Главная » Книги

Погодин Михаил Петрович - Марфа, Посадница Новгородская, Страница 9

Погодин Михаил Петрович - Марфа, Посадница Новгородская


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

fy">  Как так!
  
  
  Борецкий
  
  
  
  
   Да так. Я это все устроил. -
  
  Но что ты в самом деле... образумься.
  
  Мне все сподручно в войске. Ты упустишь
  
  Награду верную.
  
  
  Овин
  
  
  
  
  
  
   Вот разве так-то!
  
  
  Между тем полки, пришедшие из собора, выстроились на площади.
  
  
  Марфа, которая ходила доселе в народе и говорила со всеми попеременно,
  к воинам
  
  
  Святые воины Ийсус-Христовы!
  
  Возлюбленные чада Новаграда!
  
  Мужайтеся как предки при Андрее [59] -
  
  И бог благословит святое дело.
  
  Отчизна вам судьбу свою вручает:
  
  Идете вы теперь с врагом сразиться
  
  За жен, отцов, детей и плод зачатый,
  
  За жизнь и душу всех сограждан,
  
  Свободу, честь, права. Не постыдите
  
  Себя пред целым миром православным!
  
  
  Воины
  
  
  Нет, нет! всю кровь за дом Святой Софии
  
  Прольем мы до последней капли,
  
  Клянемся все стоять мы до упаду!
  
  
  Марфа
  
  
  Покаемся друг другу в прегрешеньях.
  
  Простимся все!
  
  
  Народ и воины прощаются между собою. Плач и рыдания.
  
  
  Слышны восклицания:
  
  
  
  
  
   Простите Христа ради.
  
  Вас бог простит.
  
  
  
  
   Простите нас.
  
  
  Марфа
  
  
  Ступайте же теперь на битву, с богом!
  
  Вот и владыка сам несет икону
  
  Заступницы пред вами милосердой,
  
  Под древнею хоругвию отчизны.
  
  Вперед, и с нами бог! Врагам погибель!
  
  Да здравствует наш Новгород великий!
  
  
  Воины отправляются с кликами
  
  
  Вперед! война! свобода! Марфа! Марфа!
  
  Да здравствует наш Новгород великий!
  
  Да здравствует наш Новгород...
  
  
  Народ и начальники провожают их.
  
  
  Борецкий к Овину
  
  
  
  
  
  
  
  
   Прощай!
  
  Не позабудь: без головы иль в шапке [60].
  
  
  Овин, прощаяся
  
  
  Вестимо, в шапке.
  
  
  Про себя.
  
  
  
  
  
  
  Кур попался во щи!
  
  
  ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
  У ворот Московских. Старики, женщины, дети, больные, священники,
  монахи.
  
  
  Женщина к другой
  
  
  Простилась ты с сынком, с любезным Яшей?
  
  
  Другая
  
  
  Голубчик! с паперти, из-под венца,
  
  Угнали в поле.
  
  
  Первая
  
  
  
  
  
   А! так он и век
  
  Заел чужой!
  
  
  К третьей, плачущей.
  
  
  
  
  
  Не твой ли, ласточка?
  
  
  Первая
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ее.
  
  
  Вторая
  
  
  Ах, мать небесная! Вдова ты с мужем!
  
  
  Третья
  
  
  Затеяли войну! Куда, вишь, больно!
  
  А все мудрит посадница: все боры
  
  Сырые загораются от Марфы!
  
  Ей хорошо, как замужем досыта
  
  Уж нажилась! - Нам каково-то горьким
  
  Терпеть!
  
  
  Четвертая
  
  
  
  
  И я ведь без году неделю
  
  Жила с хозяином. Ей бог отплатит
  
  
  Плачут
  
  
  Монах
  
  
  А вы зачем в толь лютую годину
  
  О плоти помышляете, слепии?
  
  
  Старик
  
  
  Молчите, глупые! Вишь, разревелись,
  
  Как будто б только их мужья в сраженье.
  
  Весь город там
  
  
  Женщины
  
  
  
  
  
  
   А нам какое дело
  
  До города? Лишь наши были б целы!
  
  
  Священник
  
  
  Молитесь - уцелеем все.
  
  
  Старик
  
  
  
  
  
  
  
  
  И вы
  
  Успеете нацеловаться.
  
  
  Молодые
  
  
  
  
  
  
  
  
  Ой ли?
  
  Спасибо, дедушка, на добром слове!
  
  Да сбудется ль оно? Коли б скорее!
  
  Пошли господь победу нашим воям!
  
  
  Старик
  
  
  Глядите - солнышко уж на Миколе
  
  Хутынском заиграло. - Скоро
  
  Начнется сеча. Господи! как бьется
  
  Сердечушко мое! Ах, старость, старость,
  
  Постылая! Когда б десяток-места
  
  С костей долой, и я теперь в сраженье
  
  Потешился б, и я там помахал бы
  
  Копьем, мечом, и вражью кровь увидел.
  
  Меня, бывало, старшие не сдержут,
  
  Вперед вот так и рвусь! - А нынче что -
  
  И рученьки, и ноженьки не служат,
  
  Стал дряхл и хром, и слеп - куда гожуся?
  
  Сиди с бабьем! -
  
  
  Женщины
  
  
  
  
  
  Завидуешь ты смерти -
  
  Ах, старый, да ее, пожалуй, сыщешь
  
  Всегда, везде - и дома.
  
  
  Старик
  
  
  
  
  
  
   Дуры, дуры!
  
  Молчите, коль не смыслите чего.
  
  Недаром говорят, что волос долог,
  
  А ум ваш короток. Такая ль дома,
  
  Как в поле смерть. Там все, там все другое:
  
  Там видит глаз, там ухо слышит вдвое;
  
  Там руки так и бегают вот сами;
  
  И кровь в тебе кипит, и сердце пышет;
  
  И трезв и пьян; и весело и страшно;
  
  Весь сам не свой, нись на земле, нись где-то;
  
  Без памяти, а знаешь все и можешь.
  
  Бежишь на смерть, как будто бы за жизнью...
  
  Ох-ма! хоть бы взглянул на них поближе.
  
  
  Женщина
  
  
  Зато услышишь с нами все скорее.
  
  Посадница здесь будет дожидаться
  
  Своих гонцов - мне сказывала сватья.
  
  
  Другая
  
  
  Вот и она.
  
  
  Те же, Марфа, Ксения, их прислужницы, Овин, к которому в продолжение
  следующей сцены прибегают часто разные люди
  
  
  Марфа
  
  
  
   Вы здесь, друзья, собрались
  
  Узнать решение судьбины нашей
  
  Скажите мне, что чует ваше сердце?
  
  
  Вторая женщина
  
  
  Не разберешь, родная! У меня ведь
  
  Там сын-кормилец.
  
  
  Третья
  
  
  
  
  
  
  Муж мой молодой.
  
  
  Пятая
  
  
  И мой жених.
  
  
  Ребенок
  
  
  
  
  
  А тятя там же?
  
  
  Четвертая
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Там.
  
  
  Марфа
  
  
  И я свою надежду, Алексея,
  
  Последнего, который мне остался
  
  От четверых, туда же отпустила.
  
  Пусть он умрет за дом Святой Софии,
  
  Иль отомстит хоть смерть отца и братьев
  
  
  К, старику.
  
  
  Здорово, Федорыч! Ты, чай, не думал
  
  Дожить такой истомы?
  
  
  Старик
  
  
  
  
  
  
   Кто же думал! -
  
  О, матушка, меня еще ты помнишь.
  
  
  Марфа к предстоящим
  
  
  Потерпим! Бог терпенье любит
  
  Ведь это он напасти насылает
  
  На всяк язык земной - болезни, голод,
  
  Иноплеменников, раздоры, язву;
  
  Кого любя, кому же в наказанье.
  
  Когда князья дрались между собою,
  
  Мы пили, ели, спали вдоволь,
  
  Как душеньке угодно было нашей.
  
  Когда татаре кровью поливали
  
  Всю Русь - мы торговали, богатели,
  
  На воле господами жили. - Ныне ж
  
  И нам черед поплакать, побояться:
  
  Бог посетил своею нас десницей.
  
  Как быть! нельзя прожить век без причины.
  
  Роптанье грех, друзья!
  
  
  Женщина
  
  
  
  
  
  
   Ведь горе ропщет.
  
  Не мы, родная!
  
  
  Марфа
  
  
  
  
  
   Буди воля с нами
  
  Его святая. Может быть, и мимо
  
  Пройдет сия злокозненная чаша,
  
  Как проходили прежние.
  
  
  Овин
  
  
  
  
  
  
  
  
  Быть может,
  
  Мы заживем еще просторней, лучше,
  
  Назад в Москву прогнавши Иоанна.
  
  Вот то-то будет радость, пир горою.
  
  
  Марфа
  
  
  Не унывайте лишь; беду страх кличет.
  
  На белом свете в миг единый может
  
  Перемениться все. Надейтесь!..
  
  
  Выстрел.
  
  
  Все невольно вскрикивают: "Ай, ай!" и падают на колени. Выстрелы чаще и
  не прерываются во все продолжение действия.
  
  
  Марфа на коленях
  
  
  Помилуй, господи, помилуй грешных!
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  Не до конца прогневайся на нас!
  
  Молитесь, братья, все. Молитва чья-
  
  Нибудь дойдет до неба...
  
  
  Одни читают "Отче наш", другие "Свят-свят-свят" и пр.
  
  Общее смятение.
  
  
  Священник
  
  
  
  
  
  
  Матерь божья.
  
  Заступница! потщися! погибаем!
  
  
  Монах
  
  
  О, сохрани нас под святым покровом
  
  Твоим!
  
  
  Женщины
  
  
  
  
   Не отдавай врагам в неволю!
  
  
  Овин
  
  
  Оставь по старине.
  
  
  Старик
  
  
  
  
  
  
  Не дай Москве
  
  Над нами посмеяться злобной!
  
  
  Священники и монахи
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Велий
  
  Никола Чудотворец, Стратилаты
  
  Димитрий, Феодор, Иоанн-воин!
  
  
  Другие
  
  
  Его не кличьте - это князев ангел!
  
  
  Первые
  
  
  Не тот. Он Златоуст.
  
  
  
  
  
   Отцы святые!
  
  Врагов и сопостатов отжените
  
  От Новагорода.
  
  
  Женщины
  
  
  
  
  
  Лишь нам спастись бы,
  
  Я в Соловецкий монастырь пешком
  
  Пойду.
  
  
   Я мяса есть всю жизнь не стану.
  
  Я постригусь совсем.
  
  
  Марфа
  
  
  
  
  
   Молитесь, дети:
  
  Молитвы чистые сильны у бога.
  
  
  Ребенок
  
  
  О чем же нам молиться?
  
  
  Марфа
  
  
  
  
  
  
  
  
   Говорите:
  
  Помилуй, господи, великий Новград.
  
  
  Ребенок
  
  
  Помилуй тятю, маму...
  
  
  Мать
  
  
  
  
  
  
   Новград.
  
  
  Ребенок
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Новград.
  
  
  Встают.
  
  
  Женщина
  
  
  Услышана ль молитва наша что-то?
  
  
  Марфа
  
  
  Сейчас, сейчас узнаем мы, что бог дал!
  
  Скорей, гонец, скорее - или нет...
  
  Пожди... услышать страшно... сердце сжалось...
  
  
  Народ
  
  
  Бежит.
  
  
   Вот он!
  
  
  
  
  Ах, ах!
  
  
  
  
  
  Скажи нам...
  
  
  Марфа
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Жить ли?
  
  
  Гонец, запыхавшись
  
  
  Сраженье началось... наш князь Василий...
  
  Приплыл по Волхову... с пехотой... к рели... [61]
  
  Ударил на врагов... они замялись...
  
  А между тем и конница поспела наша,
  
  Что берегом пошла.
  
  
  Марфа
  
  
  
  
  
  
  
   Ну слава богу!
  
  Гора свалилась с сердца. Ведь начало
  
  Всего страшней. - Не выдавайте, други!
  
  
  Монах
  
  
  О, укрепи их, боже!
  
  
  Священник
  
  
  
  
  
  
  
  Даждь им силу!
  
  
  Старик
  
  
  А как стоят полки? Заняли ль наши
  
  Чудиновскую гору? Вот бы славно
  
  Махать с нее и по бокам, и с тылу.
  
  Посадник где?
  
  
  
  
  
  
  Вместе.
  
  
  Гонец Женщина
  
  
  
  
  
   Посадник посредине Ты не видал ли Яшу
  Семенова?
  
  Стоит пред Волховцем, и через реку
  
  Он не пускает Стригу пербродиться.
  
  Борецкий за Ожиговым. Направо
  
  Пред ним отряд Верейского с Борисом.
  
  Меж них овраг и частый перелесок.
  
  
  Старик
  
  
  Эхма! не длинно ль растянулись наши?
  
  А их как? - В рати ль, слышно, Щеня?
  
  Где Холмский. Образец? Вот кто нам страшен!
  
  
  Они ведь это нас в Шелонской битве Марфа
  
  Качнули так, что небо показалось с овчинку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Послал бы крепость бог - никто не страшен.
  
  Гонец
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Овин про себя
  
  
  
  
  
   Я не знаю. Все полки
  
  Московские еще не развернулись. Пождите, развернутся.
  
  Да вот никак гонец другой к нам скачет.
  
  
  Марфа
  
  
  А ты опять... к Алеше и назад.
  
  
  К прискакавшему 2-му гонцу.
  
  
  Ну что?
  
  
  2-й гонец
  
  
  
  
  Князь Шуйский припер к Воскресенью
  
  Врагов... они остановились... помощь
  
  Приспела к ним... Теперь там бой кровавый
  
  Кипит.
  
  
  Марфа
  
  
  
   Что наши, как?
  
  
  2-й гонец
  
  
  
  
  
  
  
  Остервенились,
  

Другие авторы
  • Филиппсон Людвиг
  • Бахтиаров Анатолий Александрович
  • Коц Аркадий Яковлевич
  • Теплов Владимир Александрович
  • Буданцев Сергей Федорович
  • Коцебу Август
  • Чепинский В. В.
  • Бальзак Оноре
  • Трефолев Леонид Николаевич
  • Кирпичников Александр Иванович
  • Другие произведения
  • Аристов Николай Яковлевич - По поводу новых изданий о расколе
  • Некрасов Николай Алексеевич - Взгляд на главнейшие явления русской литературы в 1843 году
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Салтыков-Щедрин
  • Чулков Георгий Иванович - Анна Ахматова
  • Бородин Николай Андреевич - Бородин Н. А.: Биографическая справка
  • Немирович-Данченко Владимир Иванович - Немирович-Данченко Вл. И.: Биобиблиографическая справка
  • Ильин Сергей Андреевич - С. А. Ильин: справка
  • Чулков Михаил Дмитриевич - А. В. Западов. Чулков
  • Бычков Афанасий Федорович - В сумерках. Рассказы и очерки Н. Чехова. Спб., 1887 г.
  • Вельтман Александр Фомич - Памятный ежедневник
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 308 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа