Главная » Книги

Достоевский Михаил Михайлович - Старшая и меньшая

Достоевский Михаил Михайлович - Старшая и меньшая


1 2 3

   МИХАИЛЪ ДОСТОЕВСКIЙ.

349

СТАРШАЯ И МЕНЬШАЯ.

   Комедiя въ одномъ дѣйствiи.
  
   Источник текста: "Отечественные записки", 1851, N 6, с. 349-392.
  
  

____

ДѣЙСТВУЮЩIЯ ЛИЦА:

   ПРАСКОВЬЯ ПЕТРОВНА, старшая сестра 21 года.
   АВДОТЬЯ ПЕТРОВНА, меньшая сестра 19 лѣтъ, обѣ - дочери Стручкова,
   господина, ссужающаго деньгами подъ разные залоги.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ КУБЫШКИНЪ, извѣстный болѣе подъ именемъ Максима
   Саввича, женихъ меньшой, лѣтъ 50. (Богатый человѣкъ, нажившiйся
   отъ спекуляцiй. Съ недавняго времени тщательно занимается
   своимъ туалетомъ: одѣтъ пестро и слишкомъ по картинкѣ. Страстно
   влюбленъ въ свою невѣсту. Человѣкъ очень-ограниченный,
   но слыветъ умнымъ и съ правилами. Много добродушiя и откровенности,
   когда говоритъ въ немъ сердце, и еще болѣе лукавства,
   когда онъ дѣйствуетъ по разсчету.)
   БОРИСЪ НИКОЛАЕВИЧЪ КОРИНЪ, лѣтъ 35; очень-молодой человѣкъ; одѣтъ
   изящно и, какъ говорится, благородно; въ утреннемъ лѣтнемъ костюмѣ;
   на шеѣ лорнетка; протягиваетъ на ударенiяхъ и вообще
   тонируетъ.
   ГОРНИЧНАЯ.
   ЛАКЕЙ.
  

_____

ѣйствiе происходитъ въ Петербургѣ, въ гостиной, убранной, какъ

   обыкновенно убираются гостиныя въ домахъ средняго круга; мёбель
   старомодная и очень-подержаная, разставлена правильно и чинно; въ
   простѣнкахъ зеркала, передъ зеркалами столы; два дивана - одинъ противъ
   другаго; передъ ними тоже столы. Давно-полинявшiе занавѣсы на
   окнахъ и на дверяхъ. Нѣкоторыя въ-самомъ-дѣлѣ богатыя и изящныя
   вещи - лампы на столахъ, часы передъ зеркаломъ, серебряный самоваръ
   и фарфоръ на каминѣ, и превосходный флигель - составляютъ странный
   контрастъ съ общимъ убранствомъ комнаты. Трое дверей: одна прямо
   передъ сценою, выходная, двѣ другiя съ боковъ. Дверь направо ведетъ въ
   комнаты родителей, налѣво - въ комнаты дочерей. Утро.)

___

ЯВЛЕНIЕ ПЕРВОЕ.

   АВДОТЬЯ ПЕТРОВНА, меньшая, сидитъ на диванѣ по лѣвую сторону
   зрителей; ПРАСКОВЬЯ ПЕТРОВНА, старшая, по правую. Обѣ въ утреннихъ
   блузахъ и въ спальныхъ чепцахъ; об 23; молчатъ и раскладываютъ
   пасьянсъ. Входитъ ГОРНИЧНАЯ.
   ГОРНИЧНАЯ (старшей). - Барышня, пожалуйте головку чесать.
   СТАРШАЯ. - А? что тебѣ?
  

350

   ГОРНИЧНАЯ. - Господи, твоя воля! Онѣ еще спрашиваютъ! Легко ли, двѣнадцатый часъ! Того и гляди, маменька проснутся и спросятъ, тогда кто вамъ будетъ головку-то чесать? У меня не одно это дѣло! лёгко ли, вѣдь не четыре руки!.. Пожалуйте головку чесать.
   СТАРШАЯ (утомленнымъ голосомъ). - Сейчасъ... погоди, Настя, я позову. Ты бы лучше убрала нашу комнату: кто зайдетъ, а мы здѣсь...
   ГОРНИЧНАЯ. - Давно ужь убрана-съ. (Помолчавъ) Что же, барышня, головку-то-съ?
   СТАРШАЯ (раскладывая пасьянсъ). - Дама да тройка... пятнадцать - на даму двойку... Отстань, пожалуйста; говорятъ, позову.
   ГОРНИЧНАЯ (всторону). - Все, чай, о женихахъ гадаетъ. (меньшой, но болѣе-смиреннымъ голосомъ и какъ-будто робко) А вы, барышня?
   МЕНЬШАЯ. - Вѣдь я тебѣ сказала, что позову.
   ГОРНИЧНАЯ. - Вы, барышня, ничего говорить не изволили...
   МЕНЬШАЯ. - Сдѣлай одолженiе, безъ предисловiй... Тебѣ говорятъ, что позову... Что жь ты стоишь? Ступай!..
   ГОРНИЧНАЯ. - Помилуйте, барышня, Максимъ Саввичъ сейчасъ будутъ-съ, а у васъ головка не чесана.
   МЕНЬШАЯ (какъ-будто желая разговориться). - А ему что за дѣло до моей головы?
   ГОРНИЧНАЯ (съ раболѣпной улыбкой). - ЧтР это вы говорите, барышня? Кому же и дѣло до вашей головки, что не Максиму Саввичу?.. Я чай, у него только и въ головѣ...
   МЕНЬШАЯ. - Что моя голова?.. Ты глупа, Настя. Ступай, я позову тебя!.. Да... кстати! Что это онъ тебѣ вчера въ руку сунулъ?.. Въ передней?
   ГОРНИЧНАЯ (оторопѣвъ). - Когда-съ?.. Чтобъ мнѣ лопнуть, барыш...
   МЕНЬШАЯ. - Настя-я-я!
   ГОРНИЧНАЯ (чуть-слышно). - Рубь серебра-съ... (всторону) и это подглядѣла; все видитъ!
   МЕНЬШАЯ. - Ныньче жь ты отдашь ему этотъ рубь серебра, глупая, и скажешь, что не привыкла брать, какъ нищая, по грошамъ, когда барышня жалуетъ тебѣ по десяти рублей на булавки... Слышишь?
  

351

   ГОРНИЧНАЯ (въ смущенiи). - Слушаюсь... (всторону) Отродясь отъ нея ни гроша не получала.
   МЕНЬШАЯ (неспуская глазъ съ горничной). - Я и сама поговорю съ нимъ объ этомъ... Ступай!..
   ГОРНИЧНАЯ. - Слушаюсь... только виновата, барышня, я оченно-испужалась и сказала, что рубь... они мнѣ пожаловали десять.
   МЕНЬШАЯ. - Какъ же ты смѣешь лгать?
   ГОРНИЧНАЯ. - Простите, барышня, испужалась...
   МЕНЬШАЯ. - То-то испужалась! (углубляясь въ карты) УзнЮешь у его кучера... такъ отъ себя... заказалъ ли онъ карету... и торгуетъ ли лошадей... какихъ, у кого и за сколько... что жь ты стоишь?
   ГОРНИЧНАЯ (обрадовавшись). - Ахъ барышня, какiя вы у насъ добренькiя-съ!.. Все будетъ исполнено-съ. - А деньги-то, барышня, прикажете ему возвратить?
   МЕНЬШАЯ (съ удивленiемъ) Какiя деньги?
   ГОРНИЧНАЯ. - А десять-то, барышня, рублей-съ?..
   МЕНЬШАЯ (съ досадой) Ахъ, мнѣ что за дѣло?.. Пошла!
   ГОРНИЧНАЯ (уходя). - Такъ вы позовете, барышня? (Старшей) А вамъ не угодно головку чесать?
   СТАРШАЯ. - Я позову.
   ГОРНИЧНАЯ. - Вотъ ужо увидите, что скажетъ маменька! Будете звать, да ужь мнѣ-то будетъ недосугъ-съ. Вотъ что-съ.
  
  
  

ЯВЛЕНIЕ ВТОРОЕ.

Безъ горничной.

   СТАРШАЯ (все время раскладывавшая пасьянсъ, но непроронившая ни одного слова, сестрѣ). - Послушай, Eudoxie, это нехорошо, что ты такъ мучишь этого бѣднаго Максима Саввича.
   МЕНЬШАЯ (равнодушно). - Когда же я его мучу?
   СТАРШАЯ. - Безпрестанно, каждый разъ, какъ онъ у насъ бываетъ. Ты слѣдишь за малѣйшимъ его движенiемъ и, право, кажется, знаешь все, чтС онъ у себя дѣлаетъ въ четырехъ стѣнахъ. Вотъ и теперь, напримѣръ, ты приказала Настѣ...
   МЕНЬШАЯ (равнодушно и нѣсколько свысока). - Что дѣлать, мой другъ? У каждаго свой взглядъ на вещи. Я, видишь
  

352

   сама, невѣста неразборчивая (старшая дѣлаетъ движенiе, какъ-будто это слово ее кольнуло), беру перваго, кто за меня посватался, и потому очень-простительно, если хочу имѣть мужа, который бы мнѣ нравился... и послѣ свадьбы.
   СТАРШАЯ. - Если такъ, Максимъ Саввичъ тебѣ очень понравится и послѣ свадьбы, какъ ты говоришь. - Онъ очень-богатъ, очень любитъ тебя... и, сверхъ-того, умный, добрый, и честный...
   МЕНЬШАЯ (досказывая). - Старикъ.
   СТАРШАЯ. - Конечно, онъ въ лѣтахъ...
   МЕНЬШАЯ. - Въ лѣтахъ! Пятьдесятъ-два года! Это она называетъ лѣтами! Развѣ есть лѣта у жениха съ просѣдью?...
   СТАРШАЯ. - И ты такъ часто намекаешь ему на это, что онъ, бѣдный, кажется, начинаетъ красить себѣ волосы.
   МЕНЬШАЯ (съ живостью). - Ахъ, Боже мой, чуть ли это и въ-самомъ-дѣлѣ не правда! То-то вчера я гляжу, они у него какiе-то странные, съ какимъ-то сизымъ отливомъ... aile de pigeon... Я думала, это отъ помады... Хорошо, что ты мнѣ объ этомъ напомнила.
   СТАРШАЯ. - Бѣдный Максимъ Саввичъ! Онъ и не подозрѣваетъ, какую грозу я на него накли?кала.
   МЕНЬШАЯ (съ досадой). - Ну, чтР за бѣдный, чтС за гроза? Послушать тебя, подумаешь, что я его тираню.
   СТАРШАЯ. - Но ты надъ нимъ такъ колко смѣешься!
   МЕНЬШАЯ. - Почему жь и не посмѣяться, если онъ смѣшонъ.
   СТАРШАЯ. - Для тебя. Вчера я слышала, кАкъ онъ у папеньки разсуждалъ съ Селезневымъ, и, право, въ словахъ его не было ничего смѣшнаго... Онъ безъ тебя всегда такъ важенъ, такъ солиденъ... а ты его заставляешь... шить въ пяльцахъ по канвѣ.
   МЕНЬШАЯ. - Замолчи, пожалуйста. Ты думаешь такъ легко выходить за человѣка, который почти-втрое старше. На меня нападаетъ иногда такая грусть, такая грусть... вотъ какъ теперь, напримѣръ... (Отталкиваетъ, как-будто съ досады, столъ и опрокидывается на спинку дивана).
   СТАРШАЯ (смотритъ на нее во всѣ глаза; потомъ встаетъ съ своего мѣста и садится возлѣ сестры. Съ участiемъ, но какъ-будто робко:) - Но, Дуня, тебя вѣдь никто не принуждаетъ... Ты сама познакомилась съ Максимомъ Саввичемъ, сама
  

353

   почти устроила все дѣло, и съ перваго слова согласилась.
   МЕНЬШАЯ (почти съ сердцемъ). - Оттого-то и тяжело, что сама согласилась. Еслибъ меня принуждали, я по-крайней-мѣрѣ не могла бы ужь раскаяваться, колебаться... (съ негодованiемъ) Въ этихъ пожилыхъ людяхъ, особенно въ такихъ, которые, какъ Максимъ Саввичъ, вышли изъ ничтожества, есть столько недостатковъ, столько смѣшныхъ замашекъ, столько нерѣшительности затѣять что-нибудь новое, что, право, иногда теряешь терпѣнiе. Онъ, кажется, каждую минуту боится разориться - такъ напугали его всѣ предстоящiе расходы. Ты смѣешься надъ нашей канвою; но, по милости этой канвы и нашихъ разговоровъ, онъ теперь ѣздитъ по магазинамъ, привозитъ мнѣ всевозможные рисунки и безпрестанно говоритъ со мной о модахъ, о рукодѣльяхъ, о томъ, какiе ныньче носятъ талiи, рукава, воротнички... Это очень-важно.
   СТАРШАЯ. - Онъ и не подозрѣваетъ, кЮкъ дорого обойдется ему любовь къ модѣ.
   МЕНЬШАЯ. - Слава Богу, онъ богатъ!
   СТАРШАЯ. - Конечно; только скажи, пожалуйста, о чемъ вы вчера такъ долго говорили?..
   МЕНЬШАЯ. - О тебѣ.
   СТАРШАЯ. - То-то я слышала свое имя. Что жь вы обо мнѣ говорили?..
   МЕНЬШАЯ (равнодушно). - Да все о твоихъ женихахъ. Посуди сама, не могу же я ждать тебя, а маменька и слышать не хочетъ, чтобъ я прежде тебя выходила за-мужъ... Да и Максиму Саввичу я должна дать наконецъ рѣшительный отвѣтъ... На чтР это похоже?.. Онъ ѣздитъ къ намъ, считается женихомъ, а между-тѣмъ, самъ не знаетъ, женихъ онъ, или нѣтъ... Мы до-сихъ-поръ, по твоей милости, еще не помолвлены...
   СТАРШАЯ. - Но разсуди сама, Eudoxie, не могу же я выйдти за перваго, кто посватается?
   МЕНЬШАЯ. - Вѣдь я выхожу же?
   СТАРШАЯ. - Это ужь твое дѣло. Но согласись сама, этотъ женихъ, котораго Максимъ Саввичъ представилъ намъ, былъ мнѣ не пара?..
   МЕНЬШАЯ. - Онъ представлялъ ихъ пять. Ты всѣмъ отказала...
  

354

   СТАРШАЯ. - Какихъ-то уродовъ. Богъ знаетъ, гдѣ онъ такихъ набираетъ!
   МЕНЬШАЯ (съ сердцемъ). - Что жь онъ за вербовщикъ такой!.. Набираетъ гдѣ попадутся... (помолчавъ) Ныньче онъ представитъ другаго.
   СТАРШАЯ (съ испугомъ). - Другаго?
   МЕНЬШАЯ. - То-есть, шестаго!.. (весело) Каковъ мой Максимъ Саввичъ! У него теперь только и въ головѣ, что модные магазины да твои женихи... Вчера Максимъ Саввичъ писалъ ему, что хочетъ съ нимъ видѣться. Ныньче утромъ будетъ у него, переговоритъ съ нимъ, и потомъ они прямо къ намъ, если что-нибудь ихъ не задержитъ. Впрочемъ, онъ увѣренъ въ успѣхѣ. Я вчера хотѣла тебѣ сказать объ этомъ, да было некогда: ты такъ рано легла спать.
   СТАРШАЯ. - У меня голова болѣла.
   МЕНЬШАЯ. - У меня она никогда не болитъ.
   СТАРШАЯ. - Но кто же этотъ новый, разскажи, пожалуйста, Eudoxie.
   МЕНЬШАЯ (равнодушно). - Какой-то Коринъ... Grand seigneur... Это говоритъ Максимъ Саввичъ... Я не знаю... но, кажется, безъ большаго состоян³я.
   СТАРШАЯ. - Мо-ло-дой?
   МЕНЬШАЯ. - Лѣтъ тридцати или тридцати-пяти, онъ говорилъ... но, кажется, блѣдный, худой... (насмѣшливо) Онъ тебѣ понравится.
   СТАРШАЯ (почти-робко). - Служитъ?
   МЕНЬШАЯ. - Не знаю... кажется, нѣтъ.
   СТАРШАЯ. - Послушай, Eudoxie... чтР бишь я хотѣла спросить тебя... (почти шопотомъ) черноволосый?
   МЕНЬШАЯ. - Ахъ, Боже мой! вѣдь я его не видала.
   СТАРШАЯ (нетвердымъ голосомъ). - Такъ этотъ... Алексѣй Иванычъ ныньче у насъ будетъ?..
   МЕНЬШАЯ. - Какой Алексѣй Иванычъ?
   СТАРШАЯ. - Ты, кажется, назвала этого Корина... Алексѣемъ Иванычемъ.
   МЕНЬШАЯ (пристально на нее смотритъ; медленно). - Его зовутъ Антипомъ Филимоновичемъ.
   СТАРШАЯ. - Ахъ, Боже мой!
   МЕНЬШАЯ (равнодушно). - Я пошутила... Почему же я знаю, какъ зовутъ его.

355

   (Изъ передней слышенъ колокольчикъ. Сестры быстро вскакиваютъ съ дивана.)
   СТАРШАЯ. - Ахъ, Боже мой, а я еще не одѣта! Настя! Настя!
   МЕНЬШАЯ. - Это вѣрно Максимъ Саввичъ; но все равно: я не могу показаться ему въ этомъ платьѣ, въ этомъ чепцѣ. Настя! Настя!
   СТАРШАЯ (совершенно потерявшаяся отъ страха). - А можетъ-быть это Коринъ? Eudoxie, какъ ты думаешь, Eudoxie? А ну, если Максимъ Саввичъ одинъ?.. КЮкъ ты думаешь? (Говоря это, она собираетъ и прячетъ карты въ столъ). Настя! Настя! (Обѣ почти бѣгутъ къ двери налѣво, зовя Настю, которая имъ откликается за сценою).
  
  
  

ЯВЛЕНIЕ ТРЕТЬЕ.

КОРИНЪ, за нимъ СЛУГА.

   СЛУГА. - Какъ прикажете должить-съ?
   КОРИНЪ. - Борисъ Николаевичъ Коринъ; вотъ отдай барину эту карточку. (Вынимаетъ изъ портфейля карточку и пишетъ на ней нѣсколько словъ карандашомъ; слуга идетъ къ двери направо). Постой! ты говоришь, что баринъ боленъ?
   СЛУГА. - Точно такъ-съ, нездоровы-съ.
   КОРИНЪ. - Что жь онъ... лежитъ?
   СЛУГА. - Бываетъ, что и лежитъ-съ.
   КОРИНЪ (смѣясь). - По ночамъ, да по послѣ-обѣдамъ? а? А теперь?
   СЛУГА. - Теперь встамши-съ.
   КОРИНЪ. - Но съ нимъ можно говорить? Онъ принимаетъ?
   СЛУГА. - Теперь перестали-съ; докторъ не велѣлъ, а то постоянно черезъ два часа по столовой ложкѣ. Самъ подавалъ-съ.
   КОРИНЪ. - Я спрашиваю тебя, принимаетъ ли онъ къ себѣ... людей, гостей; понимаешь?
   СЛУГА (обрадовавшись, что наконецъ понялъ). - Какъ же-съ, какъ же-съ, принимаютъ. (Хвастливо и съ желанiемъ разговориться). Къ барину каждый день столько всякихъ приходитъ, что руки отмозолишь, только дверь отворямши.
   КОРИНЪ. - Какихъ же всякихъ?
  

356

   СЛУГА. - А кто ихъ знаетъ какихъ? Всякихъ! Какъ мухи лѣзутъ. Вотъ хоть бы вы изволили прiйдти, или кто другой - нѣтъ денегъ такъ и къ намъ; у насъ, видно, много. (Помолчавъ) Вещей разныхъ приносятъ.
   КОРИНЪ. - Ну, хорошо, хорошо, любезный другъ; ступай доложи.
   СЛУГА. - Извольте обождать-съ. У насъ всегда обжидаютъ-съ. (Идетъ къ двери, но потомъ возвращается.) КЮкъ же доложить-то-съ? Я, виноватъ-съ, запамятовалъ.
   КОРИНЪ. - Тамъ ужь написано, любезный другъ; тамъ ужь написано.
   СЛУГА (смотритъ на карточку, вертя ее передъ глазами и какъ-бы усиливаясь прочесть). - Такъ и доложить прикажете?.. У насъ, сударь, всякiе ходятъ... Извольте обождать-съ. Такъ ужь заведено у насъ, что обжидаютъ. (Уходитъ.)
  
  
  

ЯВЛЕНIЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

КОРИНЪ одинъ.

   (Смотритъ вслѣдъ ему). - Какiе люди у этихъ... людей! Болваны какiе-то. (Осматриваетъ комнату, потомъ разныя вещи на каминѣ и столахъ.) Должно-быть, все заклады. Этотъ фарфоръ и эта бронза слишкомъ враждуютъ съ постарѣвшею мёбелью, голыми стѣнами и полинявшими занавѣсами. Впрочемъ, все чистенько. Должно-быть, этотъ господинъ... какъ бишь его... Стручковъ чтР ли - человѣкъ семейный... А впрочемъ, Богъ съ нимъ: мнѣ, вѣдь, не родниться съ его семействомъ. Лишь бы денегъ далъ подъ мои вещи, а то этотъ Максимъ Саввичъ, кажется, сбирается дѣйствовать рѣшительно... (Зѣваетъ). Преглупый выдался мнѣ день ныньче: ужь если не выспишься, такъ цѣлый день проходишь, какъ шальной и надѣлаешь тысячу глупостей... (Съ досадой) И все это Максимъ Саввичъ съ своею вчерашнею запиской. Ну, прiѣзжалъ бы ныньче ко мнѣ въ двѣнадцатомъ часу безъ записки: это было бы по-крайней-мѣрѣ неожиданно. Я, можетъ-быть, уговорилъ бы его подождать проценты еще съ мѣсяцъ. Такъ нѣтъ, нужно написать записку, предупредить, что, дескать, я прiѣду къ вамъ, Борисъ Николаичъ, поговорить о весьма-нужномъ... очень-нужно мнѣ говорить съ нимъ -
  

357

   такъ будьте, дескать, дома. И часъ назначилъ. Ну дѣлаютъ ли такъ кредиторы? Я и безъ него знаю, что вышелъ срокъ процентамъ и его терпѣнью. Недальше какъ на прошлой недѣлѣ онъ засадилъ Валькова: это-то, кажется, и есть у него самонужнѣйшее. (Смотритъ на часы) Въ эту минуту онъ, можетъ-быть, звонитъ у моей двери и, вѣроятно, не вѣритъ, что меня нѣтъ дома. Кредиторы такъ недовѣрчивы... (Суетъ часы въ карманъ и останавливается въ раздумьи) Не положить ли ихъ, вмѣсто кармана, къ прочимъ? Если этотъ... какъ бишь его?.. Стручковъ не дастъ тысячи подъ вещи, прiйдется прибавить къ нимъ часы... Изъ кАрмана вынимать при немъ какъ-то совѣстно... Положу. (Вынимаетъ изъ кармана сафьянную коробочку и задумывается). Что я надѣлалъ? И все это проклятая записка! Вмѣсто того, чтобъ занимать деньги подъ залогъ своихъ вещей, не лучше ли бъ было отдать ихъ въ обезпеченiе самому Максиму Саввичу? Какая вѣтреность! Теперь онъ ужь вѣрно отъ меня уѣхалъ. ѣду къ нему. (Рѣшительно идетъ къ двери и вдругъ останавливаетя). Но что жь здѣсь-то подумаютъ? Пожалуй, наведешь еще подозрѣнiе... Прiймутъ за... Да и Максимъ-то Саввичъ чтР подумаетъ?.. Что у меня ужь ни одной тысячи... Ахъ, что мнѣ за дѣло? Здѣсь мнѣ не нравится. Да и не умѣю я эти дѣла обдѣлывать. Вотъ что значитъ неопытность... первый шагъ!.. Заложу лучше въ Банкѣ, придамъ часы - и будетъ тысяча!.. (Медленно идетъ къ двери и встрѣчается съ Максимомъ Саввичемъ).
  
  
  

ЯВЛЕНIЕ ПЯТОЕ.

КОРИНЪ И МАКСИМЪ САВВИЧЪ.

   КОРИНЪ (про-себя). - Максимъ Саввичъ!
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (про-себя). - Коринъ! (Смотрятъ другъ на друга. Послѣ нѣкотораго молчанiя Максимъ Саввичъ принужденно ему кланяется и говоритъ сдержаннымъ, но раздосадованнымъ голосомъ). Вы, повидимому, знали, что я здѣсь буду ныньче и, кажется, разсудили лучше дать мнѣ здѣсь свиданiе, чѣмъ у себя дома?
   КОРИНЪ (оправившись отъ смущенiя, съ восторгомъ). - Здравствуйте, Максимъ Саввичъ. Какъ давно я не имѣлъ удовольствiя васъ видѣть, и какъ я радъ...
  

358

  
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - И несмотря на это, вы меня не приняли?
   КОРИНЪ. - Голова смертельно болѣла, и я никакъ не могъ... извините... принять васъ...
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Это было, впрочемъ, довольно-трудно... такъ-какъ васъ не было дома...
   КОРИНЪ. - ДЮ, чтобъ развлечься, прогнать, знаете, головную боль... я вышелъ на воздухъ... Однако прощайте, Максимъ Саввичъ, я бѣгу... мое нижайшее почтенiе вашей супругѣ.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (строго). - У меня, милостивый государь, пока еще нѣтъ никакой супруги...
   КОРИНЪ (не обращая вниманiя на слова его, идетъ прямо къ двери). - Въ такомъ случаѣ расцалуйте вашихъ милыхъ дѣточекъ... Прощайте, любезнѣйшiй Максимъ Саввичъ... кЮкъ я радъ... (Идетъ къ двери. Максимъ Саввичъ, неожидавшiй такого оборота, вдругъ теряетъ свою сановитость и проворно загораживетъ ему дорогу; въ одной рукѣ у него шляпа, въ другой трость).
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Нѣтъ-съ, объяснимтесь; я, Борисъ Николаичъ... нѣтъ-съ, Борисъ Николаичъ, я васъ не выпущу...
   КОРИНЪ (останавливаясь серьезно). - Но вы получите ваши деньги!
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Нѣтъ-съ, позвольте, не выпущу, кЮкъ хотите, не выпущу; объяснимтесь.
   КОРИНЪ. - Но говорю вамъ, что заплачу... ну, завтра.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Нѣтъ-съ, я отъ васъ не отстану... (Грозно.) У меня, милостивый государь, нѣтъ дѣточекъ.
   КОРИНЪ. - Ну, ныньче только пустите меня окончить одно дѣло... или, наконецъ, поѣдемте вмѣстѣ и вы получите ваши деньги.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - НХзачѣмъ ѣхать: мы и здѣсь все покончимъ...
   КОРИНЪ. - Какъ хотите (Отходитъ отъ него и, бросивъ на столъ шляпу и перчатки, садится въ кресло; про-себя.) Неуже-ли онъ меня сейчасъ же засадитъ... я вѣдь не знаю, кЮкъ это у нихъ тамъ дѣлается. Сказать ему развѣ, что женюсь, выдумать какую-нибудь исторiю?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (отходитъ отъ двери и тоже кладетъ шляпу и перчатки на столъ; оба они на разныхъ концахъ комнаты,
  

359

  
   про-себя). - Очень, очень-деликатное обстоятельство. Изволь тутъ быть сватомъ. Не знаешь, что и начать. Этотъ вѣтренникъ умѣетъ, по-крайней-мѣрѣ, держать себя. (Косится на Корина) Сидитъ-себѣ какъ ни въ чемъ не бывалъ: точно у себя въ комнатѣ. (Вслухъ) Борисъ Николаичъ?
   КОРИНЪ. - Чего изволите?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (подходитъ къ нему и говоритъ медленно и съ разстановкой). - Я имѣю поговорить съ вами объ одномъ дѣлѣ... (вынимаетъ табакерку и нюхаетъ) объ очень-очень-важномъ дѣлѣ, отъ котораго зависитъ очень... очень... (предлагая ему табакерку.) Угодно?
   КОРИНЪ. - Нѣтъ, если позволите, я ужь лучше папироску... (вынимаетъ порт-сигаръ.)
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (съ живостью). - Нельзя, ради Бога, нельзя... Самъ отвыкъ, самъ не курю... Такъ вотъ-съ, Борисъ Николаичъ, я все объ этомъ дѣлѣ, могущемъ имѣть большiя, очень-большiя послѣдствiя... (какъ-будто у него не хватило рѣшимости) Не дурная ныньче погода?
   КОРИНЪ (насмѣшливо). - Очень.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - То-есть, я хотѣлъ сказать... Вы бываете у Свейскихъ?
   КОРИНЪ. - Бываю.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Прiятный домъ?
   КОРИНЪ. - Прiятный.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Играютъ?
   КОРИНЪ. - Постоянно.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Познакомлюсь съ ними скоро. Съ нимъ-то я знакомъ. Отличный человѣкъ; съ состоянiемъ; получилъ славное мѣсто при долговой тюрьмѣ...
   КОРИНЪ. - А-а-а! Это тамъ-то, куда... сажаютъ?..
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (прохаживаясь по комнатѣ). - Тамъ. Я все вотъ объ этомъ дѣлѣ... важное такое выходитъ дѣло... (всторону) Чортъ-возьми, трудно... Начать трудно...
   КОРИНЪ (посматривая на него, про-себя). - Какой онъ ныньче загадочный... Ужь не ждетъ ли онъ кого-нибудь, чтобъ меня упрятать... Этотъ домъ подозрителенъ... Я вѣдь не знаю, кЮкъ это у нихъ тамъ... Что жь онъ молчитъ? А вотъ я заговорю съ нимъ прямо. (Вслухъ) Максимъ Саввичъ, вы ужь лучше скажите просто - вы меня... засадить хотите?
  

360

  
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (въ раздумьи и все еще прохаживаясь). - Партiи нѣтъ... вотъ еслибъ третiй наклюнулся, такъ можно бы, пожалуй, и... того.
   КОРИНЪ. - Нѣтъ, не въ карты, Максимъ Саввичъ, не въ карты, а... туда?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (останавливается и съ недоумѣнiемъ смотритъ на него). - Туда?
   КОРИНЪ (моргаетъ глазомъ и качаетъ головой въ лѣвую сторону). - Да-съ, туда!
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (показывая пальцем). - Тамъ спальни.
   КОРИНЪ (оборачивается въ лѣвую сторону). - Спальни? А-а-а! (таинственно, почти шопотомъ.) Чьи же?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (также). - Тссс... двухъ прехорошенькихъ дѣвушекъ.
   КОРИНЪ (оживляясь и полувставая съ мѣста). - О-о-о?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Я вамъ говорю... (смотрятъ другъ на друга съ улыбающимися лицами) Особенно одна.
   КОРИНЪ. - Это дочери этого... Стручкова?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (сухо). - Дочери, дочери... Послушайте, Борисъ Николаичъ: чтР бы вамъ жениться?
   КОРИНЪ (нѣсколько озадаченный, садясь и сурово). - Я и то женюсь.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (съ испугомъ). - Какъ, женитесь?
   КОРИНЪ. - Черезъ мѣсяцъ. Вы знаете, мнѣ нужно поправить свои обстоятельства.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Черезъ мѣсяцъ? Боже мой... на комъ?
   КОРИНЪ (про-себя). - Почему жь я знаю! (Таинственно) Пока это еще секретъ; могу вамъ сказать только, что на одной... на одной женщинѣ.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Ахъ, Боже мой! (въ раздумьи) Конечно... конечно, на женщинѣ... (Рѣшительно) Послушайте, Борисъ Николаичъ, станемъ говорить серьёзно о дѣлѣ... Хотите, я разорву вашъ вексель?
   КОРИНЪ. - Разорвете... вексель?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Только не жениªтесь.
   КОРИНЪ. - И вы... разорвете вексель? Точно разорвете?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Слово благороднаго человѣка; только не женитесь.
  

361

  
   КОРИНЪ (вставая и протягивая ему руку). - Но съ большимъ удовольствiемъ, почтеннѣйшiй Максимъ Саввичъ... съ большимъ удовольствiемъ... Завтра же отказываюсь отъ своей невѣсты. (Всторону) КЮкъ хорошо, что у меня ея нѣтъ! (Вслухъ) Надо сказать, что я васъ всегда считалъ прекраснымъ... кредиторомъ. (Съ добродушною вѣтренностью) Вы, пожалуй, хоть и не рвите векселя, Максимъ Саввичъ, только подождите... отсрочьте еще на неопредѣленное время. Пусть это будетъ между нами dette flottante... (Свысока) Къ-тому же это такая бездѣлица. Когда-нибудь, при большихъ деньгахъ, обѣщаю вамъ серьёзно подумать объ уплатѣ, когда-нибудь соберусь... и мы какъ-нибудь расквитаемся... Между порядочными людьми, какъ мы съ вами... (вдругъ перемѣняетъ тонъ, какъ-будто ему приходитъ новая мысль въ голову) Однако, скажите, Максимъ Саввичъ, вѣдь вы это не даромъ такъ расщедрились?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (съ вѣсомъ). - Не даромъ.
   КОРИНЪ (очень-серьезно и не безъ достоинства показывая ему на кресло; садясь). - Такъ неугодно ли вамъ объясниться.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (садится; всторону). - Теперь будетъ еще труднѣе. (Вслухъ) Поговоримте наконецъ серьёзно о дѣлѣ, очень-важномъ, обоюду-важномъ... Я, надобно сказать вамъ, женюсь.
   КОРИНЪ (какъ-будто удивившись такому началу). - Честь имѣю васъ поздравить.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (глядя въ землю). - На дочери этого, какъ вы говорите, Стручкова.
   КОРИНЪ (въ знакъ вниманiя наклоняетъ голову). - Очень-хорошо-съ.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - У нея есть мать.
   КОРИНЪ (очень-серьезно). - А!
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Мать; женщина она умная, добрая, только стараго покроя. Меньшая дочь ея ужь просватана: я женюсь на ней; но мать - наша добрая и милая Анна Васильевна, которую я отъ всей души уважаю, какъ женщину рѣдкую, здравомыслящую... вообразите! ей пришло въ голову ни за чтР не выдавать меньшой дочери прежде старшей. Вы знаете (съ чувствомъ), мать семейства, и потому поймете всѣ ея заботы о благоустройствѣ и счастiи дѣтей... Вслѣдствiе сего наша свадьба должна отсрочиться на неопредѣленное время, точь-въ-точь, какъ вы изволили отсрочить свой долгъ, свой
  

362

  
   детъ флотантъ, какъ вы его называете... Надѣюсь, что вы теперь понимаете, въ чемъ дѣло?
   КОРИНЪ. - Ни одного слова не понимаю.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Я долженъ еще прибавить, что обѣ онѣ дѣвицы милыя, умныя и прекрасно-воспитаны; старшей двадцать, меньшей - восьмнадцать. Меньшая любитъ свѣтъ и его удовольствiя; и такъ-какъ я богатъ... но объ этомъ нХчего говорить; зато старшая настоящiй кладъ для небогатаго мужа... не разоритъ, готовъ поручиться; кромѣ-того, обѣ хороши собою и, чтС еще лучше, за каждою по пятидесяти тысячъ приданаго... серебромъ. Денежки очень-кругленькiя и на первый разъ, для поправленiя своихъ обстоятельствъ, какъ вы говорите, онѣ очень могутъ пригодиться. Вы все еще не изволите понимать?
   КОРИНЪ. - Нѣтъ, теперь, кажется, начинаю... Вы хотите, чтобъ я...
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (мягко). - Именно-съ; а я разорву векселёкъ...
   КОРИНЪ (пристально смотритъ на него). - Вы хотите, чтобъ я женился на старшей дочери г. Стручкова?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (еще мягче). - Я покорнѣйше просилъ бы васъ объ этомъ.
   КОРИНЪ (опрокидываясь на спинку стула). - Вотъ это по-крайней-мѣрѣ оригинально и неожиданно!.. Но знаете ли, Максимъ Саввичъ, что вы дѣлаете страшный подрывъ извѣстнымъ дамамъ, и ваше искусство сватать, право, стРитъ лисьяго салопа. (Очень-серьезно) Я удивляюсь одному только, почтеннѣйшiй мой Максимъ Саввичъ...
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (быстро вставая и скоро). - Погодите, не договаривайте, любезнѣйшiй Борисъ Николаичъ, взвѣсьте сперва ваши слова; вспомните, что имѣете дѣло не съ кѣмъ-нибудь, а съ человѣкомъ...
   КОРИНЪ. - Благороднымъ? Знаю, знаю... не безпокойтесь, я васъ не оскорблю...
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (снова садясь, нѣсколько взволнованнымъ голосомъ). - Я въ этомъ увѣренъ и не то совсѣмъ хотѣлъ сказать.
   КОРИНЪ. - ЧтС же вы хотѣли сказать?
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (перемѣняя тонъ и съ добродушнымъ видомъ). - Послушайте, Борисъ Николаичъ, не осудите старика...
  

363

  
   (поправляясь) человѣка, уже пожившаго на свѣтѣ... пожившаго... если онъ вамъ дастъ добрый совѣтъ. Вамъ ужь далеко за тридцать, Борисъ Николаичъ: имѣнiе свое вы... поразстроили. У васъ ничего нѣтъ, а мнѣ вы должны значительную сумму, потому-что, не скрою отъ васъ, я скупилъ всѣ ваши векселя, простирающiеся на сумму въ одиннадцать тысячъ сто-сорокъ-три рубля шестьдесятъ-восемь и три-четверти копейки. (Коринъ дѣлаетъ жестъ) Но я разорву ихъ, и такимъ-образомъ вы, вмѣсто пятидесяти тысячъ, получили бы приданаго шестьдесятъ-одну тысячу слишкомъ, а съ ними вмѣстѣ жену добрую, милую... Съ этими деньгами вы могли бъ предпринять какую-нибудь аферу, вступить съ кѣмъ-нибудь, хоть со мною - я къ вашимъ услугамъ - въ товарищество и, наконецъ, составить себѣ солидное состоян³е... Вамъ, Борисъ Николаичъ, пора посмотрѣть на жизнь съ болѣе-трезвой, съ болѣе-практической, такъ-сказать, стороны. Повѣрьте, Борисъ Николаичъ, старые... то-есть пожилые... я хочу сказать пожилые люди, чтР бы тамъ о нихъ ни говорили, понимаютъ жизнь и людей и судятъ основательнѣе, чѣмъ пылкая молодость... Подумайте, Борисъ Николаичъ, взвѣсьте свое положенiе, такъ-сказать, на вѣсахъ разсудка... (Съ фамильярнымъ добродушiемъ) Будете благодарить меня, сударь, повѣрьте!
   КОРИНЪ (спокойно выслушавъ слова его, беретъ шляпу и встаетъ). - Прощайте, Максимъ Саввичъ.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (тоже встаетъ). - И это вашъ отвѣтъ?
   КОРИНЪ. - Ваше предложенiе такъ эксцентрично, оно такъ рѣзко выходитъ изъ круга практической мудрости, которую вы такъ прекрасно понимаете, что вамъ, человѣку положительному и знающему жизнь и людей, отвѣтъ мой нисколько не долженъ казаться удивительнымъ.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Но... Борисъ Николаичъ...
   КОРИНЪ. - Но, Максимъ Саввичъ, вы, вѣроятно, любите читать романы прошедшаго столѣтiя: иначе вамъ не пришло бъ въ голову искать жениховъ... въ своей долговой книгѣ и дѣлать такое... странное предложенiе мнѣ, который довольно-разборчивъ относительно женщинъ... Даже и мѣсто вы выбрали не совсѣмъ-обыкновенное для подобныхъ совѣщанiй: тутъ, правда, ужь самъ я виноватъ, а не вы... (Серьезно). Вы правы: у меня ничего нѣтъ, но есть связи...
  

364

  
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (вкрадчиво-убѣдительнымъ голосомъ). - Не помогутъ-съ, если нѣтъ денегъ.
   КОРИНЪ. - Я могу составить себѣ хорошую партiю.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (какъ прежде). - Трудненько-съ безъ денегъ. Чѣмъ бы это вамъ не партiя?
   КОРИНЪ. - Особенно при чести быть въ родствѣ съ вами... согласенъ, и если вы имѣете обыкновенiе искать жениховъ...
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (обидясь). - У себя въ долговой книгѣ?
   КОРИНЪ. - Я не беру своихъ словъ назадъ... то я имѣю желанiе поискать невѣсты...
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ (перебивая его; грубо). - Въ такомъ случаѣ, мнѣ очень-жаль... я долженъ напомнить вамъ о векселяхъ и о послѣдствiяхъ... Я подамъ ихъ ко взъисканiю.
   КОРИНЪ. - Какъ вамъ угодно.
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Я буду неумолимъ.
   КОРИНЪ. - Какъ угодно. (Идетъ къ дверямъ. Максимъ Саввичъ пристально смотритъ ему вслѣдъ).
   МАКСИМЪ САВВИЧЪ. - Еще одно слово. (Коринъ останавливается въ дверяхъ. Максимъ Саввичъ къ нему подходитъ. Самымъ убѣдительнымъ голосомъ). - Послушайте. Вамъ все-равно... Останьтесь здѣсь обѣдать... Куда ни шелъ одинъ день... Подарите мнѣ его хоть въ видѣ процентовъ... Называете же вы все эт

Другие авторы
  • Белинский Виссарион Григорьевич
  • Неведомский Александр Николаевич
  • Мачтет Григорий Александрович
  • Григорьев Василий Никифорович
  • Амфитеатров Александр Валентинович
  • Дранмор Фердинанд
  • Феоктистов Евгений Михайлович
  • Вронченко Михаил Павлович
  • Воронцов-Вельяминов Николай Николаевич
  • Эспронседа Хосе
  • Другие произведения
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич - Стихотворения
  • Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (1924 - первая половина 1925)
  • Дружинин Александр Васильевич - Ю. Д. Левин. А. В. Дружинин - переводчик Шекспира
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Избранные стихотворения
  • Жуковский Василий Андреевич - Ирина Рейфман. Автограф Нового Завета в русском переводе В.А. Жуковского в Публичной библиотеке Нью-Йорка
  • Эмин Федор Александрович - Отрывки
  • Гюнтер Иоганнес Фон - Русский театр в Риге
  • Потехин Алексей Антипович - Виноватая
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Статьи и рецензии (1843-1845)
  • Добиаш-Рождественская Ольга Антоновна - Коллизии во французском обществе Xii-Xiii вв. по студенческой сатире этой эпохи
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 440 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа