Главная » Книги

Сервантес Мигель Де - Нумансия, Страница 3

Сервантес Мигель Де - Нумансия


1 2 3 4 5 6 7

bsp;   Супругу ты к груди прижмешь,
   И пламя страсти изживешь
   В объятиях живых и страстных.
  
   Знай, вся Нумансия возносит
   Смиренную мольбу сейчас
   О том, чтобы Юпитер спас
   Страну от бед, с надеждой просит.
  
   Несет с собою фимиам
   Жрец, жертву на костер ведущий...
   О ты, Юпитер, всемогущий,
   Будь снова милосерден к нам!
  
  

Только что вошли два нумансианца в одеяниях древних жрецов. Они ведут за рога большого барана. Животное украшено ветвями оливы, плющом и цветами. За ними отроки: один с серебряным блюдом и полотенцем через плечо, другой несет кувшин с водой, третий - с вином; у четвертого в руках также серебряное блюдо, на котором лежат благовония; в руках у пятого - щепочки и зажженный фитиль. Еще один отрок ставит и накрывает скатертью стол, на который все это кладется. Между тем выходят в надлежащих одеяниях все действующие в пьесе нумансианцы. Из двух жрецов первый, выпуская барана, говорит:

  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Смерть предвещали знаки на пути нам,
   Беда выходит нам по всем приметам.
   Дрожь пробегает по моим сединам.
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Увы! увы! Я не ошибся в этом -
   Обречены мы злому пораженью.
   О небо, озари народ свой светом!
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Немедленно приступим мы к служенью,
   Да отвратим конец, что предугадан.
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Подвиньте стол сюда по положенью.
   Все, что здесь есть, вино и воду, ладан,
   Сюда, на стол! - О люди, кайтесь с нами!
   Чин покаянный нам от века задан.
   Заслуги выше нет пред небесами,
   Чем сердце чистое; благоговейте
   И кайтесь, сокрушаясь со слезами.
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Здесь, на земле, вы пламя жечь не смейте!
   Оно сойдет в очаг алтарный. Рвенье
   К святому делу проявить умейте.
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Свершим же рук и выи омовенье.
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Подайте воду... Пламя появилось?
  
   О д и н и з т о л п ы
  
   О нет, нам нет на то благословенья.
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Юпитер в гневе! Чудо не свершилось.
   Судьбина злая холодом дохнула,
   И жертвенное пламя вверх не взвилось.
  
   О д и н и з т о л п ы
  
   Старик, гляди - вот искра промелькнула.
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Да, то огонь, но тусклый, безутешный.
   О, как меня надежда обманула!
   Волной густою дым ползет поспешный
   На з а п а д, а язык огня смолистый,
   Что еле теплится во мгле кромешной,
   К в о с т о к у посылает свет струистый.
   О горе!.. В этих знаках для провидца
   Грядущих зол раскрыт прообраз истый!
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Победа римлян в дым да обратится,
   А наша смерть и наша слава рядом
   Да будут вечным пламенем светиться!
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Вина подать! Указано обрядом
   Святой очаг им окропить. А в пламя
   Толченый ладан сыпьте, сыпьте градом.
  
  

Кропят вином жертвенник и вокруг. В огонь бросают ладан, и второй жрец говорит:

  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Пусть, о Юпитер, будем мы дарами
   Твоими взысканы! Благая сила
   Твоя да пребывает вечно с нами!
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Как в пламени таящаяся сила
   Весь ладан превратила в дым летучий,
   Так и врагов могущество и сила
   Да расточатся черной дыма тучей!
   Молю тебя, и моему моленью
   Ответь, отец наш, грозный и могучий.
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Покорна мощь врага небес веленью,
   Как жертва - нам. Что с нею делать будем, -
   То будет Рима злому поколенью.
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Зловещий знак как растолкуем людям?
   Будь хоть один из этих знаков светел!
   А так мы в них отчаянье пробудим.
  
  

Слышен шум; под сценой перекатывают бочку с камнями, а вверх пускают ракету.

  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Ты слышишь гром? Ты, кажется, заметил,
   Что молния по небу пробежала?
   То грозный бог моим словам ответил.
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Душа моя в испуге задрожала, -
   Цепь знамений небесных, нарастая,
   Нам гибелью ужасной угрожала!
   Ты видишь, как уродливая стая
   Орлов пернатых в воздухе несется,
   На птиц других с отвагой налетая?
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Им, хищникам жестоким, удается
   Когтить и бить, и клювом и крылами,
   Ту птицу, что так храбро с ними бьется.
   П е р в ы й ж р е ц
   Сей знак могу ли встретить похвалами? -
   Конец Нумансии! То он предсказан
   Империи победными орлами!
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Путь, вещие орлы, вам не заказан!
   Дни сочтены. И мы врагу уступим...
   Я понял знак, который был показан.
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   К закланью жертвы ныне мы приступим.
   Богам подземным крови черной надо.
   Мы ею сердце чудища подкупим.
   Плутон, великий повелитель ада, [35]
   Тебе по жребию в кромешных безднах
   Царить и править выпала награда.
   Блаженством чистых ласк, тебе любезных,
   Пусть дочь Цереры нежно отвечает
   Твоей любви во мгле ночей беззвездных.
   А ты открой нам все, что рок вещает
   О судьбах наших. Под ярмом несчастий
   Народ к Плутону взор свой обращает.
   Закрой, владыко, зев той лютой пасти,
   Из коей три выходят беспощадных
   Сестры.[36] Живое все у них во власти,
   И нет богинь настолько кровожадных.
  
  
   Вырывает несколько волосков у жертвенного барана и кидает их в воздух.
  
  
   Развейтесь на четыре страны света,
   Намеренья и ковы трех злорадных!
   Как этот нож вонзаю в тело это
   И чистой этой кровью обагряю, -
   (Сам убелясь душою, полной света) -
   Так и земле Нумансии желаю
   Быть кровью римлян густо обагренной!..
   Будь их могилой! - властно заклинаю.
  
  
   Из люка появляется Демон до половины тела и, стремительно схватив жертвенного барана, скрывается с ним, а затем сейчас же снова выскакивает, тушит и рассыпает пламя очага, разбрасывая все приготовленное для жертвоприношения.
  
   П е р в ы й ж р е ц
  
   Кто это, страшной силой одаренный,
   Взял нашу жертву? К нам, святые боги,
   Злой вторгся дух дорогой проторенной.
   Ему препятствий нет на той дороге
   Ни в этом нашем всенародном плаче,
   Ни в наших гимнах, что святы и строги.
  
   В т о р о й ж р е ц
  
   Ожесточили небо мы. Иначе
   Нас миновало б знаменье такое,
   И не было бы с жертвой неудачи.
   Меж нас живое - точно неживое,
   Усердье с нераденьем уравнялось,
   Злодейством стало все для всех благое.
  
   О д и н и з т о л п ы
  
   Оплачем, други, песнию плачевной
   Страданья наши, чтобы в род из рода
   Рассказ о них переходил напевный.
   Тебе, Маркино, ведома природа,
   Узнай же от нее своим гаданьем,
   Какое зло готовит для народа
   Судьба, наш смех сменившая рыданьем.
  
  

Все расходятся; остаются лишь Марандро и Леонисьо.

  
   М а р а н д р о
  
   Друг Леонисьо, видишь сам,
   Не убежать нам от несчастий.
   Все судьбы у богов во власти, -
   Нельзя не верить небесам.
   Должны те судьбы измениться,
   Когда окончится война...
   Но раньше, видимо, должна
   Земля моею стать гробницей.
  
   Л е о н и с ь о
  
   Послушай моего совета:
   Ты воин, не к лицу тебе
   Гаданьям верить да судьбе,
   Сам требуй от судьбы ответа.
   Ведомый звезд дурных влияньем,
   Ты не поступишься собой.
   Рука твоя - тебе судьбой,
   А храбрость будет звезд сияньем.
   Тому ж из нас, кто верить хочет
   Гаданьям, страх в душе тая.
   Тому, не ошибаюсь я,
   Маркино крепче напророчит.
   Маркино - это мудрый жрец.
   Он знает верные гаданья
   И скажет, скоро ли страданья
   Всеобщего придет конец.
   Он, кажется, проходит там...
   Облекся в странную одежду...
  
   М а р а н д р о
  
   Кто на дурное всю надежду
   Возложит - о, как дурен сам!
   Прилично ль нам за ним свернуть?
  
   Л е о н и с ь о
  
   Прилично и вполне уместно.
   При случае нам будет лестно
   Помочь Маркине в чем-нибудь.
  
  

Тут выходит Маркино в широкой черной бязевой хламиде, в черном головном уборе, но с голыми ногами; он будет нести в плетеном мешке три колбочки, наполненные водой. Одна из них черная, другая шафранного цвета, а третья прозрачная. В одной руке у него лакированное черное копье, в другой - книга. С ним идет Мильвио. Они постепенно приближаются к Леонисьо и Марандро.

  
   М а р к и н о
  
   О юноше у нас какие вести?
  
   М и л ь в и о
  
   Покойный в этой схоронен могиле.
  
   М а р к и н о
  
   Ты думаешь, как раз на этом месте?
  
   М и л ь в и о
  
   Сюда мы плющ надгробный возложили
   И, помянув кой-как на скудной тризне,
   Мы юношу в слезах похоронили.
  
   М а р к и н о
  
   Причина смерти?
  
   М и л ь в и о
  
   От ужасной жизни
   Он умер; голод с ним покончил рано.
   Бич, адом посланный моей отчизне!
  
   М а р к и н о
  
   Все это правда? в этом нет обмана?
   Так, значит, вызвали его кончину
   Не рак, не язва, не гнилая рана?
   Расспрашивать имею я причину:
   Сохранно ль было тело, знать хочу я,
   Когда он был похоронен по чину?
  
   М и л ь в и о
  
   Лишь три часа назад глаза ему я
   Закрыл, и мертвый лег в гробницу. Голод
   Причину смерти составлял прямую.
  
   М а р к и н о
  
   Прекрасно, что покойник цел и молод, -
   Для моего он годен волхованья.
   Знай - духи, кинув адский мрак и холод,
   Ужасные, придут на заклинанья.
  
   К словам моим склонись державным слухом,
   О бог Плутон! Ты в царстве тьмы глубоком
   Над всеми, кто повелевает духам,
   Начальствовать поставлен вечным роком.
   Внемли моим желаньям чутким ухом -
   В постигнувшем нас бедствии жестоком,
   И по добру ответь на убежденье,
   Не вызывай меня на понужденье.
  
   В труп юноши, который похоронен,
   Верни тот дух, что не успел остынуть...
   Пусть при лихом надсмотрщике Хароне [37]
   Не так легко твой черный берег кинуть,
   Пусть Цербер-пес и дик и непреклонен, - [38]
   Из глоток трех добычу в силах вынуть
   Лишь ты один! Но дух сей да проснется
   На миг!.. потом во мрак опять вернется.
  
   Пред тем, как вновь ожить, пускай узнает
   Конец войны - каков для нас он будет?
   Но знанья своего пусть не скрывает
   И скажет все нам, что у вас добудет.
   Двусмыслия, сомнений не бывает
   В речах загробных! - Пусть же не забудет
   Душа про это! Шли ее скорее!
   Молчишь? Так стану заклинать сильнее.
  
   Что? Камня духи тьмы не отвалили?
   Вы не спешите сделать это сами,
   А звук заклятий вы не уловили,
   Которые имеют власть над вами?
   Себе во вред не действуйте же!.. Или
   Хотите, чтоб грубейшими словами,
   Отборными, я воздух огласил бы
   И ослушанье дерзкое сломил бы?
  
   Так знай, наглец, знай, истукан презренный! -
   Тебе в Аиде станет неуютно.
   Ты у меня во власти, ты мой пленный,
   Я гневом допеку тебя попутно.
   Скажи, супруг супруги той растленной,
   Что каждые шесть месяцев распутно
   Рога тебе с любым наставить может, -
   Ты нем? Тебя заклятье не тревожит?
  
   Копье омою в этой влаге ясной,
   Что в месяц май к земле не прикасалась;
   О камень им ударю, чтобы ясной
   И явной мощь волшебства оказалась.
  

(Омывает водой из прозрачной бутылки железный наконечник копья и тотчас же ударяет им по столу; тогда за сценой либо взрывают ракету, либо производят шум катанья бочки с камнями.)

  
   Иль знак, наглец, тебе не виден ясный,
   Что в тщетный бой рать адова ввязалась?
   Что там за шум? Вам, вижу, стало больно,
   Но вы ко мне пришли, хоть и невольно.
  
   Эй, супостаты, камень подымайте,
   И тело, что под ним, откройте глазу!
   Не мешкайте! Смотрите, не зевайте!
   Приказ мой следует исполнить сразу!
   И более угроз не ожидайте,
   Запомните, что не пустую фразу
   Бросаю вам; Стигийскою водою
   Клянусь[39], вам не разделаться с бедою!
  
   Вода лагуны черной, - ночью черной
   Тебя собрал я, я, принадлежащей
   Одной тебе лишь силой, непокорной,
   Ни перед чьим запретом не дрожащей,
   Вас, бесы, и тебя, о дух тлетворный,
   В личине Змия в мир соблазн вводящий, [40]
   Той силой вас зову, вас побеждаю,
   Вас в миг сюда явиться принуждаю!
  
   (Окропляет водой гробницу, и та раскрывается.)
  
   Ты, юноша, был на земле несчастен,
   Но все же в область солнечного света
   Вернись из стран, где дать тебе не властен
   Никто ни дня покоя, ни просвета,
   Да верен будет твой и беспристрастен
   Рассказ - имеешь силы ты на это -
   Рассказ о том, что было там с тобою,
   И о конце, что нам сужден судьбою.
  
  

Показывается Труп, одетый в саван; вместо лица бледная, как лицо мертвеца, маска. Он выходит постепенно, а выйдя, падает на сцену и до поры до времени не движет ни рукой, ни ногой,

  
   М а р к и н о
  
   Что это? ты молчишь? иль ты не ожил?
   Иль в область смерти ты ушел вторично?
   Ты ждешь, чтоб муки я твои умножил?
   Под гнетом их заговоришь отлично!
   Всю жизнь свою ты о-бок с нами прожил,
   Едва ль молчание тебе прилично.
   Коль по добру мне истины не скажешь,
   По принужденью свой язык развяжешь.
  

(Кропит тело золотой водою, постегивая его.)

  
   Вас, духи зла, добром не взять?.. Так страхом
   Возьму: водой воспользуюсь живою,
   Чего хочу, добьюсь единым махом.
   Прочь с вашей помощью, всегда кривою!
   Пусть этот труп рассыплется весь прахом,
   Его заставлю, плетью этой злою,
   Облечься новой жизнью на мгновенье,
   Мне оказав во всем повиновенье.
  

(Он поворачивается, а тело сильно вздрагивает.)

  
   Душа упрямая, вернись в то тело,
   В котором ты недавно обитала...
   Я вижу, возвратиться ты успела,
   И с неохотою на место стала.
  
   Т р у п
  
   Жестокое ты совершаешь дело...
   Не мучь меня, Маркино. Или мало
   Уплаченной в аду мученьям дани,
   Что меру ты удвоил мне страданий?
  
   Ошибся, если думаешь доставить
   Мне радость к этой жизни возвращеньем, -
   Короткой жизни, что меня оставить
   Спешит, рожденье новым дав мученьям.
   Наоборот: то значит - мук прибавить
   Ожившему вторым на свет рожденьем;
   Вторично смерть мой пламенник задует,
   Лукавый враг вдвойне восторжествует.
  
   Тот враг, который, с темной духов сворой,
   Трепещет пред твоим всевластным словом,
   Который полон ярости, который,
   За мной охотясь со злорадством новым,
   Того и ждет, чтоб я о смерти скорой
   Вам подал весть, - о том, что суждено вам
   Принять мученья страшных дней последних
   От рук отнюдь не дальних, - но соседних.
  
   Хоть римлянам не одержать победы
   Над крепостью Нумансии, - ей тоже
   Не лавры предстоят, а только беды:
   Противники друг с другом в этом схожи.
   Покойный сон и мирные беседы
   Чужды вам будут... Час пробьет - и что же? -
   Нумансию нож друга насмерть ранит.
   Но ваша гибель - вашей жизнью станет.
  

(Бросается в гробницу и произносит еще следующее.)

  
   Прощай, Маркино, больше не дано мне
   Тебе сказать; пришел к исходу сил я.
   Моим словам не веришь ты, но помни:
   Все с вами сбудется, что говорил я!
  
   М а р к и н о
  
   Нет знамения злей, беды - огромней...
   Завидую жильцам сырых могил я!
   И раней, чем перевернет страницу
   Судьба, сойду в отверстую гробницу.
   Маркино бросается в гробницу.
  
   М а р а н д р о
  
   Друг Леонисьо, рассуди:
   Неладно судьбы мне гадают!
   Меня, как видно, ожидают
   Одни невзгоды впереди.
  
   К успеху все закрыты, мнится,
   Пути нам; будь это не так -
   Иной бы подали нам знак
   Мертвец, Маркино и гробница...
  
   Л е о н и с ь о
  
   Все это выдумки одни,
   Мечтания без всякой меры.
   Не придавай гаданьям веры,
   Беги от дикой болтовни.
  
   И не показывай своих
   Привычек мыслить суеверно:
   Ведь что до мертвых, им, наверно,
   Нет дела до людей живых.
  
   М и л ь в и о
  
   Маркино сгинул не напрасно:
   Он беды все, что нам в удел
   Достанутся, вперед прозрел.
   Все мудрому провидцу ясно.
  
   О том, что было и свершится,
   Народу надо передать.
   Но кто же, кто из нас - предать
   Друзей отчаянью решится?
  
  

Конец второго акта.

  
  
  

АКТ ТРЕТИЙ

  

Сципион, Югурта и Гай Марий.

  
   С ц и п и о н
  
   Судьба благоволит нам, повторяю.
   Я осторожен: тихо, постепенно,
   Хитро под ноги Рима покоряю
   Остатки этой нации надменной.
   Случайностей счастливых не теряю,
   Чем можно, пользуюсь. Успех военный
   Всегда на почве шаткой и зыбучей;
   Бесславье ждет, когда упустишь случай.
  
   Хоть этот способ - брать измором крепость -
   Не нравится, как мне известно, многим, -
   (Одни его считают за нелепость,
   Другие - чем-то скудным иль убогим), -
   Но воин мудрый полагает крепость
   Победы в том, чтобы с расчетом строгим
   Свести на-нет в составе войск потерю.
   Да, я в бескровную победу верю!
  
   В военном деле нет прочнее блага,
   Чем, я сказал, такое положенье,
   Когда не вынута из ножен шпага,
   А враг повержен, проиграл сраженье.
   Когда ж в бою показана отвага,
   Но неприятельское пораженье
   Потоков крови куплено ценою, -
   Победы те не так ценимы мною.
  
  

При этих словах раздается трубный звук со стены Нумансии.

  
   Ф а б и й
  
   Послушай, вождь! Вот звук трубы раздался.
   Из крепости, как это очевидно,
   Враг сообщенье сделать нам собрался:
   Жизнь за стеной не очень-то завидна.
   Вот Карабино на зубец взобрался,
   Знак подает. Тебе все ясно видно?
   Не подойти ль нам ближе?
  
   С ц и п и о н
  
   Я согласен...
   Остановись. Звук речи очень ясен.
  
  

На стене показывается Карабино с белым флагом на копье.

  
   К а р а б и н о
  
   Эй, римляне! Что, слышно ли вам будет?
   К вам некое вношу я предложенье.
  
   М а р и й
  
   Пониже встань! И римлянин обсудит
   Твои слова и вынесет решенье.
  
   К а р а б и н о
  
   Вождю скорей скажите: пусть прибудет
   Ко рву. Желаем знать его сужденье
   О деле нашем.
  
   С ц и п и о н
  
   Излагайте дело.
   Я Сципион.
  
   К а р а б и н о
  
   Так начинаю смело.
   О мудрый вождь, велением народа
   Тебя в известность должен я поставить,
   Что распря, длящаяся год из года,
   Не может Рим, ни нас в веках прославить.
   Чумы кровавой грозная невзгода
   Да сгинет! Обе стороны избавить
   От жертв могло бы наше предложенье,
   И всю войну решить одно сраженье.
  
   Наметим мы кого-нибудь из наших
   Бойцов, - а место выберем любое, -
   Пусть он с одним из ставленников ваших
   Исход войны решат между собою.
   Два будут жребия лежать на чашах
   Весов судьбы; решится все борьбою:
   Ваш победит - ты нашу сдачу примешь;
   Наш победит - и ты осаду снимешь.

Другие авторы
  • Гидони Александр Иосифович
  • Кокошкин Федор Федорович
  • Соррилья Хосе
  • Гомер
  • Эвальд Аркадий Васильевич
  • Абу Эдмон
  • Веселовский Алексей Николаевич
  • Туган-Барановский Михаил Иванович
  • Гольц-Миллер Иван Иванович
  • Белоголовый Николай Андреевич
  • Другие произведения
  • Гурштейн Арон Шефтелевич - Квитко Лейб
  • Дорошевич Влас Михайлович - Песни паяца
  • Лукашевич Клавдия Владимировна - Тряпичник
  • Полевой Ксенофонт Алексеевич - Горе от ума. Комедия в четырех действиях, в стихах. Сочинение Александра Сергеевича Грибоедова
  • Шекспир Вильям - Антоний и Клеопатра
  • Островский Александр Николаевич - На всякого мудреца довольно простоты
  • Аксаков Константин Сергеевич - Несколько слов о русской истории, возбужденных "Историей" г. Соловьева
  • Толстой Лев Николаевич - Том 50, Дневники и записные книжки 1888-1889, Полное собрание сочинений
  • Розанов Василий Васильевич - Христианство пассивно или активно?
  • Дружинин Александр Васильевич - Обломов. Роман И. А. Гончарова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 286 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа