Главная » Книги

Островский Александр Николаевич - Комик семнадцатого столетия

Островский Александр Николаевич - Комик семнадцатого столетия


1 2 3 4 5

   По изд. А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ. ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. - М.: Гос. изд-во худ. лит-ры, 1960. - Том 6. - Комментарии Н. С. Гродской.
   OCR: Piter.
  
   А. Н. Островский
   КОМИК XVII СТОЛЕТИЯ (1872)
   Комедия в стихах, в трех действиях с эпилогом
  
   Действие происходит в 1672 году.
   Три действия - в воскресенье, в петровское заговенье, 2 июня; эпилог - 4 июня.
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
   ЛИЦА:
  
   Татьяна Макарьевна Перепечина, старая вдова из городового дворянства, золотная мастерица царицыной мастерской палаты.
   Наталья, ее дочь, такая же мастерица.
   Кирилл Панкратьич Кочетов, подьячий приказа Галицкой чети.
   Анисья Патрикевна, жена его.
   Яков, их сын, писец Посольского приказа.
   Василий Фалалеич Клушин, подьячий приказа царицыной мастерской палаты.
   Юрий Михайлов, режиссер в труппе Грегори, учитель Якова немецкому языку.
  

Небольшая, чистая брусяная светличка, без печи, в доме Перепечиной, на Кисловке. В глубине дверь в чистые сенцы полурастворена В левом (от зрителей) углу светлицы, в виде чулана, отгорожена тесовою филенчатою перегородкой спаленка Натальи; дверь в нее сбоку, близ входной двери. По обе стороны окна: с той стороны, где спальня, - одно, а с другой - два. Под окнами широкие лавки с полавочниками и изголовьем. С правой (от зрителей) стороны, близ авансцены, у конца лавки, стол на точеных ножках; у стола скамьи. У перегородки, с лица, сундучок.

   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Наталья накрывает стол браною скатертью и ставит, на оловянном блюде, пряники, коврижки и другие сласти того времени. Из сеней впопыхах вбегает Яков.

Наталья

   Откуда ты? Не с цепи ли сорвался?

Яков

   Наташа, спрячь меня!

Наталья

   Да ты в уме ли,
   Сердечный друг? Куда я спрячу? Яков
   Кириллович, опомнись! Тотчас придут
   Сюда твои родители.

Яков

   Гляди,
   Гляди в окно!

Наталья

   Чего?

Яков

   Погони нет ли?

Наталья

   Придумывай еще! Кому-то нужно
   Погоню гнать! Беда твоя известна:
   Без времени сбежал с приказу - дело
   На ум нейдет, сегодня праздник. Завтра
   Придешь в приказ, присадят плотно, снимут
   Кафтан с тебя; не бойся, не повесят.

(Отворяя дверь своей спальни.)

   Смотри сюда! Нарядно, хорошо?
   И пяльчики, и зеркальце, кроватка
   Тесовая и шитый положок.
   А лучше-то всего, что никому-то
   В уютный мой покой чик ходу нет.

(Кладет руку на плечо Якова и смотрит ему в глаза.)

   Да здравствуй, что ль! Ах, глупый, и не видишь
   Со страха-то, что ты один с девицей!
   Стоит как пень; другой бы не зевал.
   Целуй, пока помехи нет! Эх, парень!

(Целует его, убегает за перегородку и запирает дверь.)

Яков

(отшатнувшись, переводя дух)

   Огнем ожгла. Ну, девушка! Да что уж
   О девушках и думать, до того ли!
   Досталось мне одно на долю: выть.

(Заслышав шаги, становится у самой притолоки.)

Входят Кочетов, Анисья и Татьяна.

   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Кочетов, Анисья, Татьяна и Яков.

Татьяна

   Пожалуйте, в светелочку войдите, Прохладно в ней в полуденное время.

Кочетов

   И Яков здесь.

Яков

(с низким поклоном)

   Со службы отпустили!

Татьяна

   Да ел ли ты? Чай, голоден?

Яков

(кланяясь)

   Маленько
   Перехватил. Покорно благодарствуй!

Татьяна

   Не полный стол, а что-нибудь найдется.

Яков

   Сытехонек по горло.

Татьяна

   Ну, как знаешь.
   Неволи нет, отказу и подавно.

(Кочетову и Анисье.)

   Не осудить прошу на угощенье!
   Сиротское...

Анисья

   Досыта угостила.
   Чего еще!

Кочетов

   И сыты мы и пьяны
   Твоим добром сиротским.

Татьяна

   Ну-ка, полно!
   С чего тебе хмелеть-то? Угощала
   Чем Бог послал.

Анисья

   Ну, знать, не от вина,
   От твоего раденья захмелели.

Кочетов

   Насилу встал от трапезы.

Татьяна

   Присядь
   На лавочку, а подремать захочешь,
   Привалишься на изголовье.

Кочетов

   Сяду,

(Садится.)

   Не сглазить бы, счастливый ноне день.
   С утра еще я весел; к Артемону
   Сергеичу ходил я на поклон,
   Поздравствовать. Для радости великой
   Окольничим пожалован; Татьяна
   Макарьевна, велика честь. Другой бы
   С ума сошел, за облаки вознесся,
   А он так нет. Подьячим, мелкой сошке,
   По-прежнему благоволит; холопы
   Не гонят нас с боярского двора,
   И за порог к нему ступаешь смело.
   Не знаю, чем воздам ему за ласку
   И милости его. Суди сама,
   Не кто-нибудь - окольничий Матвеев
   Пожаловал, за службу похвалил
   В глазах других приказных, к окладному
   Пообещал придачу.

Татьяна

   Ишь ты, право,
   Какая честь тебе.

Кочетов

   Не все; послушай!
   Про Якова, пожаловал, спросил:
   Мол, учится ль он грамоте немецкой?
   И похвалил его, и молвил так:
   "Учился бы; не все бродить в потемках;
   Ученье свет. Робят разумных мало;
   А нужда в них. Отдай-ка ты парнишка
   В сынки ко мне!"

Татьяна

   Да что ты?!

Кочетов

   Право, так.

Татьяна

   С руками б я...

Кочетов

   А я не спохватился.
   Душонка-то холопская давно
   Радехонька, а лживый язычишко
   Упрямится, нескладное бормочет.
   Не справлюсь с ним никак.

Анисья

   Грехи-то наши
   Великие.

Кочетов

   Боярин рассмеялся
   На мой испуг: "Не бойся, говорит! -
   Для Якова найдется дело лучше
   Приказного письма. Дивиться будешь,
   Своим глазам не верить".

Татьяна

   Что ж за дело
   Мудреное?

Кочетов

   Не сказано про то,
   А спрашивать не смел.

Татьяна

   Оно вестимо,
   Не сунешься, не свой брат.

Кочетов

   Заикнися,
   Замажут рот как раз.

Татьяна

   Да и замажут.

Кочетов

   Поклоны бью земные да молчу.
   Махнул рукой боярин, значит: полно,
   Не смей, дескать, боярских глаз мозолить
   Поклонами холопскими; вставай!
   Последний раз отвесил, да и с Богом
   Бежать домой. От радости без шапки
   До Гребенской, никак, бежал.

Татьяна

   Да диво ль!
   И думай вот, гадай по пальцам! Дал
   Заботу нам боярин.

Кочетов

   Он сказал бы,
   Застал-то я накоротке; к царю
   На званый пир родильный снаряжался.

Анисья

   Уж эта мне немецкая наука!
   Дождемся с ней беды. Живут же люди
   Без грамоты немецкой.

Кочетов

(Якову)

   Не слыхать ли,
   Не молвят ли чего у нас в Посольском,
   Какую вам, робятам, Артемон
   Сергеевич служить укажет службу,
   На диво всем?

Яков

   Не знаю, государь
   Родитель мой, не чуть в приказе.

Кочетов

   Много
   Заводится порядков новых?

Яков

   Много.
   Царицына родня веселье любит:
   В своем дому окольничий Матвеев
   Заводится музыкой сладкогласной.
   И во дворце тому же быть, Фанстаден
   По трубачей поехал к иноземцам.

Кочетов

   А по что их?

Яков

   У прочих потентатов
   Ведется так давно, и не пригоже
   Дворцу стоять без музыки. Забавы
   Великие для матушки царицы
   Готовятся.

Кочетов

   А нам-то что за дело!
   Ни мы хвалить, ни мы судить.

Анисья

   Уж видно,
   Доходчивы мои молитвы: будешь
   В такой чести, чего не ожидаешь.

Яков

(кланяясь матери)

   Молись еще! Молитвами твоими
   Авось Господь избавит от напасти.

Кочетов

   Чего же ты боишься?

Яков

   Провиниться
   Перед тобой, родитель. Не гневись
   На глупое, робяческое слово!
   Навяжут мне невесть какую службу:
   По нраву ли придет тебе.

Кочетов

   Не бойся.
   Учись, служи и делай, что укажут
   Одно блюди и помни: православным
   Родился ты; обычай иноземский
   Узнать не грех, перенимать грешно;
   А паче их забавы, в них же прелесть
   Бесовская сугубая.

Яков

   Родитель,
   Не гневайся! Мизинные мы люди,
   Боярские приказы разбирать
   Не смеем мы; велят плясать, запляшешь.

Кочетов

   Еще б ты смел ослушаться бояр!

Яков

   А стать плясать, тебе не угодишь.

Кочетов

   Еще б ты смел отцу не угодить!
   Служи царю, боярам покоряйся,
   Безропотно, беспрекословно, рабски,
   И чти отца да матерь!

Яков кланяется в ноги.

   Вот, Татьяна
   Макарьевна, родительскому сердцу
   Не лестно ли такую зреть покорность
   Сыновнюю! Когда тебе взгрустнется,
   Иль пьян придешь домой, на что утешней
   Поклоны их земные! Заставляешь
   Поклоны бить и веселишься духом,
   Что как-де ты ни мал, ни приобижен
   От властных лиц, а детям, домочадцам
   В своем дому и ты-де государь.
   А что ж твоя красавица Наталья
   Не кажется гостям? Диви б чужие!
   А Якова стыдиться ей не след,
   С ребячества знакомы.

Татьяна

   Все ж зазорно
   При людях-то. Видаются, поди,
   От матери тихонько; при народе
   Не вызовешь ее ни за что. Я звала,
   Невестится, нейдет.

Кочетов

   А приказала б.

Татьяна

   Само собой, коль прикажу, придет.

(У двери спальни.)

   Поди сюда, Наталья!

Входит Наталья, принаряженная, кланяется и останавливается, потупя глаза.

   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Кочетов, Анисья, Татьяна, Яков и Наталья.

Татьяна

   Хвастай, хвастай
   Сынком своим! Я дочкой похвалюсь.
   У матушки взращенное дитя,
   Лелеяно и нежено на воле!
   Бесстрашная росла, отцова гнева
   Не видела грозы великой; все же
   Нога моя захочет, и поклоны
   Дочерние увидит. Поклонися,
   Натальюшка, перед гостями земно
   И матушку потешь!

Наталья

   Изволь, родная,
   Покланяюсь; бесчестья мне не будет,
   А только честь, что матушке своей
   И государыне живу покорна.
  

(Кланяется.)

Кочетов

   Чего еще! За наше умоленье,
   Послал Господь, живем изрядно. Дети
   Покорствуют, трудами нажитого
   Достаток есть, невпрожить нам. Ликует
   Душа моя, и веселится дух мой.
   Чего еще, ведь не рожна же!

(Жене.)

   Плачешь?

Анисья

(махнув рукой)

   Заплакала, прости... Не утерпела...
   От радости...

Татьяна

(плача)

   Да как и не заплачешь
   На деток-то! Свои, а не чужие.

Анисья

   Легко отцам...

Татьяна

   А нам-то каково!

Анисья

   Родили их...

Татьяна

   Аль муки не видали?

Анисья

   Растили их...

Татьяна

   Как око соблюдали.

Кочетов

   Да полно вам!

Татьяна

   Пылинки обдували.

Анисья

   Кормили их...

Татьяна

   Куска недоедали.

Анисья

   И выросли...

Татьяна

   Как яблочки наливны.

Кочетов

(топнув ногой)

   Да полно вам!

Анисья

   Не каменны сердца.

Кочетов

   Так что ж бы вам, без дальней волокиты,
   Чем плакать-то на них да убиваться
   Неведомо о чем, за ум приняться!
   Женили б их, покуда сами живы!
   Не знатные бояре, с нас не взыщут,
   Что наскоро, без сватов и без сборов...

Татьяна

   Ах, батюшки!

Кочетов

   Чего ты испугалась?
   О рядной речь сперва, да по рукам
   Ударимся; а после, для порядка,
   Пошлем к тебе и свата.

Татьяна

   То-то разве...
   А то уж я... Да не люди мы, что ли?
   Нельзя же так... дворяне... не сиротку,
   Безродную, отецкое дитя
   Хотите взять. Не знатные мы люди,
   А все-таки хоть дрянь, да из дворян,
   Не нищие. Меня бояре знают,
   Царицына до нас доходит ласка,
   Не крайность мне какая.

Кочетов

   Не неволим.
   Насильно мил не будешь. Это дело
   Любовное: и приказать вольна,
   И отказать вольна. За словом стало,
   Да рядную покончить.

Татьяна

   Я не прочь,
   Отказу нет. Хоть дело не корыстно,
   Да я-то не завистна.

Кочетов

   Вот и ладно,
   О рядной бы... да и покончить разом.

Татьяна

   Хмельненька я, пожалуй, прошибешься,
   Сулить добро под силу надо.

Анисья

   Ну, уж
   Не скоро ты расступишься.

Татьяна

   Не знаю.
   Для дочери жалеть не стану; разве
   Заломите, чего невмочь.

Кочетов

   Не грабить
   Пришли к тебе.

Татьяна

(Якову и Наталье)

   Как словно вы чужие,
   Глядите врозь да жметесь по углам,
   Сойтись рядком боитесь.

Наталья

   Как прикажешь?
   На все твоя родительская воля.

(Подходит с поклоном к Якову.)

Татьяна

   Хоть пряничком его попотчуй, что ли!

Наталья

(берет со стола пряник и подает Якову в руках на ширинке)

   Пожалуй-ка, отведай, не побрезгай!

Яков

   Благодарю на угощенье сладком.

Наталья

   Да сладко, что ль?

Яков

   Нешто себе.

Наталья

   Не надо
   Подслащивать? Тебе и пряник сладок?
   И слаще ты не знаешь ничего.

Ломают пряник пополам и едят.

Анисья

   Вперед всего о Божьем милосердье.

Татьяна

   Отцовское у ней благословенье,
   Исконное в ее роду.

Кочетов

   Добро!
   Покончена статья, теперь другая.

Татьяна

   А кузнь ее ларешную ты знаешь.

Анисья

   Из кузни-то не грех тебе прибавить.
   Особенно низанья маловато.

Татьяна

(достав из сундука ларчик)

   Ссыпного есть в ларце. Глядите сами -
   Окатистый и чистый.

Кочетов

   Покажи-ка!

Рассматривают жемчуг в ларчике.

Наталья

(Якову)

   Торгуются, как лошадь продают.

Яков

   Аль не любо?

Наталья

   Теперь какие спросы!
   Возьмешь меня, не все ль тебе равно,
   Охотой шла иль силой?

Яков

   Ой, заспорят,
   Поссорятся, боюсь.

Наталья

   Не обойдется
   Без брани-то. На Кисловке недавно,
   Из рядной-то, дралися смертным боем,
   На улицу из дома выбивались;
   Сошлись опять. Нельзя не спорить, дело
   Торговое. Твои охочи взять,
   А матушка не вдруг отдаст, копейка
   Гвоздем у ней прибита.

Кочетов

(отдавая ларец)

   Что смотреть-то!
   Чего тут взять на поднизь!

Татьяна

   Наберете.
   Прибавите из своего.

Анисья

   Куда же
   Беречь тебе? Дивлюсь. Одна всего-то,
   А ты для ней жалеешь. Хоть бы серьги;
   Полны ларцы, а ведь сама не носишь,
   Давно уж ты с ушами повязалась.

Татьяна

   Мои они, и воля в них моя:
   Хочу - отдам, а то и подождете,
   Никто меня заставить не волен!

Анисья

   Отдай теперь!

Татьяна

   Не дам.

Кочетов

   Упряма больно.

Татьяна

   Какая есть; на старости меняться
   Не стать для вас. Наталья! отойди
   От Якова!

Наталья отходит к стороне.

Анисья

(Татьяне)

   Да что ты, полно! Детки,
   Не слушайте, уйдите в уголок!

Наталья подходит к Якову.

Татьяна

   Не все ль равно: не чье, ее же будет,
   Как мать умрет.

Анисья

   Теперь-то и рядиться.
   Во младости милей наряды нам;
   Пройдет пора, на что они!

Татьяна

   Недолго
   Прождет она.

Анисья

   И в животе, и в смерти
   Господь волен. Господь прибавит веку,
   Переживешь и дочь свою.

Кочетов

   Другая
   Обдержится старуха, веку нет,
   Как дереву скрипучему.

Татьяна

   Да что ты!
   Никак, с ума сошел!

Кочетов

   Годов полсотни
   За срок живет, весь род перехоронит,
   Детей, внучат, себе-то надоест.
   И взмолится ко Господу старуха,
   Что позабыл ее.

Татьяна

   Беда родниться
   С такой семьей завистливой! Охота ль
   Себе назло молельщиков нажить!

(Наталье.)

   Бесстыдница! Совсем прильнула к парню!
   Не муж еще! По их речам безумным,
   И не бывать, как вижу. Отойди!

Наталья отходит.

Анисья

   Не трогай их! Пущай ведут беседу.
   Не их вина.

Делает рукой знак Якову; он подходит к Наталье.

Кочетов

   Меня ругать-то надо;
   А то прости, пожалуй! Ненароком
   Сказалося; на хмельном не взыщи!

Татьяна

   Ну, Бог с тобой.

Кочетов

   Некстати молвишь слово,
   Спохватишься, а воротить нельзя.

Анисья

   Вот грех какой ведется в человецех,
   Что доброе и праведное дело
   Не сладится, чтоб враг не помешал;
   Мутит народ крещеный. Тьфу! Чтоб сгинуть
   Проклятому.

Кочетов

   А мы не поддадимся.

Анисья

   Ну, кузнь твою оставим. Ты б казала
   Коробьи нам.

Татьяна

   Не здесь они, в избе.
   Идите ин, смотрите. Недостачи
   Ни в чем у нас не будет, все с залишком.

Уходят Кочетов, Анисья, Татьяна.

   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Яков и Наталья.

Яков

   Попался я, влетел в беду.

Наталья

   В какую?

Яков

   Робею так, что не найду и слов,
   Лишь вздумаю, душа уходит в пятки.

Наталья

   Рассказывай, полегчает авось.

Яков

   Такая страсть, такая страсть!

Наталья

   Да молви
   Хоть что-нибудь!

Яков

   Язык-то прилипает.
   Как кол во рту. Куда деваться?

Наталья

   Яков!
   Не мучь меня, скажи!

Яков

   Тебе известно
   Житье мое проклятое: из дома
   Ни в праздник мне, ни в будни ходу нет;
   Украдкой я, как пес из подворотни,
   На вольный свет гляжу. В приказе разве
   Обмолвишься веселым словом; дома
   Не смею рта разинуть; с постной рожей
   Молчальником брожу, повеся нос.
   Уж если я веселого лица
   Показывать родителю не смею,
   Боясь побой и ругани безмерной,
   Чего мне ждать, когда узнает он...

Наталья

   О чем?

Яков

   Крестись, Наташа! В скоморохи
   Поставили меня. Ломают, учат
   Скакать, плясать, вертеться, беса тешить.

Наталья

   Убьет тебя отец.

Яков

   Убьет - не страшно;
   Проклятия боюсь.

Наталья

   Куда ж деваться
   Головушке твоей?

Яков

   Хочу отбегать,
   Спиной отбыть от службы. Оттерплюся,
   И кончено. Отдуют батогами,
   Все ж легче мне отцовского проклятья,
   Душа-то мне нужнее, чем...

Наталья

   Вестимо,
   А в службу взят неволей или волей?

Яков

   Спросили нас, подьячих молодых,
   Не хочет ли который обучаться
   В аптекарской палате у Грегори
   Какому-то неслыханному действу;
   Охотники нашлись, и я за ними,
   Да сдуру-то и продал душу черту.

Наталья

   Куда ж бежать тебе?

Яков

   Куда придется;
   Куда глаза глядят; хоть в омут с камнем.

Наталья

   Господь с тобой. Скрывайся здесь пока,
   Ходи тишком. В моей девичьей спальне
   Кому вдом

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 247 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа