Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Перси Биши Шелли. Освобожденный Прометей, Страница 12

Бальмонт Константин Дмитриевич - Перси Биши Шелли. Освобожденный Прометей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

nbsp; Где Поэзии свет,
  
  
  
  Где Скульптуры привет,
  
  
   Где Наука, вздохнув от усилья,
  
  
  
  Ключевою водой
  
  
  
  И росой молодой
  
  
   Освежает Дедаловы крылья.
  
  
  
  За годами года
  
  
  
  Нам грозила беда,
  
  
   И с тоскою мы ждали блаженства,
  
  
  
  Но в траве островов
  
  
  
  Было мало цветов,
  
  
   Полумертвых цветов совершенства.
  
  
  
  А теперь наш полет
  
  
  
  Человеческий род
  
  
   Орошает бальзамом участья,
  
  
  
  И любовь из всего
  
  
  
  Создает торжество,
  
  
   Создает Элизийское счастье.
  
  
  
   Хор Духов и Часов
  
  
   Сплетемте ж узоры мелодий певучих;
  
  
   С небесных глубин, от пределов земли,
  
  
   Придите, о Духи восторгов могучих,
  
  
   Чтоб песни и пляски устать не могли;
  
  
   Как дождь между молний проворных и жгучих,
  
  
   Мы будем блистать в золотистой пыли,
  
  
   Мы будем как звуки поющего грома,
  
  
   Как волны, как тысячи брызг водоема.
  
  
  
  
  Хор Духов
  
  
  
  Мы закрытую дверь
  
  
  
  Отомкнули теперь,
  
  
   Мы свободны, свободны, как птицы;
  
  
  
  По высотам летим,
  
  
  
  За звездою следим,
  
  
   Догоняем сверканье зарницы.
  
  
  
  Мы уходим за грань;
  
  
  
  Многозвездную ткань
  
  
   Разрываем в бездонной лазури;
  
  
  
  Смерть, и Хаос, и Ночь
  
  
  
  Устремляются прочь,
  
  
   Как туман от грохочущей бури.
  
  
  
  Наш могучий полет
  
  
  
  Всем Дыханье дает,
  
  
   И Любовь улыбается Неге;
  
  
  
  Звезд играющий рой,
  
  
  
  Свет и Воздух с Землей
  
  
   Сочетаются в огненном беге.
  
  
  
  В пустоте мы поем
  
  
  
  И чертог создаем,
  
  
   Будет Мудрость царить в нем, светлея;
  
  
  
  Возрожденья хотим,
  
  
  
  Новый мир создадим,
  
  
   Назовем его сном Прометея.
  
  
  
  
  Хор Часов
  
  
   Рассыпьте, как жемчуг, гармонию слов,
  
  
   Одни оставайтесь, умчитесь другие;
  
  
  
   Полухор первый
  
  
   Нас манит за небо, за ткань облаков;
  
  
  
   Полухор второй
  
  
   Нас держат, к нам ластятся чары земные;
  
  
  
   Полухор первый
  
  
   Мы быстры, мы дики, свободны во всем,
  
  
   Мы новую землю мечтой создаем,
  
  
   У неба не просим ответа;
  
  
  
   Полухор второй
  
  
   Мы шествуем тихим и ясным путем,
  
  
   И Ночь обгоняем, и День мы ведем,
  
  
   Мы - Гении чистого света;
  
  
  
   Полухор первый
  
  
   Мы вьемся, поем, - и являются сном
  
  
   Деревья, и звери, и тучи кругом,
  
  
   И в хаосе дышат виденья;
  
  
  
   Полухор второй
  
  
   Мы вьемся вокруг океанов земли,
  
  
   И горы, как тени, под нами легли, -
  
  
   Созвучия нашего пенья.
  
  
  
   Хор Часов и Духов
  
  
   Рассыпьте, как жемчуг, гармонию слов,
  
  
   Одни оставайтесь, умчитесь другие;
  
  
   Для нежной любви мы сплетаем покров,
  
  
   Мы всюду несем откровения снов,
  
  
   Несем облака дождевые.
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   Они ушли!
  
  
  
  
   Иона
  
  
  
  
  Но разве ты не слышишь,
  
  
   Как дышит сладость нежности минувшей?
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   О, слышу! Так зеленые холмы
  
  
   Смеются миллионом светлых капель,
  
  
   Когда гроза, промчавшись, отзвучит.
  
  
  
  
   Иона
  
  
   И вновь, пока беседа наша длится,
  
  
   Кругом встают иные сочетанья
  
  
   Певучих звуков.
  
  
  
  
  Пантея
  
  
  
  
   То напев чудесный.
  
  
   То музыка грохочущего мира,
  
  
   Летящего по воздуху немому
  
  
   И в ветре зажигающего звуки
  
  
   Эоловых мелодий.
  
  
  
  
   Иона
  
  
  
  
  
  Слушай, слушай!
  
  
   Еще звучат стихающие звуки,
  
  
   Пронзительно-сребристые напевы,
  
  
   Чаруют душу, с чувствами живут
  
  
   Одним созвучьем братским, точно звезды,
  
  
   Что в воздухе зимы кристальной светят,
  
  
   Глядя на лик свой в зеркале морей,
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   Но видишь, там, среди ветвей нависших,
  
  
   Раздвинулись прогалины в лесу,
  
  
   Средь мхов густых, с фиалками сплетенных,
  
  
   Один ручей раскинул два теченья,
  
  
   И два ключа спешат, как две сестры,
  
  
   Чтоб встретиться с улыбкой после вздохов.
  
  
   Там два виденья в блеске непонятном
  
  
   Плывут в волнах магических мелодий,
  
  
   Что все звончей, настойчивей звучат
  
  
   Во мгле земли в безветрии лазури.
  
  
  
  
   Иона
  
  
   Я вижу, колесница быстро мчится,
  
  
   Как та ладья тончайшая, в которой
  
  
   По тающим волнам глубокой ночи
  
  
   Мать месяцев уносится на Запад,
  
  
   Когда встает от междулунных снов,
  
  
   Обвеянных покровом нежной дымки.
  
  
   И темные холмы, леса, долины
  
  
   Отчетливо из этой мглы растут,
  
  
   Как тени в светлом зеркале у мага;
  
  
   Ее колеса - тучи золотые,
  
  
   Подобные громадам разноцветным,
  
  
   Что гении громов молниеносных
  
  
   Над морем озаренным громоздят
  
  
   В тот час, как солнце ринется за волны;
  
  
   Как будто ветром внутренним гонимы,
  
  
   Они растут, и катятся, и блещут;
  
  
   Внутри сидит крылатое дитя,
  
  
   Его лицо блистает белизною
  
  
   Нетронутого снега; перья крыльев -
  
  
   Как пух мороза в солнечных лучах;
  
  
   Сквозь складки перламутровой одежды
  
  
   Воздушно-белой дышит красота
  
  
   Лучисто-белых членов; кудри - белы,
  
  
   Как белый свет, рассыпанный по струнам,
  
  
   Но взор двух глаз - два неба влажной тьмы,
  
  
   Как будто Божество туда излилось,
  
  
   Как буря изливается из туч,
  
  
   И стрельчатых ресниц густые тени
  
  
   Холодный светлый воздух умягчают;
  
  
   В руке того крылатого дитяти -
  
  
   Дрожащий лунный луч; с его конца,
  
  
   Как кормчий, сходит правящая сила,
  
  
   Ведя по тучам эту колесницу,
  
  
   Меж тем как тучи мчатся над травой,
  
  
   Над царством волн, цветов, и будят звуки
  
  
   Нежней, чем звон поющего дождя.
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   А из другой прогалины стремится,
  
  
   С гармонией кружащихся циклонов,
  
  
   Иная сфера, - сотни тысяч сфер
  
  
   Как будто в ней вращаются, - кристаллы
  
  
   Могли бы с ней по плотности сравниться,
  
  
   Но сквозь нее, как сквозь простор пустой,
  
  
   Плывет сиянье, музыка: я вижу,
  
  
   Как тысячи кругов, один в другом,
  
  
   Один легко летящий из другого,
  
  
   Сплетаются, пурпурно-золотые,
  
  
   Лазурные, играющие светом.
  
  
   То белым, то зеленым; сфера в сфере;
  
  
   И каждое пространство между ними
  
  
   Населено нежданными тенями,
  
  
   Какие снятся духам в глубине
  
  
   Безжизненных просторов, чуждых света;
  
  
   Но каждая из тех теней прозрачна,
  
  
   И все они вращаются, кружатся,
  
  
   В богатстве направлений разнородных,
  
  
   На тысяче незримых тонких осей,
  
  
   И с силой быстроты, в себе самой
  
  
   Рождающей и гибель и начало,
  
  
   Настойчиво, торжественно стремятся,
  
  
   И смешанностью звуков зажигают
  
  
   Разумность слов, безумие напевов;
  
  
   Вращением могучим сложный шар,
  
  
   Как жерновом, захватывает воды
  
  
   Блестящего ручья, дробит их мелко,
  
  
   Из них лазурный делает туман -
  
  
   На свет похожей тонкости стихийной;
  
  
   И дикий аромат лесных цветов,
  
  
   Богатство песен воздуха, деревьев,
  
  
   Живых стеблей, листов переплетенных,
  
  
   С их светом переливно-изумрудным,
  
  
   Вкруг этой напряженной быстроты,
  
  
   В себе самой преграду находящей,
  
  
   Сливаются легко в одну воздушность,
  
  
   Где тонут чувства. В самом центре шара,
  
  
   Склонясь на алебастровые руки,
  
  
   Свернувши крылья, кудри разметав,
  
  
   Забылся Дух Земли в дремоте сладкой,
  
  
   Усталое и нежное дитя,
  
  
   Едва лепечут маленькие губы,
  
  
   В неверном свете собственных улыбок,
  
  
   И чудится, что шепчет он о том,
  
  
   Что любит в сновидении.
  
  
  
  
   Иона
  
  
  
  
  
   Он только
  
  
   Гармонии всей сферы подражает.
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   С его чела звезда струит лучи,
  
  
   Подобные мечам огнисто-синим
  
  
   И копьям золотым, переплетенным
  
  
   С листами кроткой мирты - символ мира
  
  
   Земли и неба, слитых воедино, -
  
  
   Огромные лучи, как будто спицы
  
  
   Колес незримых, - кружатся они
  
  
   С круженьем сферы; молнии трепещут,
  
  
   Летят, бегут, пространство заполняют,
  
  
   Здесь косвенны они, а там отвесны,
  
  
   Огнем пронзают сумрачную почву,
  
  
   И грудь земли разоблачает тайны;
  
  
   Виднеются без счета рудники,
  
  
   В них слитки золотые, бриллианты,
  
  
   Игра камней невиданных, бесценных,
  
  
   Пещеры на столбах из хрусталя,
  
  
   С отделкой из серебряных растений,
  
  
   Бездонные колодцы из огня:
  
  
   Ключи прозрачной влажности, кормильцы
  
  
   Своих детей - морей необозримых,
  
  
   Сплетающих свои пары в узоры -
  
  
   Царям земли, вершинам гор, покрытым
  
  
   Воздушностью нетронутых снегов,
  
  
   Одеждою из царских горностаев;
  
  
   Лучи горят, и в блеске их встают
  
  
   Умерших циклов скорбные руины;
  
  
   Вон якори, обломки кораблей;
  
  
   Вон доски, превратившиеся в мрамор;
  
  
   Колчаны, шлемы, копья: ряд щитов,
  
  
   С верхушками - как голова Горгоны;
  
  
   Украшенные режущей косою
  
  
   Военные повозки; целый мир
  
  
   Знамен, трофеев, битвенных животных,
  
  
   Вкруг чьей толпы смеялась смерть; эмблемы
  
  
   Погибшие умерших разрушений;
  
  
   Развалина в развалине! Обломки
  
  
   Обширных населенных городов,
  
  
   Чьи жители, засыпанные прахом,
  
  
   Когда-то были, двигались и жили
  
  
   Толпой нечеловеческой, хоть смертной;
  
  
   Лежат изображенья страшных дел,
  
  
   Раскинуты их грубые скелеты,
  
  
   Их статуи, их капиша, дома;
  
  
   Объятые седым уничтоженьем,
  
  
   Чудовищные формы, друг на друге,
  
  
   Друг другом сжаты, стиснуты, разбиты,
  
  
   В угрюмой, беспощадной глубине;
  
  
   Другие сверху видятся скелеты
  
  
   Крылатых и неведомых существ,
  
  
   Скелеты рыб, что были островами
  
  
   Подвижной чешуи, - цепей когтистых,
  
  
   Гигантских змей, - одни из них свились
  
  
   Вкруг черных скал, - другие, в смертных муках
  
  
   Своею извивающейся мощью
  
  
   Испепелив железные утесы,
  
  
   Застыли в грудах праха; в высоте
  
  
   Виднеются зубчатый аллигатор
  
  
   И землю потрясавший бегемот:
  
  
   Среди зверей они царями были
  
  
   И, точно черви в летний день на трупе,
  
  
   Плодились в вязком иле, размножались
  
  
   На берегах, средь исполинских трав,
  
  
   До той поры, когда потоп, сорвавшись
  
  
   Со свода голубого, задушил их
  
  
   Одеждою текучей, между тем как,
  
  
   Раскинув пасть, они пугали воздух
  
  
   Пронзительным, протяжно-диким воплем,
  
  
   Иль, может быть, до той поры, когда
  
  
   Промчался Бог какой-нибудь по небу,
  
  
   На огненной комете пролетел
  
  
   И крикнул: "Да не будет их!" - И вот уж,
  
  
   Как этих слов, их в мире больше нет.
  
  
  
  
  Земля
  
  
   Восторг, безумье, счастье, торжество!
  
  
   Безбрежен блеск блаженства моего!
  
  
   Я вся горю, дрожу от исступленья!
  
  
  
  Во мне для муки места нет,
  
  
  
  Меня, как тучу, обнял свет,
  
  
  
  Уносит бури дуновенье.
  
  
  
  
   Луна
  
  
   О счастливая сфера земли,
  
  
   Брат, спокойно бегущий вдали,
  
  
   От тебя устремляется Дух из огня,
  
  
   Он певуч, он могуч, он, подобно ручью,
  
  
   Проникает в замерзшую сферу мою,
  
  
   Он проходит, любя, и дыша, и звеня,
  
  
  
  Сквозь меня, сквозь меня!
  
  
  
  
  Земля
  
  
   Мои пещеры, долы, склоны гор,
  
  
   Мои ключи, бегущие в простор,
  
  
   Грохочут победительностью смеха;
  
  
  
  Вулканы вторят им, горя,
  
  
  
  Пустыни, тучи и меря
  
  
  
  Им шлют хохочущее эхо.
  
  
  
 

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 145 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа