Главная » Книги

Погодин Михаил Петрович - Марфа, Посадница Новгородская, Страница 13

Погодин Михаил Петрович - Марфа, Посадница Новгородская


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

div align="justify">  
  
  
   Ничего, но я имею
  
  Заветное препорученье к князю
  
  От одного в землях новогородских
  
  Великого святителя.
  
  
  Образец
  
  
  
  
  
  
  
   Наш князь
  
  Благочестив. Он будет рад услышать
  
  Его. - По крайней мере, кто богаче
  
  У вас в Новгороде из граждан?
  
  
  Марфа
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Я.
  
  
  Образец
  
  
  Пойдем же к князю!
  
  
  Марфа
  
  
  
  
  
  
   Я... готова... Ксенья!
  
  
  Ксения входит. Марфа целует ее.
  
  
  Не унывай и уповай на бога!
  
  
  Ксения
  
  
  О, мать моя! о, мать моя! с тобою
  
  На смерть! на смерть! возьми меня...
  
  
  Образец, отталкивая ее
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Останься!
  
  
  Ксения упадает в беспамятстве. Образец уводит Марфу.
  
  
  Дворец Ярославов. В середине на престоле сидит Иоанн в великокняжеском
  венце, со скипетром в правой и державою в левой руке, окруженный рындами
  [71]. Близ него братья и полководцы. В отдалении (на авансцене) почетные
  новгородцы. По сторонам воины.
  
  
  Иоанн
  
  
  И наконец, благодаренье богу,
  
  На всей я воле покорил Новгород,
  
  После крамол, измен, предательств, бунтов,
  
  Дерзнувший на природных государей
  
  Поднять свою предательскую руку. -
  
  Последуя движенью правой мести,
  
  Должны б мы были разорить немедля
  
  Сие гнездо злодейств до основанья,
  
  На память грозную родам грядущим,
  
  Да, видя казнь такую, все страшатся
  
  Подобных беззаконных дел и мыслей.
  
  Но, внемля гласу милосердья, помня,
  
  Что здесь могущая держава наша
  
  Впервые основалася, что древле
  
  Великие услуги оказали
  
  Новогородцы нашим славным предкам,
  
  Владимиру Святому, Ярославу,
  
  Мстиславам, Александру и Донскому.
  
  
  В это время входит боярин Образец с Марфою и, оставя ее подле прочих
  новгородцев, подходит к Иоанну, а по окончании его речи говорит ему на ухо
  несколько слов
  
  
  Мы оставляем виноватый Новград
  
  На прежнем месте целым, невредимым,
  
  Но без похищенных им лишних прав,
  
  Которых граждане себе на пользу,
  
  Нам без вреда употреблять не знали.
  
  Отныне Новград управляться будет
  
  С российскими со всеми городами
  
  Одним обрядом, без властей избранных,
  
  Без тысячских, посадника, без веча
  
  Указами московских государей.
  
  
  Князь Ярослав, Китай, Зиновьев, Стрига!
  
  Наместниками здесь я назначаю
  
  Вас полномочными.
  
  
  
  
  
  Снимите с веча
  
  Мятежный колокол и отошлите
  
  За мной в Москву.
  
  
  Зиновьев выходит.
  
  
  
  
   Всех граждан приведите
  
  К присяге, без помину о Новграде,
  
  На имя наше, князя всей Руси.
  
  Смените прежних и назначьте новых
  
  Начальников. Налоги собирайте,
  
  Судите и рядите, и казните,
  
  И милуйте, и словом в наше место
  
  Новгород, отчину мою, вы знайте.
  
  А прежним действиям новогородских
  
  Граждан я сам теперь дарую правый
  
  Мой суд...
  
  
  Князь Шуйский, поддерживаемый двумя воинами
  
  
  
  
  Великий государь! я крест
  
  Новграду целовал служить до гроба
  
  За милости его, приют, защиту
  
  И жалованье. - Не клади ж опалы
  
  Моей преданности к нему и службе.
  
  Прими во двор к себе. Я положу
  
  Свою главу теперь тебе в угоду.
  
  
  Иоанн
  
  
  Я жалую тебя своим ростовским
  
  Наместником, надеяся на честность,
  
  Искусство ратное твое и верность;
  
  Даю пять сел по Волге для замены
  
  Твоих имений в здешних областях.
  
  
  Князь Шуйский
  
  
  Да сохранит тебя на многи лета
  
  Отец небесный с чады и супругой!
  
  
  Посадник и прочие новгородцы
  
  
  И мы в своих винах все признаемся
  
  Перед тобою, самодержцем нашим,
  
  Как перед богом на суде последнем.
  
  Клянемся все служить душой и телом,
  
  Прямить, радеть - лишь не попомни нашей
  
  Прошедшей грубости к тебе.
  
  
  
  
  
  
  
   Мы только
  
  Ведь слушалися государя веча.
  
  
  Слышен звук упавшего колокола и вопль.
  
  Молчание.
  
  
  Иоанн
  
  
  Прощаем всех граждан, что провинились
  
  По принужденью иль незнанью,
  
  Без злобных умыслов и заговоров.
  
  И жаловать отныне и до века
  
  Своею царской милостию станем.
  
  Владыке Феофилу оставляем
  
  Его архиепископский престол.
  
  Из волостей его себе лишь десять
  
  Берем. Из монастырских половину.
  
  Но те изменники, что возбуждали
  
  Народ против законных государей
  
  И имя их великое срамили,
  
  И родину на гибель приводили,
  
  Должны приять достойное возмездье,
  
  И кийждо по делам своим поганым,
  
  Как скажет им наместник Ярослав.
  
  Василью Селезневу, Сухощеку,
  
  Ананьину, Василью Казимеру,
  
  Арбузьеву - отсечь главы. Акинфа
  
  Репехова с Романом сыном, Юрья,
  
  Григорья, Купреянова, Михаилу
  
  Берденева, Ивана Кузмина,
  
  В железа заковав, отправить в ссылку,
  
  Имение все описать в казну.
  
  Барановых, Тыртовых, Муравьевых,
  
  Клементьевых, Быковых, Хомутовых,
  
  Назимовых, Щербининых, Редровых,
  
  Зелениных, Нелединских, Редровых [72],
  
  И прочих, как означено в сем списке,
  
  Всех расселить по низовым землям
  
  И оделить из княжеских владений
  
  За здешние, кому причтется сколько.
  
  Жену посадника Исака, Марфу
  
  Борецкую, повинную лютейшей
  
  Мучительнейшей смерти - мы за службу
  
  Ее меньшого сына Алексея,
  
  Усердную, полезную, благую...
  
  
  Марфа про себя
  
  
  Злодей! еще нашел чем уязвить!
  
  
  Иоанн, продолжая
  
  
  Мы не казним и только в заточенье
  
  Под крепкой стражей и присмотром строгим
  
  По смерть в Новгород Нижний отсылаем.
  
  
  Марфа
  
  
  Приемлю казнь сию; я заслужила
  
  Перед судом твоим ее сторицей.
  
  Я не ропщу и плачу - о Новграде.
  
  
  И ты не радуйся своей победе.
  
  Угодник из пустыни Соловецкой
  
  Велел мне предсказать твою судьбину
  
  В последний час...
  
  
  Иоанн
  
  
  
  
  
  
   Скажи. Я не боюсь
  
  Услышать от тебя святое слово.
  
  
  Марфа
  
  
  Но будешь ли так рад ему, услышав?
  
  Вот что святитель о тебе поведал, -
  
  Внимай в господнем трепете и страхе:
  
  Успеешь ты в своих всех предприятьях,
  
  Противников своих ты одолеешь,
  
  Ты победишь восток и юг, и север,
  
  Богат и знаменит, и силен будешь
  
  Между владыками на этом свете.
  
  Но бог тебя накажет за измены,
  
  Которыми сбираешь ты стяжанье,
  
  И счастия не чувствовать тебе.
  
  В семействе у тебя раздор возникнет,
  
  Супругу ты свою, детей и внуков
  
  Одних возненавидишь за другими.
  
  Любовь к себе, отчаянный, смятенный,
  
  Не различишь со злобою, ложь с правдой.
  
  Друзья далеко от тебя все станут,
  
  Потомки все твои в кровях погибнут,
  
  Которыми польется вся Россия,
  
  Уничиженная, полуживая.
  
  
  И не удастся вам ее поставить
  
  На твердом основании, чему
  
  Работаешь ты правдой и неправдой,
  
  И род несчастный ваш весь изведется
  
  Среди терзаний, мук, измен и козней.
  
  
  И се другой [73], блистая горней славой,
  
  От западных далеких стран идет,
  
  Он примет власть над вашею державой,
  
  К величию Россию поведет.
  
  
  С твоих трудов, забот и попечений
  
  Обильную он жатву соберет.
  
  И счастие созиждет поколений,
  
  И имя он свое пред вашим вознесет.
  
  
  И все сии мучительные язвы
  
  Себе на плоть ты принимая, станешь
  
  В грядущей жизни и на этом свете
  
  Стенать в раскаянье о Новеграде,
  
  Как горько мы об нем стенаем ныне.
  
  
  Иоанн
  
  
  Что господу угодно - да свершится!
  
  Спокоен я, исполнив подвиг свой.
  
  Литвы, Орды отсель не устрашится
  
  Отечество, стяжавшее покой.
  
  Пускай мой род любезный прекратится,
  
  Но Русь моя восстанет над землей.
  
  Забудьте ж все грозы и все напасти
  
  В сени моей самодержавной власти!
  
  
  Все невольно падают ниц перед Иоанном, кроме Марфы Посадницы. Занавес
  опускается.
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  Отрывки из трагедии впервые появились в "Московском вестнике", 1830, ч.
  V, No XVII-XX, с. 3-14, за подписью N. И в "Телескопе", 1831, ч. I, с. 77-83,
  за подписью N. N. Целиком впервые опубликовано отдельным изданием: "Марфа,
  Посадница Новгородская. Трагедия в пяти действиях в стихах". М., 1830, без
  подписи. Погодиным подписано предисловие "От издателя". Печатается по этому
  изданию с восстановлением цензурных купюр по цензурной рукописи (ЦГАЛИ, ф.
  10 (Аксаковых), оп. 4, ед. хр. 163).
  
  Цензурное разрешение книги подписано 26 августа 1830 г. Однако цензор,
  С. Т. Аксаков, из осторожности посоветовавшись с Бенкендорфом, приостановил
  выпуск отпечатанной уже книги в продажу до перемены политической атмосферы,
  осложнившейся в 1830 г. в связи с Июльской революцией во Франции и
  восстанием в Польше. Летом 1831 г. о выпуске книги хлопотал Пушкин. Трагедия
  поступила в продажу лишь в конце 1831 г.
  
  Исторический эпизод, положенный в основу трагедии, подробно описан в
  "Истории государства Российского" Н. М. Карамзина, к которой восходит
  множество исторически достоверных деталей, использованных Погодиным.
  Опирался Погодин и на летописи. Основные вымышленные события и лица указаны
  им самим в предисловии. Кроме того, участие в вымышленной фабуле приписано
  некоторым историческим фигурам (Упадышу, Овину и др.); события,
  происходившие в разное время на протяжении 1470-х годов, изображены как
  одновременные.
  
  Сам Погодин так характеризовал свою трагедию в письме к Шевыреву: "У
  меня нет ни любви, ни насильственной смерти, ни трех единств. Главное
  действующее лицо народ". (II, 189).
  
  
  [1] Святая София - Софийский собор в Новгороде.
  
  [2] Дань черная - народная.
  
  [3] ...как наши деды Рать Боголюбского посекли - в 1170 г. новгородцы
  разбили осаждавшее Новгород войско Андрея Боголюбского.
  
  [4] Колокол Хутынский - колокол в монастыре на Хутыне.
  
  [5] Друзья! Палач московский с топорами - в печатном тексте, по
  требованию цензуры, было заменено: "Друзья! Московский ворог с топорами..."
  
  [6] Готовьтесь к казням - после этих слов в печатном тексте было
  следующее цензурное изменение: "Все кричат: "Нет, разве к обороне! К битвам
  смертным!"
  
  [7] Посадник и тысячской - два высших выборных сановника, обладавшие
  исполнительной властью.
  
  [8] Князь Шуйский - князь Василий Васильевич Шуйский-Гребенка (ум.
  после 1478), в 1455-1478 гг. был предводителем новгородского войска.
  
  [9] Дьяк архиепископа - его письмоводитель, секретарь.
  
  [10] Житые - люди среднего состояния, землевладельцы, домовладельцы,
  воины. Черные - свободные, но беднейшие люди. Младшие стояли между купцами и
  черными людьми.
  
  [11] Концы - Новгород делился на пять частей, или концов: Плотнинский,
  Славенский, Неровский, Загородский и Гончарский или Людин (у Погодина это
  два разных конца).
  
  [12] О Госпожинках - госпожинками называли двухнедельный пост перед
  праздником Успения и самый день праздника (15 августа). Между тем, по
  летописному свидетельству, приводимому Карамзиным, событие, о котором здесь
  идет речь, происходило в марте 1477 г.
  
  [13] Да расточатся все враги его - слова из XVII псалма, ст. 2.
  
  [14] Пеня - денежное взыскание, штраф.
  
  [15] Потомок Ярослава - Иоанн III был потомком Ярослава Мудрого (ок.
  978-1054), правившего в Ростове и Новгороде, а с 1016 г. занявшего киевский
  стол. Ярослав не раз прибегал к военной помощи новгородцев и даровал им
  льготы, обеспечивавшие определенную независимость.
  
  [16] С бесчестными рабами заодно - в печатном тексте, по требованию
  цензуры, заменено: "С бесчестными лжецами заодно".
  
  [17] Грамота складная - объявление войны.
  
  [18] Казимир Ягеллович (1427-1492) - король польский и великий князь
  Литовский.
  
  [19] Ганза (XIV-XVI вв.) - торговый союз северонемецких городов во
  главе с Любеком, имевший торговые отношения с Новгородом.
  
  [20] Репеховы, Панкины, Муравьевы - в печатном тексте по требованию
  цензуры заменено: "Репеховы, Ленкины, Берюлевы".
  
  [21] ...вынуть часть за здравье новгородцев - приготовляя просфору для
  причастия, священник вынимает из нее частички, произнося при этом заздравную
  или заупокойную молитву.
  
  [22] ...десять Поставов ипрского сукна. - Постав - 37 аршин (около 26
  м). Постав ипрского сукна стоил 6 фунтов (около 2,5 кг) серебра.
  
  [23] Корабельник - древняя английская и французская монета со знаком
  розы и корабля.
  
  [24] Окуп - выкуп.
  
  [25] Тиун - судья низшей степени.
  
  [26] Допустим ли, чтоб подлый раб московский - в печатном тексте по
  требованию цензуры было заменено: "Допустим ли, чтобы слуга московский".
  
  [27] Крыжаки - крестоносцы.
  
  [28] Гривна - серебряная монета.
  
  [29] Кровь вытянет еще из свежей жилы - в печатном тексте по требованию
  цензуры было заменено: "Еще кусок из вашей плоти вырвет".
  
  [30] Он сеет рабский дух - в печатном тексте по цензурному требованию
  заменено: "Он сеет низкий дух".
  
  [31] Не так ее отцы спасали, деды На Липецких полях, при Альте, от
  Андрея - ср. у Карамзина: новгородцы с гордостью указывали "на свои стены,
  под коими легло многочисленное войско Андрея Боголюбского; на Альту, где
  Ярослав Великий с верными новгородцами победил злочестивого Святополка; на
  Липицу, где Мстислав Храбрый с их дружиною сокрушил ополчение князей
  Суздальских" (История государства Российского, т. VI. Спб., 1844, с. 84).
  
  [32] Служилый князь - ратный воевода, нанятый в чужое войско.
  
  [33] Забьешься, брат! они привыкли к воле - в печатном тексте по
  требованию цензуры было заменено: "Забьешься, брат! они избаловались".
  
  [34] Шемякины внучата - сын князя Дмитрия Шемяки бежал от великого
  князя Московского Василия Темного (1425-1462) из Новгорода в Литву.
  
  Там же, при Иоанне III, оставались долгое время и внуки Шемяки.
  
  [35] Шемяка Дмитрий (1420-1453) - князь галицкий, всю жизнь боролся
  против централизаторской политики великого князя Московского.
  
  [36] Олег Иванович, князь рязанский (1350-1402), неоднократно вступал
  во враждебные отношения с Москвой.
  
  [37] Борис, брат Иоаннов - князь Борис Васильевич Волоцкий или
  Волоколамский (1449-1494) участвовал в походе на Новгород. Князь Михаил
  Борисыч - князь Тверской с 1461 г. Помогал Иоанну в новгородских походах.
  Его войсками предводительствовал князь Микулинский.
  
  [38] Василий - имеется в виду Василий Темный.
  
  [39] Вытный - дельный, путный, истый.
  
  [40] ...уж при отце покойном - при Василии Темном.
  
  [41] ...в последний век, Пред светопреставленьем - по тогдашнему
  летосчислению, которое велось от сотворения мира, данные события происходили
  в конце VII тысячелетия. Бытовало широко распространенное представление, что
  мир должен просуществовать 7000 лет.
  
  [42] К еретику, латинцу - к католику.
  
  [43] Шелонская сеча - битва при реке Шелонь в июле 1471 г., когда
  войско Иоанна III разбило новгородские войска.
  
  [44] Обычаев Низовых мы не знаем; Поведай нам, как властвуешь в
  Москве... - Низовым краем новгородцы называли Ростово-Суздальскую землю. Ср.
  у Карамзина слова новгородских послов: "...желаем ведать, как государь
  намерен властвовать в своей Новгородской отчине: ибо московских обыкновений
  не знаем" (указ соч., с. 77).
  
  [45] Дворище Ярославово - площадь в Новгороде (на Торговой стороне), на
  которой собиралось вече.
  
  [46] Инуды - в иное место.
  
  [47] Клянусь царем небесным - в печатном тексте в связи с исключением
  по цензурному требованию предыдущих слов /"/с улыбкою"/ не на престоле Ведь
  ты сидишь"/ ради сохранения стихотворного размера было заменено: "Клянуся
  богом".
  
  [48] Ониполовцы - жители противоположного берега.
  
  [49] Князь будет говорить, а мы лишь слушать. (Шестой). Так вот что!
  Губа у него не дура. - В связи с цензурным требованием исключения последней
  из этих двух строк, в печатном тексте обе они были заменены следующим
  текстом:
  
  
  Другие будут говорить за нас,
  
  Мы станем слушать,
  
  
  Шестой
  
  
  
  
  
  
  
  А, так вот что! Понял.
  
  
  [50] ...при князь-Васильи в Двинской рати. - В 1398 г. при великом
  князе Московском Василии Дмитриевиче новгородцы напали на Двинские земли,
  отошедшие тогда к Москве, и одержали победу.
  
  [51] Витовт - великий князь Литовский (1350-1430).
  
  [52] Тохтамыш (ум. 1406) - хан Золотой Орды.
  
  [53] Обстоянье - осада.
  
  [54] Что кровь новогородская не стынет - после этой строки в рукописи
  следовала сцена, исключенная Погодиным, вероятно, по совету С. Т. Аксакова:
  
  
  Вбегают множество немцев с ужасным шумом и криком.
  
  
  Толмач.
  
  
  Разбой! Разбой! Четыре кипы шелку
  
  Из рук у нас отняли... помогите!
  
  
  1 из народа.
  
  
  Да пропадайте вы и с шелком, шмерцы;
  
  До вас ли нам?
  
  
  2.
  
  
  
  
  
   Гоните их по шее!
  
  
  1 немец
  
  
  Саплатит нам, нито пошалься пудим
  
  В Люпек на фас.
  
  
  3 из народа.
  
  
  
  
  Иль заплатить им, братцы:
  
  Ты по затылку, я в скулы да в рыло.
  
  
  2 немец к посаднику.
  
  
  Ай, патушки, кашись он хошит траться!
  
  
  4 из народа среди ужасного шума.
  
  
  За них пришла на нас напасть такая.
  
  Вы помните: отец Закхей пророчил.
  
  Не быть добру, коль выстроим ропату
  
  Немецкую у нас.
  
  
  2-й.
  
  
  
  
  
  
  Так, так!
  
  Душите их.
  
  
  Посадник и начальники едва удерживают нападающих.
  
  
  Перестаньте, полно, братцы.
  
  
  К немцам.
  
  
  Вот провожатые, ступайте с богом.
  
  За все заплатим вам.
  
  
  3 немец.
  
  
  
  
  
  
   С миня ишо
  
&nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 339 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа