Главная » Книги

Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Забавный случай, Страница 2

Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Забавный случай


1 2 3

исходит. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
  
  
   Филиберт и лейтенант де Лакотри.
  Филиберт. Какие славные эти девушки! В них такая смесь застенчивости и смелости, что приятно их слушать. Но вот и наш влюбленный. Если мне удастся утешить его, он будет обязан этим моей дочери.
  Лейтенант. Мне сказали, сударь, что вы меня спрашивали?
  Филиберт. Видели вы мадемуазель Жаннину?
  Лейтенант. Нет, не видел.
  Филиберт. А я бы не хотел видеть вас таким огорченным.
  Лейтенант. Какое уж тут веселье, когда человек болен.
  Филиберт. А знаете ли вы, что я врач и могу вас вылечить?
  Лейтенант. Я не знал, что среди других ваших талантов имеется еще и этот.
  Филиберт. Друг мой, талант иногда открывается там, где его меньше всего ожидали.
  Лейтенант. Почему же до сих пор вы не принимались за мое лечение?
  Филиберт. Потому, что я не знал существа вашей болезни.
  Лейтенант. А теперь вы его узнали?
  Филиберт. Вполне.
  Лейтенант. Если вы, сударь, так хорошо постигли врачебное искусство, то вы должны знать лучше, чем я, как оно ненадежно и как обманчивы бывают догадки о причинах болезней.
  Филиберт. Мой взгляд на вашу болезнь так хорошо обоснован, что ошибиться я не могу. Положитесь на мою дружбу, и я ручаюсь вам, что очень скоро вы будете чувствовать себя прекрасно.
  Лейтенант. Каким же образом вы думаете меня лечить?
  Филиберт. А вот как. Мое первое предписание вам - бросить мысль об отъезде и продолжать пользоваться здешним воздухом, который будет для вас благодетельным.
  Лейтенант. Наоборот, сударь, я боюсь, как бы здешний воздух не стал для меня губительным.
  Филиберт. А разве вы не знаете, что в цикуте - одном из сильнейших ядов - заключаются целебные свойства?
  Лейтенант. Я знаю об этом недавнем открытии, но не понимаю, при чем тут цикута. Ваше сравнение для меня - метафизика.
  Филиберт. Нет, друг мой, вы сейчас увидите, что относительно свойств здешнего климата дело обстоит точь-в-точь так же. Будем говорить без метафор. Причина вашей болезни - страсть. Лекарства против нее вы ищете в бегстве, а это не более как шаг отчаяния. Если вы уедете, стрела, ранившая ваше сердце, останется в нем навсегда. Если же вы хотите исцелиться по-настоящему, необходимо, чтобы та самая рука, которая пронзила вам сердце, извлекла из него стрелу.
  Лейтенант. Это рассуждение, сударь, совершенно для меня ново.
  Филиберт. Не делайте вид, что вы меня не понимаете. Вы сейчас говорите с другом, который вас любит и хочет вам добра, который смотрит на вас как на сына. Подумайте, что ваше притворство может окончательно расстроить ваше здоровье. С тех пор как я узнал ваши достоинства и провел с вами несколько месяцев, я очень вас
  полюбил. Меня огорчает, что болезнь вашего сердца началась в моем доме. Поэтому мне так хочется вас вылечить.
  Лейтенант. Дорогой друг, каким же образом открыли вы причину моих страданий?
  Филиберт. Хотите знать правду? Мне обо всем сообщила моя дочь.
  Лейтенант. Боже! У нее хватило смелости сказать вам?
  Филиберт. Да, да. Я стал у нее выпытывать, и тогда она сказала.
  Лейтенант. Так поймите же мою страсть во имя той любви, которой вы считаете меня достойным.
  Филиберт. Я вам сочувствую. Так же, как и вам, мне Знакомы и слабости человеческие, и безумства любви.
  Лейтенант. Я знаю, что не должен был питать это пламя, не сделав поверенным своих чувств вас, дорогой друг.
  Филиберт. Об этом только я и жалею. Вы не оказали мне доверия, которое я как будто заслужил.
  Лейтенант. Я все не мог решиться.
  Филиберт. Ну, довольно об этом. Слава богу, мы не опоздали. Я знаю, что девушка вас любит, она сама призналась мне в этом.
  Лейтенант. А что вы сами об этом скажете?
  Филиберт. Я скажу, что этот брак мне нравится.
  Лейтенант. Ваши слова приводят меня в восторг.
  Филиберт. Ну, разве я плохой врач? Разве я не распознал вашу болезнь и не нашел для нее лекарства?
  Лейтенант. Я никогда не мог надеяться на такое счастье.
  Филиберт. А почему?
  Лейтенант. Я считал, что моя бедность - неодолимое препятствие для брака.
  Филиберт. Ваше происхождение и ваши заслуги могут вполне уравновесить богатое приданое.
  Лейтенант. Вы добры ко мне бесконечно.
  Филиберт. Моя дружба к вам еще не выразилась. Теперь я хочу поработать для вашего счастья.
  Лейтенант. Мое счастье целиком зависит от вашего доброго желания.
  Филиберт. Нужно подумать, как преодолеть затруднения.
  Лейтенант. В чем же еще затруднения?
  филиберт. А в том, как к этому отнесется отец девушки.
  Лейтенант. Друг мои, не шутите надо мной. Судя по тому, как вы говорили со мной до этой минуты, я считал, что не существует никаких затруднений.
  Филиберт. Но я еще не говорил с ним.
  Лейтенант. С кем вы не говорили?
  Филиберт. С отцом девушки.
  Лейтенант. Господи, да кто же отец девушки?
  Филиберт. Ну, вот, пожалуйте! Да разве вы этого не знаете? Разве вам неведомо, что отец мадемуазель Констанции - это господин Рикард, человек грубый и невоспитанный, который нажился на откупах и знает только одного бога - деньги?
  Лейтенант (в сторону). Я ничего не понимаю... Разбились все мои надежды.
  Филиберт. Впрочем, понятно: Рикард не бывает у нас. Вы редко выходите из дому. Пожалуй, и не удивительно, что вы его не знаете.
  Лейтенант (в сторону). Ах, я вынужден притворяться, чтобы не выдать безрассудно свои настоящие чувства!
  Филиберт. Да откуда вы знаете, что отец не хочет отдать за вас дочь, если вы незнакомы с ним?
  Лейтенант. У меня есть причины считать его протинником этого брака, и вот почему моя болезнь неизлечима.
  Филиберт. Разве я не врач ваш?
  Лейтенант. Все ваши заботы будут напрасны.
  Филиберт. Предоставьте мне свободу действий. Я сейчас пойду к господину Рикарду и льщу себя надеждой...
  Лейтенант. Нет, сударь, погодите.
  Филиберт. Я не понимаю, почему вы разволновались. Только что вы мне казались совсем веселым. Откуда такая перемена?
  Лейтенант. Я уверен, что буду несчастлив.
  Филиберт. Такая трусость не достойна ни вас, ни меня.
  Лейтенант. Не делайте меня еще более несчастным.
  Филиберт. Вы боитесь, что отец будет упорствовать? Дайте мне попытаться.
  Лейтенант. Нет, нет... Я не хочу...
  Филиберт. А я вот сделаю.
  Лейтенант. Я уеду из Гааги. Уеду сейчас же!
  Филиберт. Это будет очень невежливо с вашей стороны.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
  
  
  
   Те же и Жаннина.
  Жаннина. Из-за чего вы ссоритесь, господа?
  Филиберт. Господин де Лакотри проявляет такую неблагодарность ко мне, что я вне себя.
  Жаннина. Неужели он способен на это?
  Лейтенант. Ах, мадемуазель, я очень несчастен!
  Филиберт. Я сказал бы, что он просто не знает сам, чего хочет. Он признается в своей любви, обращается ко мне за помощью, а когда я предлагаю свои услуги, чтобы помочь его браку с мадемуазель Констанцией, он становится сам не свой и грозится уехать.
  Жаннина. Меня удивляет, что господин лейтенант все еще говорит об отъезде.
  Лейтенант (иронически, Жаннине). Так вы мне советуете остаться в ожидании такого блаженства?
  Жаннина. Вы должны остаться ради той, которая вас любит. С разрешения моего отца, я скажу вам по секрету, как только что отзывалась о вас мадемуазель Констанция.
  Филиберт (Жаннине). А мне нельзя этого слышать?
  Жаннина (отцу). Простите. Моя подруга разрешила мне сказать это только ему одному.
  Филиберт (в сторону), Ну, ничего, когда мы останемся вдвоем, дочь скажет мне все.
  Жаннина (тихо лейтенанту). Я прибегла к хитрости и уверила отца, что вы влюблены в Констанцию. Прикидывайтесь влюбленным в нее и перестаньте говорить об отъезде.
  Лейтенант (в сторону). О! Чего только не придумает любовь!
  Филиберт. Ну, так как же? Будете упорствовать попрежнему?
  Лейтенант. Ах, нет, господин Филиберт. Я полагаюсь всецело на вашу доброту.
  Филиберт. Согласны вы, чтобы я переговорил с господином Рикардом?
  Лейтенант. Делайте, как находите правильным.
  Филиберт. Будете говорить об отъезде?
  Лейтенант. Я обещаю вам остаться.
  Филиберт (в сторону). Что это были за чудодейственные слова, которые так все изменили? Очень хотелось бы мне знать.
  Лейтенант. И прошу вас, простите мне мое упрямство.
  Филиберт. Пустяки! Влюбленные делают кое-что и похуже. Скажите, Жаннина, мадемуазель Констанция уже ушла?
  Жаннина. Нет еще. Она ждет в моих комнатах.
  Филиберт. Господин лейтенант, подите к ней и поухаживайте за нею немножко.
  Лейтенант. Мне не хочется, сударь...
  Жаннина. Идите, идите! Послушайте! (Тихо.) Подождите меня в передней. Я сейчас приду.
  Лейтенант. Слушаю. Иду сейчас же. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
  
  
  
  Филиберт и Жаннина.
  Филиберт (в сторону). Вот что значит сказать вовремя! (Жаннине.) Что вы ему сказали?
  Жаннина. Чтобы он уходил и что его ждет возлюбленная.
  Филиберт. А в первый раз?
  Жаннина. Что мадемуазель Констанция твердо надеется уговорить отца.
  Филиберт. Почему же вы не сказали этого так, чтобы слышал и я.
  Жаннина. Иногда вещи, сказанные по секрету, действуют сильнее.
  Филиберт. Пожалуй, что так.
  Жаннина. Очень рада, что вы меня одобряете. (Хочет уйти.)
  Филиберт. Вы куда?
  Жаннина. Подбодрить малодушного.
  Филиберт. Да, да, подбодрите. Я вам его поручаю.
  Жаннина. Будьте покойны. Вы вверяете его в хорошие руки. (Уходит.)
  Филиберт. У моей дочери прекрасное сердце. И у меня тоже ничего себе. (Уходит.)
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  
   Комната Жаннины. Констанция, одна (сидит).
  Констанция. Кто бы мог подумать, что господин де Лакотри так расположен ко мне? Правда, он всегда был ко мне очень внимателен и охотно беседовал со мной. Но я не замечала никаких признаков большой любви. Зато я любила его всегда, и у меня не хватало только смелости открыть ему мои чувства. Думаю, что он, как и я, пылал страстью, но, как и я, скрывал ее. Правда, не часто встречаются офицеры с робким характером, и это вообще кажется маловероятным. Но если господин Филиберт сказал мне об этом, то, конечно, имел на то основания. А мне приятно этому верить, пока не будет доказано обратное. - Вот мой милый воин! Но почему с ним Жаннина? Она ни разу не дала нам остаться вдвоем хотя бы на минуту. Боюсь, что в ней я найду соперницу.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
   Лейтенант де Лакотри, Жаннина и Констанция, которая встает.
  Жаннина. Садитесь, садитесь! Извините, что я вас оставила одну на некоторое время. Но я знаю, что вы по своей доброте не будете на меня сердиться. И кроме того, со мною лицо (показывает на лейтенанта), которое сумеет уговорить вас простить меня.
  Констанция. Вам незачем в своем доме стесняться с преданной подругой. Мне приятно быть с вами и чувствовать, что я вас не стесняю.
  Жаннина. Слышите, господин лейтенант? Не правда ли, наши голландки милы и остроумны?
  Лейтенант. Я убедился в ртом не с нынешнего дня.
  Констанция. Господин де Лакотри живет в доме, который делает честь нашей стране, и если он ищет общества милых и остроумных голландок, ему нужно лишь как можно реже отлучаться.
  Жаннина (кланяясь). Вы очень любезны.
  Констанция. Я только отдаю вам должное.
  Жаннина. Ну, не будем спорить. Пусть судит о наших достоинствах господин лейтенант.
  Лейтенант. Чтобы решить этот вопрос, вам нужно найти судью более опытного.
  Жаннина. Конечно! Как может быть судьей человек пристрастный?
  Констанция. И вдобавок еще связанный долгом благодарности к хозяйке дома, в котором живет?
  Жаннина. О, во Франции главное внимание оказывают не своим, а чужим. (Лейтенанту.) Разве это не правда?
  Лейтенант. В Голландии нравы столь же утонченны, как и на моей родине.
  Констанция. Другими словами, пальму первенства получает здесь тот, кто более это заслужил.
  Жаннина. Поэтому лейтенант и отдает вам пальму первенства.
  Лейтенант (в сторону). До чего смущает меня этот разговор!
  Констанция. Ну, мне пора идти.
  Жаннина. Вы уже уходите?
  Констанция. Меня ждет моя тетушка. Я обещала, что буду у нее сегодня обедать. Приду к ней немного раньше, беды не будет.
  Жаннина. Но еще очень рано. Ваша тетушка - старая женщина. Она, может быть, даже не вставала еще.
  Лейтенант (тихо Жаннине). Не удерживайте ее, пусть себе уходит.
  Констанция (Жаннине). Что говорит вам господин лейтенант?
  Жаннина. Просит, чтобы я вас не отпускала.
  Констанция (кланяясь). Он смущает меня своей любезностью.
  Лейтенант (в сторону). Ах, как ей нравится мучить меня!
  Жаннина. Ну, что, моя дорогая? Разве я не стараюсь для вас от всего сердца?
  Констанция. Я могу только радоваться, что у меня такая верная подруга.
  Жаннина (лейтенанту). А вы не хотите признать, что я оказываю вам добрую услугу?
  Лейтенант (иронически). Конечно. Я глубоко тронут. Вы знаете, что я чувствую в глубине моего сердца, и вам известно, какую отраду вы мне доставляете.
  Жаннина (Констанции). Слышите? Он в восторге.
  Констанция. Дорогая, вы так добры ко мне и так сочувствуете ему, что я решаюсь говорить откровенно. Ваш отец сказал мне нечто такое, что преисполнило меня удивлением и радостью. Если все, что он мне сказал, верно, попросите господина де Лакотри, чтобы он был добр подтвердить это.
  Жаннина. Я сама собиралась попросить его о том же. Но его объяснения могут занять много времени. Ваша тетушка вас ждет, и мы лучше отложим это до другой встречи.
  Лейтенант (в сторону). Не дай бог, она еще заставит меня связать себя обещанием!
  Констанция. Сказать то, что я прошу, можно без длинных разговоров.
  Жаннина. Ну, смелей, господин лейтенант! Можете вы сказать все мадемуазель Констанции в нескольких словах?
  Лейтенант. Право же, у меня не хватает духу.
  Жаннина. Очевидно, дорогая, невозможно вкратце рассказать бесконечное количество вещей, которые он хочет поведать вам.
  Констанция. Мне достаточно, чтобы он сказал мне одно.
  Жаннина. Что именно?
  Констанция. Что он действительно меня любит.
  Жаннина. Простите, милая. Господин лейтенант слишком хорошо воспитан, чтобы говорить о своей любви в присутствии девушки (указывает на себя), но я могу уйти и облегчить ваше объяснение. (Хочет уйти.)
  Лейтенант. Не уходите, умоляю вас.
  Констанция. Да, останьтесь и не мучьте меня больше. Могу уверить вас, что я никогда не решилась бы заговорить об этом, если бы вы сами не вызвали меня. Но я ничего не понимаю в ваших разговорах. В них есть какое-то противоречие. Я подожду, чтобы время рассеяло мои сомнения. А теперь разрешите мне удалиться.
  Жаннина. Дорогая, простите, что я была немного требовательна в вопросах приличия. Вы вольны остаться или уйти, как вам будет приятнее.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  
  
  
   Те же и Филиберт.
  Филиберт. Какая милая компания! Только почему все стоят? Почему вы не хотите сесть?
  Жаннина. Констанция собирается уходить.
  Филиберт (Констанции). Почему так скоро?
  Жаннина. Ее ожидает тетушка.
  Филиберт. Ну, уж нет, милая моя! Сделайте мне удовольствие - посидите еще. Вы можете нам понадобиться, а в этих делах время дорого. Я послал сказать вашему отцу, что мне необходимо как можно скорее с ним побеседовать. Я уверен, что он примет мое приглашение. Я буду говорить с ним с глазу на глаз, и если он даст свое согласие, нужно торопиться, чтобы он не раздумал. Я приглашу вас обоих к себе, и мы тут же покончим дело.
  Лейтенант (в сторону). Ох, становится все хуже и хуже!
  Филиберт (лейтенанту). Что это значит? Вы как будто смущены?
  Жаннина. Это от избытка радости.
  Филиберт (Констанции). А как на вас действует надежда?
  Констанция. Она борется с еще большими опасениями.
  Филиберт. Положитесь на меня. Не торопитесь уходить, а так как мы не знаем, в котором часу точно пожалует сюда ваш отец, останьтесь пообедать с нами.
  Жаннина (отцу). Она не может остаться, отец.
  Филиберт. Почему?
  Жаннина. Она обещала тетке обедать сегодня у нее.
  Констанция (в сторону). Ясно, что она меня выпроваживает.
  Филиберт (Констанции). Ваша тетушка - сестра вашего отца?
  Констанция. Да, сударь.
  Филиберт. Я знаю ее. Мы с ней большие друзья. Я устрою все сам. Пошлю ей сказать, чтобы она вас не ждала, а если господин Рикард не придет сюда до полудня, я дам ему знать, что вы здесь, и все будет в порядке.
  Констанция. Я очень благодарна вам, господин Филиберт, за вашу любезность. Только разрешите мне на минутку навестить тетку, потому что она нездорова. Я сейчас же вернусь и воспользуюсь вашим милым приглашением.
  Филиберт. Великолепно! Только возвращайтесь скорее.
  Лейтенант (в сторону). Выберусь ли я когда-нибудь из этого лабиринта?
  Констанция. Значит, вы позволяете? До скорого свидания!
  Жаннина. Пожалуйста, пожалуйста. (В сторону.) А если не вернешься, тем приятнее!
  Филиберт. До свиданья, прелесть моя! Погодите-ка минутку. Господин офицер, хотя вы и были на войне, а расторопности, я вижу, у вас ни на грош.
  Лейтенант. Что вы имеете в виду, сударь?
  Филиберт. А то, что мадемуазель уходит, а вы даже не можете попрощаться с нею полюбезнее.
  Констанция. Он вообще не балует меня любезностями.
  Лейтенант (Филиберту). Мне неловко злоупотреблять свободой, которую вы мне предоставляете.
  Филиберт (в сторону). Понимаю! (Громко.) Жаннина, два слова.
  Жаннина (подходит к отцу). Что прикажете, отец?
  Филиберт (тихо Жаннине). Не годится девушке вертеться между двумя влюбленными. Из-за вас они не могу г сказать двух слов друг другу.
  Жаннина (тихо). Они и без того наговорили более чем достаточно.
  Филиберт (тихо). А вы слышали?
  Жаннина (тихо). Да, но все было очень скромно.
  Филиберт (лейтенанту). Живо, если у вас есть что сказать.
  Лейтенант. О, времени хватит, сударь!
  Филиберт (Жаннине). Ну-ка, вы послушайте, что и вам скажу.
  Констанция (тихо лейтенанту). Уверьте меня, по крайней мере, в вашем расположении.
  Лейтенант. Простите, мадемуазель. (В сторону.) Вот, черт возьми, положение!
  
  
  
  Жаннина громко кашляет.
  Констанция (громко, чтобы все слышали). Возможно ли, чтобы я не могла вырвать из ваших уст простое "я вас люблю"?
  Жаннина (Констанции, с досадой). Сколько же раз должен он повторять вам это? Он уже при мне говорил вам это несколько раз.
  Филиберт (Жаннине, сердито). Говорю вам, не вмешивайтесь не в свое дело.
  Констанция. Не сердитесь, дорогая!.. До скорого свидания! Прощайте, господин лейтенант (Про себя.) Очевидно, его стесняет присутствие этой противной девчонки.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
  
  Те же, без Констанции.
  Филиберт (Жаннине). Вы ведете себя ужасно.
  Жаннина. Милый отец, дайте мне немного позабавиться. Для меня любовь - вещь незнакомая, и мне иногда нравится слегка помучить влюбленных. В конце концов, ведь я же открыла их взаимную любовь, и мне они обязаны своим близким счастьем. За это они могут простить мне мои маленькие шутки.
  Филиберт. В каждой женщине сидит черт. Но придет время, дочка, и вы узнаете, как дорого стоят любящим людям такие шалости. Вы в таком возрасте, когда уже нужно быть рассудительной, и при первой же хорошей партии, которая мне представится, вы должны будете подчиниться своей судьбе. Что скажете, господин де Лакотри? Правильно я говорю?
  Лейтенант. Очень правильно.
  Жаннина. Господин "очень правильно", не ваше дело судить об этом, а мое.
  Филиберт (Жаннине). Что же, разве вы совсем не хотите выходить замуж?
  Жаннина. Нет, почему же? Если найду мужа себе по душе...
  Филиберт. Я буду очень рад, если он окажется вам по душе. Но он прежде всего должен быть по душе мне. Приданое, которое я за вами даю, сделает вас самой богатой невестой во всей Голландии.
  Жаннина. То же самое может сказать и отец Констанции.
  Филиберт. Вы, кажется, сравниваете меня с господином Рикардом? Вы хотите равнять с собою дочь откупщика? Вы, наконец, выведете меня из терпения! Я не желаю слушать вас больше.
  Жаннина. Но ведь я не говорю, что...
  Филиберт. Больше ничего не желаю слушать. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  
  
  
  Те же, без Филиберта.
  Лейтенант. Ах, милая Жаннина, наше положение становится все хуже и хуже. Лучше бы вы этого не затевали.
  Жаннина. Кто же мог предвидеть, что отец примет все это так близко к сердцу?
  Лейтенант. Я не вижу для себя другого выхода, как поскорее собраться и уехать.
  Жаннина. Какое малодушие! Вот уж не ожидала от вас этого.
  Лейтенант. Что же, по-вашему, я должен согласиться на брак с мадемуазель Констанцией?
  Жаннина. Соглашайтесь, если у вас хватит решимости согласиться.
  Лейтенант. Или вы хотите, чтобы я открыл правду?
  Жаннина. Это было бы подло: я сгорела бы от стыда За свою ложь.
  Лейтенант. Тогда научите, что я должен делать.
  Жаннина. Я могу сказать вам только вот что. Уезжать - ни в коем случае. Жениться на Констанции - тем менее. Раскрыть обман - избави бог! Подумайте, как соблюсти приличия, спасти мою репутацию и нашу любовь. (Уходит.)
  Лейтенант. Советы очень хороши. Они могут открыть мне путь для исправления дела. Но между столькими "нет" о каком "да" мне теперь думать? О боже, мне не остается ничего, кроме отчаяния!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
  
   Кабинет Филиберта. Филиберт, потом Марианна.
  Филиберт. Не думал я, что господин Рикард не захочет прийти ко мне. Он знает, кто я, знает, что не в его интересах восстанавливать против себя человека, который может сделать ему и много добра, и много зла. Он должен помнить, что я ссудил ему десять тысяч флоринов, когда он начал заниматься откупами. Впрочем, такие услуги легко Забываются. Люди отворачиваются и от родных, и от друзей, если не нуждаются в них больше.
  Марианна (входит). Я вам не помешаю, хозяин? Я бы хотела поговорить с вами кое о чем.
  Филиберт. Я не занят. А что?
  Марианна. Хотела бы поговорить о своем деле.
  Филиберт. Говори, только скорее. Я жду к себе людей.
  Марианна. В двух словах. Сударь, я хочу, с вашего разрешения, выйти замуж.
  Филиберт. Выходи, пожалуйста. Желаю тебе всякого благополучия.
  Марианна. Но это не все, сударь. Я бедная девушка. Десять лет служу я в вашем доме верой и правдой и прошу вас в знак милости, не одолжения, оказать мне хотя бы небольшую помощь.
  Филиберт. Ладно. Сделаем кое-что в награду за хорошую службу. Что же, ты нашла уже себе жениха?
  Марианна. Нашла, сударь.
  Филиберт. Молодчина! Я в восторге. Ты приходишь ко мне, когда все сделано?
  Марианна. Простите, сударь. Я бы об этом и думать не стала. Только вот случай заставил меня прожить несколько месяцев под одной крышей с молодым человеком...
  Филиберт. Уж не влюбилась ли ты в слугу нашего офицера?
  Марианна. Вот именно, сударь.
  Филиберт. И ты решаешься пуститься по свету вместе с ним?
  Марианна. Я надеюсь, что он останется здесь. Если его господин женится тоже, как тут говорят...
  Филиберт. Да, возможно, что он женится.
  Марианна. Никто не может знать это лучше вас.
  Филиберт. Я очень стараюсь устроить его свадьбу.
  Марианна. Раз этого хотите вы, значит, дело сделано.
  Филиберт. Могут возникнуть затруднения, конечно, но я надеюсь их преодолеть.
  Марианна. Со стороны девушки затруднений не будет.
  Филиберт. Еще бы! Влюблена по уши.
  Марианна. И я тоже так думаю.
  Филиберт. Ну, а ты когда собираешься справить свою свадьбу?
  Марианна. Если вы не имеете ничего против, я бы справила ее тогда же, когда хозяйка свою.
  Филиберт. Какая хозяйка?
  Марианна. Моя хозяйка. Ваша дочь.
  Филиберт. Ну, тогда тебе придется подождать порядочно.
  Марианна. Вы думаете, что придется надолго отложить ее свадьбу?
  Филиберт. Черт возьми! Прежде чем говорить о свадьбе, надо найти жениха.
  Марианна. Как - найти? Да разве жениха нет?
  Филиберт. А разве есть? Я тоже хотел бы его повидать.
  Марианна. А вы его не видали?
  Филиберт. Увы, не видал. Может быть, ты видела? Тогда скажи мне, не скрывай правды.
  Марианна. Вы смеетесь надо мной, сударь. Разве мадемуазель Жаннина не выходит замуж за господина де Лакотри? Разве вы не сказали мне, что вы это знаете и что вы рады этому?
  Филиберт. Дура! И ты вообразила, что я отдам свою дочь за военного, за младшего сына бедной семьи, за человека, неспособного обеспечить моей дочери жизнь, к которой она привыкла с рождения?
  Марианна. А что же вы мне говорили, будто господин де Лакотри женится? Что вы изо всех сил стараетесь устроить его свадьбу?
  Филиберт. Ну, сказал. Так что же?
  Марианна. На ком же тогда он женится, если не на мадемуазель Жаннине?
  Филиберт. Дура! Что же, по-твоему, в Гааге нет других девушек?
  Марианна. Но он ведь ни в одном доме не бывает.
  Филиберт. А в нашем доме тоже никто не бывает?
  Марианна. Я не видела, чтобы он оказывал внимание кому-нибудь, кроме моей хозяйки.
  Филиберт. Дура! Ты ничего не знаешь про мадемуазель Констанцию?
  Марианна. Где уж дуре знать что-нибудь!
  Филиберт. Что тебе говорила об этом моя дочь?
  Марианна. Она всегда отзывалась с большим уважением о господине лейтенанте и очень сожалела о его тяжелом положении.
  Филиберт. И ты решила, что сожаление происходит у нее от любви?
  Марианна. Ну да.
  Филиберт. Дура!
  Марианна. И еще я знаю, что господин лейтенант хотел уехать с отчаяния.
  Филиберт. Правильно.
  Марианна. Так как он боялся, что отец не согласится на брак.
  Филиберт. Вполне правильно.
  Марианна. Что же, значит, этот отец не вы?
  Филиберт. Что же, значит, на свете нет никаких других отцов?
  Марианна. Вы опять смеетесь надо мной.
  Филиберт. А меня удивляет твое упрямство.
  Марианна. Я бы голову прозакладывала, что сказанное мной - истинная правда.
  Филиберт. Тебе следовало бы лучше знать и уважать свою хозяйку.
  Марианна. Что же, в конце концов, это был бы вполне достойный брак.
  Филиберт. Убирайся вон!
  Марианна. И я не вижу в нем ничего худого.
  Филиберт. Кто-то пришел. Это господин Рикард! Пошла вон!
  Марианна. Не сердитесь, сударь.
  Филиберт. Дура!
  Марианна. Мы увидим, кто глупее, я или...
  Филиберт. Ты или кто?
  Марианна. Я или вон тот человек, который сейчас идет по улице. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
  
  
  
  Филиберт, потом Рикард.
  Филиберт. Нахалка! Выйдешь замуж или не выйдешь, а не быть тебе больше в моем доме. Думать так о моей дочери! Жаннина не способна на что-нибудь нехорошее. Не способна!
  Рикард (входит). Мое почтение, господин Филиберт.
  Филиберт. А, здравствуйте, господин Рикард. Простите, что я вас побеспокоил.
  Рикард. Что вам будет угодно мне приказать?
  Филиберт. Мне нужно с вами поговорить. Садитесь, пожалуйста.
  Рикард. Только у меня очень мало времени.
  Филиберт. Много дел?
  Рикард. Порядочно. Между прочим, меня одолевает куча народу из-за одной арестованной контрабанды.
  Филиберт. Слышал, слышал. И что же, эти несчастные все еще в тюрьме?
  Рикард. Конечно. И останутся там, пока их семьи окончательно не пойдут по миру.
  Филиберт. И у вас хватает духу видеть слезы их детей?
  Рикард. Хватило же у них духу покушаться на права откупа! Я бы хотел, чтобы эти людишки попадались почаще. Вы ведь знаете, что арестованная контрабанда возмещает нам наши убытки.
  Филиберт (в сторону). Экое гнусное занятие!
  Рикард. Скажите, о чем вы хотели со мной говорить?
  Филиберт. У вас есть дочь-невеста?
  Рикард. Хоть бы и совсем ее не было!
  Филиберт. Вам неудобно, что она живет с вами?
  Рикард. Нет. Мне неудобно, что я должен думать о ее приданом.
  Филиберт (в сторону). Дрянной человечишко! (Громко.) Однако, если она захочет, вам придется так или иначе устроить ее.
  Рикард. Придется, конечно, когда я буду окончательно к этому вынужден. Но я ставлю два условия. Если она выйдет замуж по-своему - никакого приданого. Если по-моему - хорошее приданое.
  Филиберт. У меня есть одно предложение.
  Рикард. Готов выслушать, только по возможности короче.
  Филиберт. Знаете вы французского офицера, который живет у меня?
  Рикард. Вы предлагаете его для моей дочери?
  Филиберт. А если бы я предложил, встретились бы затруднения с вашей стороны?
  Рикард. Офицер и француз? Ни с приданым, ни без приданого!
  Филиберт. Вам неприятны и офицеры, и французы?
  Рикард. Те и другие одинаково. А если офицер и француз соединяются в одном лице - это самое отвратительное. Я терпеть не могу французов за то, что они не любят торговли и труда, как мы. Они только и думают об ужинах о зрелищах, о прогулках. А военные! Я ведь знаю, какой убыток причинили мне войска. Они требуют, чтобы мы, финансисты, содержали и пехоту, и конницу. А когда они где-нибудь на постое - будь там хоть целые бочки червонцев, они живо доберутся до дна.
  Филиберт. Французский офицер, о котором я говорю, вполне порядочный человек. У него нет никаких недостатков, и к тому же он благородного происхождения.
  Рикард. Богат?
  Филиберт. Младший сын в семье.
  Рикард. Если он небогат, наплевать мне на его происхождение и на его профессию тем более.
  Филиберт. Друг мой, поговорим по душам. Нас никто не слышит. Неужели человеку с таким огромным состоянием, как у вас, не стоит вынуть из кармана пятьдесят или шестьдесят тысяч флоринов, чтобы приобрести знатное родство?
  Рикард. Я бы не дал на это и десяти лир.
  Филиберт. За кого же вы думаете отдать свою дочь?
  Рикард. Если уж мне так необходимо раскошелиться на такую сумму, я бы хотел, чтобы деньги попали в одну из лучших семей Голландии.
  Филиберт. Ну, это вам не удастся.
  Рикард. Не удастся?
  Филиберт. Не удастся.
  Рикард. А почему же мне не удастся?
  Филиберт. Потому, что лучшим семьям Голландии нет необходимости обогащаться таким путем.
  Рикард. Вы принимаете большое участие в этом молодом человеке?
  Филиберт. О да, очень большое.
  Рикард. Так почему вы не отдадите за него вашу собственную дочь?
  Филиберт. Потому что... потому что не хочу.
  Рикард. Ну вот, я тоже не хочу.
  Филиберт. Но между мной и вами большая разница.
  Рикард. Я что-то не вижу этой разницы.
  Филиберт. Ведь всем известно, как вы начали.
  Рикард. А кому известно, как вы кончите?
  Филиберт. Вы начинаете забываться.
  Рикард. Если бы я был не у вас в доме, я бы вам еще и не то наговорил.
  Филиберт. Я покажу вам, кто я такой.
  Рикард. Очень я вас испугался.
  Филиберт. Ступайте. Мы еще с вами поговорим.
  Рикард. Поговорим, поговорим! (В сторону.) Попадет он когда-нибудь в мои руки! Если я его поймаю хоть на самой маленькой контрабанде, клянусь богом, он у меня попляшет! (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
  
  
  Филиберт, потом лейтенант де Лакотри.
  Филиберт. Неуч! Нахал! Грубиян! Наглец!
  Лейтенант (входит, в сторону). Поругались. Есть надежда, что тот отказал.
  Филиберт (не замечая лейтенанта). Я буду не я, если тебе не докажу...
  Лейтенант. Сударь!
  Филиберт (так же). Болван! Скотина!
  Лейтенант. Эти любезности относятся ко мне?
  Филиберт. Простите. Я так зол, что у меня помутилось в глазах.
  Лейтенант. С кем это вы так повздорили?
  Филиберт. С этим невежей, господином Рикардом.
  Лейтенант. Так, значит, он не соглашается на брак дочери?
  Филиберт (в сторону). Ужасно неприятно сообщать ему эту печальную новость.
  Лейтенант (в сторону). Благодарение небу! Судьба ко мне благосклонна!
  Филиберт. Сын мой, мужайтесь!
  Лейтенант. Скажите мне правду. Он отказал?
  Филиберт. Люди всегда должны быть готовы ко всему.
  Лейтенант. Я хочу знать правду.
  филиберт (в сторону). Если я скажу ему правду, он умрет у меня тут же на месте.
  Лейтенант (в сторону). Какое невыносимое состояние!
  Филиберт (в сторону). А все-таки он должен знать все.
  Лейтенант. Прошу

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 237 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа