Главная » Книги

Кальдерон Педро - Чистилище святого Патрика, Страница 8

Кальдерон Педро - Чистилище святого Патрика


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

ustify">   В глубокую пучину низвергаю,
  
  
   В темницу, в средоточье заключенья,
  
  
   Чтоб, завистью своей терзаясь там,
  
  
   Он отравился собственной отравой.
  
  
  
   (Исчезают.)
  
  
  
  
  Патрик
  
  
   Да возвеличит небо лучезарность
  
  
   Щедрот Твоих, о, Боже Вездесущий,
  
  
   За честь Свою вступающийся чудом
  
  
   Таким многозначительным.
  
  
  
  
  (Зовет.)
  
  
  
  
  
  
  Сюда,
  
  
   Эгерио!
  
  
  
  
  СЦЕНА 17-я
  
   Царь, Филипо, Лесбия, Леогарио, Капитан,
  
  
  
   народ, Патрик.
  
  
  
  
   Царь
  
  
  
   Ты звал?
  
  
  
  
  Патрик
  
  
  
  
  
  Иди со мной
  
  
   Вон к той горе, и все пускай тебя
  
  
   Сопровождают, все они увидят
  
  
   Там образы, в которых воплотились
  
  
   Награды и возмездие, увидят
  
  
   Подобие отсроченного чуда,
  
  
   Что все растет и будет продолжаться.
  
  
   Великого, скрывающего тайну,
  
  
   И дивной сокровенностью своей
  
  
   Взывающего к нашему восторгу;
  
  
   Увидят полосой сверкнувший свет,
  
  
   Хранимый здесь, увидят ад и славу.
  
  
   (Уходит, все следуют за ним.)
  
  
  Отдаленная часть горы, с отверстием
  
  
  
   страшной пещеры.
  
  
  
  
  СЦЕНА 18-я
  
  
  
  
  Те же.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Остановись, Патрик, идешь туда,
  
  
   Куда не проникало даже солнце;
  
  
   Горы, что пред собой теперь ты видишь,
  
  
   Еще никто среди людей ни разу
  
  
   Не победил. В течение столетий,
  
  
   Ни человек, ни зверь не проходил здесь,
  
  
   По этим перепутанным путям.
  
  
  
  
  Филипо
  
  
   Живя здесь постоянно, не дерзаем
  
  
   Мы тайны, здесь сокрытые, увидеть.
  
  
   И доступ к той горе настолько труден,
  
  
   Что никого нет, кто бы перешел
  
  
   За грань обрывов этих и за волны
  
  
   Того немого озера.
  
  
  
  
   Царь
  
  
  
  
  
  Здесь только
  
  
   Угрюмым предвещанием звучат
  
  
   Напевы птиц ночных, могильно-темных.
  
  
  
  
  Филипо
  
  
   Остановись.
  
  
  
  
  Патрик
  
  
  
  
  Не поддавайтесь страху.
  
  
   Хранится здесь сокровище небес.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Бояться? Страх душе моей неведом.
  
  
   Ни пропасти, ни кратеры не страшны.
  
  
   Хотя бы средоточие земли
  
  
   Метало ужас, пламя выдыхая,
  
  
   Бросало токи дыма и огня.
  
  
   Я знаю, я от этого не дрогну.
  
  
  
  
  СЦЕНА 19-я
  
  
  
   Те же. - Полония.
  
  
  
  
  Полония
  
  
   Остановись, о, варварское племя,
  
  
   Безумное, пусть дальше не идут
  
  
   Шаги твои заблудшие, ты видишь
  
  
   Несчастие свое лицом к лицу.
  
  
   Самой себя поспешно убегая,
  
  
   Проникла я в глухую чащу леса,
  
  
   Что гору покрывает; высь ее,
  
  
   Увенченная мощными дубами,
  
  
   Грозит закрыть лучистый облик солнца.
  
  
   В лесной глуши я схоронить хотела
  
  
   Навеки преступление свое,
  
  
   Чтоб жить отныне в пристани спокойной,
  
  
   Морей мирских неистовство забывши,
  
  
   На лоне этой мирной глубины.
  
  
   Я прибыла сюда без указаний,
  
  
   Никем не провожаемая, ибо
  
  
   Так неприступна гордость этих мест,
  
  
   Что здесь еще ни разу не осталось
  
  
   Ничьих сопровождаемых следов.
  
  
   Неясный искаженный лик вершины,
  
  
   Когда его увидишь, изумляет,
  
  
   И страхом наполняет, изумив:
  
  
   И было б тщетно с ужасом бороться,
  
  
   Здесь скрыто чудо, здесь сокрылась тайна.
  
  
   Вон видишь ту скалу? Она как будто,
  
  
   Повиснув в бездне, держится с трудом,
  
  
   Идут века, а ей упасть все страшно.
  
  
   Она собой загородила пасть,
  
  
   Раскрытую под ней: разъяв отверстье,
  
  
   Угрюмая гора под той скалою
  
  
   Как будто бы зевает. Меж устами
  
  
   Утесов этих двух, окружена
  
  
   Печальными стволами кипарисов,
  
  
   Восходит смутно горная глава,
  
  
   Покрытая растительностью чахлой;
  
  
   Как волосы, разметанные ветром,
  
  
   На ней растет бесплодная трава,
  
  
   До чьих стеблей не прикасалось солнце;
  
  
   А там в неясном сумраке, вдали,
  
  
   Раскинулось открытое пространство,
  
  
   Там пустота, там ужас дня, там ночь.
  
  
   Приблизиться хотела я к пещере
  
  
   И поселиться в ней. Но не могу
  
  
   Рассказ свой продолжать, в душе смущенье,
  
  
   Мой голос замирает, силы гаснут.
  
  
   Когда б не этот страх, я вам могла бы
  
  
   Поведать о неслыханном, о страшном,
  
  
   О новом, изумительном, но в сердце
  
  
   Недвижный холод, голос мой застыл,
  
  
   И больше нет во мне свободной воли.
  
  
   Едва хотела я войти в пещеру,
  
  
   Как быстрые отчаянные крики
  
  
   Услышала под сводами ее,
  
  
   Как будто кто-то жаловался горько
  
  
   На боль, но муки были безнадежны.
  
  
   И слышала я только богохульства,
  
  
   Проклятия; упорно повторялись
  
  
   Рассказы о жестоких преступленьях,
  
  
   Таких, что небо, верно, пожелало
  
  
   В темницу эту все их заключить,
  
  
   Чтобы о них не слышать. Кто не верит,
  
  
   Пусть сам войдет в пещеру, пусть узнает,
  
  
   Кто отрицает, пусть приступит сам,
  
  
   Сомнения исчезнут, он увидит,
  
  
   Услышит и узнает о мученьях,
  
  
   О ужасах и о свирепых пытках.
  
  
   Что до меня, мой голос в изумленьи
  
  
   И в ужасе пред этой новизной,
  
  
   Слабея, заключается в молчаньи.
  
  
   И не добро, чтоб люди посягали
  
  
   На тайны сокровенные небес.
  
  
  
  
  Патрик
  
  
   Эгерио, перед тобой пещера,
  
  
   Где жизнь и смерть свою сокрыли тайну.
  
  
   Но надобно сказать тебе, что сильно
  
  
   Тот ошибется, кто на эту тайну
  
  
   В греховном состояньи посягнет.
  
  
   А кто, откинув страх и исповедав
  
  
   Свои грехи, войдет в нее, увидит
  
  
   Свою вину прощенной, и при жизни
  
  
   Познает здесь чистилище.
  
  
  
  
   Царь
  
  
  
  
  
  
  Так что же,
  
  
   Ты думаешь, Патрик, что, вопреки
  
  
   Высокому рожденью, я, смутившись,
  
  
   Как женщина, затрепещу от страха?
  
  
   Ответьте, кто из вас войдет в пещеру?
  
  
   Молчишь, Филипо?
  
  
  
  
  Филипо
  
  
  
  
   Государь, боюсь.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Ты, капитан?
  
  
  
  
  Капитан
  
  
  
  
  Одно названье этой
  
  
   Пещеры наполняет душу страхом.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   Ты, Леогарио?
  
  
  
  
  Леогарио
  
  
  
  
   О, государь,
  
  
   Нельзя хотеть, чего не хочет небо.
  
  
  
  
   Царь
  
  
   О, низость! Трусы, подлые рабы!
  
  
   Вы недостойны меч носить, вам нужно
  
  
   Надеть скорее бабьи украшенья!
  
  
   Так я же сам, презренные, войду,
  
  
   Разоблачу я первый эти ковы
  
  
   Христианина, чары колдуна.
  
  
   Смотрите на меня, мой дух бесстрашен,
  
  
   Передо мной бессилен Бог его.
  
   (Эгерио идет к пещере и, при вступлении в нее,
  
   проваливается с грохотом; из нее выбрасывается
  
  
  пламя и слышится множество голосов.)
  
  
  
  
  Полония
  
  
   О, ужас!
  
  
  
  
  Леогарио
  
  
  
   Что за диво!
  
  
  
  
  Полония
  
  
  
  
  
   Что за чудо!
  
  
  
  
  Капитан
  
  
   Из самых недр земных исходит пламя!
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Леогарио
  
  
   Я видел, оси неба сотряслись.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Полония
  
  
   То небеса свой гнев освободили.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Лесбия
  
  
   Земля дрожит и ветер стонет.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Патрик
  
  
  
  
  
  
   Боже,
  
  
   Твои враги тобой поражены.
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Филипо
  
  
   Кто будет столь глубоко безрассуден,
  
  
   Чтобы вступить в чистилище Патрика!
  
  
  
  
  (Уходит.)

    ХОРНАДА ТРЕТЬЯ

  
  
  
   Улица. - Ночь
  
  
  
  
  СЦЕНА 1-я
  
  
  Паулин, одетый в шутовской солдатский
  
   костюм, и Людовика, погруженный в раздумье.
  
  
  
  
  Паулин
  
  
   Когда-нибудь должно было случиться,
  
  
   Когда-нибудь я должен был спросить
  
  
   О том, что я хочу узнать. Послушай.
  
  
   Я вышел из своей лачуги, помнишь,
  
  
   Чтоб показать тебе дорогу к морю,
  
  
   И проводил до пристани тебя.
  
  
   Там ты опять мне повторил, что только
  
  
   Два выбора есть у меня: идти
  
  
   С тобой или убитым быть тобою.
  
  
   И так как ты мне предоставил выбор,
  
  
   На большем я из зол остановился:
  
  
   С тобою быть. Куда бы ни пошел ты,
  
  
   И я, как тень, иду. И сколько стран
  
  
   Мы обошли! В Италии мы были,
  
  
   В Испании, во Франции, потом
  
  
   В Шотландии и в Англии, ну, право,
  
  
   Такой далекой нет земли, чтоб ты
  
  
   Не устремился к ней. И после этих
  
  
   Бесчисленных скитаний мы вернулись
  
  
   В Ирландию. Я, Паулин, - увидя,
  
  
   Что бороду себе ты отрастил,
  
  
   И волосы, и изменил свой голос, -
  
  
   К тебе взываю: что за основанье,
  
  
   Чтобы такой затеять маскарад?
  
  
   Весь день сидишь в гостинице, а ночью
  
  
   Пускаешься на тысячу проделок
  
  
   И безрассудств, забыв, что мы вернулись
  
  
   В страну, где все теперь переменилось,
  
  
   И ничего нет так, как было прежде.
  
  
   Эгерио погиб, ему на троне
  
  
   Преемницею Лесбия осталась.
  
  
   Полония...
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
   Не говори о ней,
  
  
   Не убивай меня, не рань смертельно
  
  
   Упоминаньем имени ее,
  
  
   Рассказом о событии, что может
  
  
   Меня заставить к крайностям прибегнуть.
  
  
   Я знаю, умерла она.
  
  
  
  
  Паулин
  
  
  
  
  
   Мне это
  
  
   В гостинице рассказывал хозяин.
  
  
   Он рассказал мне также, как ее
  
  
   Убитою нашли, и как...
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
  
  
  Молчи.
  
  
   Я не хочу об этой смерти слышать,
  
  
   Я не хочу оплакивать ее.
  
  
  
  
  Паулин
  
  
   Он мне сказал еще, что вся страна
  
  
   Оставила язычество, и всюду
  
  
   Теперь здесь христианство. Дело в том,
  
  
   Что некто, называемый Патриком,
  
  
   Теперь уже умерший...
  
  
  
  
  Людовико
  
  
  
  
  
   Как? он умер?
  
  
  
  
  Паулин
  
  
   Так мне сказал хозяин.
  
  
  
  Людовико (в сторону)
  
  
  
  
  
  
  Плохо ж я
  
  
   Исполнил обещанье.
  
  
  
   (К Паулину.)
  
  
  
  
  
  Продолжай.
  
  
  
  
  Паулин
  
  
   Он возвестил им свет Христовой веры,
  
  
   И чтоб они уверовали в вечность
  
  
   Души, открыл им некую пещеру,
  
  
   И что за ужас в ней, - послушать страшно!
  
  
  
  
  Людовико
  
  
   Я знаю. Слышал. При одном рассказе
  
  
   Душой такой овладевает ужас,
  
  
   Что волосы встают внезапно дыбом.
  
  
   Там ежедневно видят чудеса.
  
  
  
  
  Паулин
  
  
   Но ты ни с кем не видишься, ты вечно

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 146 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа