Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Тушино, Страница 5

Островский Александр Николаевич - Тушино


1 2 3 4 5 6

tify">   Мы неразлучны стали;
   Я не пойду одна.

Сеитов

   Подите оба!
   Не жаль тебя мне, девки полоумной,
   А жаль любви твоей. Пускай же дочка
   Сеитова смеется над отцом,
   Да только бы не назвала злодеем.
   Благословлю и обвенчаю вас
   И на воров пойду. Живите с Богом.
   Пойдемте вниз, пошлемте за попом.

Людмила

   Теперь опять тебя я полюбила,
   Упрямого и злого старика.

Сеитов

(Редрикову)

   А ты горазд на девок! Как сошелся
   И видел где ты дочь мою?

Людмила

   Расскажем
   Мы после все.

Hиколай Редриков

   Я, батюшка боярин,
   Давно люблю ее. Не погнушайся
   И прикажи, боярин, мне, холопу,
   Любить тебя.

Сеитов

   Люби и почитай,
   Отцом родным зови меня, разбойник,
   И всякого приказу слушай!

Hиколай Редриков

   Ладно!

Уходят.

   СЦЕНА СЕДЬМАЯ
  
   ЛИЦА:
  
   Епифанец.
   Чика.
   Асан-Ураз.
   Беспута.
   Максим Редриков.
   Савлуков.
   Казаки.

Окопы Лисовского под Троицким монастырем. Земляной вал; за валом вдали видны стены монастыря. Ненастные осенние сумерки; дождь и сильный ветер.

(12 октября 1608 года)

Епифанец лежит у костра. Есаул и несколько казаков поддерживают огонь. Вдали музыка и пальба из пушек и ружей. На валу казаки.

Епифанец

(громко)

   Смотреть с валов, не видно ли чего
   В монастыре.

Казак

(с валу)

   Покуда не видали.
   Светлеет что-то!

Епифанец

   Господи, помилуй
   Рабов твоих!

Казак

   Сиянье по стенам.

Епифанец

   Смотри верней, да с верою, со страхом,
   А после нам скажи, коль что увидишь.

Входит Чика с казаками.

   Присядь к огню, погрейся, обсушись.

Чика

   И холодно, и вьюга-непогода
   Слепит глаза, и угощают знатно
   Калеными орехами со стен.
   С добра-ума убрался с казаками
   Целехонек от келаревой башни,
   Из-под огня, и больше не пойду.

Есаул

   Помилуй Бог! помилуй Бог! Охота ль
   На драку лезть ни с чем.

Чика

   Поляки бойки,
   Ну, пусть они и бьются в стены лбом!
   Не прошибить - крепки, да и толсты:
   Сажен пяти от низу до зубцов,
   А в толщину - где три, а где и больше;
   Попрыгают поляки на бахметях,
   Полаются на каменные стены,
   Как пес на месяц - съел бы, да высоко,
   И с тем уйдут.

Есаул

   Не мало их поляжет!
   Монахи им живые не дадутся.

Епифанец

   Монахи что! Угодники Господни
   Монастырю дают святую помощь;
   Мы с музыкой идем, с гуденьем, с вопом,
   Пьянехоньки, - а там святые старцы
   Молитвою укреплены, постом,
   И ратники с благословеньем божьим
   Отпор дают под звоном колокольным.
   Я сунулся, да тоже взял назад,
   Бежал, как вор, дрожа как лист, как Каин
   От Господа. Повел свои я сотни,
   Когда совсем стемнело. Вот идем,
   Потупившись, глаза поднять боимся
   На темную ограду, что-то давит,
   Гнетет тебя. Я раз взглянул и два -
   И помертвел: в сиянии небесном
   Угодники со стен на нас грозятся
   И от врагов обитель ограждают
   Каждением и крестным осененьем.
   Святой водой кропят. Великий трепет
   Объял меня! Махнул своим казакам
   Скорей назад, назад, давай бог ноги.
   Да вот и здесь еще лежу, трясусь
   И думаю: да что мы, черти, что ли,
   Что воевать пришли святое место.
   Немного тут возьмешь! Сбираться на Дон,
   Домой идти, покаяться скорее,
   Замаливать свой грех, покуда жив.
   Ведь есть одно у нас святое дело -
   Крушить татар ногайских; мало нам!
   Епитимью возьму себе на сотню, -
   Ты думаешь поклонов? нет, голов
   Татар поганых, - может, Бог простит.

Входит Ураз с татарами, за ним раненый Беспута.

   Ну, что, Асан, не много взял?

Ураз

   Молчи!
   Аллах! Аллах! Такой война не нада!

Беспута

(грозит кулаком монастырю)

   Дождетесь вы! Молитвы не помогут
   И не спасут колокола. Беспута
   Заплатит вам за раны и увечье
   Сторицею! Пробьем до вас дорогу,
   Не пушками, так саблями продолбим,
   Натешится душа моя.

Чика

   Беспута,
   Ты о каком увечье говоришь?

Беспута

   Нога болит, рукою не владею,
   Я в ров упал; стрелою угодили
   Под левое плечо.

Чика

   А, видно, ловко
   Попал тебе; кольчугу продавило,
   И хмель прошел!

Беспута

   Мы двигали тарасы
   И лестницы, вдруг свистнуло в ушах,
   И я, как сноп, лечу.

Епифанец

   Щиты, тарасы
   К монастырю свезли, а сами прочь
   Ни с чем ушли. Спасибо завтра скажут
   Монахи вам, - им топки на две будет,
   На братский хлеб, на монастырский квас.
   К монастырю тарасы! Пан Лисовский
   С Сапегою и на небо полезут
   По лестницам.

Беспута

   До неба нам высоко,
   А монастырь возьмем. Не отсидятся
   Монахи в нем, хотя бы на защиту
   К ним ангелы явились.

Епифанец

   Ошибетесь.

Беспута

   Спалим огнем его, порубим ратных,
   Мучительски монахов перемучим
   И поживем награбленным добром
   До сытости и до отвалу.

Епифанец

   Будто?
   Поди-ка ты, какой проворный стал.

Беспута

   А вы зачем бежали?

Епифанец

   Надо было.
   Не твоему уму про это ведать.
   Без нужды я не побегу.

Беспута

   Вы трусы!

Ураз

   Болтай, болтай! Бежал, боялся Бога.
   А ты пошел, рука-нога болит,
   Еще пошел, совсем кончал.

Епифанец

   Робятки!
   Давайте нам поесть чего-нибудь.

Входит Максим Редриков.

Максим Редриков

   Хвастливое-то слово гнило. Утром
   Хвалились нам паны, что монастырь
   Возьмут они взятьем; что мы недолго
   Под Троицей в окопах простоим
   И двинемся к Переяславлю ратью,
   Потом в Ростов и дальше.

Епифанец

   Не поверить
   Панам нельзя, поверишь - ошибешься.

Максим Редриков

   Придется нам зазимовать.

Епифанец

   Пробьемся
   И год, и два, и больше. Хорошенько
   Насмотримся на каменные стены
   Издалека, а близко не подпустят,
   И прочь пойдем.

Максим Редриков

   Утеха не велика.
   Тоска возьмет и совесть одолеет.
   Я по себе скажу: по воле царской
   Стоим мы здесь; да, видно, Бог не хочет
   В разор отдать святыни монастырской.
   Зараз бы взять, и разговор короткий,
   Покаялся б уж после заодно
   За все грехи. А год бороться с Богом
   И каждый день, вставая и ложась,
   На те ж кресты молиться, по которым
   Из пушек бьем; сшибать колокола
   И с музыкой ходить против святыни,
   Разбойником быть мало, - окаянным
   Быть надобно.

Епифанец

   Что правда, друг, то правда.
   Они поют молебны, по стенам
   С иконами, с крестами, с водосвятьем,
   А мы по них стреляем из наряда.

Максим Редриков

   Ползи к стене в потемках, не защита
   Железная кольчуга от пищалей.
   Убьют тебя - не страшно: умирать же
   Когда-нибудь, от смерти не уйдешь;
   А вот беда: Господь-то запятнает
   Да жизнь продлит; всего поискалечит,
   Сведет дугой, отнимет ноги-руки
   И знаменье положит на челе.
   Живи потом на свете, людям на смех,
   Калекою, детям на поруганье,
   Отмеченный, что ты боролся с Богом.
   Готов служить царю я, государю
   Димитрию Иванычу, и буду
   Изменников его и жечь и грабить,
   Да только укажи другое место.
   Хоть свой же дом спалю, а здесь неволей
   Опустишь руки, голову повесишь.
  

Входит Савлуков.

Несколько голосов

   Здорово, брат! - Откуда?

Савлуков

   В Переславле
   Замешкался. Работы много было.
   Да труд зато недаром; переславцы
   Взялись за ум, в измене повинились
   И в Тушино отправили гонца
   С повинною. Сбираются к Ростову
   Отплачивать старинные обиды
   И приводить ростовцев ко кресту
   Природному царю и государю
   Димитрию. Мне гетман пан Лисовский
   Приказывал собрать людей немногих,
   Кому стоять под Троицкою скучно,
   В Ростов вести, на помощь переславцам.
   Пожива есть; кто хочет, собирайся
   В Ростов идти.

Максим Редриков

   На свадьбу, на веселье
   Зови меня, так, может, не пойду;
   А вот в Ростов, так полечу на крыльях.
   Давно я жду отрады, добираюсь
   До города Ростова. Ну, Беспута,
   Ты жечь и грабить лют; тебя беру я
   В товарищи. Ростовским воеводой
   Обижен я, пойдем считаться с ним!
   Я головы жалеть не буду, только б
   Сойтиться с ним лицом к лицу, напомнить
   Про старое. Недаром я божился,
   Зарок давал его обиды кровной
   Не забывать.

Савлуков

   Ты мне скажи спасибо,
   Что я тебя и в Тушино привел
   И указал в Ростов дорогу.

Максим Редриков

   После.
   Душа горит теперь, и сплю и вижу
   В Ростове быть, в гостях у воеводы
   Сеитова, незваным и нежданным,
   И задушить хозяина руками,
   И на ветер пустить его хоромы;
   Тогда тебе я в ножки поклонюсь.

Савлуков

   Соснем часок и, чуть забрезжит утро,
   Сбираться в путь, в Ростов.

Ураз

   Айда в Ростов!

Максим Редриков

   Идем! Идем! За мной не станет дело!

Беспута и Чика

   И мы пойдем, товарищу поможем.

Все уходят.

   СЦЕНА ВОСЬМАЯ
  
   ЛИЦА:
  
   Сеитов.
   Дементий Редриков.
   Николай Редриков.
   Людмила, жена его.
   Максим Редриков.
   Беспута.
   Ураз.
   Скурыгин.
   Стрелецкий сотник.
   Боярский сын.
   Нянька.
   Лисовский.
   Слуги воеводские.
   Стрельцы.

Терем в доме Сеитова, в Ростове.

Входят Дементий Редриков, Николай Редриков и Людмила.

Людмила

   Вот, батюшка, ты радости дождался:
   Сынка женил и дочку взял.

Николай Редриков

   Родимый,
   По сердцу ли тебе моя женитьба?

Дементий Редриков

   Чего ж еще? По сыну мне почет,
   По дочери защита, от приказных
   Ее отец, мой сват, оборонит.
   Домой приехать да сказать старухе, -
   Не вспомнится от радости.

Людмила

   Мы вместе
   Поехали б; сбираемся в Москву,
   Дорог-то нет, заложены ворами.

Дементий Редриков

   Проселками проедем. Все дорожки
   Мне ведомы лесные. Ты старуху
   Полюбишь ли? Она простая баба,
   А ты княжна и дочка воеводы,
   Богатая и знатная.

Людмила

   Да если
   Ее сынка любимого люблю я,
   Так как же мать не полюбить!

Дементий Редриков

   Ну то-то!
   Люби ее, хорошая старуха!
   Добра, кротка и терпелива. Сына
   Ты любишь ли?

Людмила

(обнимая Николай Редрикова)

   Его-то не любить!
   Он жизнь моя, одна отрада, душу
   Я за него отдам.

Дементий Редриков

   Ну, так и надо,
   Закон велит. Он тоже парень тихий,
   Незлобивый, он матушкин сынок
   И весь в нее. А ты, Никола, любишь
   Жену свою?

Николай Редриков

   Спроси у вольной птички,
   Мила ли ей свобода в поднебесье;
   Потом спроси, мила ли мне жена.

Дементий Редриков

   Не гневайтесь на старика. Привязчив,
   Пытлив старик и любит приказать;
   Хоть дети уж давно его умнее,
   А все ж нельзя, такой порядок. Право,
   Не гневайтесь.

Николай Редриков

   Помилуй Бог! За что же?

Людмила

   Приказывай!

Дементий Редриков

   Да только и приказу
   Услышите: любите нас с старухой,
   И меж собой живите поладней!
   Ты думала, какой приказ мудреный,
   А вот и все!

Людмила

   Послушаем приказу.
   Друг друга нам любить и так уж сладко,
   А по приказу слаще будет.

Дементий Редриков

   Ну-ка,
   Невестушка! я не видал покуда,
   Ты как его целуешь?

Людмила

   Ох, уж стыдно;
   А для тебя изволь.

(Целует мужа.)

Дементий Редриков

   А ты, Никола,
   Целуешь ли жену когда?

Николай Редриков

   Бывает,
   Что изредка, для вида, поцелую.

Дементий Редриков

   Не постыдись отца, целуй.

Николай Редриков

   Из воли
   Не выходить отцовской. Что же делать!
   Уж как ни горько, надо целовать!

Дементий Редриков

   Веселые вы детки. Утешайтесь!
   Пошли Господь вам горя не видать!

Входит Сеитов.

Сеитов

   Дурная весть пришла. Переяславцы,
   Забыв Господень гнев, заворовали
   И таборскому вору отдались.
   Идут в Ростов.

Дементий Редриков

   Крепить осаду надо
   И расписать людей по башням.

Сеитов

   Сват,
   Родня ты мне, а все же погодил бы
   Указывать! В Ростове воеводой
   Покамест я, а ты припека сбоку.

Дементий Редриков

   Не обессудь! Тебе я не указчик,
   Ни по родству, ни по чему. Сказалось
   От жалости, мне дороги родные
   Ростовские, и сын, и дочка.

Сеитов

   Знаю.
   И мне они родные. Что с тобою
   И толковать! Крепить осаду нечем;
   Не слушают, нейдет никто. Навстречу
   Ворам пойду я в поле.

Людмила

   Ты давно уж
   Сбираешься, а все нейдешь; дождешься,
   Что нас они врасплох застанут.

Сеитов

   Дочка,
   Уж не тебя ль поставить воеводой!
   Ты разом бы вскочила на коня
   И прямо в бой.

Людмила

   Мне жаль, что я не парень!
   Не завелись бы воры вкруг Ростова,
   Когда б не ты, а я на воеводстве
   Сидела здесь.

Сеитов

   Отцу митрополиту
   Я сказывал, что здесь сиденье плохо,
   И в Ярославль с собою звал, нейдет.
   Посадские туда бегут.

Людмила

   А мы-то
   Чего же ждем?

Сеитов

   Бегите в Ярославль!
   А я сберусь, пойду не нынче-завтра
   Воров громить.

Входит стрелецкий сотник.

Сотник

   Поймали перелета;
   Мутит народ. Его было связали
   И в озеро хотели с камнем бросить,
   Да не дал я. Кричит, чтоб к воеводе
   Вели его; желает повиниться
   И замыслы воров, переяславцев.
   Открыть тебе. Он здесь.

Сеитов

   Сюда ведите.

Сотник отворяет дверь; двое стрельцов вводят Скурыгина.

   Ты кто таков?

Скурыгин

   Подьячий из Москвы.

Сеитов

   Зачем в Ростов попал?

Скурыгин

   На богомолье
   К Леонтию-угоднику.

Сеитов

   За что же
   Топить тебя, святого человека,
   Народ хотел, не скажешь ли?

Скурыгин

   Не знаю,
   Народ такой нескладный.

Сеитов

   Ты не знаешь?
   Ну, жаль тебя; пришел на богомолье,
   А попадешь в застенок.

Скурыгин

   Ой! Что нужно,
   Я так скажу.

Сеитов

   Далеко ль переславцы?

Скурыгин

   Сбираются. Гляди, на той неделе
   Пожалуют к Ростову. Берегитесь,
   Не мало их, и с ними воры, Дон
   Иванович Крузатов.

Сеитов

   Вот спасибо!
   А все-таки в застенок отведите.

Скурыгин

   Постой, не всё! Я полагаю так,
   Что неравно они и раньше придут.
   Вы ждите их! Оплошно вы живете.
   Крепить острог скорее.

Сеитов

   Эй! В застенок!
   Пытать его, да крепче.

Скурыгин

   Ой! Всю правду
   Скажу сейчас! Сегодня дожидайтесь!
   Круг озера идут, лесами.

Вбегает боярский сын, за ним нянька и несколько прислуги.

Боярский сын

   Воры
   Со всех сторон!

Сеитов

   И близко?

Боярский сын

   Близко.

Сеитов

(боярскому сыну)

   На конь.
   Садитесь все! Сбирай детей боярских!

(Сотнику.)

   Стрельцов скорей расставить по острогу!
   С посаду всех, от мала до велика,
   Сбивайте в город; пусть с дубьем иль с вилой
   По городу становятся порядком,
   Кто с чем попало. Ну, прощайте, дети!

(Обнимает детей.)

Николай Редриков

   И я с тобой!

Сеитов

(сотнику)

   Подьячего повесить!

Стрельцы уводят Скурыгина.

   Посад зажечь! Кольчугу мне! Коня!
  

(Уходит.)

Николай Редриков

(обнимая Людмилу)

   Прощай, жена!

Людмила

   Прощай!

Николай Редриков

   Не лей напрасно
   Горючих слез, меня ты не удержишь.

Людмила

   Я не держу тебя.

Николай Редриков

   Теперь я воин,
   Я лютый зверь. Гнездо мое родное!
   Гнездо мое! Жена моя! Отец!
   Иду за вас! Иду! В огонь пойду,
   Доколе силы хватит буду биться.
   На тысячу смертей пойду без страха!
   Мне умереть легко: я умираю
   За родину, за милую жену!

Людмила

   Мой милый друг, ты жизни не жалей
   И за жену не бойся! Я живая
   Врагам моим не дамся в руки! Помни!
   Иди скорей!

Николай Редриков

   Прощай же!

(Отцу.)

   Сколько силы
   В твоей руке осталось, защищай
   Жену мою и дочь свою; не сможешь, -
   Убей ее!

(Убегает.)

Нянька

   Боярыня, куда бы
   Укрыться нам?

Людмила

   Куда укрыться? Ножик
   Подай сюда, другой себе возьми.

Нянька

   Не можем мы оборониться.

Людмила

   Сможем
   Себя убить - вот бабья оборона,
   Надежная и верная.

Нянька

   И вправду.

(Уходит.)

Людмила

   Какой-то шум! Не слышишь ты?
  

Дементий Редриков

   Не слышу.

Людмила

   Разбей окно, послушаем.

Дементий Редриков

(выбивая раму)

   Набаты,
   Стрельба кругом и крик, народ толпится,
   Сюда бегут.

Людмила

   Свои или чужие?

Дементий Редриков

   Не разберу. Никак, чужие! Воры!
   Ну, дочушка, они и есть!

Людмила

(ломая руки)

   Где ж наши?
   Где муж, отец?

Дементий Редриков

   Не знаю, воля Божья.
   Бог милостив! Не плачь! За дело взяться!

(Снимает бердыш со стены.)

   Мне, старому, остался старый бердыш,
   Заржавленный, изрубленный, как я.
   Пришел к рукам.

(К бердышу.)

   Давай сослужим службу
   Последнюю.

Людмила

   Вперед меня убей.

Дементий Редриков

   Постой-ка ты! Тебя убить поспею,
   Ты дай царю немного послужить,
   Воров его убавить.

Слышны шаги.

   Ну-ка, первый!
   Благослови Господь!

(Замахивается. )

Вбегает Максим Редриков и несколько времени отражает удары.

Максим Редриков

   Отец!

Дементий Редриков

   Максим!

Максим Редриков

   Зачем ты здесь?

Дементий Редриков

   Ростов святое место,
   Не Тушино.

Максим Редриков

   Не вовремя приехал
   Молиться ты; с ростовским воеводой
   Я счет веду за старую обиду
   И головы его ищу.

Дементий Редриков

   Обижен
   Не ты один, я тоже; только скоро
   Простил ему; мы сваты с ним. Коль хочешь
   Ты зло сорвать свое, убей уж вместе:
   Его, меня и братнину жену.

Максим Редриков

   Ах, батюшка, зачем ты породнился
   С врагом моим!

Дементий Редриков

   Мы все твои враги!
   Ты тушинец, мы слуги государя
   Василия Иваныча; ты вору,
   А мы царю-помазаннику служим.
   Скажи ты мне: неволей иль охотой
   Ты к тушинцам пристал?

Максим Редриков

   Своей охотой.

Другие авторы
  • Собакин Михаил Григорьевич
  • Попов Александр Николаевич
  • Кайсаров Михаил Сергеевич
  • Дранмор Фердинанд
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич
  • Гутнер Михаил Наумович
  • Приклонский В.
  • Вейнберг Петр Исаевич
  • Джунковский Владимир Фёдорович
  • Измайлов Александр Ефимович
  • Другие произведения
  • Петриенко Павел Владимирович - Win in zip
  • Семенов Сергей Терентьевич - Призывной
  • Слепушкин Федор Никифорович - Стихотворения
  • Савин Иван - Стихотворения
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Несколько слов о еще не существующей зоологической станции в Сиднее
  • Мошин Алексей Николаевич - А. Н. Мошин: краткая справка
  • Морозов Михаил Михайлович - Бэкон
  • Навроцкий Александр Александрович - Отрывок из драматической хроники "Боярское правление"
  • Федоров Николай Федорович - Живое и мертвенное восприятие истории
  • Иванов-Разумник Р. В. - Испытание в грозе и буре
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 224 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа