Главная » Книги

Княжнин Яков Борисович - Сбитенщик

Княжнин Яков Борисович - Сбитенщик


1 2 3 4 5 6


Я. Б. Княжнин

Сбитенщик

Комическая опера в трех действиях

  
   Воспроизводится по изданию: Я.Б. Княжнин. Комедии. СПб.: Гиперион, 2003.
   Электронная публикация - РВБ, 2007.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  
   Волдырев, купец, переселившийся в Петербург из другого города, где он назывался Макеем.
   Паша, дочь другого купца, под опекою Волдырева, который в нее влюблен и хочет на ней жениться.
   Степан, сбитенщик.
   Фаддей, работник Волдырева.
   Власьевна, работница Волдырева.
   Извед, офицер в службе, влюблен в Пашу.
   Болтай, отставной офицер, сын секретаря того же города, откуда Волдырев, влюбленный также в Пашу и знакомый с Волдыревым, не зная, что он переменил имя Макея.
   Полицейские пристава.
   Действие в Санкт-Петербурге, иногда на улице, пред домом Волдырева, а иногда внутри его дома.
  

Действие первое

Явление 1

  

Театр представляет улицу пред домом Волдырева.

Рассвет дня.

Степан, сбитенщик, один.

Ария

  
   Вот сбитень! вот горячий!
   Кто сбитня моего?
   Все кушают его:
   И воин, и подьячий,
   Лакей и скороход,
   И весь честнуй народ.
   Честные господа!
   Пожалуйте сюда.
   Как еще рано! Вся здешняя улица спит; и в доме Волдырева окна еще закрыты. Этот Волдырев хочет жениться на Паше, своей вскормленнице. Нет, дружок; этот кусочек не по тебе. Ты и Власьевны моей не стоишь, даром что она твоя работница. Найди себе такую же глупую жену, каков твой работник, Фаддей, так и будет тебе по плечу.

Явление 2

  

Степан и Извед.

  

Извед.

  
   Вот дом той, которую смертельно люблю. Какая красота! а притом какая милая невинность, которая еще более возвышает прелести! Признаться должно, что не моего вкуса красавицы испытанные в свете, которые все знают и не стыдятся того; а Паша!..

Ария

   Не утрення заря играет
   Перед рассветом чиста дня;
   Дух Пашин на лице блистает,
   Невинностью к себе маня.
   Не роза стебель уклоняет,
   Ее коль тронет ветерок;
   Краснея, Паша отвращает
   От жадных взоров свой глазок.
  

Степан.

  
   Как же эта ранняя птичка сладко воспевает! Он Пашу поминал; видно, что влюблен в нее. Добро пожаловать. Вот два любовника сошлись: он к Паше, а я к Власьевне.
  

Извед.

(сам с собою)

  
   Кто здесь? не из дома ли Волдырева? Отважусь, подойду

(К Степану.)

   Кто ты таков, друг мой?
  

Степан.

  
   Чего изволите? сбитня?
  

Извед.

  
   Нет; я думал...
  

Степан.

  
   А что думал?
  

Извед.

  
   Так, ничего.
  

Степан.

  
   А я так знаю, что ты думаешь.
  

Извед.

  
   Нельзя того знать никому.
  

Степан.

  
   Не изволишь ли об заклад?
  

Извед.

  
   Ты проиграешь.
  

Степан.

  
   Нет ничего; давай о рубле.
  

Извед.

  
   Изволь, я держу.
  

Степан.

  
   Выньте же. Что держут, то в руках имеют

(Извед вынимает рубль.)

   Ты любишь Пашу, которая под опекою у Волдырева.
  

Извед.

  
   Так точно, мой друг; так, люблю ее как душу. Вот твой рубль.
  

Степан.

  
   Эк обрадовался, что я угадал!
  

Извед.

  
   Да почему ты это узнал?
  

Степан.

  
   Как почему?.. Даром, что я так смотрю; я живал на свете и кое-чему учился. После того, как меня отдали в солдаты...
  

Извед.

  
   Как! ты солдатом был? зачем же ты оставил это честное ремесло?
  

Степан.

  
   Честное?.. Мне кажется, честнее людей лечить, нежели бить; и для того постарался я, чтоб меня определили в аптеку. Вот там-то я просветился в разных высоких науках...
  

Извед.

(усмехаясь)

  
   Верю, верю.
  

Степан.

  
   Сделался искусен во многих вещах. Больше всего был я силен толочь миндаль, сахар, корицу и прочее; так что от моего искусства всегда большая часть убывала того, что ко мне в ступу попадало. Но как везде много завистливых людей, то и назвали они это, между нами сказано, кражею. Однако я тогда уже имел моим искусством нажитой изрядный достаточек; и потому мне, как обыкновенно у людей водится, никакого вреда не сделали, а только в чистую отпустили, то есть, обобрав меня, отставили. Таким образом окончив в аптеке мои науки, вступил я в большой свет. Служил у знатных, у судей, у военных, у иностранных в прочая. Все прошел, всего насмотрелся, все наскучило. Узнал, что все на свете вздор... и удалился от света. Сильная привычка к науке составлять лекарства решила меня составлять сбитень и им торговать. Сбитень мой во всем городе в великом почтении, то есть у бедных, да у скупых. Волдырев им довольно нахвалиться не может. Этим напитком поит он и Пашу, которая достойна пить кофе. Мой сбитень отворяет мне вороты в дом Волдырева, куда он ни одного мужчины не впускает от ревности к вскормленнице, на которой хочет сам жениться и которую воспитал он сущим ягненком. Подумай, кому достанется такое сокровище!
  

Извед.

  
   Да для чего же ты старался быть вхож в этот дом?
  

Степан.

  
   Причина тому, барин, у меня с тобою одна, а именно - любовь. Тебя Паша сокрушила, а мне вскружила голову Власьевна, работница Волдырева; однако я тебя счастливее.
  

Извед.

  
   Так ты мне можешь помочь?
  

Степан.

  
   Помочь?.. это трудновато. Однако увидим, что будет.
  

Извед.

  
   Все, чего только пожелаешь. Как скоро дело сделается, то... я наперед ничего не говорю... ты будешь мной доволен.
  

Степан.

  
   Будешь?.. все это хорошо, да...
  

Извед.

  
   Или ты сомневаешься о чести моей? или, так долго учася знать людей, не можешь различить честного человека с бездельником?
  

Степан.

  
   Да ежели по словам, так все люди честны.
  

Извед.

  
   Вот тебе десять рублей в задаток.
  

Степан.

  
   О! о! вот теперь нимало не сомневаюсь о честности вашей; а без задатка, как узнаешь. Готов служить. Да скажите, как вы познакомились с нею? Для меня это не понятно.
  

Извед.

  
   Я, увидя ее в окно, остолбенел от ее прелестей. Долго с нее глаз не спускал, и она во все время на меня украдкою посматривала. На мои поклоны отвечала робкими, но нечто значущими поклонами.
  

Степан.

  
   Все эти нечто значущие поклоны без меня ничего не значат. Положитесь на меня: я вам ручаюсь, что все иначе пойдет. Подите ж теперь отсюда; да не далеко отходите, чтоб услышать, когда я вас позову. Я постараюсь, чтобы вам поближе увидаться с Пашею,
  

Извед.

(обнимая сбитенщика)

  
   Ты мне жизнь отдаешь. Я тебе клянусь.
  

Степан.

  
   Полно уверять, поди. Твоя первая клятва у меня уже в кармане.

Явление 3

  

Степан

(один, снимая баклагу)

  
   Служить любовникам для меня не новое. Такая должность в нынешнее время прибыльнее торга сбитнем. Есть дураки, которые стыдятся этого. Пустое! как подумаешь, то ли делают и не наша братья, да только умеючи, так и все гладко. Все от искусства зависит.

Ария

  
   Кажется, не ложно,
   Все на свете можно
   Покупать,
   Продавать;
   Только должно
   Осторожно
   Поступать.
   Люди всем торгуют,
   Да и в ус не дуют.
   И Степан
   Не болван;
   Только должно
   Осторожно
   Класть в карман.
   Правда, честен буди,
   Только как все люди;
   От ума
   Не до дна,
   Вчетвертину,
   Вполовину,
   Не сполна.
   Чтя корысть едину,
   Всяк свою скотину
   То сосет,
   То стрижет:
   Кто умеет,
   Тот и бреет
   Весь завод...
   Чтобы выйти в люди,
   Что плывет, все эди.

(Увидя входящего Болтая, который пристально

на дом Волдырева смотрит.)

   Ба! что это за особа выступает и так быстро смотрит на дом Волдырева? Какой же франт! Уж не другой ли любовник к Паше подбирается? давай его сюда.

Явление 4

  

Степан, Болтай.

  

Болтай.

  
   Здравствуй, мужичок.
  

Степан.

  
   Здравствуй, красавчик.
  

Болтай.

  
   Так я тебе кажусь красавцем?
  

Степан.

  
   Очень.
  

Болтай.

(говорит очень скоро)

  
   Я радуюсь, что ты одного вкуса со мною. Ты знаешь ли меня? я Болтай, отставной офицер, сын провинциального секретаря; недавно сюда приехал. Скажи мне, мужичок, чей этот дом, где я вчера видел прекрасную девочку? Чья она дочь? с кем живет? с отцом ли? с дядею ли? с братом ли? с дедом ли? сколько за нею приданого? Как же она мила! Можешь ли меня с нею познакомить? Познакомь только, познакомь; а поймать ее за сердчишко это мое уже дело, и я...
  

Степан.

(так же скоро отвечает)

  
   Постойте, сударь, отдохните и дайте мне отвечать. Я вас не знал, а теперь знаю, что вы Болтай. Дом этот купца Волдырева. Девочка, которую вы видели, его вскормленница, невеста богатая, которую он прочит за себя; а познакомить можно.
  

Болтай.

(тащит Степана)

  
   Можно? Пойдем же, пойдем поскорее.
  

Степан.

  
   Тише, тише, убавь хода. Это не так скоро делается.
  

Болтай.

  
   А для чего?
  

Степан.

  
   А для того, во-первых, Волдырев ревнив, как турок, и со двора никуда не выходит; во-вторых, сухая ложка рот дерет.
  

Болтай.

  
   Что ж это значит?
  

Степан.

  
   Как! вы секретарский сын, а этой пословицы не разумеете?
  

Болтай.

  
   А! разумею: ты хочешь за труды.
  

Степан.

  
   То-то же.
  

Болтай.

  
   Изволь, мой друг, изволь, с радостью. Наперед кину хоть сто рублей,

(ищет в карманах)

   а после и тысячи не пожалею. Вот на!

(Степан протягивает руку, а Болтай вынимает пустые руки из карманов.)

   Какая у меня дурная привычка деньги всегда дома оставлять! Потерпи до завтра.
  

Степан.

  
   До завтра? вот прямой секретарский сынок! Если это батюшкино завтра, то оно никогда не кончится.
  

Болтай.

  
   Потерпи.
  

Степан.

  
   Ин потерпим оба: я денег, а ты знакомства с Пашею.
  

Болтай.

  
   Да могу ли быть уверен?
  

Степан.

  
   Будь уверен, только поскорее исправляйся; а когда замедлишь, то у нас есть другие торгаши на Пашу.
  

Болтай.

  
   Другие? и могут столько ж дать, как я? пустое... Поверь, если бы у меня и не было своих денег, то такой человек, как я, везде имеет великий кредит. Здесь у меня есть мой земляк, купец, по имени Макей, которого с самого моего приезда ищу и не могу найти... Ну, да обнадежь только меня.
  

Степан.

  
   Ох! надейся.
  

Болтай.

  
   Так это очень твердо?
  

Степан.

  
   Нельзя тверже, и так, как будто бы и сделано.
  

Болтай.

  
   Право! Так я могу моим приятелям кое-что к своей чести об этом рассказать?
  

Степан.

  
   Какой неотвязчивый! Сказывай, что хочешь.
  

Болтай.

  
   Спасибо! это мне всего нужнее

(В сторону.)

   Уверив, что скоро женюсь на богатой, скорее достану денег в заем; а как достану, то скоро и женюсь. Виват проворный ум!

(Идет и опять возвращается.)

   Да ты кто таков, и как тебя зовут?
  

Степан.

(в сторону)

  
   Чтобы не попасть в беду с этим болтуном, скажусь не своим именем

(К Болтаю.)

   Я работник Волдырева; а зовут меня Фаддеем.
  

Болтай.

  
   Прости же; я иду за деньгами

(Идучи.)

   Ох! кабы найти мне этого Макея.
  

Явление 5

Степан.

(один)

  
   Какой глупый вертопрах! Нет, на этого нечего надеяться. Видно, словами богат, а в кармане ни алтына. Лучше за прежнего держаться; тот и поступью, и карманом мне по сердцу. Слышан голос Волдырева. Скоро меня со сбитнем к нему позовут

(Поднимает баклагу.)

   А вот он и сам. Что это за чудо! идет со двора, да и так рано!

Явление 6

Степан, Фаддей, Волдырев.

  

Волдырев

(не видя Степана, говорит, оборотясь к своему дому)

  
   Фаддей! запри крепко-накрепко ворота; и подворотню заложи так, чтоб и червяк проползти не мог.
  

Фаддей.

(выглядывая из ворот)

  
   Слышу-ста. А коли ты воротишься, тебя пускать ли?
  

Волдырев.

  
   Болван! как хозяина не пустить?
  

Фаддей.

(выглядывая)

  
   Слышу-ста; никого не пущу. Да ты не велел пускать и червя; я за это не берусь, как его усмотришь?
  

Волдырев.

  
   Это только так говорится.
  

Фаддей.

(выглядывая)

  
   А на что же ты обманываешь?
  

Волдырев.

  
   Дуралей! это разумеется, чтоб ты никого, кто бы он ни был, к нам в дом не впускал.
  

Фаддей.

(выглядывая)

  
   А! а! разумею-ста: никого не пущу, кроме тебя да червя.
  

Волдырев.

  
   Смотри ж.
  

Фаддей.

(выглядывая)

  
   Смотрю-ста.
  

Волдырев.

  
   Нехудо будет, если найдешь дубинку потолще для всякого случая.
  

Фаддей.

(выглядывая)

  
   Посочу-ста.
  

Волдырев

(сам с собою, не видя Степана)

  
   Глупый человек гораздо лучше остряка. Все сделает верно и точно, что ему прикажет хозяин. Ум надобен тому, кто повелевает; а кто исполняет приказания, тому надобна глупая точность

(Увидя Степана.)

   А! Степан, спасибо, что ты здесь.
  

Степан.

  
   Зная, что по утрам всегда сбитень кушаешь, я уже давно пришел. Да куда так рано со двора?
  

Волдырев.

  
   Сегодня у меня весь день прехлопотливый.
  

Степан.

  
   А что бы такое?
  

Волдырев.

  
   Сегодня попозже намерен я жениться.
  

Степан.

(в сторону)

  
   Вот те на! Ну, как же он меня подъел!

(К Волдыреву.)

   Жениться? кто? ты?
  

Волдырев.

  
   Да, да, я сам; чему же дивишься?
  

Степан.

  
   Да на ком?
  

Волдырев.

  
   На Паше. Как будто ты не знаешь.
  

Степан.

  
   На Паше? не верю.
  

Волдырев.

  
   А для чего?
  

Степан.

  
   А для того, что она еще не дозрела; а ты слишком переспел.
  

Волдырев.

  
   Это не твоя беда; я знаю, что я делаю.
  

Степан.

  
   Послушай-ка совета твоего верного Степана.
  

Волдырев.

  
   Ну.
  

Степан.

  
   Брось это.
  

Волдырев.

  
   Скорее умру, нежели это оставлю.
  

Степан.

  
   Умный человек должен думать и о будущем. Ну, ежели она тебя не станет любить... ну, ежели какой молодчик... ну, ежели...
  

Волдырев.

  
   Ох! оставь твои ежели, они никогда не могут сбыться. Глупенькой! все мною предусмотрено, все предосторожности взяты. Ты ничего не разумеешь.
  

Степан.

  
   Мое дело сторона. Только желаю тебе счастия больше других.
  

Волдырев.

  
   Другие за это не так, как я, принялись. Слушай, я тебе все расскажу. Паша под опеку мне от покойного отца ее, с которым мы вместе торговали, досталась младенцем с великим достатком. Чтобы торга нашего не разделять, вошло мне в голову на ней жениться. Боялся я всегда того, о чем ты мне теперь намекал, и для того я возрастил ее смиренницею. Сам уча ее грамоте, вселил в нее сильный страх к Богу и Макею. Вот так-то тогда меня звали и иного мне имени не было.
  

Степан.

(в сторону)

  
   Ну, что я сделал! этот проклятый Болтай ищет Макея, а Макей-то сам Волдырев. Я этого и не знал; да полно, я взял предосторожность назваться Фаддеем.
  

Волдырев.

  
   Что ж ты не слушаешь? Между тем, как Паша подросла, то стала больно пригожа и мне сильно по сердцу. Хотя я всячески старался, чтоб ее никто не видал, однако, черт знает, как ее увидел наш судья холостой. Ты знаешь, как судьи зорки, и знаешь, можно ли с ними бороться; и для того я из своей отчизны переселился в Питер, и к старинному имени приклеил новое прозвание, которое, по обычаю прочей нашей братьи охотников дворяниться, кончится на ов. А со временем постараюсь достать офицерский или и выше чин, чтобы ходить в шпаге с темляком и в шарфе.
  

Степан.

  
   Ну, ну, кстати ли это твоему толстому брюху, твоему плоскому, широкому лицу? Не лучше ли быть полезным купцом, нежели, сделавшись офицером, не быть ни тем, ни другим, и стать из чего-нибудь ни то, ни сё, то есть, как у нас говорят, произвести себя в так.
  

Волдырев.

  
   Пустое! Хуже меня достают себе чины; но оставим это. Здесь я спокойно живу. Пашу мою никто не знает. Она стыдлива и робка, научена мною почитать за грех и то, когда на молодого мужчину и ненарочно посмотрит. Вся ее премудрость в том, чтоб верить всему, что я ей скажу. Весь ее свет - я, да приходский наш поп; вся ее забава - штопать мое белье. Словом, я ее сделал такою, как мне надобно. Пускай она проста: что это мешает? Я ее очень люблю и уверен, что буду женат без товарищей. Да и на что жене ум? разве на то, чтоб мужа обманывать? Чтобы не быть дураком, лучший способ - на дурочке жениться. Ты видишь, как я все осторожно распорядил. Для большей безопасности принял я к себе Фаддея и Власьевну, которых ты знаешь. Их совершенная глупость не может ни в чем Паше глаз открыть; и они, а особливо Фаддей, ни на волос от воли моей отступить не смеют.
  

Степан.

  
   Да что же тебе приспичило сегодня жениться?
  

Волдырев.

  
   А чего же еще ждать? Мне скоро пятьдесят лет минет, а я крайнюю охоту имею нажить себе побольше маленьких Волдыревых; только о том и думаю, и всякий час наяву этим брежу. Как весело видеть своих цыпляток!

Ария

  
   Какие маленьки цыплятки!
   А все они мои ребятки!
   Такие ж глазки, те ж носки,
   В них нету ничего чужова;
   Все маленькие волдырки
   Большого Волдырева.
   Дай-ка сбитню, на дорогу

(Степан ему наливает.)

   Пора мне, пора. Хочется сегодня кончить мои дела, чтоб завтра, то есть после свадьбы, долго не выходить со двора.
  

Степан.

  
   Да хоть бы ты к свадьбе сделал себе новое платье.
  

Волдырев.

  
   А на что это? Паша моя так проста, что меня в новом не узнает и не захочет за меня замуж. Прости.

Явление 7

  

Степан.

(один)

  
   Ну, что делать? черт разве это знал, что его прорвет сегодня жениться. Как пособить этому молодому офицеру, которого я всем сердцем полюбил. Задаток взял, а материала поставить и надежды нет. Однако надобно все силы употребить, да как до этого дойти? Ворота заперты, а Фаддей, эта Волдырева скотина, ни для чего не впустит. Разве деньги помогут. Деньга, говорят, и камень долбит; а Фаддей еще не совсем камень. Попытаемся. А! да вот он и сам! чего-то ищет.

Явление 8

  

Степан, Фаддей.

  

Фаддей.

(выходя из ворот)

  
   Хозяин ушел. Велел дубинку сыскать потолще; дубинки, хоть што, не нашел

(Увидя Степана.)

   А, Степанушка! здорово.
  

Степан.

  
   Здорово, Фаддеюшка.
  

Фаддей.

(сам себе)

  
   Фаддеюшка! Эк он учлив стал! бывало, все бранится

(К Степану.)

   Не знаешь ли, Степанушка, где дубинку потолще достать?
  

Степан.

  
   Знаю, Фаддеюшка.
  

Фаддей.

  
   Пожалуйста скажи.
  

Степан.

  
   Изволь, для ча другу не сказать.
  

Фаддей.

(сам себе)

  
   Другу! добрый парень. Он меня полюбил я и сам не знаю за что

(К Степану.)

   Да скажи же, где?
  

Степан.

  
   Вот, видишь ли эту улицу? Всю ее пройди и повороти на улицу направо. Иди, иди, и придешь к переулку. Повороти в переулок, там опять увидишь переулок: в этом переулке еще переулочек, а в этом переулочке домик небольшой; возле калитки этого домика стоит дубинка. Так и найдешь ее.
  

Фаддей.

  
   Ух, как далеко!
  

Степан.

  
   Как быть, нигде ближе нет.
  

Фаддей.

  
   Уж мне этот хозяин! на что ему дубина?
  

Степан.

  
   А как же? крепче будешь караулить. На-ка сбитеньку на дорогу.
  

Фаддей.

  
   Да денег-ста нет.
  

Степан.

  
   Пей без денег, сколько хошь.
  

Фаддей.

(пьет)

  
   Что тебе сделалось, что ты так ласков?
  

Степан.

  
   Я сегодня вас всех что-то очень люблю.
  


Другие авторы
  • Павлова Каролина Карловна
  • Соллогуб Владимир Александрович
  • Гиероглифов Александр Степанович
  • Нарбут Владимир Иванович
  • Миллер Всеволод Федорович
  • Трилунный Дмитрий Юрьевич
  • Раич Семен Егорович
  • Брюсов Валерий Яковлевич
  • Ленкевич Федор Иванович
  • Бельский Владимир Иванович
  • Другие произведения
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Старое и "новое" в современной литературе
  • Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Пасха
  • Щепкин Михаил Семёнович - С. Т. Аксаков. Несколько слов о М. С. Щепкине
  • Короленко Владимир Галактионович - О Николае Федоровиче Анненском
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Несколько слов о фельетонисте "Северной пчелы" и о "Хавронье"...
  • Аксаков Иван Сергеевич - Статьи из газеты "Русь"
  • Мильтон Джон - Р. М. Самарин. Мильтон
  • Старицкий Михаил Петрович - Необычайная "голодна кутя"
  • Гончаров Иван Александрович - Е. Е. Барышов
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Богач и Еремка
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 372 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа