Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Синие чулки

Байрон Джордж Гордон - Синие чулки


1 2 3 4

  

Дж. Г. Байронъ

Син³е чулки.

Литературная эклога.

  
   Переводъ А. Соколовскаго.
   Байронъ. Библ³отека великихъ писателей подъ ред. С. А. Венгерова. Т. 2, 1905
  

ЭКЛОГА ПЕРВАЯ.

Лондонъ. Передъ входомъ въ залу для чтѳн³й.

(Трэси и Инкель встрѣчаются).

  
                   ИНКЕЛЬ.
         Ужъ поздно.
  
                   ТРЭСИ.
  
                   Что, кончили?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
                             Въ часъ не успѣютъ;
         Но стулья, какъ ярк³й цвѣтникъ, ужъ пестрѣютъ.
         Рѣшили вѣдь дамы, со страстью всѣхъ чувствъ,
         Наукамъ предаться, взамѣну искусствъ,
         А нѣжнымъ созданьямъ должны въ угожденье
         Засѣсть и мужчины за строгое чтенье.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Охъ, знаю! Пришлось вѣдь и мнѣ угождать;
         Засѣлъ я новѣйш³я книги читать;
         И Вампа, и Скампа прочелъ, и Вордсворта;
         Чтобъ всѣмъ имъ...
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Тссъ, тише! изъ ихъ же вѣдь сорта
         Вашъ слушатель!
  
                   ТРЭСИ.
  
                   Знаю: вы тоже поэтъ;
         Въ издательскихъ лавкахъ извѣстенъ вашъ слѣдъ.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Такъ можно ль представить, чтобъ сталъ я съ терпѣньемъ
         Такимъ голословнымъ внимать обвиненьямъ
         На музъ лучезарныхъ?
  
                   ТРЭСИ.
  
                       Не думалъ винить
         Я девять сестеръ; но вѣдь музами быть
         Отъ многихъ претенз³ю смѣло я слышалъ.
         Но, впрочемъ, довольно. - Я только что вышелъ
         Изъ книжной самъ лавки, изъ той, что стоитъ
         Близъ лавки пирожника. Случай даритъ
         Читателямъ, жаждущимъ новостей, средство
         Двѣ пользы извлечь изъ такого сосѣдства:
         Коль новостей нѣтъ въ заведеньи одномъ,
         Навѣрное ихъ вы найдете въ другомъ.
         Прелестною критикой тамъ я занялся;
         Скажу вамъ, что авторъ насквозь пропитался
         Весь греческой солью; вашъ другъ дорогой
         Отдѣланъ имъ ловко - извѣстно какой.
         Въ статьѣ "освѣжающихъ" много мѣстечекъ;
         Вотъ мѣткое слово изъ новыхъ словечекъ!
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Да, это дѣйствительно надо признать;
         Но слишкомъ ужъ стали имъ всѣ щеголять;
         Найдете его вы ужъ даже въ газетахъ.
         Такъ другъ мой въ освистанныхъ, значитъ, поэтахъ?
  
                   ТРЭСИ.
  
         Совсѣмъ уничтоженъ; въ опалу попалъ
         За все, что и прежде и нынче писалъ;
         Все названо глупымъ, нестоющимъ вздоромъ
         И нац³и цѣлой онъ признанъ позоромъ.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Жаль очень: вѣдь дружба! - легко намъ понять;
         Хоть долженъ онъ, впрочемъ, былъ этого ждать.
         Открыто на наглыхъ враговъ негодуя,
         Статеекъ подобныхъ читать не люблю я;
         Не съ вами ли, впрочемъ, въ карманѣ листокъ?
  
                   ТРЭСИ.
  
         Нѣтъ, жаль, захватить я съ собою не могъ,
         Въ рукахъ тамъ остался у цѣлой онъ клики
         Писакъ и поэтовъ. Шумъ поднятъ велик³й...
         Нельзя же: собратъ вѣдь попался въ просакъ;
         Конца не дождутся статейки никакъ.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Пойдемте туда же.
  
                   ТРЭСИ.
  
                   А лекц³я наша?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Едва ль проберемся; не можетъ быть чаша
         Полнѣе, чѣмъ зала; безплотная тѣнь
         Не сыщетъ тамъ мѣста въ сегодняшн³й день.
         А также сознаться въ томъ надо, что чтенье
         Почтеннаго Скампа - урокъ для терпѣнья.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Какъ можете знать вы, не слышавъ его?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Чтобъ высказать мнѣнье, довольно того,
         Что слышалъ я прежде, и вамъ по секрету
         Скажу, что покинулъ я лекц³ю эту,
         Сказавъ, что терпѣть не могу духоты;
         По правдѣ жъ - я чтенья не снесъ пустоты.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Такъ, значитъ, не слышать потери немного?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Потери не слышать той дичи убогой?...
         Мой Богъ! испугался бы менѣе я,
         Узнавъ, что жена заразилась моя
         Слюною взбѣсившейся, гадкой собаки,
         Чѣмъ склонностью слушать подобныя враки.
         Часами вѣдь этотъ глупѣйш³й актеръ
         Несетъ передъ вами напыщенный вздоръ.
         Довольно, прошу васъ; меня не вводите
         Въ грѣхъ тяжк³й злословья.
  
                   ТРЭСИ.
  
                       Что жъ я тутъ, скажите?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Что вы тутъ? я скромно и мирно молчалъ,
         И правду, лишь встрѣтившись съ вами, сказалъ.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Я встрѣчей васъ, значитъ, навелъ на злословье?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Чтобъ Скампа бранить, откликаюсь на зовъ я
         Охотно, конечно; но слѣдую въ томъ
         Примѣру другихъ лишь, а самъ ни при чемъ.
         Онъ сплетникъ, обманщикъ и гаеръ...
  
                   ТРЭСИ.
  
                                 Однако,
         Мы видимъ, что публика ломится съ дракой
         На чтенье; признали всѣ, значитъ, себя
         Глупѣй, чѣмъ поэтъ вашъ. Ни вы и ни я
         Туда не пойдемъ?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
                   Удалимтесь скорѣе.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Но все же...
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
                   Приманка нужна тутъ сильнѣе,
         Чѣмъ Скампа жидовская лира, чей звукъ
         Никакъ ужъ наградой не можетъ быть мукъ,
         Как³я отъ жара мы вытерпимъ въ залѣ.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Вы правду, почтеннѣйш³й другь мой, сказали.
         Вотъ если бъ красотка...
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
                       Дѣвица?
  
                   ТРЭСИ.
  
                             Ну, да!
         Миссъ Лила...
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
                   Чулкомъ была синимъ всегда;
         Но, впрочемъ, богата.
  
                   ТРЭСИ.
  
                       И ангелъ съ тѣмъ вмѣстѣ.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         О, полноте, другъ мой; объ этой невѣстѣ
         Вамъ нечего думать. Вѣдь демонъ она;
         Навѣки васъ сгубитъ такая жена!
         И химикъ она, и поэтъ, и ботаникъ.
  
                   ТРЭСИ.
  
         И ангелъ.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
                   Подобной особы избранникъ
         Не будетъ, повѣрьте, счастливъ никогда;
         Домашняя сгубитъ обоихъ вражда;
         Чулокъ она син³й, синѣе зѳира.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Но гдѣ жъ тутъ причина, чтобъ не было мира?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Примѣра ни разу не видано мной,
         Чтобъ мужъ былъ счастливымъ съ ученой женой.
         Весь день занимаясь одною наукой,
         Вамъ жизнь отравитъ она вѣчною мукой,
         И вы...
  
                   ТРЭСИ.
  
             Что?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
                   Быть можетъ мнѣ лучше смолчать;
         Но тысячи тоже должны вамъ сказать,
         Что въ глупость вы лѣзете.
  
                   ТРЭСИ.
  
                       Вспомните, милый,
         Что Креза богаче прелестная Лила.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Такъ, значитъ, мамаши тугой кошелекъ
         Не меньше красотки вамъ сердце привлекъ?
  
                   ТРЭСИ.
  
         Сказать вамъ по правдѣ: и то, и другое.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Намѣренье, значитъ, избрали благое
         Вы ладить съ мамашей супруги своей?
         Но только, смотрите: она здоровѣй,
         Чѣмъ вы и чѣмъ я; ждать вамъ долго придется
         Получки наслѣдства.
  
                   ТРЭСИ.
  
                       Пускай ей живется,
         Пока пожелаетъ; рука мнѣ одна
         Съ любовью красавицы дочки нужна.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Въ чернильницѣ сердце ея поселилось,
         А ручка съ перомъ цѣлый вѣкъ свой возилась.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Я, кстати, хотѣлъ васъ, мой милый, спросить:
         Мнѣ пѣсенки двѣ или три сочинить.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Зачѣмъ вамъ?
  
                   ТРЭСИ.
  
                   Мой другъ, вамъ, конечно, извѣстно,
         Что въ прозѣ пишу я и бойко и честно;
         Въ стихахъ же...
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
                   Я знаю, что вы не поэтъ.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Вотъ то-то жъ! извѣстно, однако, что нѣтъ
         И не было средства на свѣтѣ вѣрнѣе,
         Чтобъ женское сердце сдалось намъ скорѣе,
         Какъ впору прочесть мадригалъ иль стишокъ;
         А такъ какъ въ поэз³и я недалёкъ,
         То васъ я, какъ друга, прошу, помогите.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Такъ выдать стихи за свои вы хотите?
  
                   ТРЭСИ.
  
         Да, да, непремѣнно; спишу я ихъ самъ
         И Лилѣ на раутѣ первомъ отдамъ.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Но развѣ вы близки настолько ужъ съ нею?
  
                   ТРЭСИ.
  
         А что же? иль думали вы, что не смѣю,
         Напуганный строгостью синихъ чулокъ,
         Прочесть ей стихами, что смѣло я могъ
         Читать прежде прозой, не меньше прекрасной?
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         Не меньше прекрасной? Такъ къ музѣ напрасно
         Вамъ, кажется, было бъ моей прибѣгать.
  
                   ТРЭСИ.
  
         Чулокъ я вѣдь син³й хочу занимать.
  
                   ИНКЕЛЬ.
  
         "Прекрасной"? Такъ лучше вы вашею прозой
         Ее и займите; поэз³и жъ грезы
         Вамъ лучше оставить. Покорнымъ слугой
         Позвольте быть вашимъ. Прощайте!
  
                   ТРЭСИ.
  
                                 Бо

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 310 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа