Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Комик семнадцатого столетия, Страница 4

Островский Александр Николаевич - Комик семнадцатого столетия


1 2 3 4 5

;    Не мерзость ли, когда они вприсядку
   Пускаются по целому десятку!

Клушин

   А я хмельной умнее.

Кочетов

   Друг Василий,
   Не похвались! Ума-то не теряешь,
   Воистину; да на руку-то скор
   И дерзостен бываешь в разговоре, -
   Частехонько за бороду чужую
   Имаешься, как за свою, без спроса
   Иль, сохрани Господь, чем ни попало
   По лысине огреешь.

Клушин

   В этом грешен.
   Нечто, начнем. Рассыпать разговор
   И я не прочь.

Кочетов

   Вот мы заговорили,
   Что милостив Господь до нас. Вопрос:
   А милостей достойны ль мы Господних?

Клушин

   Ответ: никак.

Кочетов

   А почему? вопрос.

Клушин

   Ответ: зане греха и всякой скверны
   Содетели; живем скотоподобно
   И пьянственно; а грех лихоиманья,
   Грабительства, прижимки, волокиты
   И всякого томленья православных
   Первейший в нас; и мы ничем не лучше
   Разбойников, сидящих по оврагам,
   В темных лесах, под ветхими мостами.

Кочетов

   Разбойников?

Клушин

   И татей полунощных...

Кочетов

   Постой, постой! Я изловил тебя.
   Еще вопрос, и сам ты повинишься.
   Не первому ль новозаветный рай
   Разбойнику отверзся?

Клушин

   Эко дело!
   И вправду так. Винюсь. Скажи, пожалуй,
   Из памяти ушло.

Кочетов

(со вздохом)

   Кому ж и помнить
   Разбойника спасенье, как не нам.
   Нашлось ему в раю местечко, будет
   И нам с тобой. В миру живем, приятель,
   Не согрешить нельзя - питаться надо,
   Кормить семью. Греха не убежишь,
   В грехе рожден. А наше лихоимство
   Велико ли? Обычная подачка
   От воевод.

Клушин

   А те посадских грабят.

Кочетов

   Такой черед от века предуставлен,
   А то бы как мирская-то копейка
   Из дальних стран России неоглядной,
   Из Галича, из Вологды иль Перми,
   До наших рук сиротских доходила!

(У двери.)

   Жена, войди! Василий Фалалеич
   В гостях у нас.

Входит Анисья.

   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Кочетов, Клушка и Анисья.

Анисья

(целуясь с Клушиным)

   Ах, куманек любезный!
   Надумался, в кой-то веки. Легко ль,
   Кажись, уж год тебя я не видала;
   А Кисловка-то под боком у нас,
   Не за морем. Не грех бы толконугься
   Когда-нибудь куму проведать.

Клушин

   Видишь,
   Дела у нас. Царица молодая
   Повеселей живет. Ее дворецкий,
   Абрам Никитич Лопухин, покою
   Не знает сам, да не дает и нам.
   Во всем дворце у всех теперь работы
   Прибавилось; то новых нянек, мамок
   Готовили, а вот теперь родины,
   Так некогда, не обессудь.

Анисья

   Да полно
   Виниться-то! Я рада, что пришел.

Кочетов

   Поди-ка ты да принеси...

Анисья

   Уж знаю,
   Чем потчевать. Не яства же сахарны
   Поставить вам! И хлебом не корми,
   Да дай винца.

Клушин

   Не то чтоб я любил,
   А, видишь ты, у государя радость,
   Так веселы и слуги. Погляди-ка!
   Пьяна Москва от мала до велика.
   Бояре пьют с почетом у царя,
   Промеж себя дворяне, духовенство
   И всякий чин придворный; а подьячий
   Где потчуют его. И всякий пьет,
   Где есть вино и где ему придется.
   В такие дни и пьется как-то ходко,
   Особенно за умною беседой
   С приятелем.

Анисья

   Да что греха таить,
   Захочешь пить, так радости найдутся.
   Не первый год с тобой знакома, знаю
   Обычай твой: до чарочки охоч.

Клушин

   И не запрусь, кума.

Анисья

   Не в осужденье
   Слова мои. Пилось бы на здоровье!
   Хозяева таким гостям и рады
   Податливым; спесивый, право, хуже,
   Поклонами замучает. Всю спину
   Сведет тебе, не разогнешься после.
   А ты не ждешь поклонов, и спасибо.
   А, чай, тебе постами тяжело
   Без пенного? повадка-то неволит,
   А разрешенья нет. А кто привычен,
   Так, слышала, ой-ой непереносно
   Говенье-то.

Клушин

   Ну, что уж! Умираю.

Анисья

   А ведь грешишь, поди?

Клушин

   Не потаюсь.
   Грешить грешу, да каюсь в окаянстве,
   По тысячам поклоны отбиваю
   Частехонько, все лестовки ошмыгал.

Кочетов

(жене)

   Да ты бы шла.

Анисья

   Иду. Затолковалась.
   Сейчас велю подать. И у самой-то
   В гостях сидит знакомая старушка.
   Так у меня припасено. Сидите,
   Беседуйте! Я гостью провожу
   И к вам приду, присяду.

(Уходит.)

   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Кочетов, Клушин и потом слуга.

Кочетов

   Друг любезный,
   Про новости, какие есть, скажи!

Клушин

   И то хочу сказать тебе из свежих.

Слуга вносит вино и закуску, ставит на стол и с поклоном уходит.

Кочетов

(наливая чарку)

   За здравие царя и государя
   И матушки царицы.

(Пьет. Хочет закусывать.)

Клушин

(наливая по другой)

   Погоди!
   Пожди, постой! Тотчас же по другой
   За здравие царевича Петра,
   Новорожденного!

Кочетов

   На многи лета!

Пьют.

Клушин

   И новости теперь. Вдову, Татьяну
   Макарьевну, из мастериц золотных,
   Знавал ли ты?

Кочетов

   Ну, как ее не знать.

Клушин

   И дочь ее, Наталью, знаешь?

Кочетов

   Знаю.

Клушин

   А деньги есть у них?

Кочетов

   Еще ль не быть!
   Накоплено, и не прожить.

Клушин

   Наталья
   На возрасте, и люди девку хвалят.
   Так вот тебе и новость: я сбираюсь
   Присвататься.

Кочетов

   Недурно ты задумал,
   Да поздно, друг.

Клушин

   Ничуть.

Кочетов

   Поверь, что поздно.

Клушин

   И старше есть, да женятся. Завистно
   Приданое. А сватовство ведется
   Не женихом, а сватом; плох жених,
   Да сват хорош, и ладно. Я Абрама
   Никитича посватать попросил.
   Я стар и вдов, а скажет только слово
   Боярское - и люб и молод буду.

Кочетов

   Да поздно, друг. Ищи себе другую,
   Наталью нам оставь; сговорена
   За Якова.

Клушин

   Я, чай, Василий Клушин -
   Не Яков твой. Его за человека
   Не всяк сочтет. Помеха не велика.
   В подружье быть ему на нашей свадьбе
   И то за честь великую.

Кочетов

   За сына
   Горой вступлюсь. Не тронь его.

Клушин

   Вступайся,
   Недороги вы оба.

Кочетов

   Ты велик ли?

Клушин

   Велик иль мал, а все ж не скоморох.

Кочетов

   Уж врать так врать, Василий. Ври уж вдосталь!
   Когда его видал ты скоморохом?

Клушин

   Сегодня, друг.

Кочетов

   Кого же Яков тешил?

Клушин

   Матвеева.

Кочетов

   Не лги! У Артемона
   Сергеича холопы есть

Клушин

   Холопы
   Холопами, и Якову есть место.

Кочетов

   Да спьяну-то не только скоморохи,
   Покажутся тебе и черти.

Клушин

   Ладно,
   Покажутся, так открещусь!

Кочетов

   Василий,
   Не пустословь! Облай его, как хочешь,
   Грабителем казны, церковным татем,
   Убийцею, коль Бога не боишься,
   Коль бес в тебя засел; а скоморохом
   Не обзывай!

Клушин

   Кричи себе, пожалуй,
   Не страшно мне ничуть.

Кочетов

   Да где ж ты видел?
   Скажи, злодей!

Клушин

   В аптекарской палате.
   Дворцовую аптеку знаешь?

Кочетов

   Знаю.

(С ужасом.)

   И там внизу потешная...

Клушин

(таинственно)

   Не то.
   Над царскою аптекой есть палата
   Просторная; с великим береженьем,
   Тихонько там, обычаем немецким,
   Подьяческих детей и иноземцев
   Немецкий поп потехе новой учит,
   Комидии.

Кочетов

   Немецкий поп?

Клушин

   Яган
   Готфридович, Григорьев.

Кочетов

   Боже!
   Немецкий поп крещеных, православных
   Подьяческих детей потехе учит!

Клушин

   Комидии.

Кочетов

   О, Господи помилуй!

Клушин

   Немецкая потеха мудрена,
   Не всякому под силу. Яков понял,
   На диво всем дался.

Кочетов

   Да в чем она,
   Потеха-то немецкая?

Клушин

   Примерно,
   Хоть Якова оденут чертом, лешим,
   И выпустят ломаться на потеху.

Кочетов

(хватаясь за голову)

   Ах, ужас, страсть!

Клушин

   Ну, и крутись, как знаешь.

Кочетов

   Не верю я лжецу. Уйди, исчезни!
   Убью тебя, клеветника!

Клушин

(испугавшись)

   Я, друже,
   Не виноват ни телом, ни душой,
   У Якова спроси, не отопрется.

Кочетов

   Не вижу я, не помню ничего.
   О, Господи! Такое испытанье
   Тяжелое! Не пережить его.
   Тоска и стыд грызут меня. От сына
   На голову седую поношенье,
   Позор и срам. Змея в моей груди.
   Прискорбно мне! Душа горит. Покоя
   Не обрету вовек. Жена! Анисья!

(Берет со стола Домострой.)

   Отец Сильвестр! Я прокляну его.

(Садится и закрывает лицо руками.)

Входят Анисья и Татьяна.

   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Кочетов, Клушин, Анисья и Татьяна.

Анисья

   Ну, что у вас? Никак нельзя без крику!
   Лишь выпили, и зашумели.

Кочетов

   Ох!
   Не спьяну я кричал.

Анисья

   А мы с Татьяной
   Макарьевной и выпили, да тихо,
   Не ссоримся, и пьяны, да умны.
   Покончили дела, Кирилл Панкратьич.
   С чего завял? Не вешай головы!
   Сынка женю, Василий Фалалеич!
   От радости не чуя ног хожу,
   Вставай, отец, молиться Богу будем!

Кочетов

   Сынка женить? А где сынок?

Анисья

   Вернется.
   У дела, чай.

Кочетов

   У дела? У какого?

Анисья

   Приказного.

Кочетов

   Ну, вот ему неволя
   В приказе быть, тянуть сызмала лямку
   Отцовскую. Сынок-то лучше службу
   Нашел себе.

Анисья

   Какую ж?

Кочетов

   Скоморошью!

Анисья и Татьяна

   Ай-ай! Ахти, беда!

Входит Юрий Михайлов, за ним Яков. Наталья прокрадывается за ними в угол.

   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Кочетов, Клушин, Анисья, Татьяна, Юрий Михайлов, Яков и Наталья.

Кочетов

   Его ли надо?
   Куда зашел, бесоугодник? С нами
   Не быть тебе, служитель сатанин!
   В покое сем иконы, и куренье
   От ладана возносится почасту.
   Молитвой я встречаю утро здесь,
   Молитвой день мятежный провожаю.
   Изыди вон! Изыди, окаянный!
   Тебе вольно везде бродить; не смей
   Вступать под кров родительский! На свете
   Простор велик глупцам и скоморохам,
   По смерти им одно готово место
   С диаволом. И буди про...

Наталья

(выбегает из угла)

   Постой!
   Молчи, старик! Не то своей рукою
   Замкну твой рот, нечистый, богохульный!
   Родительским проклятьем не шути!
   Легко тебе, у пьяной браги сидя,
   Над детищем безвинным потешать
   Хмельную блажь свою; а жить на свете

(плача)

   Проклятому, подумай ты, легко ль?
   Так знай же ты! Неправое проклятье
   От грешных уст, до неба не дойдя,
   Воротится назад в уста и свяжет,
   Замкнет навек, и будешь нем.

(Со слезами отходит.)

Татьяна

   Наталья,
   Откуда ты взялась?

Анисья

(со слезами)

   Господь послал.
   А мы-то! Мы стоим...

Юрий

   Кирилл Панкратьич,
   Не для того привел к тебе я сына,
   Прислал его боярин не затем.
   Возьми его! По царскому веленью
   В аптекарской палате обучают
   Подьяческих робят библейским действам,
   Готовятся с великим поспешеньем,
   Чтоб действовать перед царем "Есфирь"
   В недолгий срок. Радея государю
   И жалуя тебя не по заслугам,
   А ради лет преклонных, Артемон
   Сергеевич велел, чтоб Яков с теми
   Робятами учился вместе. Яков,
   Боясь греха и твоего проклятья,
   Противен стал и бегает от службы,
   Хвали его, а не брани, что волю
   Отцовскую поставил выше царской.
   Тебя ж, Кирилл, боярин похваляет:
   "Что нынче-де таких благочестивых
   Подьячих вряд сыскать, чтоб воле царской
   Перечили - повиноваться власти
   Грехом себе считали. Он-де знатно
   Вперед других задумал в рай попасть".

Кочетов

(женщинам)

   Уйдите-ка покуда! После кликнем.

Анисья, Татьяна и Наталья уходят.

   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Кочетов, Клушин, Юрий и Яков.

Кочетов

   А боле мне, холопу, нет приказа?

Юрий

(кланяясь)

   Приказа нет к тебе, а челобитье,
   Чтоб ты простил его, да грешных нас
   И с Яковом.

Кочетов

   Почесть ли за посмех
   Слова его боярские?

Юрий

   Не знаю.
   Клади в мешок, опосле разберешь,
   А я сказал боярину: мол, старый,
   Одумавшись, и сам придет просить,
   Чтоб Якова опять в ученье взяли.

Кочетов

   Смеяться ты над старым молоденек
   И глуп еще.

Юрий

   Я воли не снимаю
   С тебя, Кирилл Панкратьич; не снимай
   И ты с меня! Твори елико хощешь;
   А мне сказать никто не запретил.
   Прощай!

Кочетов

   Постой! Какая же Есфирь!
   Когда робят чертями рядят?

Юрий

   Кто же
   Сказал тебе?

Кочетов

   Василий Фалалеич.

(Сыну.)

   Вот я тебе ужо!

Юрий

   За что, помилуй!
   Прости его!

Кочетов

   Простить-то я прощу,
   А все же страх внушить.

Юрий

(Клушину)

   Ты что ж болтаешь!
   Каких чертей ты видел? Агасфера
   В величии, в парче и багрянице,
   Есфирь в слезах, Амана, Мордохея.

Клушин

   Цыгана я лохматого...

Юрий

   Свяжите
   Скорей его! Не ты ли к Агасферу
   На трон полез? Прибить хотел? И в шею
   Велел тебя погнать боярин.

Клушин

   Только
   Не Агасфер, а лекарь из жидов...

Юрий

(перебивая)

   Постой, скажи! По шее били?

Клушин

   Били.

Юрий

(Кочетову)

   Ну, вот тебе.

(Клушину)

   Царя на троне видел?

Клушин

   Да кто же мне глаза отвел?

Юрий

   Не знаю.

Клушин

   Во все глаза глядел, а не видал,
   Не немец ли глаза-то отводил?
   Все в бок меня толкал. Ни Агасфера,
   Ни трона я...

Юрий

   Кому ты говоришь!
   Мы трезвые, а ты с утра затмился.
   Нет, вы его свяжите!

Кочетов

   Ну, Василий,
   Запутался, шальная голова.

Юрий

   Прощай!

Кочетов

   Пожди часок! А что такое
   Комидия?

Юрий

   Видал пещное действо?
   Ну, вот, точь-в-точь. Особую палату
   Поставят нам в селе Преображенском
   И действовать прикажут ежедённо
   В глазах царя.

Кочетов

   Так вот что!

Юрий

   После действа
   К руке пойдем.

Кочетов

   А жалованье будет?

Юрий

   Великое. И есть за что. Поверишь,
   Ночей не спим, забот, хлопот! Любезно
   Житье твое, Кирилл Панкратьич! Можно
   Сидеть тебе за чаркой, прохлаждаться,
   Беседу весть, над Яковом мудрить:
   Уму учить иль по головке гладить.
   Уж ты его прости скорей!

Кочетов

(грозя пальцем)

   Ну, Яков!

(Показывая Домострой.)

   Вот книга-то! Вся жизнь как на ладони
   Показана. Читай о скоморохах
   И бахарях и казнись.

Яков с поклоном принимает книгу и отходит в угол.

   Ты сказал,
   Что жаловать хотят робят?

Юрий

   Нельзя же,
   Не даром же трудились.

Кочетов

   По полтине?
   Аль больше, чай?

Юрий

   Толкуй тут! по полтине.

Кочетов

   Чего ж еще?

Юрий

   Полтина! Соболями!
   Не всех равно: по делу, по заслуге,
   А больше-то пожалуют отцов.
   Прощай пока!

Кочетов

   Постой!

Выходят Татьяна, Анисья и Наталья.

   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Кочетов, Клуши н, Юрий, Яков, Анисья, Татьяна и Наталья.

Татьяна

   Кирилл Панкратьич,
   Ты Бога-то боишься ли? Затеял
   Обманом жить. Сироты мы с Натальей,
   А ты сирот выводишь из ума.
   Смотри-ка, сплел какую небылицу
   На Якова, что Артемон Сергеич
   В сынки берет; а мы-то сдуру верим.
   А вышло-то на деле, в скоморохи,
   С холопами ломаться перед ним.
   Уж вам бы так и брать ему под пару,
   Женить его на дуре неумытой,
   В покромошной, суконной телогрее,
   С гремушками на кике; а не сватать
   У честных вдов отецких дочерей!
   Уж нечего, хорош жених!

Клушин

   Помилуй,
   Какой жених! Молокосос, Татьяна
   Макарьевна. Ну, мне ль чета! Примерно,
   Как я теперь, в года вошел, как должно,
   На степень стал и чертом не ряжусь...

Юрий

   А, ты опять заговорил.

Татьяна

   Не хвастай!
   Хорош и ты; а все уж лучше. Я-то,
   Безумная, сокровище такое,
   Красавицу свою, отроковицу,
   Смиренницу...

Юрий

   Постой-ка ты, Татьяна
   Макарьевна, с смиренством-то. Недавно,
   И часу нет, как Якова нашли
   В твоем дому, у ней в опочивальне,
   У дочери-смиренницы. Я сам
   Волок его у ней из-под кровати.

Татьяна

   Ах, батюшки! Да как же ты?

Наталья

   Не помню,
   Хмельна была.

Татьяна

   Ах, срам! Не верьте ей!
   Ни отроду хмельного в рот. Наталья,
   Да есть ли стыд в тебе? Опомнись!

Клушин

   Парня
   Хмельная ты пустила; иль не знаешь:
   Хмельная вся чужая!

Татьяна

   Что ж молчишь-то?
   Да плюнь ему! Мол, полно завираться!
   У матушки в дому живу, что в келье.
   Честней, мол, нас на свете нет. Ты вот как
   Скажи ему, бесстыжему.

Наталья

(отворотясь)

   Не знаю,
   Хмельна была.

Татьяна

   Да что же ты, срамница,
   Куда глядишь? Аль вправду, что ль?

Наталья

   Не знаю.
   Хмельна была.

Татьяна

   Зарезала меня.
   Ах, батюшки! Отцы мои родные!
   Не мне людей корить, самой приходит
   Кориться вам. Простите, Бога ради!
   Возьмите с рук, избавьте от стыда!

Анисья

   Какой те стыд! За честь родня такая.

Кочетов

   Ну, то-то же. Вот так-то лучше будет.

Наталья

(Якову)


Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 133 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа