Главная » Книги

Уайльд Оскар - Флорентинская трагедия

Уайльд Оскар - Флорентинская трагедия


1 2 3 4

  

Оскаръ Уайльдъ

Флорентинская трагед³я *).

Въ одномъ дѣйств³и.

Пер. М. Лик³ардопуло и А. Курсинскаго.

Полное собран³е сочинен³й Оскара Уайльда

Подъ редакц³ей К. И. Чуковскаго

Томъ четвертый

Приложен³е къ журналу "Нива" на 1912 г.

Издан³е Т-ва А. Ф. МАРКСЪ, С-Петербургъ

  

*) Рукопись этой пьесы была украдена, и только по черновику удалось возстановить послѣдн³я заключительныя сцены. Начало "Флорентинской трагед³и" написалъ по памяти слышавш³й ее поэтъ Стержъ Муръ.

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА:

  
   Гвидо Барди, флорентинск³й принцъ.
   Симоне, купецъ.
   Б³анка, жена его.
   Мар³я, служанка.
  

Дѣйств³е происходитъ во Флоренц³и.

Сцена представляетъ комнату въ старинномъ домѣ во Флоренц³и, увѣшанную коврами; ея дверь выходитъ на балконъ. Столъ накрытъ для скромнаго ужина. Ткацк³й станокъ, прялка, сундуки, кресла, скамьи. При поднят³и занавѣса входитъ Б³анка со своей служанкой Мар³ей.

         Мар³я. Сомнѣнья нѣтъ: цвѣтокъ - отъ Гвидо Барди,
         Прекраснаго синьора, у кого
         Кровь голубая.
         Б³анка.       Гдѣ жъ тебя онъ принялъ?
         Мар³я. Какъ гдѣ? - въ своемъ дворцѣ, въ роскошномъ залѣ,
         Что по стѣнамъ расписанъ весь нагими
         Тѣлами женщинъ. Поглядѣть,- такъ въ краску
         Бросаетъ насъ, но самъ онъ, какъ синьоръ,
         Не замѣчалъ ихъ.
         Б³анка.       Какъ ты можешь знать,
         Что не былъ то слуга обыкновенный?
         Мар³я. Какъ знаю я, что въ небѣ есть Господь?
         У ангеловъ вѣдь есть же Повелитель.
         Такъ и предъ нимъ, кто былъ тамъ, всѣ съ поклономъ
         Снимали шляпы, перьями касаясь
         До мраморнаго пола. И сказалъ
         Онъ холодно, какъ говорятъ обычно
         Съ людьми, которыхъ больше не увидятъ:
         "Такъ госпожа твоя мнѣ возвращаетъ
         И кошелекъ и вмѣстѣ сорокъ тысячъ?
         Что жъ, пятьдесятъ, быть-можетъ? Назови
         Мнѣ цѣну, чтобъ купить ея взаимность.
         Б³анка. Въ немъ было сорокъ тысячъ?
         Мар³я.                     Я лишь знаю,
         Что все тамъ было золото, и много.
         Б³анка. Такъ это онъ. Это жъ могъ бы столько дать!
         Мар³я. Онъ, онъ! Синьоръ нашъ Гвидо, Гвидо Барди.
         Б³анка. Что жъ ты сказала?
         Мар³я.                 Я? - сказала: "Госпожа
         На золото и не взглянула даже,
         Не раскрывала кошелька, монетъ
         И не считала. Только лишь спросила,
         Какъ молоды, красивы ль вы, синьоръ,
         Как³е надѣваете камзолы,
         Чулки как³е на ногахъ почтенныхъ
         Носить изволите". И присѣдала...
         Б³анка. Что жъ онъ сказалъ?
         Мар³я.                 ...Все присѣдала я.
         А онъ спросилъ: "Есть у нея любовникъ,
         Помимо стараго кисляя-мужа, или
         Любить его она способна? Боже!
         Любить его!"
         Б³анка       И что же?
         Мар³я.           Я присѣла
         Такъ низко и сказала: "Ни его,
         Синьоръ, ни васъ и никого другого.
         Богаты вы, синьоръ, и благородны,-
         Она жъ, хоть не богата, но честна".
         Б³анка. Охъ, глупая! Да развѣ я учила
         Такъ говорить?..
         Мар³я.       Да я и не сказала.
         Сказала только: "Нѣтъ, она не любитъ
         Ни мужа ни кого другого; впрочемъ,
         Возможно, что она бы полюбила,
         Коль встрѣтила бъ, кто нравился бы ей.
         Вѣдь надоѣстъ сидѣть одной за прялкой!
         Она, положимъ, не богата, все же
         и не бѣдна, но молода, синьоръ,
         И вы вотъ молоды"... (улыбается).
         Б³анка.           Ну, дальше, дальше!
         Мар³я. Сейчасъ, сейчасъ... Я только показала,
         Какъ улыбнулась я при тѣхъ словахъ,
         Что молодъ онъ. Ему пришлось по нраву,
         И онъ сказалъ: "Отлично. Если мнѣ
         Придетъ на умъ явиться нынче ночью
         Привѣтствовать твою,- вѣрнѣе, нашу,
         Ты такъ и передай! сказалъ я: "нашу" -
         Плѣнительную госпожу,- она
         Меня принять согласна?и Я въ отвѣтъ
         Кивнула: "да".- "Такъ пусть, когда я мимо
         Пройду подъ окнами, она мнѣ броситъ знакъ
         Ея согласья". Онъ теперь, должно-быть,
         Ужъ здѣсь давно. Взгляните-ка съ балкона!
         Онъ долженъ быть ужъ здѣсь. И точно, здѣсь онъ!
         Вы видите?
         Б³анка.       Какой же знакъ? Ахъ! вотъ!
         Вотъ эта лента съ пряжкой,- хорошо!
         Мар³я, ты поблизости здѣсь будь,
         Но не входи, пока не позову я.
         Теперь или, впусти ко мнѣ синьора.
         Межъ именитыхъ дамъ онъ выбрать могъ,-
         И все жъ его влечетъ... Ахъ, страшно мнѣ!..
         Влечетъ ко мнѣ любовь, иль, можетъ, только
         Избытокъ силъ у страсти молодой?
         Вотъ въ чемъ вопросъ! О, если бъ онъ любилъ,
         Могла бы я, подобно знатнымъ дамамъ,
         Съ нимъ отомстить супругу моему
         За то, что слѣпъ онъ къ красотѣ супруги.
         Но если... если онъ лишь, какъ пчела,
         Радъ головы кружить цвѣточкамъ бѣднымъ?..

(Мар³я отворяетъ дверь, впускаетъ Гвидо Барди и уходитъ.)

         Мой господинъ, я слышала, у насъ
         Есть въ домѣ вещь, которую купить вы
         Хотѣли бы. Хоть мужъ сейчасъ въ отлучкѣ,
         Но такъ судьбѣ моей угодно было,
         Чтобъ знала я отлично цѣны шелка,
         И бархата, и прочихъ пестрыхъ тканей.
         Вы предлагали сорокъ тысячъ,- даже
         Не пятьдесятъ ли?.. Кажется, что такъ?-
         За эту вещь. Такъ это, безъ сомнѣнья,
         То чудо ткацкаго станка, что мужъ мой
         Привезъ на-дняхъ, дамасск³й шелкъ изъ Лукки;
         Узоръ изъ серебра, все розы, розы...
         И если дали вы такую цѣну?
         Такъ не за что другое,- за него.
         Я принесу сейчасъ. Вы подождите.
         Гвидо. Нѣтъ, нѣтъ! О, ты, что всѣхъ чудеснѣй тканей,
         Искуснѣй всѣхъ шелковъ изъ Лукки,- нѣтъ,
         Я не имѣлъ въ виду плащей дамасскихъ,
         Что вышиты ткачами кропотливо.
         И если имъ цѣна полсотни тысячъ,
         Стыжусь, что я хотѣлъ иную ткань
         Купить, которой мало всѣхъ ста тысячъ,
         Б³анка. Сто тысячъ, вы сказали? О, синьоръ,
         Мой бѣдный мужъ готовъ бы былъ продать вамъ
         За эту сумму все, что есть здѣсь въ домѣ.
         И мысль одна о деньгахъ столь большихъ
         Смущаетъ умъ живущихъ въ нашей долѣ.
         Гвидо. Онъ все продать способенъ, все, что въ домѣ?
         И всѣхъ, кто въ немъ,- и ихъ бы тоже продалъ?
         Б³анка. О, все и всѣхъ, любезный мой синьоръ!
         Помимо лишь себя; въ цѣнѣ едва ли
         Онъ женщину бы съ бархатомъ сровнялъ
         И далъ женѣ хоть полцѣны въ сравненьи
         Съ серебряною тканью.
         Гвидо.                 О, тогда
         Я не замедлю съ нимъ затѣять сдѣлку.
         Б³анка. Въ отъѣздѣ онъ. Возможно, заночуетъ
         Внѣ дома. Я могу все показать вамъ,
         Что есть у насъ, примѣрить и назвать
         Для каждой вещи цѣну.
         Гвидо.           Ты, Б³анка,-
         Ты эта вещь, что я хотѣлъ купить!
         Б³анка. Тогда, синьоръ, ужъ потрудитесь съ мужемъ
         Поторговаться; мнѣ же продавать
         Самой себя противно было бъ слишкомъ.
         Покойной ночи. Очень сожалѣю,
         Что услужить ничѣмъ не довелось
         Мнѣ вашей свѣтлости.
         Гвидо. Нѣтъ, нѣтъ! Остаться
         Позволь мнѣ здѣсь, прости мнѣ эту роль,
         Что я сыгралъ, какъ лавочникъ ничтожный,
         Стремящ³йся всегда убавить цѣну
         И подешевле взять честной товаръ!
         Б³анка. Причины нѣтъ вамъ оставаться дольше.
         Гвидо. Ты, ты - причина! Дивная Б³анка,
         Которой нѣтъ сравненья, ты одна
         Причиною, что здѣсь я остаюсь!
         Ты - цѣль моей всей жизни, потому что
         Я созданъ все прекрасное любить.
         Б³анка. И покупать, коль скоро продается.
         Гвидо. Жестокая! Клейми меня презрѣньемъ,
         Я говорю: рожденъ тебя любить,
         Хотя тебя не вынесешь на рынокъ,
         Какъ вынести нельзя крылатыхъ душъ,
         Что межъ планетъ и вкругъ луны витаютъ.
         Б³анка. Ты такъ привыкъ за деньги брать любовь,
         Вѣрнѣе, то, что можетъ продаваться
         Подъ этимъ именемъ, что врядъ ли можешь
         Себѣ любовь представить безъ цѣны.
         Моя любовь не можетъ быть продажной,
         Хотя сама была я продана.
         Гвидо. Твой острый умъ опять даетъ загадку,
         Чтобъ мой смутить и снова осмѣять.
         Б³анка. Я говорю, синьоръ, теперь о бракѣ,
         О рынкѣ томъ позорномъ, гдѣ мой мужъ
         Купилъ меня, чтобъ послѣ хвастать сдѣлкой.
         Гвидо. Презрѣнный плутъ! Его я ненавижу.
         Б³анка. Но онъ куда искуснѣй былъ, чѣмъ ты,
         Онъ зналъ, къ кому и какъ вести подходы:
         О золотѣ мнѣ словъ не расточалъ онъ,
         Зато отцу звучать заставилъ въ уши
         Монетъ бряцанье.' Мнѣ же говорилъ
         Лишь о любви открытой, честной, вольной.
         Гвидо. О, свѣтлая Б³анка, ярк³й свѣтъ
         Твоей души и умъ твой лучезарный
         Открыли мнѣ позоръ моихъ поступковъ,
         Заставили исчезнуть, словно тѣнь,
         То, чѣмъ я былъ, предъ тѣмъ, что сталъ я нынѣ
         Б³анка. Такъ пусть теперь проявится, синьоръ,
         То, что бросало тѣнь, и праздной мыслью
         Не будемъ возвращаться ужъ къ тому,
         Что, дѣло тѣни, было дѣломъ тѣни.
         Ужели юность, сила и любовь
         Такъ смущены быть могутъ тѣнью ложной,
         Чтобъ позабыть себя, чтобъ возвратить ихъ
         Нельзя ужъ было?
         Гвидо.      Благородство здѣсь,
         Не при дворѣ. Тамъ блестки мишуры,
         А здѣсь луна, что красотой спокойной
         Ночь обращаетъ въ день. Сильнѣй лишь жажду
         Въ моей душѣ успѣли. возбудить
         Мишурныя тѣ блестки, чье мерцанье
         Теперь ничто въ с³ян³и луны.
         Б³анка. Я золото отвергла, не считая,-
         Прельщусь ли словъ ничтожной мишурой?
         Гвидо. Къ чему нашъ споръ, прекрасная Б³анка?
         Къ чему? Гляди: съ собой принесъ я лютню!
         Запри же дверь. Мы ужинъ при лунѣ
         Устроимъ, взявъ примѣръ съ персидскихъ принцевъ,
         Что трапезу вкушали въ Вавилонѣ,
         Въ садахъ висячихъ. Пѣсню знаю я,
         Что выше воздымаетъ душу къ небу,
         Чѣмъ тѣ сады висѣли.
         Б³анка.           Но мой мужъ
         Вернуться можетъ. Здѣсь не безопасно.
         Гвидо. Вѣдь ты сказала мнѣ, что заночуетъ
         Внѣ дома онъ.
         Б³анка.       Однако не навѣрно.
         Онъ лишь сказалъ, что это можетъ быть.
         Онъ самъ не зналъ, и онъ хотѣлъ прислать
         Старуху-тетку на ночь, если бъ самъ онъ
         Не могъ вернуться. Нѣтъ ея.
         Гвидо (вздрагивая).           Что тамъ?

(Прислушиваются. Слабо доносится голосъ Мар³и, спорящей съ кѣмъ-то.)

         Б³анка. Мар³я тамъ съ какой-нибудь старухой
         Бранится изъ-за сплетенъ обыденныхъ.
         Гвидо. Казалось мнѣ, другой - мужской былъ голосъ,
         Б³анка. Затихло все. Старухи часто хриплы.
         А все жъ, синьоръ, пора вамъ уходить.
         Гвидо. Могу ль тебя покинуть я, Б³анка?
         Сперва мой взоръ твоя краса плѣнила,
         Моимъ глазамъ внушивъ безумье жажды.
         Теперь - твой умъ; свободный ароматъ
         Того цвѣтка, что, будучи бутономъ,
         Уже былъ совершеннымъ, а теперь
         О томъ, чѣмъ былъ, забыть повелѣваетъ.
         Покинуть какъ цвѣтокъ тому, кто листикъ
         Цвѣтка любилъ? До нынѣшняго дня
         Я былъ богатымъ флорентинскихмъ принцемъ,
         Теперь я лишь влюбленный, что хотѣлъ бы
         Бѣжать толпы, покинуть блескъ придворный,
         Въ убѣжище укрыться, въ Беллосгвардо,
         Иль Фьёзоле, гдѣ розы изобильемъ
         Прикрыть могли бы мраморную виллу,
         Чьи стѣны звонкимъ эхомъ отвѣчали
         На смѣхъ Декамерона, и твой смѣхъ
         Звучалъ бы столь же весело. Окажи,
         Ты можешь ли любить? - Иль поцѣлуемъ
         Везъ словъ вонзи мнѣ въ душу это "да"!
         Б³анка. Что есть любовь? Скажи!
         Гвидо. Любовь - согласье,
         Сл³янье двухъ умовъ, сердецъ и душъ
         Во всѣхъ ихъ мысляхъ, чувствахъ, упованьяхъ.
         Б³анка. Любовники подобные могли бы
         Нѣмыми быть, затѣмъ, что тѣ, кто мыслятъ
         И чувствуютъ вполнѣ одно и то же,-
         Что жъ могутъ передать они другъ другу?
         Гвидо. Любовь... любовь есть встрѣча двухъ м³ровъ
         Въ обмѣнѣ безконечномъ межъ собою.
         Б³анка. Мой мужъ сказалъ бы: рынокъ пограничный,
         Гдѣ Западъ и Востокъ ведутъ обмѣнъ
         Товарами. .
         Гвидо.       Ну, если такъ, скажу я -
         Любовь и есть любовь, и поцѣлуй,
         И тѣсныя объятья, в...
         Б³анка.       Мой мужъ
         Вотъ то же говоритъ въ концѣ недѣли,
         Когда сведетъ итогъ торговой книгѣ.
         Гвидо. Мой умъ для твоего,- плохая пара,
         Какъ ты сама - для мужа-старика,
         Но знаю я, что молодость моя,
         и страсть, и сила болѣе подходятъ
         Къ твоей красѣ, веселой и блестящей,
         Чѣмъ жалк³й трудъ и старые года.
         Б³анка. Вотъ это сказано прекрасно! На тебя,
         Я думаю, взглянуть онъ не дерзнулъ бы,
         Какъ совы не дерзаютъ видѣть солнце.
         Онъ - сгорбленная тѣнь, какую бросить
         Могъ образъ твой прекрасный при дорогѣ
         На кучу изъ навоза, А когда бы
         На гладк³й полъ упала эта тѣнь,
         Все жъ болѣе она бы походила
         На образъ человѣческ³й, чѣмъ онъ.
         Гвидо. Купецъ, живя въ тревогѣ за барышъ,
         Становится невольно жалкимъ трусомъ;
         Ему всегда забота гложетъ душу;
         Темна душа у тѣхъ, кто - сами въ клѣткѣ -
         Лишь сквозь рѣшетку могутъ наблюдать,
         Завидуя, чужую жизнь и радость.
         Они вкушать не могутъ пищу: умъ ихъ
         Весь занятъ мыслью объ ея цѣнѣ.
         Б³анка. Я только - дочь отца въ его глазахъ,
         Я лишь раба, пр³ученная къ прялкѣ.
         Онъ, кажется, ни разу не подумалъ,
         Что у меня лицо есть, то лицо,
         Что мнѣ вослѣдъ всѣхъ встрѣчныхъ кавалеровъ
         Невольно заставляетъ обернуться.
         Гвидо. О, ночь твоя мрачнѣе, чѣмъ я думалъ,
         Блестящая звѣзда!..
         Б³анка.       Онъ вѣчно ждетъ,
         Чего-то ждетъ угрюмымъ нелюдимомъ
         И шепчетъ про себя, и никогда
         Съ привѣтливымъ не выйдетъ къ людямъ словомъ.
         Когда жъ его случайно встрѣчу взоръ я,
         Уже дрожу я, зная, что считаетъ
         Онъ стоимость надѣтаго на мнѣ.
         Гвидо. Забудь его, уйди отъ этой жизни,
         Освободись,- какъ бабочка, порви
         Опутавшую сердце п

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа