пяти часовъ, если вамъ будетъ угодно, мы можемъ встрѣтиться на торговой площади, а потомъ я буду къ вашимъ услугамъ до отхода ко сну. А теперь неотложныя дѣла заставляютъ меня покинуть васъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Итакъ, прощайте на это время. Пойду блуждать и стану осматривать городъ.
   Купецъ. Рекомендую васъ вашему собственному удовольств³ю (Уходитъ).
   Антифолъ сиракузск³й. Тотъ, кто рекомендуетъ меня моему собственному удовольств³ю, рекомендуетъ меня тому, что я не въ состоян³и найти. Въ м³рѣ я - точно капляводы, которая ищетъ другую каплю въ океанѣ; упавши туда, чтобы найти свою товарку, она незримо, незамѣтно пропадаетъ въ немъ; такъ и я, несчастный, отыскивая мать и брата, я и самъ теряюсь въ своихъ поискахъ.
  

Входитъ Дром³о эфесск³й.

  
   А! вотъ и вѣрный альманахъ моего существован³я. Зачѣмъ ты такъ скоро возвратился?.
   Дром³о эфесск³й. Такъ скоро возвратился? Лучше спросите: зачѣмъ такъ поздно? Каплунъ подгорѣлъ, поросенокъ вывалился съ вертела, пробило двѣнадцать часовъ, а по моей щекѣ моя хозяйка пробила одинъ часъ. Она такъ разгорячилась, видите-ли, отъ того, что кушанье простыло; кушанье простыло отъ того, что вы не возвращаетесь домой; вы не возвращаетесь отъ того, что у васъ нѣтъ аппетита; не имѣете аппетита, оттого что раньше разговѣлись, но мы, знакомые по опыту съ постомъ и молитвой, мы несемъ покаян³е за ваши сегодняшн³я прегрѣшен³я.
   Антифолъ сиракузск³й. Попридержи, любезнѣйш³й, немного свой порывъ и скажи-камнѣ, куда ты дѣлъ деньги, которыя я тебѣ далъ?
   Дром³о эфесск³й. Шесть пенни, которыя вы велѣли снести сѣдельнику за барынинъ подхвостникъ, въ прошлую среду? Ихъ получилъ сѣдельникъ, а у меня ихъ нѣтъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Сегодня я совсѣмъ не расположенъ шутить; скажи лучше безъ всякихъ дурачествъ, гдѣ деньги? Мы здѣсь чужестранцы; какъ ты могъ оставить въ чужихъ рукахъ такую большую сумму?
   Дром³о эфесск³й. Сдѣлайте милость, принимайтесь за шуточки, когда будете сидѣть за обѣденнымъ столомъ; я скакалъ сюда галопомъ по повелѣн³ю моей госпожи; если я возвращусь безъ васъ, она приметъ меня за верстовой столбъ и на моей башкѣ отмѣтитъ вашу вину. Казалось бы, что вашъ собственный желудокъ, какъ и мой, долженъ бы служить вамъ часами и загонять васъ домой и безъ гонцовъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Ну, полно, Дром³о, всѣ эти шутки теперь неумѣстны, прибереги ихъ до болѣе веселой минуты. Гдѣ золото, которое я тебѣ далъ?
   Дром³о эфесск³й. Мнѣ? Да вы мнѣ не давали никакого золота!
   Антифолъ сиракузск³й. Говорятъ тебѣ, бездѣльникъ, перестань дурачиться и скажи, какъ ты исполнилъ мое поручен³е?
   Дром³о эфесск³й. Я только одно поручен³е и получилъ. Отыскать васъ на рыночной площади и привести васъ обѣдать къ намъ, въ Фениксъ; моя госпожа и ея сестра давно васъ ожидаютъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Ну, такъ вотъ что я тебѣ скажу: именемъ христ³анина говорю тебѣ, отвѣчай сейчасъ, куда ты дѣвалъ мои деньги, или я проломаю тебѣ твою веселую башку, которая упрямится, шутить и въ такое время, когда мнѣ вовсе не до шутокъ. Гдѣ тысяча марокъ, полученныхъ тобою отъ меня?
   Дром³о эфесск³й. Правда, моя башка дѣйствительно получила нѣсколько марокъ отъ васъ, да еще нѣсколько мои плечи отъ моей госпожи, но все это не составитъ тысячи. Еслибы я попробовалъ возвратить ихъ вашей милости, то можетъ быть вы бы ихъ получили не съ такимъ терпѣн³емъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Марки твоей госпожи? А какая это у тебя госпожа, негодяй?
   Дром³о эфесск³й. Да супруга-же вашей милости и моя госпожа, тамъ, въ Фениксѣ, которая въ ожидан³и вашего прихода постится, и которая проситъ васъ поскорѣе пожаловать къ обѣду.
   Антифолъ сиракузск³й. Что-же это такое наконецъ? Ты продолжаешь смѣяться мнѣ въ лицо, когда я тебѣ запретилъ? Такъ вотъ-же тебѣ, получи, негодяй! (Бьетъ его).
   Дром³о эфесск³й. Да, что съ вамъ? удержите, ради Бога, ваши руки. А если не удержите, я дамъ волю моимъ ногамъ (Убѣгаетъ).
   Антифолъ сиракузск³й. Клянусь жизнью, благодаря какой-нибудь плутнѣ, у этого болвана выманили деньги. Говорятъ, что этотъ городъ полонъ обмановъ, искусныхъ мошенниковъ, которые отводятъ глаза, мужчинъ колдуновъ, путающихъ мысли, гнусныхъ вѣдьмъ, убивающихъ души и уродующихъ тѣло, переодѣтыхъ плутовъ, боязливыхъ шарлатановъ и разныхъ другихъ приверженцевъ грѣха. Если это такъ, то надо поскорѣе уѣзжать отсюда. Пойду въ Центавръ за этими бездѣльниками; боюсь, что деньги и въ самомъ дѣлѣ пропали (Уходитъ).
  

ДѢЙСТВ²Е ВТОРОЕ.

СЦЕНА I.

Площадь.

Входитъ: Адр³ана и Луц³ана.

  
   Адр³ана. Ни мой мужъ, ни рабъ, котораго я послала отыскать его господина какъ можно скорѣе, не возвращаются. Теперь, Луц³ана, навѣрно уже два часа.
   Луциана. Можетъ былъ, его пригласилъ къ себѣ какой нибудь купецъ, и онъ, уходя съ рыночной площади, отправился куда-нибудь обѣдать. Добрая сестра, будемъ и мы обѣдать и не огорчайся: мужчина вѣдь господинъ своей свободы; только время - господинъ мужчины, и когда они увидятъ подходящее время, они слоняются то туда, то сюда. А потому будь терпѣлива, сестра.
   Адр³ана. А почему ихъ свобода должна быть больше нашей?
   Луц³ана. Да потому, что ихъ занят³я всегда внѣ дома.
   Адр³ана. Однако, сестра, еслибы я дѣлала съ нимъ то же самое, то это не понравилось-бы ему.
   Луц³ана. О, знай, что мужъ - узда твоей воли.
   Адр³ана. Только ослы позволяютъ себя такъ обуздывать
   Луц³ана. Но буйную волю несчаст³е бьетъ плетью. Нѣтъ ничего подъ окомъ неба, ничего на землѣ, въ морѣ, на небѣ, что не имѣло-бы своей узды. Звѣри, рыбы, птицы подчинены своимъ самцамъ и находятся подъ ихъ властью. Человѣкъ, болѣе близк³й къ божеству, и властелинъ всего этого, царь необъятнаго м³ра и водяной бездны моря, поставленный своими умственными способностями и душой гораздо выше рыбы и птицы,- онъ тоже властелинъ своей жены. А потому, подчини свою волю ему.
   Адр³ана. Это-то рабство и не позволяетъ тебѣ выйти замужъ.
   Луц³ана. Не этого я боюсь, а заботъ супружескаго ложа.
   Адр³ана. Но еслибы ты вышла замужъ, то хотѣла-бы вѣдь имѣть какую-нибудь власть?
   Луц³ана. Прежде, чѣмъ научиться любить, я буду упражняться въ повиновен³и.
   Адр³ана. А еслибы твой мужъ сталъ бѣгать изъ дому?
   Луц³ана. Я-бы ожидала терпѣливо, пока онъ снова вернется домой.
   Адр³ана. Нѣтъ ничего удивительнаго, когда ничѣмъ не растревоженное терпѣн³е остается спокойнымъ. Не мудрено быть кроткой, когда нѣтъ причины сердиться. Когда несчастное создан³е, истерзанное бѣдой, кричитъ, мы говоримъ, чтобы оно успокоилось. Но еслибы намъ самимъ пришлось нести такое-же бремя страдан³й, то и мы кричали-бы такъ-же, а можетъ-быть и больше. Такъ вотъ и ты, не имѣющая сквернаго мужа, который-бы тебя огорчалъ, ты хочешь меня утѣшить безпомощнымъ терпѣн³емъ, но если ты проживешь столько, что и сама увидишь, какъ твои права будутъ попраны, ты прогонишь это глупое терпѣн³е.
   Луц³ана. Ну, хорошо, я какъ-нибудь нарочно выйду замужъ, чтобы сдѣлать опытъ. Но вотъ и твой слуга, твой мужъ, значитъ, недалеко.
  

Входитъ Дром³о эфесск³й.

  
   Адр³ана. Говори, идетъ-ли, наконецъ, твой запоздавш³й господинъ?
   Дром³о эфесск³й. Я насилу улизнулъ отъ него; лучшее этому доказательство - мои уши.
   Адр³ана. Скажи, говорилъ ты съ нимъ? Как³я его намѣрен³я?
   Дром³о эфесск³й. Ну, да, да, онъ мнѣ ихъ сказалъ на ухо. Проклятая рука! Я ровно ничего не понялъ.
   Луц³ана. А развѣ онъ говорилъ такъ темно, что ты не могъ его понять?
   Дром³о эфесск³й. Совсѣмъ нѣтъ, онъ говорилъ такъ ясно, что я отлично могъ чувствовать его ударен³я, а вмѣстѣ съ тѣмъ онъ выражался такъ темно, что я ровно ничего не понялъ.
   Адр³ана. Но, скажи, пожалуйста, намѣренъ-ли онъ возвратиться домой?.. Онъ, кажется, старался нравиться своей женѣ.
   Дром³о эфесск³й. А знаете, госпожа? Я увѣренъ, мой господинъ взбѣсился, какъ настоящ³й рогоносецъ.
   Адр³анъ. Ахъ ты, негодяй! какой рогоносецъ?
   Дром³о эфесск³й. То-есть, видите-ли, не совсѣмъ-какъ рогатый мужъ, но все-таки онъ взбѣсился. Когда я сталъ звать его обѣдать, онъ вдругъ потребовалъ тысячу марокъ золотомъ... Пора, говорю, обѣдать, а онъ кричитъ: "давай мое золото!" "Говядина подгорѣла", говорю ему, а онъ свое: "давай мое золото!" "Угодно вамъ идти домой?" спрашиваю, а онъ по прежнему кричитъ: "давай мое золото!" "Куда ты дѣлъ тысячу марокъ, которыя я тебѣ далъ, бездѣльникъ?" "Поросенокъ, говорю, совсѣмъ пережарится". "Отдавай, отвѣчаетъ, мое золото!" "Ваша госпожа", говорю, а онъ мнѣ на это: "На висѣлицу твою госпожу! Не знаю я, говоритъ, никакой твоей госпожи, къ чорту твою госпожу!"
   Луц³ана. Да кто говоритъ-то это?
   Дром³о эфесск³й. Говоритъ мой господинъ. "Не знаю я", говоритъ, "ни дома, ни жены, ни госпожи". И вотъ, такимъ-то манеромъ, то самое поручен³е, которое должно было быть исполнено моимъ языкомъ, благодаря ему, было перенесено на мои плечи, потому что, въ заключен³е, онъ исколотилъ мнѣ ихъ.
   Адр³ана. Возвращайся назадъ, негодяй, я приведи его домой сейчасъ-же.
   Дром³о эфесск³й. Назадъ? Чтобы онъ снова меня поколотилъ? Ради Бога, пошлите уже лучше кого-нибудь другого.
   Адр³ана. Говорятъ тебѣ, подлый рабъ, возвращайся назадъ, или я проломлю тебѣ башку крестъ-накрестъ.
   Дром³о эфесск³й. Именно! А онъ этотъ крестъ освятить новыми пощечинами, такъ что, благодаря вамъ и ему у меня башка получится крещеная.
   Адр³ана. Вотъ отсюда, бездѣльникъ; сейчасъ-же приведи домой твоего господина!
   Дром³о эфесск³й. Да развѣ ужъ я такъ круглъ, чтобы можно было перебрасываться мною, какъ мячикомъ? Вы меня гоните отсюда, онъ меня гонитъ оттуда. Если мнѣ придется долго оставаться на такой службѣ, то вы бы обшили меня, по крайней мѣрѣ, кожей (Уходитъ).
   Луц³ана. Фи! Какъ нетерпѣн³е обезобразило твое лицо!
   Адр³ана. Онъ навѣрное въ обществѣ своихъ любовницъ, а здѣсь я томлюсь жаждой по одному какому-нибудь веселому взгляду. Неужели-же грубые года унесли съ моихъ бѣдныхъ щекъ прелесть красоты? А если такъ, то онъ-же и уничтожилъ ее. Ужь развѣ мой разговоръ такъ скученъ? Мой умъ такъ безплоденъ? Но если мои выражен³я не такъ живы и остроумны, то, значитъ, онъ притупилъ ихъ своимъ равнодуш³емъ, твердымъ какъ мраморъ. Очаровываютъ его онѣ блестящими нарядами, что-ли? Но это не моя вина: вѣдь онъ-же господинъ моихъ расходовъ. Как³я разрушен³я онъ видитъ во мнѣ, которыя бы не были дѣломъ рукъ его? Если я подурнѣла, то онъ въ этомъ виноватъ. Онъ и его солнечный взглядъ сейчасъ-же возстановятъ мою красоту. Но онъ, точно дик³й олень, рвется изъ ограды и кормится внѣ дома, а я, несчастная, уже ничего не значу.
   Луц³ана. Какая гадкая ревность. Фи! отгони ее отъ себя
   Адр³ана. Только безчувственныя дуры могутъ быть свободны отъ подобныхъ мучен³й. Я знаю, что его взоры очарованы теперь въ другомъ мѣстѣ, иначе, что могло бы помѣшать ему быть здѣсь? Сестра, вѣдь ты знаешь, онъ обѣщалъ мнѣ подарить цѣпь... О, еслибы онъ только это, только это забылъ исполнить, но только бы остался вѣренъ супружескому ложу! Я вижу: даже и самый драгоцѣнный камень, какъ бы онъ ни былъ прекрасно оправленъ, долженъ въ концѣ-концовъ потерять свою красоту; золото, сопротивляющееся прикосновен³ю, и оно отъ слишкомъ частаго трен³я тускнѣетъ и портится. Точно также нѣтъ человѣка, достойнаго этого имени, котораго бы не губили вѣроломство и развратъ. Уже если моя красота не можетъ нравиться его взорамъ, я сама уничтожу ея остатки своими слезами и, плача, умру!
   Луц³ана. Сколько бѣдныхъ безумныхъ поддаются безумной ревности! (Уходятъ).
  

СЦЕНА II.

Площадь.

Входитъ Антифолъ сиракузск³й.

  
   Антифолъ сиракузск³й. Все золото, которое я отдалъ Дром³о, находится въ полной сохранности въ Центаврѣ, а вѣрный шутъ отправился меня отыскивать. По моему разсчету и по словамъ хозяина гостинницы, я никакъ не могъ разговаривать съ Дром³о съ той самой минуты,когда въ первый разъ я отправилъ его домой. А впрочемъ, вотъ и онъ.
  

Входитъ Дром³о сиракузск³й.

  
   Ну, что, любезнѣйш³й, прошло-ли, наконецъ, твое веселое расположен³е духа? Если любишь побои, то принимайся опять шутить. Такъ тебѣ Центавръ неизвѣстенъ? Золота ты не получалъ? Твоя госпожа послала тебя за мной обѣдать? Я живу въ Фениксѣ? Ну, развѣ так³е отвѣты не безумны?
   Дром³о сиракузск³й. Как³е отвѣты? Когда я вамъ говорилъ что-нибудь подобное?
   Антифолъ сиракузск³й. Да здѣсь, как³я нибудь полчаса тому назадъ.
   Дром³о сиракузск³й. Я васъ и не видалъ съ тѣхъ поръ, какъ вы меня послали отсюда въ Центавръ съ деньгами.
   Антифолъ сиракузск³й. Ахъ ты, бездѣльникъ! Вѣдь ты говорилъ, что я не давалъ тебѣ никакихъ денегъ, ты мнѣ говорилъ о какой-то госпожѣ и какомъ-то обѣдѣ. Все это мнѣ, наконецъ, надоѣло, и я далъ тебѣ это почувствовать, надѣюсь.
   Дром³о сиракузск³й. Очень радъ, что вижу васъ въ такомъ веселомъ расположен³и духа. Но что вы хотите сказать этой шуткой? Прошу васъ, господинъ, скажите.
   Антифолъ сиракузск³й. Какъ? ты снова принялся шутить надо мною, снова смѣешься мнѣ въ лицо? Такъ я, по твоему, шучу? Ну, такъ вотъ тебѣ за этой вотъ тебѣ! (Бьетъ его).
   Дром³о сиракузск³й. Ради Бога, постойте; ваша шутка начинаетъ становится ужь очень серьезной. За что вы меня такъ угощаете?
   Антифолъ сиракузск³й. Изъ-за того, что по временамъ я болтаю съ тобой по дружески и обхожусь съ тобой, какъ съ моимъ шутомъ, ты, я вижу, нахально начинаешь издѣваться надъ моимъ добродуш³емъ, нарушаешь мои серьезныя минуты. Когда солнце с³яетъ, пусть себѣ мошки проказничаютъ, но пусть прячутся въ свои щели, какъ только солнце скроетъ свои лучи. Если хочешь шутить, разсмотри сперва хорошенько мое лицо и уже съ нимъ сообразуй свои слова или, въ противномъ случаѣ, я вколочу эту методу въ окопы твоего мозга.
   Дром³о сиракузск³й. Окопами вы называете мой лобъ? Ну, я бы предпочиталъ, чтобы онъ было просто головой и чтобы вы оставили свои вколачиван³я. А если вы не прекратите своихъ вбиван³й, то мнѣ и въ самомъ дѣлѣ придется подумать объ окопахъ и укрѣпить ихъ хорошенько, а то, въ противномъ случаѣ, придется искать остроум³я въ плечахъ. Но скажите мнѣ, прошу васъ, за что вы меня поколотили?
   Антифолъ сиракузск³й. А развѣ ты этого не знаешь?
   Дром³о сиракузск³й. Ничего не знаю, знаю только, что вы меня отколотили.
   Антифолъ сиракузск³й. Ты хочешь, чтобы я сказалъ тебѣ, за что?
   Дром³о сиракузск³й. Да, за что и почему, ибо всѣ говорятъ, что всякая вещь имѣетъ свое почему.
   Антифолъ сиракузск³й. За то, во-первыхъ, что ты вздумалъ подшучивать надо мною, а во-вторыхъ, потому что ты и вторично принялся за то же самое.
   Дром³о сиракузск³й. Ну, найдется-ли другой человѣкъ на свѣтѣ, котораго бы колотили такъ некстати? Во всѣхъ вашихъ за что и почему нѣтъ ни смысла, ни риѳмы. Благодаримъ покорно.
   Антифолъ сиракузск³й. Ты меня благодаришь? За что?
   Дром³о сиракузск³й. Зато, сударь, что вы преподнесли мнѣ нѣчто за ничто.
   Антифолъ сиракузск³й. Въ слѣдующ³й разъ я вознагражу тебя и за нѣчто дамъ тебѣ ничто. Но, скажи мнѣ, не пора-ли обѣдать?
   Дром³о сиракузск³й. Нѣтъ, жаркому не достаетъ еще того, что я получилъ.
   Антифолъ сиракузск³й. То есть, чего же это?
   Дром³о сиракузск³й. Да подливки.
   Антифолъ сиракузск³й. Ну, что-жь? Жаркое будетъ суховато, вотъ и все.
   Дром³о сиракузск³й. Въ такомъ случаѣ, прошу васъ, не прикасайтесь къ нему.
   Антифолъ сиракузск³й. Почему?
   Дром³о сиракузск³й. Да чтобы вы опять не разсердились и чтобы вы меня вторично не поколотили.
   Антифолъ сиракузск³й. А ты научись шутить вовремя. На все вѣдь есть свое время.
   Дром³о сиракузск³й. Ну, на это я, пожалуй, и не согласился бы, если бы вы раньше не разсердились.
   Антифолъ сиракузск³й. На какомъ основан³и?
   Дром³о сиракузск³й. На основан³и такомъ-же ясномъ, какъ ясенъ лысый черепъ старика Времени.
   Антифолъ сиракузск³й. Послушаемъ.
   Дром³о сиракузск³й. Не бываетъ времени для возвращен³я волосъ тому, кто разъ сдѣлался лысымъ по волѣ природы.
   Антифолъ сиракузск³й. А развѣ нѣтъ никакого средства возвратить себѣ волосы?
   Дром³о сиракузск³й. Пожалуй, есть,- покупкой парикъ, но это ужь будетъ возвращен³е волосъ потерянными волосами другого.
   Антифолъ сиракузск³й. А почему Время такъ скупо на волосы, когда вообще волосъ такъ много?
   Дром³о сиракузск³й. Это, видите-ли, потому, что волоса - благословен³е, которымъ Время надѣлило животныхъ, а что касается людей, то оно настолько отнимаетъ волоса у нихъ, на сколько прибавляетъ имъ ума.
   Антифолъ сиракузск³й. Но вѣдь есть-же много людей, у которыхъ гораздо больше волосъ, чѣмъ ума?
   Дром³о сиракузск³й. Однако, нѣтъ ни одного, у котораго не достало бы ума потерять ихъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Ты, значитъ, думаешь, что волосатые люди глупѣе другихъ?
   Д³ром³о сиракузск³й. Чѣмъ человѣкъ глупѣе, тѣмъ скорѣе отъ теряетъ свои волоса, но теряетъ ихъ все-таки съ большою радостью.
   Антифолъ сиракузск³й. По какой причинѣ?
   Дром³о сиракузск³й. По двумъ весьма основательнымъ причинамъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Ну ужь только не основательнымъ, прошу тебя.
   Дром³о сиракузск³й. Ну, такъ, скажемъ - вѣрнымъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Нѣтъ, очень невѣрнымъ въ такомъ невѣрномъ предметѣ.
   Дром³о сиракузск³й. Ну, въ такомъ случаѣ, по какимъ-то причинамъ.
   Антифолъ сиракузсн³й. Называй ихъ.
   Дром³о сиракузск³й. Первая причина та, что онъ сберегаетъ деньги, которыя долженъ былъ-бы издерживать на стрижку; а вторая - та, что за обѣдомъ волоса уже не будутъ падать въ супъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Во все это время ты старался доказать, что нѣтъ времени на все.
   Дром³о сиракузск³й. Ну, и доказалъ.- Нѣтъ времени на возвращен³е волосъ, когда они потеряны.
   Антифолъ сиракузск³й. Но ты вовсе не доказалъ съ основательностью, почему нѣтъ времени на то, чтобъ возвратить ихъ.
   Дром³о сиракузск³й. Ну, такъ я это объясню такъ: само Время плѣшиво, а потому оно и до скончан³я вѣка все будетъ хлопотать о томъ, чтобъ и вся его свита состояла изъ однихъ плѣшивыхъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Я былъ впередъ увѣренъ, что твое заключен³е будетъ плѣшивымъ. Однако, посмотри! Кто это тамъ дѣлаетъ намъ знакъ?
  

Входятъ: Адр³ана и Луц³ана.

  
   Адр³ана. Да, да, Антифолъ, принимай удивленный: видъ, хмурь брови; какая-нибудь другая пользуется твоимъ ласковымъ взглядомъ. Я ужь не Адр³ана, не жена твоя. Была пора, когда ты охотно клялся, что для твоихъ ушей ничьи слова не кажутся гармон³ей, что нѣтъ предмета, который-бы прельщалъ твой взоръ, что нѣтъ прикосновен³я къ твоей рукѣ пр³ятнаго, нѣтъ кушанья, которое-бы тебѣ казалось вкуснымъ, когда я не говорю съ тобой, не гляжу на тебя, не пожимаю твоей руки, не дѣлю съ тобой трапезу. Почему-же о, мой супругъ, почему-же ты сталъ самому себѣ чужимъ? Я говорю: самому себѣ, потому что ты для меня сдѣлался чужимъ,- для меня, которая соединена съ тобою такъ нераздѣльно и давно уже составляетъ частицу твоего милаго существа. О, не отрывай себя отъ меня! Знай, милый мой, что гораздо легче ты можешь уронить каплю воды въ кипуч³й заливъ и затѣмъ извлечь ее оттуда не увеличенной и не уменьшенной,- чѣмъ отторгнуться отъ меня и не увлечь меня съ собой. Какъ глубоко ты бы былъ оскорбленъ, еслибы узналъ, что я развратилась, и что это тѣло, посвященное тебѣ, запятнано постыднымъ развратомъ! Ты бы плюнулъ въ мое лицо, ты растопталъ-бы меня, ты бы швырнулъ въ мое лицо именемъ супруги, ты бы сорвалъ кожу съ моего безстыднаго чела, ты бы отсѣкъ обручальное кольцо съ моей лживой руки и разломалъ-бы его при грозной клятвѣ развода! Я знаю, ты бы сдѣлалъ все это,- ну, такъ дѣлай. Я запятнана прелюбодѣян³емъ; моя кровь осквернена грѣхомъ разврата, потому-что если ты и я - одно, и если ты невѣренъ, ты и въ моей крови находится ядъ твоей плоти,- и я осквернена твоимъ прикосновен³емъ. Храни-же чистоту твоего супружескаго ложа,- а тогда и я буду чиста, и ты не будешь опозоренъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Вы это мнѣ все это говорите, прекрасная дама? Но я не знаю васъ. Не болѣе какъ два часа тому назадъ, какъ я пр³ѣхалъ въ Эфесъ; этотъ городъ мнѣ такъ же чуждъ, какъ и то, что вы мнѣ говорите; какъ ни напрягаю свой умъ, я все-таки не понимаю ни одного изъ вашихъ словъ.
   Луц³ана. Фи, братъ! Какъ ты перемѣнился съ нами! Развѣ ты когда-нибудь обращался такъ съ моей сестрой? Она послала Дром³о звать тебя обѣдать.
   Антифолъ сиракузск³й. Дром³о?
   Дром³о сиракузск³й. Меня?
   Адр³ана. Ну, да, тебя, и когда ты возвратился, ты сказалъ, что онъ тебя прибилъ, что не признаетъ моего дома своимъ и меня - своей женой.
   Антифолъ сиракузск³й. Значитъ ты ужь разговаривалъ съ этой дамой? Какой смыслъ и какую цѣль имѣетъ этотъ разговоръ?
   Дром³о сиракузск³й. Я? Да я ея никогда и не видалъ.
   Антифолъ сиракузск³й. Врешь, негодяй; ты приходилъ на рынокъ и передалъ мнѣ эти самыя слова.
   Дром³о сиракузск³й. Я не говорилъ съ нею ни разу въ своей жизни.
   Антифолъ сиракузск³й. А какъ-же она знаетъ наши имена? По вдохновен³ю, что-ли?
   Андр³ана. Какъ не пристало вашей серьезности такъ грубо притворяться вмѣстѣ со своимъ рабомъ и поощрять его растравлять мою печаль! Развѣ не довольно для моего несчаст³я, что ты покинулъ меня? Не увеличивай-же этого оскорблен³я этимъ избыткомъ пренебрежен³я.. Ну, пойдемъ; я такъ крѣпко, крѣпко прижмусь къ тебѣ, мой супругъ, ты - гордый вязъ, а я - виноградная лоза; моя слабость, соединяясь съ твоей твердостью, придастъ мнѣ твою силу. Если что-либо раздѣляетъ насъ, то это какое-нибудь чужеядное растен³е, какой-нибудь гадк³й тернъ, плющъ или безплодный мохъ, если ты его не вырвешь, онъ вопьется въ тебя, поразитъ тебя и будетъ питаться твоимъ разрушен³емъ.
   Антифолъ сиракузск³й. И все это она говоритъ мнѣ; во мнѣ видитъ предметъ своей страсти! Ужь не женился-ли я на ней какъ-нибудь во снѣ? Или, можетъ быть, теперь я сплю и мнѣ снится, что я все это слышу? Какой обманъ морочитъ наши умы и наши глаза? - пока я не выясню все это странное заблужден³е, я подчинюсь этой навязывающейся иллюз³и.
   Луц³ана. Дром³о, ступай, скажи слугамъ скорѣе нести обѣдъ.
   Дром³о сиракузск³й. Ахъ, да гдѣ-же мои четки? Я, какъ грѣшникъ, осѣняю себя крестнымъ знаменемъ. Это рѣшительно страна волшебствъ. О, горе горькое! Мы разговариваемъ съ духами, оборотнями, эльфами; если мы не будемъ ихъ слушаться, то произойдетъ то, что они высосутъ все наше дыхан³е и до синя исщиплютъ!
   Луц³ана. Что ты тамъ бормочешь, вмѣсто того, чтобы отвѣчать? Эй, Дром³о, лѣнтяй, улитка, трусъ, болванъ!
   Дром³о сиракузск³й. Я, кажется, совсѣмъ преобразился тутъ, не правда-ли, господинъ мой?
   Антифолъ сиракузск³й. Да, я думаю, что ты преобразился въ душѣ, такъ же, какъ и я.
   Дром³о сиракузск³й. Нѣтъ, господинъ, я преобразился и душой и тѣломъ.
   Антифолъ сиракузск³й. У тебя все еще твой прежн³й видъ.
   Дром³о сиракузск³й. Нѣтъ, у меня обезьян³й видъ.
   Лущана. Если во что-либо ты и превратился, то развѣ въ осла.
   Дром³о сиракузск³й. Да, это правда; совсѣмъ она осѣдлала меня, и мнѣ ужь хочется попробовать сѣна. Да, я дѣйствительно оселъ, въ противномъ случаѣ, какъ бы могъ я не узнать ея такъ же хорошо, какъ она узнала меня?
   Адр³ана. Ну, довольно, довольно! Зачѣмъ я буду глупить и тыкать пальцемъ въ глазъ, и плакать, когда и господинъ, и слуга смѣются надъ моимъ горемъ? Пойдемъ, сударь, обѣдать. Дром³о, запри хорошенько дверь. Мой супругъ, мы будемъ сегодня обѣдать наверху, и я заставлю тебя сознаться во всѣхъ твоихъ гадкихъ продѣлкахъ... Эй, парень, если кто-либо спроситъ твоего господина, скажи, что сегодня онъ обѣдаетъ въ гостяхъ и не впускай никого сюда. Пойдемъ, сестра. А ты, Дром³о, исполняй обязанности привратника.
   Антифолъ сиракузск³й. На землѣ-ли я, на небѣ или въ аду? Сплю-ли я или бодрствую? Я имъ извѣстенъ, а себѣ неизвѣстенъ? Буду на все соглашаться, настою на своемъ Я пущусь въ этотъ мракъ.
   Дром³о сиракузск³й. Господинъ, а мнѣ, значитъ, быть привратникомъ?
   Адр³ана. Да, и никого не пускай, а не то я тебѣ переломлю башку.
   Луц³ана. Ну, пойдемъ, Антифолъ; мы вѣдь и такъ будемъ обѣдать сегодня слишкомъ поздно.
  

ДѢЙСТВ²Е ТРЕТЬЕ.

  

Тамъ же.

Входятъ: Антифолъ эфесск³й, Дром³о эфесск³й, Анжело и Балтазаръ.

  
   Антифолъ эфесск³й. Добрый синьоръ Анжело, вы должны насъ оправдать. Моя жена сердится, когда я запаздываю. Скажите ей, что я замѣшкался въ вашей лавкѣ, глядя, какъ дѣлали ей цѣпь, и что завтра вы доставите ее сами. А вотъ этотъ бездѣльникъ лжетъ мнѣ прямо въ лицо, увѣряя, будто встрѣтилъ меня на рынкѣ, что я его приколотилъ, требуя съ него как³я-то тысячу марокъ золотомъ, и что я отрекся отъ своей жены и своего дома! Говори, пьяница, что ты этимъ хотѣлъ сказать?
   Дром³о эфесск³й. Вы можете говорить, что вамъ угодно, а только я знаю, что знаю. Вы меня поколотили на рынкѣ, и это я доказываю вотъ этими слѣдами. Еслибы моя кожа была пергаментомъ, а ваши побои чернилами, то вашъ собственный почеркъ убѣдилъ-бы васъ во всемъ, что я сказалъ.
   Антифолъ эфесск³й. Я бы только убѣдился, что ты оселъ.
   Дром³о эфесск³й. Пожалуй, что и такъ, если принять во вниман³е руготню, которую я слышу, и побои, которые переношу. Мнѣ бы лягаться, когда меня колотятъ, и тогда вы бы остереглись моихъ копытъ и побоялись бы осла.

Другие авторы
  • Нарежный Василий Трофимович
  • Чернышев Иван Егорович
  • Аргентов Андрей Иванович
  • Соррилья Хосе
  • Воронский Александр Константинович
  • Римский-Корсаков Александр Яковлевич
  • Решетников Федор Михайлович
  • Осоргин Михаил Андреевич
  • Артюшков Алексей Владимирович
  • Никандров Николай Никандрович
  • Другие произведения
  • Капнист Василий Васильевич - Стихотворения
  • Гайдар Аркадий Петрович - У переправы
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Морская сказка
  • Гиппиус Василий Васильевич - Г. М. Фридлендер. Василий Васильевич Гиппиус
  • Куприн Александр Иванович - Белые ночи
  • Ткачев Петр Никитич - Иезуиты, полная история их явных и тайных деяний от основания ордена до настоящего времени
  • Уитмен Уолт - Бейте, бейте, барабаны!
  • Добролюбов Николай Александрович - Краткий указатель горыгорецких земледельческих учебных заведений
  • Одоевский Владимир Федорович - Заметки о Москве
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Пан Копачинский
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа