Главная » Книги

Измайлов Александр Ефимович - Басни

Измайлов Александр Ефимович - Басни


1 2 3 4 5

  
  
  Александр Ефимович Измайлов
  
  
  
  
  Басни
  Подготовка текста и примечания В.П. Степанова и Н. Л. Степанова; биографическая справка В..П. Степанова,
  "Русская басня XVIII-XIX веков", Большая серия Библиотеки поэта, Л., 1977
  http://www.imwerden.de
  info@imwerden.de
  
  
  
  
  CОДЕРЖАНИЕ
  1. Умирающая Собака
  2. Гора в родах
  3. Совет Мышей
  4. Волк и Журавль
  5. Филин и Чиж
  6. Устрица и двое прохожих
  7. Горлица и Малиновка
  8. Два человека и клад
  9. Два осла
  10. Гора в родах
  11. Лестница
  12. Слезы Кащея
  13. Исправление
  14. Пьяница
  15. Два Красавца
  16. Совесть Разбойника
  17. Кащей и Лекарь
  18. Купец Брюханов
  19. Служанка
  20. Лев и Лисица
  21. Золотая струна
  22. Макарьевнина уха
  23. Лгун
  24. Кулик-астроном
  25. Слон и Собаки
  26. Черный Кот
  27. Две Козы
  28. Скотское правосудие
  29. Обманчивая наружность
  30. Чиж и Стриж
  31. Гордюшка-книгопродавец
  32. Фонарь
  33. Два крестьянина и облако
  Примечания
  
  
  
  1. УМИРАЮЩАЯ СОБАКА
  
  
   Султанка старый занемог,
  
  
   Султанка слег в постелю;
  
  
   Лежит он день, лежит неделю,
  
  
   Никто из медиков Султанке не помог,
  
  
   Час от часу лишь только хуже:
  
  
   Все ребра у него наруже,
  
  
   Как в лихорадке он дрожит
  
  
   И уж едва-едва визжит.
  
  
   В конуре, у одра больного,
  
  
   Соколка, внук его, стоял,
  
  
   Не мог он вымолвить от жалости ни слова
  
  
   И с нежностью его лизал.
  
  
   Султанка на него взглянул и так сказал:
  
  
   "Ну, видно, мой конец приходит:
  
  
   Нельзя ни встать, ни сесть;
  
  
   Душа из тела вон выходит...
  
  
   А перед смертью как хотелось бы поесть!
  
  
   Послушай, милый внук, что я тебе открою:
  
  
   Две кости спрятал я, как был еще здоров;
  
  
   Умру, ведь не возьму с собою.
  
  
   Они вот там лежат, у дров;
  
  
   Поди же, принеси их обе
  
  
   И старика утешь,
  
  
   Который скоро будет в гробе...
  
  
   Да только сам, смотри, дорогою не ешь".
  
  
   Как из лука стрела,
  
  
   Соколка мой пустился,
  
  
   В минуту воротился
  
  
   И кости в целости принес.
  
  
   Султанка тронут был до слез.
  
  
   Ну, нюхать кости он, глодать уже не может;
  
  
   Понюхал и промолвил так:
  
  
   "Когда умру, пускай мой внучек это сгложет...
  
  
   Однако же теперь не тронь ты их никак.
  
  
   Кто знает? Может быть, опять здоров я буду;
  
  
   Коль веку Бог продлит, тебя не позабуду:
  
  
   Вот эту кость отдам тебе,
  
  
   Большую же возьму себе.
  
  
   Постой, что мне на ум приходит:
  
  
   Есть славный у меня еще кусок один;
  
  
   Я спрятал там его, куда никто не ходит.
  
  
   Сказать ли? Нет, боюсь: ты съешь, собачий сын!
  
  
   Ох, жаль!.." - и с словом сим Султанка умирает.
  
  
   На что сокровища скупой весь век сбирает?
  
  
   Ни для себя, ни для других!
  
  
   Несносна жизнь и смерть скупых.
  
  
   1804
  
  
  
   2. ГОРА В РОДАХ
  
  
  О чудо естества! о страх!
  
  
  Гора, гора в родах!
  
  
  Стонает, силится и огнь и пламя мещет!
  
  
  Кипит пучина вод, дрожит столетний лес!
  
  
  Вселенна целая от ужаса трепещет!
  
  
  Ужель не видишь ты со высоты небес,
  
  
  Всесильный Юпитер! что делается с нами?
  
  
  Ах! что сия гора на свет произведет?
  
  
  Чудовищ, каковы Титаны были сами?
  
  
  И, может быть,
  
  
  Олимп с землею пропадет?
  
  
  Зло должно истреблять, едва лишь происходит,
  
  
  Возьми скорей перун, моление услышь!..
  
  
  Но вот расселась уж - и се из ней исходит...
  
  
  Всесильны небеса! Ахти! Да это мышь.
  
  
  (1806)
  
  
  
   3. СОВЕТ МЫШЕЙ
  
  
  В мучном амбаре
  
  
  Кот такой удалый был,
  
  
  Что менее недели
  
  
  Мышей до сотни задавил;
  
  
  Десяток или два кой-как уж уцелели
  
  
  И спрятались в норах. Что делать? выйти - страх;
  
  
  Не выходить - так смерти ждать голодной.
  
  
  На лаврах отдыхал
  
  
  Кот сытый и дородный.
  
  
  Однажды вечером на кровлю он ушел,
  
  
  Где милая ему назначила свиданье.
  
  
  Слух до Мышей о том дошел;
  
  
  Повыбрались из нор, открыли заседанье
  
  
  И стали рассуждать,
  
  
  Какие меры им против Кота принять.
  
  
  Одна Мышь умная, которая живала
  
  
  С учеными на чердаках
  
  
  И много книг переглодала,
  
  
  Совет дала в таких словах:
  
  
  "Сестрицы! отвратить грозящее нам бедство
  
  
  Я нахожу одно лишь средство,
  
  
  Простое самое. Оно в том состоит,
  
  
  
  Чтоб нашему злодею,
  
  
  
   Когда он спит,
  
  
  Гремушку привязать на шею:
  
  
  Далеко ль, близко ль Кот, всегда мы будем знать,
  
  
  И не удастся нас врасплох ему поймать".
  
  
  - "Прекрасно! Ах, прекрасно! -
  
  
  Вскричали все единогласно.
  
  
  Зачем откладывать? Как можно поскорей
  
  
  Коту гремушку мы привяжем, -
  
  
  Уж то-то мы себя докажем!
  
  
  Ай, славно! Не видать ему теперь Мышей
  
  
  Так точно, как своих ушей!"
  
  
  - "Всё очень хорошо; привязывать кто ж станет?"
  
  
  - "Ну, ты". - "Благодарю!"
  
  
  - "Так ты". - "Я посмотрю,
  
  
  Как духа у тебя достанет!"
  
  
  - "Однако ж надобно". - "Что долго толковать?
  
  
  Кто сделал предложенье,
  
  
  Тому и исполнять.
  
  
  Ну, умница, свое нам покажи уменье".
  
  
  И умница равно за это не взялась.
  
  
  А для чего ж бы так?.. Да лапка затряслась!
  
  
  Куда как, право, чудно!
  
  
  Мы мастера учить других;
  
  
  А если дело вдруг дойдет до нас самих,
  
  
  То исполнять нам очень трудно.
  
  
  1811
  
  
  
   4. ВОЛК И ЖУРАВЛЬ
  
   Волк костью как-то подавился.
  
   Не мудрено: всегда есть торопился;
  
   Кость стала в горле у него.
  
   Прожора захрипел, стеснилось в нем дыханье,
  
   Ну, словом, смерть пришла его,
  
   И он хотел в грехах принесть уж покаянье.
  
   По счастию, Журавль тут мимо проходил.
  
   Страдалец перед ним пасть жалобно разинул;
  
   Журавль в нее свой нос предлинный опустил
  
   И кость удачно вынул.
  
   Волк вспрыгнул с радости, избавясь от беды.
  
   "А что ж мне за труды?" -
  
   Спросил носатый врач. "Ах ты неблагодарный! -
  
   Волк с сердцем отвечал. - Да как просить ты смел?
  
   Смотри какой нахальный!
  
   Благодари за то, что нос остался цел".
  
   <1812>
  
  
  
   5. ФИЛИН И ЧИЖ
  
  
  В лесу Соловушко зарей вечерней пел,
  
  
  А Филин на сосне нахмуряся сидел
  
  
  И укал что в нем было мочи,
  
  
  Как часовой средь ночн.
  
  
  "Пожалуй, дядюшка, голубчик, перестань,-
  
  
  Сказал Чиж Филину, - ты Соловью мешаешь".
  
  
  - "Молчи, дурак, молчи, ты ничего не знаешь.
  
  
  Что Соловей твой? Дрянь!
  
  
  Ну так ли в старину певали?
  
  
  И так ли молодцы из нас теперь поют?"
  
  
  - "Да кто же? Соловья мы лучше не слыхали,
  
  
  Ему здесь первенство все птицы отдают".
  
  
  - "Неправда! Он поет негодно, вяло, грубо,
  
  
  А хвалит кто его, несет тот сущий бред.
  
  
  Вот Ворон, мой сосед,
  
  
  Когда закаркает, то, право, сердцу любо!
  
  
  Изряден также черный Грач:
  
  
  Хоть мал, а свил гнездо под крышкой храма славы!
  
  
  Кукушкин на кладбище плач
  
  
  Нам тоже делает забавы.
  
  
  Но Сыч! Вот из певцов певец!
  
  
  Его брать должно в образец:
  
  
  Кричит без умолку, прекрасно!
  
  
  Скажу пред всеми беспристрастно,
  
  
  Что нет здесь равного Сычу...
  
  
  Зато я сам его учу!"
  
  
  1811
  
  
   6. УСТРИЦА И ДВОЕ ПРОХОЖИХ
  
  
  Шли два прохожие по берегу морскому
  
  
  И видят - устрица большая на песке
  
  
  Лежит от них невдалеке.
  
  
  "Смотри, вон устрица!" - сказал один другому,
  
  
  А тот нагнулся уж и руку протянул.
  
  
  Товарищ тут его толкнул
  
  
  И говорит: "Пожалуй, не трудися,
  
  
  Я подыму и сам, ведь устрица моя".
  
  
  - "Да, как бы не твоя!"
  
  
  - "Я указал тебе..." - "Что ты? Перекрестися!"
  
  
  - "Конечно, первый я увидел..." - "Вот те раз!
  
  
  И у меня остер, брат, глаз".
  
  
  - "Пусть видел ты, а я так даже слышал носом".
  
  
  Еще у них продлился б спор,
  
  
  Когда б не подоспел судья к ним Миротвор.
  
  
  Он начал с важностью по форме суд допросом,
  
  
  Взял устрицу, открыл -
  
  
  
  
  
   И проглотил.
  
  
  "Ну, слушайте, - сказал, - теперь определенье:
  
  
  По раковине вам дается во владенье;
  
  
  Ступайте с миром по домам".
  
  
  Все тяжбы выгодны лишь стряпчим да судьям!
  
  
  Март 1813
  
  
  
  7. ГОРЛИЦА И МАЛИНОВКА
  
   "Позволь сказать тебе, сестрица: ты чудна, -
  
   Так Горлица одна Малиновке-певице говорила,-
  
   Ты никого еще в лесу не полюбила.
  
   Что ты монахиней живешь
  
   И только от утра до вечера поешь?
  
   Хоть петь и весело, а, право, веселее
  
   Весною жить сам-друг.
  
   Ах, поцелуй один всех песен мне милее!
  
   Послушайся меня, мой друг:
  
   Жить надобно для наслажденья;
  
   Возьми любовника". - "Спасибо за совет, -
  
   Сказала скромно ей Малиновка в ответ.-
  
   Мне скучно быть без упражненья,
  
   Я быть свободною хочу
  
   И счастлива сама собою".
  
   - "Прощай же, Бог с тобою!
  
   Пой на просторе ты, я к Голубку лечу".
  
   При сих словах они расстались
  
   И долго, долго не встречались;
  
   Но наконец, лет через пять,
  
   Увиделись опять.
  
   Кокетка Горлица уж очень устарела,
  
   Потух в глазах огонь, чуть ноги волокла.
  
   Малиновка с трудом узнать ее могла.
  
   "А, здравствуй, милая! Что так ты похудела? -
  
   Спросила у нее она.-
  
   С дружком ты здесь или одна?"
  
   - "Одна, - ей
  
   Горлица со вздохом отвечала.-
  
   Ты видишь, какова я стала!
  
   Кому теперь меня любить?
  
   Мне платят за любовь лишь смехом да презреньем.
  
   Куда несносно старой быть".
  
   - "А мне так песни утешеньем
  
   На старости моей", -
  
   Малиновка сказала ей.
  
   "Неужли и теперь ты петь не перестала?"
  
   - "Я спала с голоса давно,
  
   Но слуха я не потеряла;
  
   Так слушаю других, а это всё равно".
  
   О, как полезны нам искусства и науки!
  
   Счастлив, кто в юности к занятиям привык:
  
   И в самой старости не чувствует он скуки.
  
   Пусть, сил лишась, старик
  
   Не может более с успехом сам трудиться,
  
   Но дарованием чужим он веселится.
  
   Июнь 1813
  
  
  
  8. ДВА ЧЕЛОВЕКА И КЛАД
  
  
  Бедняк, которому наскучило поститься
  
  
  И нужду крайнюю всегда во всем терпеть,
  
  
  Задумал удавиться.
  
  
  От голода еще ведь хуже умереть!
  
  
  Избушку ветхую, пустую
  
  
  Для места казни он поблизости избрал
  
  
  И, петлю укрепив вокруг гвоздя глухую,
  
  
  Вколачивать лишь в стену стал,
  
  
  Как вдруг из потолка, карниза и панели
  
  
  Червонцы на пол полетели.
  
  
  И молоток из рук к червонцам полетел!
  
  
  Бедняк вздрогнул, остолбенел,
  
  
  Протер глаза, перекрестился
  
  
  И деньги подбирать пустился.
  
  
  Он второпях уж не считал,
  
  
  А просто так, без счета,
  
  
  В карманы, в сапоги, за пазуху наклал.
  
  
  Пропала у него давиться тут охота,
  
  
  И с деньгами бедняжка мой
  
  
  Без памяти бежал домой.
  
  
  Лишь он отсюда удалился,
  
  
  Хозяин золота явился.
  
  
  Он всякий день свою казну ревизовал;
  
  
  Увидя ж в кладовой большое разрушенье
  
  
  И всех своих родных червонцев похищенье,
  
  
  Всплеснул руками и упал,-
  
  
  Лежал минуты две, не говоря ни слова;
  
  
  Потом как бешеный вскочил
  
  
  И петлею себя с досады удавил,
  
  
  А петля, к счастию, была уже готова.
  
  
  И это выгода большая для скупого,
  
  
  Что он веревки не купил!
  
  
  Вот так-то иногда не знаешь,
  
  
  Где что найдешь, где потеряешь;
  
  
  Но впрочем, верно то: скупой как ни живет
  
  
  Спокойно не умрет.
  
  
  15 декабря 1814
  
  
  
   9. ДВА ОСЛА
  
  
  Шли два Осла дорогою одной
  
  
  И рассуждали меж собой
  
  
  О политических и о других предметах
  
  
  (Они уж оба были в летах).
  
  
  "Что, братец? - говорит один. -
  
  
  Как может мнимый наш, бесхвостый господин -
  
  
  Ну, знаешь, человек - ругаться так над нами?
  
  
  В насмешку он зовет ослами -
  
  
  Кого же? - самых уж безмозглых дураков!
  
  
  А, право, у людей не много есть голов,
  
  
  Какие у ослов!"
  
  
  - "И ведомо! Да вот, без лести,
  
  
  Каков ты, например, у них такого нет.
  
  
  Гордился бы тобой Парламент иль Совет". -
  
  
  "Помилуй, много чести!"
  
  
  - "Нет, нет, что чувствую, то я и говорю.
  
  
  Конечно, от тебя не скрою,
  
  
  И я иного члена стою;
  
  
  Но что же я перед тобою?
  
  
  Советовал бы я Льву, нашему царю,
  
  
  Чтоб воспитать тебе наследника дал трона:
  
  
  Ты, без пристрастия, умнее Фекелона.
  
  
  Не поленись, любезный брат,
  
  
  О воспитании нам сочинить трактат".
  
  
  - "То правда, я имею знанья,
  
  
  Пригодные для воспитанья,
  
  
  Но не имею остроты
  
  
  И красноречия, как ты".
  
  
  - "Э! шутишь! А твое похвальное-то слово
  
  
  Ослицам!.. Лучше бы я сам не написал!"
  
  
  - "Другое у меня еще теперь готово;
  
  
  Изволь, прочту тебе". О, чорт бы их побрал!
  
  
  Друг дружку до того хвалили,
  
  
  Что после и у всех ослов в почтеньи были.
  
  
  Нет легче ничего, как нравиться глупцам:
  
  
  Хвали их, и они равно тебя похвалят,
  
  
  Притом и в нужде не оставят.
  
  
  Где много дураков, житье там подлецам.
  
  
  25 июня 1815
  
  
  
   10. ГОРА В РОДАХ
  
  
  Родами мучилась гора;

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 596 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа