Главная » Книги

Бельский Владимир Иванович - Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии, Страница 2

Бельский Владимир Иванович - Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии


1 2 3 4 5

ify">    
   (нищая братия)
   Без него нам сирым жить неможно,
   не прожить без князя Юрья вовсе.
    
   (народ)
   Братцы! Что же свадьба-то не едет?
   Не попритчилось бы что в дороге.
    
   МЕДВЕДЧИК.
   (вновь выводит медведя)
   Покажи, Михайлушка,
   покажи, дурачливый,
   как невеста моется, белится,
   румянится, в зеркальце
   любуется, прихорашивается?
    
   Медведчик играет на дудке. Медведь ломается, держа в руках короткую лопатку. Народ смеется.
    
   НАРОД. Ха, ха, ха, ха...
    
   Приходят Лучшие люди. Медведь пляшет с козой
    
   ЛУЧШИЕ ЛЮДИ
    
   (тенор)
   То-то рада голь безродная,
    
   (бас)
   То-то клики да глумление.
   А и то сказать: ведь шутка ли?
   все со князем породнилися.
    
   (тенор)
   Уж и свадьба, что лиха беда!
   Наши бабы взбеленилися,
   не хотят невесте кланяться:
    
   (бас)
   мол без роду да без племени.
    
   Из дверей корчмы выталкивают в шею Гришку Кутерьму.
    
   Вот и бражник Гришка празднует;
   Сам себя не помнит с радости.
    
   КУТЕРЬМА.
   (оправившись, выступает вперед; Лучшим людям)
   Нам то что? Мы ведь люди гулящие,
   ни к селу мы не тянем, ни к городу;
   никому не служили мы с юных лет,
   никто службы на нас не наметывал.
   Кто дал меду корец, был родной нам отец,
   кто дал каши котел, тот за князя сошел.
    
   ЛУЧШИЕ ЛЮДИ (сговариваются между собой)
    
   (бас)
   Нам для нищего жалеть казны,
   не жалеть ее для бражника.
    
   (тенор, Кутерьме)
   Ты ступай в корчму заезжую,
   пей вина, пока душа берет,
   чтоб невесту веселей встречать,
    
   (бас)
   Поделом ея и честь воздать.
    
   Дают Кутерьме деньги. Кутерьма кланяется.
    
   ХОР
    
   (нищая братия; к Лучшим людям; жалобно).
   Кормильцы вы милостные,
   Батюшки родные!
   Сошлите нам милостыньку
   Господа для ради.
   Бог даст за ту милостыньку
   дом вам благодатный,
   покойным родителям всем
   царствие небесное.
    
   Лучшие люди отворачиваются от нищих)
    
   КУТЕРЬМА.
   Вы бы нынче мне покланялись:
   я авось вас и пожалую.
    
   ХОР (Кутерьме).
   Отвяжись, уйди ты, пьяница!
    
   Запевало и нищая братия заводят песню.
    
   С кем не велено стреваться?
   С бражником, с бражником,
   Кому всякий посмеется?
   Бражнику, бражнику.
   Кто его увидит издали
   отвернется, посторонится.
    
   Кто в вечерню пляшет, скачет?
   Бражники, бражники.
   Лба пред сном не перекрестит?
   Бражники, бражники.
   Пономарь с жезлом на паперти
   не пускает в церковь бражников.
   А кого бес возмущает?
   Бражников, бражников.
   К бою, к драке подучает
   Бражников, бражников,
   бражников, бражников.
   На земле не знать им радости,
   царства не видать небесного.
   Бражникам, бражникам.
    
   КУТЕРЬМА.
   Не видать, так и не надобно.
   Нам ведь к горю привыкать - не стать:
   как в слезах на свет родилися,
   так не знали доли и до поздних лет.
   Эх, спасибо хмелю умному!
   Надоумил он нас, как на свете жить,
   не велел он нам кручиниться,
   в горе жить велел да не кручинну быть.
   Денег нет мол перед деньгами.
   Завелась полушка перед злыми дни.
   Пропивай же все до ниточки:
   не велик сором нагу ходить.
    
   Уходит в корчму. Медведчик играет. Медведь с козою пляшут вновь. Народ толпится около них и смеется.
    
   ХОР. Ха, ха, ха, ха ...
    
   (нищая братия кланяется проходящим; те не обращают на них внимания.)
    
   Сошлите нам милостыньку
   Господа для ради.
    
   (между собой)
   Нам до Китежа б великого добраться;
   там уж нас напоят и накормят.
    
   Из корчмы выходит Кутерьма навеселе. Приплясывает и поет. Народ собирается около него. Лучшие люди посмеиваются, держась в стороне.
    
   КУТЕРЬМА.
   Братцы, праздник у нас,
   в сковородки звонят,
   в бочки благовестят,
   помелами кадят.
   К нам невесту везут,
   из болота тащат;
   рядом челядь бежит
   и без рук и без ног,
   А и шуба на ней
   из мышиных хвостов,
   лубяной сарафан
   и не шит и не ткан...
    
   Кутерьму толкают и заставляют замолчать.
    
   ХОР (народ).
   Уходи ты, окаянный пес!
   Пропади, несытый пьяница!
   Прогоните взашей бражника
   со великим со бесчестием.
    
   Слышны бубенчики и наигрыш домр. Народ затихает и прислушивается; некоторые заглядывают вдаль. Звук бубенцов и звуки домр мало-помалу приближаются.
    
   Эй, ребята! бубенцы звенят,
   Поезд свадебный стучит-бренчит.
   с горки потиху спускаются,
   изломать боятся дерево,
   деревцо ли кипарисное,
   ту повозку золоченую
   со душою красной девицей.
    
   Выезжают три повозки, запряженные тройками и разукрашенные лентами. В первой гусляры и домрачи, во второй сваты, около них верхом дружко - Федор Поярок, в третьей - Феврония с братом. По бокам верхом поезжане, среди них княжий Отрок. Все бросились к ним. Народ перегораживает им дорогу алыми и червонными лентами,
    
   Ну-ка, дружно им заступим путь,
   Загородим всю дороженьку.
   Есть у них чем свадьбу выкупить,
   заплатить нам дань не малую.
    
   (нищая братия)
    
   Ты Кузьма Демьян, ты святой кузнец,
   ты святой кузнец, скуй им свадебку,
   скуй им свадебку вековечную,
   вековечную, неразрывную.
   А что за народ
   в заставу идет.
   Незнамых гостей
   не след пропускать.
    
   ФЕДОР ПОЯРОК.
   Мы Богом даны и князем званы,
   княгиню везем, гостинцы даем.
    
   Поярок и поезжане раздают и бросают в толпу пряники, ленты и деньги. Народ теснится.
    
   ХОР.
   Здравствуй, свет княгинюшка!
   здравствуй, свет Феврония Васильевна!
   Повозка с Февронией останавливается.
    
   ЛУЧШИЕ ЛЮДИ (между собой).
    
   ( бас)
   Ох, проста, проста княгиня-то!
    
   (тенор)
   Ей ли госпожою нашей быть?
    
   ХОР.
   Век гляди, а не насмотришься:
   Красота то ненаглядная.
   Здравствуй, свет княгинюшка!
    
   А была досель соседушкой,
   нам роднею порядовою;
   ныне будь у нас владычицей,
   госпожой садися грозною!
    
   Охмелевший Кутерьма старается пробраться вперед; мужчины не пускают его и выталкивают. Феврония замечает это.
    
   ХОР.
   Ты отстань, да отвяжися, пес!
   Сгинь ты! очи бессоромныя!
    
   ФЕВРОНИЯ (указывая на Кутерьму).
   А за что его вы гоните?
    
   ХОР. Это Гришка, окаянный пьяница.
    
   ПОЯРОК.
   Госпожа, не слушай бражника,
   С ним беседовать не велено.
    
   ФЕВРОНИЯ.
   Не грешите, слово доброе
   Богом нам дано про всякого.
   Подойди поближе, Гришенька
    
   КУТЕРЬМА (нахально)
   Здравствуй, здравствуй, свет княгинюшка!
   Хоть высоко ты взмостилася,
   а уж с нами ты не важничай:
   одного ведь поля ягоды.
    
   Кутерьму хотят прогнать, но Феврония останавливает движением.
    
   ФЕВРОНИЯ (смиренно и искренно).
   Где уж мне девице важничать?
   Свое место крепко знаю я
   и сама, как виноватая,
    
   (низко кланяется народу)
    
   всему миру низко кланяюсь.
    
   КУТЕРЬМА (продолжая)
   Только больно ты не радуйся!
   человеку радость в пагубу.
   Горе лютое завистливо,
   Как увидит и привяжется.
   Уходи ты во полупире,
   скидывай обряды пышные,
   Горю кланяйся нечистому,
   и босому и голодному.
   Он научит, как на свете жить,
   а и горе припеваючи.
    
   ПОЯРОК.
   Госпожа, не слушай бражника,
   с ним беседовать не велено.
    
   ФЕВРОНИЯ (кротко)
   Помолися, Гриша, Господу
   да Василию угоднику:
   он ходатай бедных бражников,
   чтоб тебе не пити допьяна,
   не смешить собой народ честной.
    
   КУТЕРЬМА (злобно кричит).
   Говорят тебе, не важничай!
   Не тебе уж мной гнушатися.
   Вот как будешь по миру ходить,
   именем святым христовым жить,
   ин сама еще напросишься,
   чтобы взял тебя в зазнобушки.
    
   Кутерьму выталкивают прочь с площади. Замешательство.
    
   ХОР (народ).
   Замолчи ты, окаянный пес!
   Прогоните взашей бражника!
    
   ПОЯРОК.
   Вы играйте, гусли звонкие,
   заводите песню, девушки!
    
   ХОР (девушки под наигрыш гусляров и домрачей).
   Как по мостикам по калиновым,
   как по сукнам да по малиновым,
   словно вихорь, несутся комони,
   трое санки в стольный град катят.
   Играйте же, гусли, играйте, сопели,
   в первых саночках гусли звончаты,
   в других саночках пчелка ярая,
   в третьих саночках душа девица,
   свет Феврония Васильевна.
    
   Девушки разом подходят к княгине и осыпают ее хмелем и житом.
    
   Играйте же, гусли, играйте, сопели.
    
   Отдаленные звуки рогов. Свадебный поезд отъезжает. Народ провожая, следует за ним.
    
   Вот вам буйный хмель, жито доброе,
   чтоб от жита вам пребогато жить,
   чтоб от хмеля вам веселей пробыть.
    
   (Звуки рогов. Песня обрывается. Народ прислушивается. Несколько мужиков)
    
   Тише, братцы, затрубили трубы...
   Кони ржут, возы скрипят гораздо...
   Что за притча? ровно бабы воют...
   Дым столбом встал над концом торговым.
    
   Начинается смятение. Вбегает перепуганная толпа.
    
   Ой, беда идет, люди,
   ради грех наших тяжких!
   И не будет прощенья,
   до единого сгибнем.
   Нам незнамый доселе
   и неслыханно лютый
   ныне ворог явился,
   из земли словно вырос.
    
   Попущением Божьим
   расседалися горы,
   расседалися горы
   и нездешнюю силу
   выпускали на вольный свет.
    
   Вбегает вторая толпа, еще больше перепуганная.
    
   Ой, беда идет, люди,
   Ради грех наших тяжких!
   И не будет прощенья,
   до единого сгибнем.
   Да то бесы, не люди,
   и души не имеют,
   Христа Бога не знают
   и ругаются церкви.
   Все огнем пожигают,
   Все под меч свой склоняют,
   Красных девок соромят,
   малых деток на части рвут.
    
   Вбегает третья толпа в полном отчаянии.
    
   Ой, беда идет, люди,
   ради грех наших тяжких!
   И не будет прощенья,
   до единого сгибнем.
   Ой, куда же бежать нам?
   Ой, и где ж схорониться?
   Темень темная, спрячь нас,
   горы, горы, сокройте.
   Ой, бегут, догоняют,
   по пятам наступают;
   Ближе, ближе; спасайтесь!
   Ох, уж вот они, Господи! Ой!
    
   Показываются татары в пестрых одеждах. Народ в ужасе разбегается и прячется, где только возможно. Толпа татар с кривыми мечами и шестоперами прибывает. Татары гонятся и отыскивают перепуганных жителей и убивают их. Несколько татар волокут Февронию.
    
   ТАТАРЫ.
   Гайда! Гай!
   Гайда! Гай, гай!
   Гайда! Гайда!
    
   Въезжают богатыри татарские: Бедяй и Бурундай.
    
   БЕДЯЙ. Чего жалеть? До смерти бейте!
    
   БУРУНДАЙ (указывая на Февронию).
   А ту живьем хватайте девку!
   (Богатыри останавливаются и слезают с коней.)
   Такой красы в степи не будет,
   свезем в Орду цветок болотный.
    
   Февронию окручивают веревкой.
    
   БЕДЯЙ. Эх, зол народ!
    
   БУРУНДАЙ. Хоть жилы тянут, а он молчит.
    
   БЕДЯЙ. Пути не скажет.
    
   Бурундай и Бедяй.
   Их стольный город не найти нам.
    
   БЕДЯЙ.
   А славен, бают, Большой Китеж!
   Однех церквей там Божьих сорок;
   в них сметы нет сребра да злата,
   а жемчуга греби лопатой.
    
   Несколько татар втаскивают обезумевшего от страха Кутерьму
    
   ХОР (татары). Гайда! Гай!
    
   БЕДЯЙ. Ага! Еще один остался.
    
   КУТЕРЬМА.
   Пощадите, ой, помилуйте,
   Вы князья мурзы татарские!
   Ой, на что вам бражник надобен?
   Пощадите, ой, помилуйте!
    
   БУРУНДАЙ. Так и быть, тебя помилуем,
    
   БЕДЯЙ. Золотой казной пожалуем.
    
   БУРУНДАЙ И БЕДЯЙ.
   Сослужи лишь службу верную,
   рать Батыеву тропой веди,
   той тропой лесной незнаемой,
   чрез четыре речки быстрыя,
   в стольный ваш Великий Китеж град.
    
   ФЕВРОНИЯ (Кутерьме).
   Ой, держися крепче, Гришенька.
    
   БЕДЯЙ (грозит ей).
   Ты, красавица, молчи, молчи!
    
   КУТЕРЬМА.
   (в чрезвычайном волнении, про себя)
   Ой, ты Горе, мой лукавый бес!
   учишь, Горе, как богато жить,
   да не токмо грабить, аль убить,
   на погибель целый град отдать,
   как Иуде мне Христа продать.
   Хоть не верю я ни в сон, ни в чох,
   не под силу Гришке грех такой
    
   БУРУНДАЙ. Ты что ж молчишь, не разумеешь?
    
   БЕДЯЙ. А не пойдешь, так рад не будешь.
    
   Бурундай и Бедяй.
   Ясны очи вон повынем
   твой речист язык отрежем,
   кожу прочь сдерем с живого,
   на жару тебя поджарим...
   Ну, а там живи, гуляй, коль хочешь.
    
    
    
   КУТЕРЬМА (про себя; в страшной борьбе)
   Смерть моя! Как быть? что делать мне?
    
   БЕДЯЙ. Он все молчит.
    
   БУРУНДАЙ. Берите дурня!
    
   (Татары бросаются на Кутерьму гурьбой)
    
   ХОР. Гайда! Гай!
    
   КУТЕРЬМА.
   Стойте, нехристи безбожные!
   (с великой тоской; тихо)
   Мук боюсь ...
   (с отчаяньем; решительно)
   Ин быть по-вашему.
   Поведу вас, лютых ворогов,
   хоть за то мне век проклятым быть,
   а и память моя вечная
   со Иудой заодно пойдет.
   (радостный смех татар)
    
   БЕДЯЙ. Давно бы так
    
   БУРУНДАЙ И БЕДЯЙ (татарам).
   На Китеж, воеводы!
    
   (Садятся на коней и отъезжают. Все уходят.)
    
   ХОР.
   Гай! Лютой казнью мы на Русь идем,
   грады крепкие с землей сравним,
   Божьи церкви все огнем спалим,
   Старых, малых до смерти убьем,
   кто в поре, того в орду сведем.
    
   Последними остаются Феврония со стражей. Часть стражи снаряжает повозку, чтобы посадить на нее Февронию.
    
   ФЕВРОНИЯ (молясь).
   Боже, сотвори невидим Китеж град,
   А и праведных живущих в граде том.
    
   Ее тащат к повозке. Занавес.
    
    

ДЕЙСТВИЕ III

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Китеж Великий.

В самую полночь весь народ, от старого до малого, с оружием в руках собрался за оградой Успенского собора. На паперти князь Юрий и княжич Всеволод, кругом них дружина. Все обступили Федора Поярка, который стоит, опустив голову, об руку с отроком.

    
   ПОЯРОК. Здравы будьте, люди китежане.
    
   ХОР (народ). Будь тебе добро у нас, Поярок.
    
    
   ПОЯРОК.
   Где же князь, мой господин, где княжич?
   Люди добрые, уж покажите.
    
   ХОР. Что ты? Здесь стоят перед тобою.
    
   ПОЯРОК. Потемнел Господень свет, не вижу.
    
   КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД (подходит и вглядывается ему в лицо).
   Федор! Друже! Слеп ты!
    
   ПОЯРОК. Темен, княже.
    
   ХОР.
   Господи помилуй!
   Кто же лиходей твой?
   Федор! Друже! Горемыка темный!
   Ой, не мешкай, молви, что за вести.
    
   ПОЯРОК.
   Слушайте, честные христиане!
   Вы врага не чуяли доселе...
    
   ХОР (народ прерывает).
   Нет, не ведали, не знали, Федор.
    
   ПОЯРОК.
   Ныне же Господним попущеньем
   на беду содеялось нам чудо.
   (Федор собирается с духом.)
    
   ХОР.
   Федор! Друже! Горемыка темный!
   Ой, не мешкай, молви, что за чудо.
    
   ПОЯРОК (торжественно).
   Расступилась мать сыра земля,
   расседалась на две стороны,
   выпускала силу вражию.
   Бесы, люди ли, неведомо:
   все как есть в булат закованы,
   с ними сам их нечестивый царь.
    
   ХОР.
   Федор! Друже! Горемыка темный!
   Ой, не мешкай, молви поскорее,
   велика ли рать идет царева.
    
   ПОЯРОК.
   Много ль счетом их, не ведаю;
   а от скрипу их тележного
   да от ржанья борзых комоней
   за семь верст речей не выслушать;
   а от пару лошадиного
   само солнышко померкнуло.
    
   ХОР.
   Ой, земля сырая, наша мати,
   чем тебя мы прогневили, дети,
   что наслала нам невзгоду злую? Ой!
   Федор! Друже! Горемыка темный!
    
   Ой, не мешкай, молви по порядку,
   устоял ли брат наш меньший Китеж?
    
   ПОЯРОК.
   Взят без боя с велиим соромом.
   Князя Юрья в граде не обретши,
   распалились гневом нечестивцы.
   Муками всех жителей терзали,
   путь на стольный град у всех пытая ...
   И сносили молча даже и до смерти.
    
   ХОР. Бог еще хранит Великий Китеж.
    
   ПОЯРОК.
   Ох, единый человек нашелся,
   тех мучений злых стерпеть не могший,
   и поведал путь царю Батыю.
    
   ХОР.
   Горе окаянному Иуде!
   В свете сем и будущем погибель!
    
   КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД.
   Федор! Друже! Горемыка темный!
   Молви только мне: жива ль княгиня?
    
   ПОЯРОК.
   Ох, жива... да лучше бы не жить.
    
   КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД.
   В полону она? в неволе горькой?
    
   ПОЯРОК.
   Господи, прости ей согрешенье:
   что творила, знать, не разумела!
   К нам врагов ведет сюда княгиня.
    
   КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД.
   Как? как, она?
&

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 253 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа