Главная » Книги

Мольер Жан-Батист - Ученые женщины

Мольер Жан-Батист - Ученые женщины


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

  
  
   Жан-Батист Мольер
  
  
  
   Ученые женщины
  
  
  
  
  
  
  
  
  Комедия в пяти действиях --------------------------------------
  Перевод M. M. Тумповской
  Ж.Б. Мольер. Собрание сочинений в двух томах. Т. 2
  М., ГИХЛ, 1957
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  Кризаль, состоятельный горожанин.
  Филаминта, жена Кризаля.
  Арманда | дочери Кризаля и
  
   }
  Генриетта | Филаминты.
  Арист, брат Кризаля.
  Белиза, сестра Кризаля,
  Клитандр, возлюбленный Генриетты.
  Триссотен, остроумец.
  Вадиус, ученый.
  Мартина, кухарка.
  Лепин, лакей.
  Жюльен, слуга Вадиуса.
  Нотариус.
  
   Действие происходит в Париже, в доме Кризаля.
  
  
  
   Действие первое
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ I
  
  
  
  Арманда, Генриетта.
  
  
  
  
  Арманда
  
   Ужель девичества вас не прельщает честь?
  
   Что званью нежному могли вы предпочесть?
  
   Возможно ль, чтобы брак вас побуждал к веселью,
  
   И вы увлечены такою пошлой целью?
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Да, милая сестра.
  
  
  
  
  Арманда
  
  
  
  
   Снесу ль такой ответ?
  
   Услышать это "да" без боли силы нет.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Что в браке за печаль, сестра, чтоб, так горюя,
  
   Как вы...
  
  
  
  
  Арманда
  
  
  
  Ах, боже! Фи!..
  
  
  
  
  Генриетта
  
  
  
  
  
   Что?
  
  
  
  
  Арманда
  
  
  
  
  
  
   Фи, вам говорю я!
  
   Вы к слову этому прислушайтесь, мой друг:
  
   В нем отвратителен сознанью самый звук.
  
   Он оскорбляет мысль картиной безобразной
  
   И раскрывает вам весь этот образ грязный.
  
   Вас не бросает в дрожь? Ужель готов ваш ум
  
   Последствия его принять без дальних дум?
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Нет, в них я повода не вижу для испуга:
  
   Они мне говорят про дом, детей, супруга...
  
   Другого ничего я в них не вижу. Что ж
  
   Тут оскорбляет мысль или бросает в дрожь?
  
  
  
  
  Арманда
  
   Мой бог! Вас радуют привязанности эти?
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Но что в мои лета есть лучшего на свете,
  
   Чем привязать к себе согласием своим
  
   Того, кто любит сам и мной в ответ любим,
  
   И знать, что на любви, столь сладкой нам обоим.
  
   Мы жизнь невинную и дружную построим?
  
   Иль прелести в таких согласных узах нет?
  
  
  
  
  Арманда
  
   О мысли низменной ваш говорит ответ.
  
   Каким ничтожеством вы в мире слыть хотите,
  
   Чтоб замыкаться так в своем семейном быте!
  
   И в мире ничего ваш не находит взгляд
  
   Вне мужа-идола и пачкунов-ребят?
  
   Оставьте пошлякам, чьи грубы вкус и нравы,
  
   Искать в таких вещах услады и забавы,
  
   К тончайшим радостям свой поднимите взор,
  
   Изысканней ища утех, чем до сих пор.
  
   Презрев материю и чувственное тело,
  
   Отдайте разуму себя, как мы, всецело.
  
   Вам собственная мать примером быть должна,
  
   Что всюду именем ученой почтена.
  
   Старайтесь же, ее заветы соблюдая,
  
   Стезею разума идти, как шла всегда я,
  
   И сладость находить лишь в том, подобно нам,
  
   Что подобает лишь возвышенным умам.
  
   Чем мужу, как раба, смиренно покориться,
  
   Вы с философией вступите в брак, сестрица.
  
   Над человечеством подъемлет нас она
  
   И разуму дает владычество сполна,
  
   Склоняя перед ним животное начало,
  
   Что грубостью страстей к зверям нас приравняло.
  
   Вот дивный пламень тот, та нежная любовь.
  
   Что каждый миг должна нам заполнять все вновь.
  
   Коль женщина живет заботою пустою,
  
   Мне это кажется великой нищетою.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Даруя жизнь, нас всех приспособляет бог,
  
   Чтоб каждый роль свою исполнить в мире мог.
  
   У каждого ли ум из той кроится ткани,
  
   Чтобы философом мог стать он при желаньи?
  
   Пусть вашему уму туда доступен взлет,
  
   Куда мышленье лишь ученого ведет, -
  
   Мой создан выполнять житейскую задачу;
  
   Я на заботы дня его с охотой трачу.
  
   Не будем же менять, что небом решено;
  
   Влеченью своему последуем равно.
  
   Пускай возносит вас ваш философский гений
  
   В края прекрасные возвышенных парений,
  
   В то время как мой дух, земных желая благ,
  
   Оставшись здесь, внизу, земной вкушает брак.
  
   И, так различные себе поставив цели,
  
   Мы обе с матери пример бы взять сумели:
  
   Вы - высотой души, огнем стремлений тех,
  
   Я - плотью чувственной и грубостью утех,
  
   Вы - проявлением духовности и света,
  
   Я - проявлением того, что в плоть одето.
  
  
  
  
  Арманда
  
   Уж если вздумаем кому мы подражать,
  
   То лишь хорошее в пример должны мы брать.
  
   Больших успехов вы достигли бы едва ли,
  
   Когда бы кашляли, как он, или плевали.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Но вы не стали б тем, чем удалось вам стать,
  
   Когда бы слабостей не знала наша мать;
  
   И счастье, что она с возвышенной душою
  
   Не философией тогда жила одною.
  
   Простите же, сестра, но мы стерпеть должны
  
   То низменное, чем на свет мы рождены.
  
   Ведь может мудрецом дитя мое родиться;
  
   Так вам ли свой запрет на это класть, сестрица?
  
  
  
  
  Арманда
  
   Не исцелиться вам, я вижу. На беду ж
  
   Внушили вы себе, что вам потребен муж!
  
   Но не мешало бы, чтоб вы мне рассказали,
  
   Уж не Клитандра ли супругом вы избрали?
  
  
  
  
  Генриетта
  
   А почему б не так? Иль нет достоинств в нем?
  
   Что в этом выборе мы низкого найдем?
  
  
  
  
  Арманда
  
   Пусть так; но отбивать поклонника бесчестно.
  
   А в свете между тем достаточно известно,
  
   Что это сердце мной вполне покорено,
  
   Что обо мне Клитандр вздыхает уж давно.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Но что вам до него? Вздыхает он напрасно!
  
   Вы к слабостям людским вполне ведь безучастны.
  
   И, к философии душой взлетая ввысь,
  
   Вы от супружества навеки отреклись.
  
   Раз в сердце вашем нет к нему любви, какое
  
   Вам дело до того, что он любим другою?
  
  
  
  
  Арманда
  
   Хоть мысль сильнее чувств, но все ж приятно нам,
  
   Коль услаждает нас любовный фимиам.
  
   Поклонник не всегда угоден нам для брака,
  
   Но в свите рады мы его хранить однако.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Мешала разве я, чтоб свой любовный пыл
  
   Он вашим прелестям, как прежде, приносил?
  
   Я приняла лишь то, что вы отвергли сами
  
   И что он мне принес как поклоненья пламя.
  
  
  
  
  Арманда
  
   Его отвергла я - он вам принес обет;
  
   И в верности его у вас сомнений нет?
  
   Иль к вашим взорам страсть в нем так уже окрепла,
  
   Что я в душе его теперь лишь груда пепла?
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Он это мне сказал, и как не верить мне?
  
  
  
  
  Арманда
  
   Совет мой вам, сестра: вверяйтесь не вполне.
  
   Он лжет, лжет сам себе, - то вижу без труда я, -
  
   Вам принося любовь, меня же покидая.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Не знаю. Если вам угодно, то всегда
  
   Сомненье разрешить мы можем без труда.
  
   Я вижу, он идет; он все в вопросе этом
  
   Сумеет озарить прямым и ярким светом.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ II
  
  
   Клитандр, Арманда, Генриетта.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Сестра в сомнение меня ввела сейчас.
  
   Скажите нам, Клитандр: что на душе у вас?
  
   Раскройте сердце нам. Узнать бы мы хотели,
  
   Которую из нас вы любите на деле.
  
  
  
  
  Арманда
  
   Нет, я не требую, чтоб ваш любовный пыл
  
   Немедленно себя в признании излил.
  
   Я к людям бережна и не хочу смущенья,
  
   Что вызовет у вас прямое объясненье.
  
  
  
  
  Клитандр
  
   О нет, правдивости моя душа верна,
  
   Мне искренняя речь не может быть трудна.
  
   Смущаться этим я не вижу основанья
  
   И здесь открыто, вслух я делаю признанье,
  
   Что узы нежные, столь сладостные мне,
  
  
  
  (указывая на Генриетту)
  
   Любовь моя и страсть - на этой стороне.
  
   Пусть не волнует вас ничуть мое признанье;
  
   Коль все случилось так, не ваше ль то желанье?
  
   Я вами был пленен, и вздохи без числа
  
   Могли вам показать, как страсть во мне росла.
  
   Бессмертным пламенем душа для вас пылала, -
  
   Вы чести видели в победе этой мало.
  
   Я долго был в плену прекрасных ваших глаз
  
   И тиранией их унижен был не раз;
  
   И стал искать, уйдя от стольких мук суровых,
  
   Владыку подобрей и понежней оковы.
  
  
  
  (Указывая на Генриетту.)
  
   Мне их, сударыня, дарует этот взор,
  
   И дороги они навек мне с этих пор;
  
   Мне слезы горькие здесь осушили нежно,
  
   Приняв того, кого отвергли вы небрежно.
  
   Так этой редкостной я тронут добротой,
  
   Что не расстаться мне с нежнейшей цепью той;
  
   И я, почтительно склоняясь перед вами,
  
   Прошу не посягать вовек на это пламя
  
   И не пытаться вновь тем сердцем овладеть,
  
   Что, лишь ее любя, решило умереть.
  
  
  
  
  Арманда
  
   Кто, сударь, вам сказал, что я б того хотела?
  
   Кто вам сказал, что мне до вас так много дела?
  
   Мне лишь смешно, что вы подумать так могли;
  
   Но дерзки вы вдвойне, что так вы речь вели.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Постой, сестра, постой! Куда мораль пропала,
  
   Что подчиняет в нас животное начало
  
   И удержать всегда умеет гнев в узде?
  
  
  
  
  Арманда
  
   Не вам бы говорить! А ваша, ваша где,
  
   Когда на эту страсть согласье уж готово,
  
   А тем, кто дал вам жизнь, не сказано ни слова?
  
   Ведь вы подвластны им, и требует ваш долг,
  
   Чтоб голос чувства в вас пред их решеньем смолк.
  
   Запомните, что вы во власти их верховной
  
   И сердцем вам своим располагать греховно.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   За вашу доброту благодарю я вас.
  
   Мой долг прекрасно мне был разъяснен сейчас.
  
   Урокам вашим я последовать согласна:
  
   Они, увидите, не пропадут напрасно.
  
   Клитандр, попробуйте ж добиться, если так,
  
   У тех, кто дал мне жизнь, согласия на брак.
  
   Законно власть любви вам передать желая,
  
   Хочу, чтобы любить вас без греха могла я.
  
  
  
  
  Клитандр
  
   На это все труды я положить готов.
  
   Чтоб действовать, я ждал лишь ваших милых слов.
  
  
  
  
  Арманда
  
  
  
   (Генриетте)
  
   Вы торжествуете и вид себе придали
  
   Такой, как будто я от этого в печали.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Как! Я, сестра? Ничуть. Давно известно мне,
  
   Что властен разум ваш над чувствами вполне,
  
   Что ум ваш мудрости впивал в себя уроки.
  
   От слабости такой, конечно, вы далеки.
  
   Не мыслю встретить в вас досаду я, но жду,
  
   Что в вашем голосе поддержку я найду.
  
   Когда б желаниям Клитандра стал он вторить,
  
   Женитьбы нашей час могли бы вы ускорить.
  
   Я вас о том прошу: и чтобы нам помочь...
  
  
  
  
  Арманда
  
   Хоть ум ваш невелик, он поязвить не прочь.
  
   Вам сердце бросили - и вы горды немало!..
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Но нравиться оно и вам не перестало;
  
   И если б только мог ваш взор его поднять,
  
   Вы этот взор к нему склонили бы опять.
  
  
  
  
  Арманда
  
   О, я не снизойду, конечно, до ответа, -
  
   Уж слишком режет слух мне вся нелепость эта.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Разумности вы нам являете пример:
  
   Вы сдержанны, сестра, превыше всяких мер.
  
  
  
   Арманда уходит.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ III
  
  
  
  Клитандр, Генриетта.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Признанья искренность Арманду поразила.
  
  
  
  
  Клитандр
  
   Правдивость ту она с избытком заслужила;
  
   Меня измучила надменных чувств игра,
  
   И правду от меня ей выслушать пора.
  
   Так, значит, к вашему отцу теперь явясь, я
  
   Могу сказать...
  
  
  
  
  Генриетта
  
  
  
  
  Важней нам матери согласье:
  
   Уступчивость во всем - в характере отца,
  
   Но не доходит он в решеньях до конца.
  
   От неба награжден он добротой сердечной,
  
   Что уступать жене его склоняет вечно.
  
   Она тут правит всем и твердо, как закон,
  
   Диктует каждый шаг, что ею был решен.
  
   От вас не скрою я: нам было бы полезней,
  
   Чтоб с ней и с тетушкой держались вы любезней,
  
   Чтоб, льстя мечтаньям их, сумела ваша речь
  
   Их уваженье к вам горячее привлечь.
  
  
  
  
  Клитандр
  
   Я, даже и любя, не мог хвалой неправой
  
   В лице Арманды льстить всем сторонам их нрава.
  
   Признаться, не люблю я женщин-докторов.
  
   Но знанья, право, дать я женщине готов,
  
   Лишь не видать бы в ней мне страсти исступленной
  
   Ученой делаться лишь с тем, чтоб быть ученой.
  
   Пусть на вопрос она порой замнет ответ,
  
   Сказав, что у нее подобных знаний нет;
  
   Пусть сведенья свои скрывает перед светом;
  
   Пусть ищет знания, но не трубя об этом,
  
   Без громких слов, цитат, не думая о том,
  
   Чтоб в каждом пустяке блеснуть своим умом.
  
   Пред вашей матерью исполнен я почтенья,
  
   Но для ее химер найду ли одобренье?
  
   Как эхом вторить ей и всем ее речам,
  
   Герою-разуму жечь вместе фимиам?
  
   Нет, Триссотен меня печалит, оскорбляет,
  
   Мне больно, что она бездарность почитает,
  
   Что ею вознесен, как мысли образец,
  
   За пачкотню свою освистанный глупец,
  
   Педант, который рад пером, хотя бы даром,
  
   Строчить прошения по рынкам и базарам.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   Его писанья, речь скучны и мне равно;
  
   И в ваших мнениях я с вами заодно.
  
   Но он над матерью имеет много власти;
  
   Себя любезным быть заставьте хоть отчасти.
  
   Влюбленный трудится для тех, кто сердцу мил;
  
   Он хочет, чтоб ему весь мир благоволил,
  
   Чтоб пламени его никто не стал преградой,
  
   Ему с домашним псом и с тем сдружиться б надо.
  
  
  
  
  Клитандр
  
   Согласен с вами я; но господин поэт
  
   Внушает мне тоску - терпенья прямо нет!
  
   Содействие его не в силах приобресть я;
  
   Хвалить его труды я счел бы за бесчестье.
  
   Он в них так явственно предстал глазам моим,
  
   И я его узнал еще до встречи с ним.
  
   Я увидал в его галиматье словесной
  
   Все то, что наш педант являет повсеместно:
  
   Самовлюбленности надменную печать,
  
   Упорство в том, чтоб зла кругом не замечать,
  
   И пребывание в доверии беспечном,
  
   Что держит дух его в самодовольстве вечном,
  
   Из-за чего он горд значением своим
  
   И в каждом слове так самим собой ценим;
  
   Поэтому свою он славу ценит втрое,
  
   Превыше почестей военного героя.
  
  
  
  
  Генриетта
  
   У вас хороший глаз: он много увидал.
  
  
  
  
  Клитандр
  
   Вплоть до наружности его я разгадал.
  
   Докучный стих его мне с точностью портрета
  
   Открыл доподлинно и внешний вид поэта.
  
   Я угадал его так верно, что, когда
  
   Вдруг увидал его у здания суда,
  
   Я бился об заклад, его не знав доселе,
  
   Что это Триссотен, и выиграл на деле.
  
  
  
  
  Генриетта

Другие авторы
  • Александров Петр Акимович
  • Теляковский Владимир Аркадьевич
  • Романов Пантелеймон Сергеевич
  • Рославлев Александр Степанович
  • Сырокомля Владислав
  • Керн Анна Петровна
  • Бодянский Осип Максимович
  • Миллер Всеволод Федорович
  • Блейк Уильям
  • Мирович Евстигней Афиногенович
  • Другие произведения
  • Чехов Антон Павлович - Рассказы и юморески 1884—1885 гг. Драма на охоте
  • Дмитриев Михаил Александрович - Эпиграммы
  • Чернышевский Николай Гаврилович - М. Г. Петрова. "Негласная беседа о Чернышевском"
  • Маяковский Владимир Владимирович - Очерки 1922-1923 годов
  • Остолопов Николай Федорович - Лирическая песнь при известии о кончине Багратиона
  • Достоевский Федор Михайлович - Ползунков
  • Костомаров Николай Иванович - Лжедмитрий Первый
  • Вагинов Константин Константинович - Труды и дни Свистонова
  • Андерсен Ганс Христиан - Веселый нрав
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Стеклянный гроб
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 281 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа