Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге), Страница 8

Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге)


1 2 3 4 5 6 7 8

iv>
   Я напрямик ему сказала: руки,
   Мол, наложу, отстань. Три дня не ела,
   Голодной смертью помереть хотела, -
   И унялся. На черную работу
   Послал меня; а я тому и рада.
   Боярышню привел, так взяли в терем,
   По нраву ей пришлась.

Дубровин

   Веди скорее
   Боярышню. Калитку вам отворим.

Олена

   Ступай, Роман, и за забором жди,
   А здесь не стой! С боярышней Ульяна,
   Сердитая такая: как увидит
   Тебя в саду, весь дом поднимет криком.
   Прощай пока.

Дубровин

   Ну, с Богом.

Олена

   Дожидайтесь.

Уходят: Дубровин и Резвый в калитку, а Олена в терем.

Шут

   Ну, дядюшка, простись с своей невестой!
   Женили нас с тобой! Ты где гуляешь,
   Своей беды не знаешь? Что ж мне делать?
   Будить народ начать? А ну, услышит
   Оленин муж, да выдадут людишки
   Меня ему? Начнет меня он резать,
   Пороть ножом на части по суставам.
   Ой, батюшки, не буду! Вот что лучше:
   Направлю я стопы свои подальше,
   Покуда цел.

Входит Неустройко.

   Наткнулся на кого-то.
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Шут, Неустройко, потом Резвый.

Неустройко

   Бессудный, ты?

Шут

   А где Нечай Григорьич?

Неустройко

   В монастыре остался.

Шут

   Ты потише,
   Не разбуди! Ты видишь, все заснули.

(Показывая на сторожа.)

   Ты как прошел?

Неустройко

   В ворота.

Шут

   Кто же отпер?

Неустройко

   Два сторожа сидят: не спят, не дремлют.
   А хуже сонных тычутся.

Шут

   Послушай!
   Все сторожа пьянехоньки, Дубровин
   И Бастрюков на задворках гуляют,
   Сейчас придет боярышня; калитка,
   Вот видишь, та не заперта. Промедли
   Ты час еще, и поминай как звали.

Неустройко хочет подойти к калитке.

   Не отходи от терема, убьют.
   Ты здесь один?

Неустройко

   На улице оставил
   Людей, стрельцов; двором прошел тихонько
   И сказывать не приказал.

Шут

   Пошли-ка
   В обход стрельцов на задворки. Без шуму
   Пускай идут; а сам беги скорее
   К Облезлову. Он рядом здесь пирует.
   Там пир идет на весь крещеный мир;
   Там всех найдешь, посадских и служилых,
   И я там был, мед-пиво пил - прогнали.
   Бери народ и самого проси:
   Одним-то нам не справиться.

Неустройко

   Идем.

Неустройко и шут уходят.

Резвый входит и садится на скамью.

   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Резвый

(один, поет)

  
   Я на камушке сижу,
   Я топор в руках держу.
   Ай ли, ай люли,
   Огород горожу!
  
   Огород горожу,
   Все капустку сажу.
   Ай ли, ай люли,
   Все кочаненькую!
  
   У кого нету капусты.
   Просим к нам в огород.
   Ай ли, ай люли,
   Во девичий хоровод.
  

Выходят из терема: Ульяна, Марья Власьевна и Олена

   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Резвый, Ульяна, Марья Власьевна, Олена.

Ульяна

   И крепко мы и весело живем:
   Во всех углах по сторожу.

Олена

   Веселый,
   И в доску бьет и песенки поет.

Ульяна

   Пришла ж тебе охота! Не слыхала,
   Как соловей поет. Велико диво!
   У вас в саду, чай, много.

Олена

   Все же любо
   Послушать их весенней-то порой.

Ульяна

   Так слушала б из терема. Гулянки
   Всё на уме.

Олена

   Когда ж и погулять-то.
   Гуляй, пока заботы нет, а после
   И не придется: в тереме запрут.

Ульяна

   Так добрые-то люди днем гуляют,
   А ночью спят.

Олена

   Мы выспаться успеем.
   Мы круглый год всё спим. Ночей-то много,
   А соловьи поют до Петрова дня,
   Перестают потом.

Ульяна

   И вам не страшно
   Ночной порой в саду?

Олена

   Чего ж бояться?
   Вот говорят, что будто бука ходит,
   Да врут, поди. Не малые мы дети.

Ульяна

   Ну, вот пришли, развесили мы уши,
   А соловей-то где ж?

Резвый

   Сейчас услышишь.

(Свищет.)

Калитка отворяется, Марья Власьевна и Олена убегают, Резвый за ними. В сад входят: Неустройко, Облезлов, Неждан, Смирной, Дружина, Влас Дюжой, Брусенин, Цаплин, Тыра, другие посадские, стрельцы и народ, слуги воеводы и сенные девушки.

   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Ульяна, Неустройко, Облезлов, Неждан, Смирной. Дружина, Дюжой, Брусенин, Цапля, Тыра, посадские, стрельцы, народ, слуги воеводы и сенные девушки.

Ульяна

   Ушли, ушли. Держите их!

Неустройко

   Держите!

Ульяна

   Ахти, беда! Никак, на грех вернулся
   Боярин наш?

Неустройко

   Боярин не вернулся,
   Да легче вам не будет. Перевяжем
   И до него рассадим по чуланам,
   И сторожей приставим понадежней.

Ульяна

(наступая на Неустройку)

   Меня в чулан, меня? Да ты в уме ли?
   Тебя связать, ты сторожей-то ставил,
   Воров таких же, как и сам.

(Кланяется Облезлову.)

   Суди нас,
   Сейчас суди! Ты вместо воеводы
   Остался здесь. Да ты суди по правде,
   Лихим ворам не делай поноровки!
   Коль у тебя есть совесть, коли носишь
   На шее крест, вели его держать,
   Покуда я не выскребу когтями
   Бесстыжих глаз его! Потом рассудишь.
   Кто прав из нас, кто виноват.

Неустройко

   Постой!
   Коль нас судить по правде, надо камень
   Потяжелей надеть тебе на шею,
   Да за ноги, да в Волгу; а потом уж
   Судить тебя!

Вбегает Марья Власьевна, за ней шут.

   ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Ульяна, Неустройко, Облезлов, Heждан, Смирной, Дружина, Дюжой, Брусенин, Цаплин, Тыра, Марья Власьевна, шут, посадские, стрельцы, народ, слуги воеводы, сенные девки, потом Степан Бастрюков, воевода.

Ульяна

   Недалеко ушла.

(Берет Марью Власьевну за руку.)

   Задумала хитро, да как ни бегай,
   А рук моих тебе не миновать.
   Держите-ка ее покрепче, девки!

Неустройко

(шуту)

   Ну, что ж вы там? Людишек Бастрюкова
   Побрали всех?

Шут

   И всех перевязали
   Одним концом; как жемчуг нанизали
   На ниточку.

Неустройко

   Дубровина Романа?

Шут

   Тому почет особый. Впятером
   Насилу одолели.
  

Стрельцы вводят связанных Резвого, Кубаса, Шишигу, Зорю, Олену и Дубровина.

  
   Вот они!

Неустройко

   А Бастрюков Степан?

Шут

   К нему не скоро
   Подступишься.

Вбегает Степан Бастрюков, отмахиваясь саблей.

Бастрюков

   Не подходи никто!
   Не тронь меня холопскими руками,
   По локоть отрублю.

Облезлов

   Его оставьте!
   Он не уйдет и сам. Степан Семеныч,
   Негоже, брат, дворянам-то служилым
   С холопями да с беглыми людьми
   Ночным разбоем промышлять.

Бастрюков

   Разбоем
   Живете вы с Шалыгиным;
   Не на разбой, мы за своим пришли.

Облезлов

   С холопями твоими суд короток:
   Велю их бить нещадно батожьем,
   Дубровина в тюрьму до воеводы...
   А как тебя судить, - не знаю, право.

Олена

(Дубровину)

   Убей меня!

Дубровин

   И рад бы я, да связан.

Слуга

   Наехал сам боярин воевода.

Входит воевода, долго осматривается.

Воевода

   Ты здесь, Облезлов; мне тебя и надо.
   В Москву гонца пошли, не медля, завтра ж,
   Отписывай, что наш, мол, воевода
   Нечай Шалыгин, убояся Бога
   И страшного суда его, поволил
   От суетного мира удалиться,
   Изведать труд подвижнической жизни
   И дней своих остаток посвятить
   Служенью Богу в иноческом чине.

Облезлов

   Нечай Григорьич, что ты!

Воевода

   Слушай дальше!
   Сдаю тебе печать городовую
   И всякую казну и все запасы:
   Наряд, и зелье, и свинец; а буде
   Чего сполна не сыщется, отвечу
   Казной своей; по искам, челобитьям
   За прежние убытки и обиды .
   Обиженным уплачиваю вдвое.
   Так и пиши! Ты судишь тут, я вижу.
   Суди, суди!

Облезлов

   Я без тебя судья,
   А при тебе - товарищ. Сам суди!

Воевода

   Никто себя не судит. Вместе с ними
   В ответе я перед твоим судом.

Облезлов

   А что не так я рассужу?

Воевода

   Поправим,
   Ошибка в грех не ставится.

Облезлов

   Изволь!

Степан Бастрюков

   На воеводу челобитчик я.
   Вели пустить Дюжова дочку Марью;
   Она моя невеста; он насильно
   Увез ее.

Облезлов

   А чья она невеста -
   Мне как узнать? Отца и мать мы спросим.

Степан Бастрюков

   Спроси у ней.

Облезлов

   Да нешто девка знает,
   Кто ей жених? Ее ли это дело?
   К кому пойдешь?

Марья Власьевна

   К Степану Бастрюкову.

Облезлов

   А все отца и мать спросить.

Степан Бастрюков

   Мы спросим
   Опосле их; а я возьму покуда
   К себе ее. Пойдешь?

Марья Власьевна

   Пойду.

Степан Бастрюков

   Вот видишь,
   Сама идет, так разговор короток.

Heждан

   Да вот отец! Спросить его!

Дюжой

   Да что уж!
   Коль здесь украл, так нам с женой подавно
   Не уберечь. Пущай берет.

Степан Бастрюков

   Спасибо!

Дюжой

   А все-таки по чести, чин по чину
   И с рукобитьем взять из дому лучше.

Степан Бастрюков

   На все готов. Бери ее с собой,
   А завтра жди меня на рукобитье.

(Облезлову.)

   Вели пустить людей моих на волю,
   Меня суди, они не виноваты.
   Они рабы, по моему приказу
   За ней пришли, а их перевязали.

Облезлов

   Пустите их!

Степан Бастрюков

(всем кланяется)

   На свадьбу приходите!
   Поклон и вон.

(Уходит, слуги за ним.)

Неустройко

   А ведомого вора,
   Дубровина Романа, тоже пустишь?

Воевода

   А ты спроси, кого Дубровин грабил?

Облезлов

   Посадские! Кого Дубровин грабил?

Неждан

   Не грабил нас.

Смирной

   Не знаем.

Облезлов

   А убойства?

Неждан

   Не ведаем, и слыхом не слыхали.

Облезлов

   А воровства с поличным?

Дружина

   Не видали.

Смирной

   На воровстве не пойман. Воевода
   В тюрьме его тогда держал напрасно.

Облезлов

(Дубровину)

   Ты был в бегах?

Дубровин

   Я бегать - бегал точно,
   Не буду лгать. Теперь домой пришел
   И сесть хочу на старом пепелище,
   На царское тягло.

Облезлов

   Уж я не знаю,
   Каким судом и как его судить.

Воевода

   Аль ты забыл царев наказ о беглых?
   Указано повсюду воеводам
   Их сыскивать и на посад сажать.
   Устраивать строеньем, буде надо,
   И отдавать за крепкие поруки,
   Чтоб вам, живя в посаде, не сбежать,
   И подати платить царевы вместе
   С посадскими, и быть во всякой службе
   С посадскими ж, в ином чину не стать,
   И ни за кем бы вам не заложиться,
   И льготы им давать.

Облезлов

   А на поруки
   Возьмет ли кто Дубровина?

Воевода

   Да я
   Беру его.

Посадские

   Мы все, мы всем посадом,
   Берем его.

Облезлов

   Я чаю, крепко будет
   С поруками такими. (Слугам.) Развяжите
   Дубровина.

Дубровин

   Вели пустить Олену.

Облезлов

   Твоя она, так и бери.

Олена

   Роман,
   Где голову приклоним?

Heждан

   На посаде
   Дворов немало; приютим, покуда
   Отстроитесь.

Облезлов

(Неждану)

   Подайте завтра запись
   Поручную по нем. Теперь не время
   Дела вершить; на это день, а ночью
   Себе и людям надо дать покой.
   Прощай, Нечай Григорьич! Расходитесь!

Воевода

   Посадские и все честные люди,
   Не надолго я к вам вернулся; вскоре
   Переберусь в обитель; кто обижен,
   Кто изубытчен мною, приходите:
   За все воздам смиренно и с моленьем
   Простить меня и отпустить обиды.

Посадские

   Господь тебя прости, а мы прощаем.
  
  
  
   КОММЕНТАРИИ
  
   Печатается по тексту цензурованной рукописи, хранящейся в Ленинградской центральной театральной библиотеке имени А. В. Луначарского (шифр 28209). Сверено с черновым автографом, находящимся в Государственной библиотеке СССР имени В. И. Ленина (шифр М. 3097.5).
   Вторая редакция "Воеводы" была создана Островским в 1885 году, через двадцать лет после опубликования первого варианта пьесы в "Современнике". 22 ноября 1885 года рукопись поступила в драматическую цензуру, и на следующий день пьеса была дозволена к представлению. В печати вторая редакция "Воеводы" впервые появилась в 1890 году, в т. IV "Сочинений А. Н. Островского", изданных В. Думновым.
   Островский, видимо, руководствовался целью сделать пьесу более сценичной. Переработку ее драматург производил, положив в основу журнальный текст "Современника". Многие страницы были написаны заново.
   В результате переработки значительно изменились архитектоника пьесы и развитие сюжета.
   В первой редакции .обижаемые воеводой посадские отправляют на него челобитную. В результате царским указом Шалыгин смещается с должности воеводы. Во второй редакции судьба посланного в Москву челобитья остается неизвестной. Не упоминается в новой редакции и об участии в этом деле старшего Бастрюкова. Правда, в черновой рукописи второй редакции на 189-й странице первой книжки "Современника" за 1865 год имеется набросок диалога, где Семен Бастрюков говорит, обращаясь к посадским, что он повезет "завтра же мирское челобитье и выборных... в Москву". Но Островский зачеркнул это место, и оно не попало в окончательный текст. В новой редакции воевода добровольно отказывается от власти и заявляет о своем желании уйти в монастырь.
   Изменив развязку, Островский приводит в соответствие с новым финалом другие части произведения. Характерный штрих вносится драматургом в окончание пролога. В разгар борьбы посадских и Бастрюковых с воеводой и его приспешниками раздаются голоса, возвещающие о том, что несут "пречистую". Уже в прологе новой редакции много говорится о пустыннике, роль которого заметно возрастает. Пустынник сталкивается не только с Дубровиным, отцом которого он теперь является, но и с воеводой Шалыгиным, влияя на обоих действующих в пьесе антагонистов.
   В связи с изменением финала пьесы Островский удалил из второй редакции сцену на Постельном крыльце, противоречащую новой развязке.
   Во второй редакции, вопреки более отчетливо обозначившейся в ней морально-религиозной тенденции, сохраняется тот демократически-обличительный пафос, который так ярко выражен в первой редакции "Воеводы". Нечай Шалыгин и теперь, несмотря на овладевающее им в конце пьесы покаянное настроение, столь же омерзителен и вместе с тем столь же типичен в своем грабительстве, как и в ранней редакции. Победа и в новой редакции остается за противниками воеводы, которым драматург по-прежнему отдает все свои симпатии. В пьесе остались и антикрепостническая песня старухи крестьянки, и мятежные слова Дубровина о "волках" и "овцах". Во второй редакции связь Дубровина и его товарищей с движением Разина показана более отчетливо, чем в первой. Устами Щербака здесь прямо говорится о восстании:
  
   Пожива есть внизу; от беглых слышно.
   Что Астрахань разграблена, и дальше
   К Саратову идет большая туча
   Низовой вольницы. И мы туда же.
  
   Как известно, Астрахань была взята Разиным 24 июня 1670 года, после чего восставшие заняли другие крупные города Нижнего и Среднего Поволжья. Таким образом, вторая редакция "Воеводы" позволяет с еще большей точностью определить время действия пьесы. Оно происходит летом 1670 года, в разгар разинского движения. Интересно, что в черновой рукописи второй редакции фигурирует имя Разина. В первоначальном варианте сцены с пустынником Дубровин говорил:
  
   А я к удалым, в темном лесе.
   К Степану Тимофеичу зовут.
  
   В некоторых случаях производимая драматургом переработка текста согласовалась с замечаниями критиков. Последние единодушно осудили, например, сцену преследования Марьи Власьевны воеводой, решившим защекотать ее насмерть. Во второй редакции этой сцены нет.
   По мнению рецензента газеты "Голос", Дубровин мог признаться Бастрюкову в том, что он и есть Худояр, уже при первой встрече с сыном бывшего губного старосты, не заставляя молодого человека совершать путешествие к разбойникам ("Голос", 1865, N 125). Во второй редакции пьесы младший Бастрюков совсем не появляется среди разбойников в лесном овраге. Свою тайну Дубровин открывает ему, находясь в доме Бастрюковых. Критики писали также о неестественном легковерии воеводы, согласившегося отправиться на богомолье в момент, когда у старика имелись все основания серьезно беспокоиться о безопасности невесты. Во втором редакции уделено большее внимание мотивировке решения воеводы подчиниться требованию Мизгиря. "Воевода, - говорится в этой редакции устами Дубровина, - хитер, да не умен". "Не станет умный с ведунами знаться". В новой редакции подчеркивается абсолютная уверенность Дубровина в успехе затеи с Мизгирем.
   Переработка пьесы производилась драматургом с большой тщательностью. Островский устранял длинноты, производил стилистическую правку. В отношении художественной выразительности текст второй редакции в ряде случаев является более совершенным.
   Первое представление "Воеводы" состоялось на сцене московского Малого театра 19 января 1886 года в бенефис К. Н. Рыбакова. Постановкой руководил сам А. Н. Островский. Участница спектакля О. О. Садовская так рассказывала о работе Островского с артистами над его пьесой: "Александр Николаевич прочел нам пьесу на сцене за столом. Прошло два дня, назначена была читка, которая происходила в его присутствии. После читки он просил нас собраться на третий день и читать пьесу по выписанным ролям "в тонах", и когда мы на третий день собрались и начали репетицию, то оказалось, что каждый из нас знал уже свою роль наизусть. Случилось это само по себе, - мы и не думали сговариваться. А. Н. был страшно этим тронут. "Вы меня балуете!" - говорил он и всех горячо благодарил" ("Театральная декада", 1936, N 4, стр. 12).
   Роли были распределены следующим образом: Шалыгин -А. П. Ленский, Семен Бастрюков - М. П. Садовский, Степан Бастрюков - А. И. Южин, Дубровин - К. Н. Рыбаков, Олена - М. Н. Ермолова. О. О. Садовская исполняла две роли - Недвиги и старухи крестьянки. Роль пустынника исполнял П. Я. Рябов. Он же исполнял роль Гришки Жилки. Островский был удовлетворен игрой артистов. В своем дневнике он записал 18 января 1886 года: "Генеральная репетиция "Воеводы". Выдаются: Рыбаков, Садовский, Южин. Садовская очаровательна. Декорации художественны" (т. XIII, стр. 287).
   23 января он снова отметил в дневнике: "Малый театр. "Воевода", успех пьесы идет кресчендо" (там же, стр. 288).
   Этому успеху в немалой степени содействовала своей игрой О. О. Садовская. Говоря об исполнении ею роли Недвиги в спектаклях позднейших лет, С. Н. Дурылин замечает, что перед зрителями вставала "живая, седая мамушка XVII века. Необычайным добродушием, смешноватой недалекостью веяло от этой нянюшки". Но особенно вдохновенным было исполнение той же артисткой роли старухи крестьянки. "Садовская только сидела, пела и качала колыбель, - пела старушечьим, увядшим голосом, но в ее голосе, в хватающем за душу покорном напеве ее песни было что-то до того трагическое и вместе с тем простое, несомненно правдивое, что казалось, в этой люльке лежит не "мил внучоночек", "крестьянской сын", а вся Русь крепостная, крестьянская, холопская... В песне, в ее потрясающих звуках, Садовская являлась великой трагической артисткой" (С. Дурылин, О. О. Садовская, изд-во "Искусство", 1947, стр. 67, 68)
   Пьеса "Воевода" с успехом ставилась на сцене Малого театра и в советское время. Осенью 1922 года театр возобновил постановку этой пьесы. Роли была распределены так: Шалыгин - С А. Головин, Семен Бастрюков - Н. И. Рыжов, Степан Бастрюков - А. А. Остужев, Недвига - В. О. Массалитинова, старуха крестьянка - В. Н. Рыжова, Дубровин - П. М. Садовский. "Роль Романа Дубровина, - писал рецензент Захаров-Менский, - любимая роль Садовского; в ней его игра достигает той глубины, которой отмечено дарование этого артиста" ("Сегодня", 1922, N9-10, стр. 6).
   "Воевода" ставился на сцене Центрального театра Советской Армии и Горьковского драматического театра.

Другие авторы
  • Щиглев Владимир Романович
  • Евреинов Николай Николаевич
  • Песталоцци Иоганн Генрих
  • Бунин Иван Алексеевич
  • Жаринцова Надежда Алексеевна
  • Золя Эмиль
  • Бестужев Александр Феодосьевич
  • Минаков Егор Иванович
  • Ломан Николай Логинович
  • Висковатов Павел Александрович
  • Другие произведения
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Сказки
  • Слепцов Василий Алексеевич - М. С. Горячкина. Жизнь, отданная народу
  • Высоцкий Владимир А. - Я. Яцимирский. Новейшая польская литература от восстания 1863 года до наших дней
  • Бернс Роберт - Тэм О'Шэнтер
  • Бунин Иван Алексеевич - Письма 1885-1904 годов
  • Сумароков Александр Петрович - Синав и Трувор
  • Страхов Николай Николаевич - Der alte und der neue Glaube. Ein Bekenntniss von David Friedrich Strauss
  • Григорьев Аполлон Александрович - Тарас Шевченко
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич - Стихотворения
  • Гоголь Николай Васильевич - Записная книжка, 1846-1851
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 181 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа