Главная » Книги

Тургенев Иван Сергеевич - Неосторожность

Тургенев Иван Сергеевич - Неосторожность


1 2 3 4

  

И.С. Тургенев

  

Неосторожность

(1843)

  
   И.С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах
   Сочинения в двенадцати томах
   Издание второе, исправленное и дополненное
   М., "Наука", 1979
   Сочинения. Том второй. Сцены и комедии. 1843-1852
  

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  
   Дон Бальтазар д'Эстуриз - 55 лет.
   Донья Долорес, жена его - 27 лет.
   Дон Пабло Сангре, друг его - 40 лет.
   Дон Рафаэль де Луна - 30 лет. Маргарита, служанка - 59 лет.
  

СЦЕНА I

  

Театр представляет улицу перед загородным домом дона Бальтазара. Направо от дома тянется каменная ограда. Дом двухэтажный, с балконом; под балконом растет несколько олив и лавров. На балконе сидит донья Долорес.

  
   Донья Долорес (после некоторого молчания). Однако мне очень скучно. Мне нечего читать, я не умею шить по канве, не смею выйти из дому. Что же мне делать одной? Идти в сад? Ни за что! Мне мой сад ужасно надоел. Да, сверх того, что за удовольствие вспоминать: вот тут-то мой муж меня бранил; вот тут-то запретил днем подходить к окошку; вот под этим-то деревом он объяснялся мне в любви... (Со вздохом.) Ах, ЭТО хуже всего!.. (Задумывается и чрез несколько времени начинает напевать песню.) Тра-ла-ла-ла-тра!.. Вон наша соседка идет... А какой прекрасный вечер, какой душистый воздух... как бы хорошо гулять теперь на Прадо с каким-нибудь любезным, учтивым молодым человеком!.. Как, должно быть, приятно слышать голос почтительный, нежный, не такой дряхлый и хриплый, как у моего му... (Она боязливо оглядывается.) Я бы вернулась с ним домой; он бы откланялся и, может быть, попросил бы позволения поцеловать мою руку - и я, не снимая перчатки, подала бы ему - вот так - самые кончики пальцев... Как эти тучи хороши!.. Я сегодня скучаю больше обыкновенного, сама не знаю отчего... Право, мне кажется, если б мой муж хорошо одевался, если б носил шляпу с большим белым пером и бархатный плащик, и шпоры, и шпагу... право, я бы его полюбила, хотя, по совести сказать, он ужасно толст и стар... а то всегда ходит в черном поношенном камзоле и вечно одну и ту же шляпу носит - с тем же полинялым красным пером. (Задумывается.) Ах, уж и я не совсем молода... мне скоро двадцать семь лет; вот уж седьмой год я замужем, а что моя за жизнь?.. Отчего со мной никогда не случалось никаких необыкновенных происшествий? Во всем околодке слыву я за примерную супругу... да что мне в том? Ай, прости господи, я, кажется, грешу... Да что в голову не взойдет, когда скучаешь? Неужто же вся жизнь моя пройдет всё так же да так же? Неужто же каждое утро я буду снимать колпак с головы моего мужа и каждое утро получать за эту услугу нежный поцелуй?.. неужто же каждый вечер буду я видеть этого несносного, ненавистного Сангре?.. неужто же Маргарита вечно за мною будет присматривать?.. Сохрани бог, мне страшно! Слава богу, она ушла и хоть на часок оставила меня в покое... Ведь я чувствую, что я добродетельна... ведь я чувствую, что ни за что... нет, ни за что в мире не изменю своему мужу... Так для чего бы, кажется, не позволить мне, хоть изредка, видаться с людьми!.. И книги-то мне дают всё прескучные, старые, тяжелые... Только раз в жизни, помнится, еще в монастыре, попалась мне книжечка... ах, прекрасная книжечка, роман в письмах: один молодой человек пишет своей любезной, сперва просто, потом в стихах... а она ему отвечает... я эти стихи наизусть выучила... Боже мой! если б я получила такое письмо... Да где! Мы живем в такой глуши... Вот если б кто зашел в нашу сторону...
   Дон Рафаэль (быстро выходя из-под балкона). Что бы вы сделали, прекрасная сеньора?

(Донья Долорес вскакивает в испуге и остается неподвижной.)

   Дон Рафаэль (низко кланяясь). Сеньора, ваш смиренный и почтительный обожатель ждет вашего ответа.
   Донья Долорес (прерывающимся голосом). Как... обожатель... Я вас вижу в первый раз.
   Дон Рафаэль (про себя). И я тоже. (Громко.)
   Сеньора... я давно вас люблю... что я говорю: люблю! я страстно, я отчаянно в вас влюблен... Вы меня не замечали; но я сам всячески старался не быть замеченным вами... Я боялся навлечь на себя и на вас подозрение вашего супруга.

(Донья Долорес хочет уйти.)

   Дон Рафаэль (с отчаянием). Вы хотите уйти?.. А сами сейчас жаловались на одиночество, на скуку... Да помилуйте, если вы станете избегать всякого знакомства, как же вы хотите избавиться от скуки? Правда, наше знакомство началось довольно странным образом... что за беда! Вот, я уверен, с вашим супругом вы познакомились самым обыкновенным образом...
   Донья Долорес. Я, право, не знаю...
   Дон Рафаэль (умоляющим голосом). Ах, останьтесь, останьтесь... Если б вы, знали... (Он вздыхает.)
   Донья Долорес. Но где же могли вы меня видеть?..
   Дон Рафаэль (вполголоса). О, невинная голубка! (Громко.) Где? Вы спрашиваете, где? Здесь... и не только здесь, но даже... там (показывая на дом), там... (Про себя.) Надобно ее удивить...
   Донья Долорес. Не может быть...
   Дон Рафаэль. Послушайте. Вы меня не знаете. Вы не знаете, какими опасностями я пренебрегал, как часто я жертвовал честью, жизнию,- и всё для того, чтоб хоть изредка, хоть издали увидеть вас, услышать голос ваш... или... (понизив голос) любоваться, мучительно любоваться вашим безмятежным сном. (Про себя.) Браво!
   Донья Долорес. Вы меня пугаете... (Вздрагивая.) Ах, боже мой, мне кажется, я слышу голос Маргариты... (Хочет уйти.)
   Дон Рафаэль. Не уходите, прекрасная сеньора, не уходите... Вашего мужа нет дома?
   Донья Долорес. Но...
   Дон Рафаэль. Вообразите себе, что вы одним вашим присутствием даруете другому человеку, то есть мне, такое блаженство, какое... словом - высочайшее блаженство... Не будьте же жестоки, останьтесь, умоляю вас.
   Донья Долорес. Но, помилуйте, могут подумать...
   Дон Рафаэль. Что же могут подумать? Разве это не улица? Разве не всем позволено ходить по этой улице? Я прохожу мимо... (идет) и вздумал вернуться (возвращается). Что же тут предосудительного... или подозрительного? Мне это место понравилось... А вы... вы сидите на балконе... Вам приятно сидеть на воздухе... Кто бы вам запретил сидеть на вашем балконе? Вы не подымаете глаз - вы задумались... Вы не обращаете ни малейшего внимания на то, что делается на улице... Я вас не прошу говорить со мной, хотя чрезвычайно благодарен вам за вашу снисходительность... Вы будете сидеть, а я буду ходить и смотреть на вас... (Начинает ходить взад и вперед.)
   Донья Долорес (вполголоса). Боже мой!., что со мной делается... Голова горит, я едва дышу... Я никак не ожидала такого происшествия...
   Дон Рафаэль (тихо напевает песенку).
   Любви, любви я не дождусь,
   А без любви я умираю...
   Я умираю, я томлюсь,
      Томлюсь, сгораю -
   И не дождусь и не дождусь.
   Донья Долорес (слабым голосом). Сеньор...
   Дон Рафаэль. Сеньора?
   Донья Долорес. Право, мне кажется, вам бы лучше уйти... Мой муж, дон Бальтазар, очень ревнив... притом я люблю моего мужа...
   Дон Рафаэль. О, я не сомневаюсь!
   Донья Долорес. Не сомневаетесь?
   Дон Рафаэль. Вы, кажется, сказали, что вы боитесь вашего мужа...
   Донья Долорес (в замешательстве). Я?.. вы меня не... Но я здесь не одна... Старуха Маргарита презлая...

(Из окна верхнего этажа осторожно выказывается голова Маргариты.)

   Дон Рафаэль. Я ее не боюсь...
   Донья Долорес. Садовник Пепе пресильный...
   Дон Рафаэль (с некоторым беспокойством). Пресильный? (Взглянув на свою шпагу.) И его я не боюсь.
   Донья Долорес. Мой муж сейчас вернется...
   Дон Рафаэль. Мы его пропустим... Притом, не забудьте, в случае опасности вы в одно мгновенье можете скрыться.
   Донья Долорес. Ночь на дворе...
   Дон Рафаэль. Ночь... ах, ночь! божественная ночь! Вы любите ночь? Я прихожу в восторг от одного слова "ночь".
   Донья Долорес. Тише, ради бога...
   Дон Рафаэль. Извольте; я говорить не стану... но петь позволяется всякому человеку на улице. Вы услышите песенку приятеля моего, поэта, севиль-СКОГО... студента. (Он ходит по улице и поет не слишком громко.)
  
   Для недолгого свиданья,
   Перед утром, при луне,
   Для безмолвного лобзанья...
   Ты прийти велела мне...
  
   У стены твоей высокой,
   Под завешенным окном,
   Я стою в тени широкой,
   Весь окутанный плащом...
  
   Звезды блещут... страстью дивной
   Дышит голос соловья...
   Выйдь... о, выйдь на звук призывный,
   Появись, звезда моя!
  
   Сколько б мы потом ни жили,-
   Я хочу, чтоб мы с тобой
   До могилы не забыли
   Этой ночи огневой...
  
   И легко и торопливо,
   Словно призрак, чуть дыша,
   Озираясь боязливо,
   Ты сойдешь ко мне, душа!
  
   Бесконечно торжествуя,
   Устремлюсь я на крыльцо,
   На колени упаду я,
   Посмотрю тебе в лицо.
  
   И затихнет робкий трепет,
   И пройдет последний страх...
   И замрет твой детский лепет
   На предавшихся губах...
  
   Иль ты спишь, раскинув руки,
   И не помнишь обо мне -
   И напрасно льются звуки
   В благовонной тишине?..
  
   Донья Долорес (вполголоса). Я должна уйти... и не могу... чем это всё кончится? (Оглядывается.) Никто нас не видит, не слышит... Тс-с... (Дон Рафаэль быстро подходит к балкону.) Послушайте, сеньор; вы уверены, что я честная женщина?.. (Дон Рафаэль низко кланяется.) Вы не придадите мгновенной необдуманности... шалости... другого, невозможного... вы понимаете меня - невозможного значения?..
   Дон Рафаэль (про себя). Это что?
   Донья Долорес. Я думаю, вы сами знаете, всякая шалость только тем и хороша, что скоро кончается... Мы, кажется, довольно пошалили. Желаю вам покойной ночи.
   Дон Рафаэль. Покойной, вам легко сказать!
   Донья Долорес. Я уверена, что вы будете спать прекрасно... Но если вы хотите... (с замешательством) в другой раз...
   Дон Рафаэль (про себя). Ага!
   Донья Долорес. Советую вам не приходить сюда, потому что вас непременно увидят... Я и так удивляюсь, что вас до сих пор никто не увидел... (Маргарита улыбается.) Если б вы знали, как я дрожу... (Дон Рафаэль вздыхает.) Приходите по воскресеньям в монастырь... я там бываю иногда - с мужем...
   Дон Рафаэль (в сторону). Покорный слуга,- мне не шестнадцать лет... (Громко.) Сеньора, вы меня еще не знаете. Вот что я намерен сделать... Я намерен встать на этот камень (он делает всё, что говорит), схватиться за этот забор...
   Донья Долорес (с ужасом, едва не крича). Помилуйте, что вы делаете!
   Дон Рафаэль (очень хладнокровно). Если вы станете кричать, сеньора, люди сбегутся,- меня схватят, может быть, убьют... И вы будете причиной моей смерти. (Взлезает на забор.)
   Донья Долорес (с возрастающим ужасом). Зачем вы взлезли на забор?
   Дон Рафаэль. Зачем? Я пойду в ваш сад... Я буду искать следы ваших ножек на песку дорожек. (Про себя.) Ба! я говорю стихами... (Громко.) Сорву на память один цветок... Однако прощайте - то есть до свидания... Ужасно неловко сидеть верхом на заборе... (В сторону.) На дворе никого нет - пущусь! (Соскакивает с забора.)
   Донья Долорес. Да он сумасшедший!.. Он на дворе, стучится в дверь, бежит в сад. Ах, я пропала, пропала! Пойду запрусь в своей комнате... авось, его не увидят... Нет, решительно отказываюсь от всяких необыкновенных приключений...

(Уходит; голова Маргариты скрывается. Через несколько времени входит дон Бальтазар.)

   Дон Бальтазар. А приятно погулять вечерком... Вот я и домой пришел. Пора... пора - я загулялся,- я думаю, теперь часов десять... зато как я славно отдохну! А дома меня ждет моя милая, бесценная, несравненная... Приятно, ей-богу приятно. Я никогда не любил наслаждаться кой-как... К чему? Времени, слава богу, много... жизнь долга: к чему спешить? Я и в детстве не любил торопиться... Помнится, когда мне давали сочную, спелую грушу, я никогда не съедал ее разом, как иной дурак, повеса какой-нибудь... нет, пойду, бывало, сяду, выну грушу потихоньку из кармана, осмотрю ее со всех сторон, поцелую, поглажу, прижму к губам, опять отниму - любуюсь издали, любуюсь вблизи, и, наконец, зажмурив глазки, и укушу. Ах, мне бы следовало быть кошкой! Так и теперь... Вот я бы мог сейчас войти к жене, к моей милой, молоденькой женке; к чему? подождем немного. Я знаю, она в сохранности, в целости... За ней смотрит и Маргарита, и Пене смотрит... Да как за ней и не смотреть, за моей душенькой-голубушкой?.. А Сангре! вот-то друг истинный, вот-то клад неоценимый! Говорят: дружбы нет на свете - вздор! пустяки! Например, я,- я трусливого нрава, что делать! сознаюсь... и хоть я и злюсь на этих нахалов, вертопрахов, которые даже в церкви всякой порядочной женщине нагло заглядывают в лицо, но скрепя сердце молчу, терплю... А мой Пабло... о, мой Пабло! посмей-ка при нем кто-нибудь лишний раз взглянуть на мою Долориту... И всё из дружбы! Я сперва было думал (смеется) - подлинно, говорят, старые мужья преревнивые люди - Я было думал, что Сангре сам... (Смеется еще громче.)
   Но теперь я совершенно спокоен... Ведь он с ней словечка не промолвит, не взглянет на нее... всё сидит нахмурившись... а она его боится, боже мой, как боится! Уж я ему говорю: "Пабло, послушай, будь же поласковее, Пабло",- а он мне: "Будь ты ласков, твое дело... ты стар, тебе надо брать любезностью... я угрюм... тем лучше... я угрюм - ты весел; я полынь - ты мед". Он иногда мне говорит горькие истины, мой Пабло, оттого, что искренно ко мне привязан... редкий человек!.. Однако ж пора... (Он оборачивается - перед ним стоит Маргарита.) А, Здравствуй... здравствуй, Маргарита!.. Что? госпожа здорова? Вот я и вернулся. Возьми-ка мою палку...
   Маргарита. Сеньор дон Бальтазар д'Эстуриз!
   Дон Бальтазар. Ну?
   Маргарита. Господин мой, сеньор!
   Дон Бальтазар. С ума ты сошла, что ли? Что тебе надобно?
   Маргарита. В ваш дом забрался молодой человек, дон Бальтазар.
   Дон Бальтазар. Как?.. Стой... держи... трррррр... молодой человек... Врешь, старуха!..
   Маргарита. Молодой, красивый незнакомец в голубом плаще, с белым пером.
   Дон Бальтазар (задыхаясь). Белый человек... В плаще... С Незнакомым пером... (Схватывает ее за руку.) Где? как?.. нет, постой, погоди... кричи, кричи!.. (Она хочет кричать, он зажимает ей рот.) Нет, не кричи... Беги... куда? Сангре! где Сангре? Как? У меня в доме... Поддержи меня, Маргарита... я, кажется, умираю...

(Сангре входит.)

   Дон Пабло. Это что значит? Бальтазар... Дон Бальтазар (вскакивая и обнимая его). Это ты, ты, мой спаситель, отец... Сангре, спаси, заступись... скорей... Поймай его, поймай... Вообрази себе... (К Маргарите.) Да как он забрался, а? Отчего ты не кричала, а? Ты сама с ними в заговоре, старая ведьма...
   Маргарита (шёпотом). Перестаньте кричать; он вас услышит. (К Сангре.) Вот в чем дело... Только что ушел дон Бальтазар, я было собралась сходить к своей тетке: говорят, она умирает. Не знаю, зачем-то я замешкалась у себя в комнате... вдруг, слышу, кто-то говорит на улице, потом запел довольно громко... Я знала, что донья Долорес сидит на балконе... Я подошла к окну и увидела перед нашим домом молодого человека (взглянув насмешливо на дон Бальтазара) очень приятной наружности. Он расхаживал, останавливался, разговаривал с доньей Долорес довольно нежно; потом, кажется, с ее согласия, перелез через забор и пробрался в сад; донья Долорес пошла к себе... Я тотчас же заперла комнату госпожи, заперла калитку в сад и ни слова не сказала Пепе. Теперь извольте распоряжаться, как знаете.
   Дон Пабло (вспыхнув и сквозь зубы). Итак, она... (Схватывает руку дон Бальтазара.) Любезный друг мой, успокойтесь... тотчас, вот так, мы всё дело поправим. Тебя, Маргарита, я бы охотно произвел в полковники - не теряешь головы; за то люблю. Заперла обоих... браво, позволь мне тебя обнять... Послушайте, друзья: станемте разговаривать смирно, тихо, без лишних телодвижений... как будто мы говорим о каком-нибудь хозяйственном распоряжении.
   Дон Бальтазар. Да помилуйте...
   Дон Пабло. Бальтазар... во-первых, успокойся, а во-вторых, спрячь свое лицо... Ты так бледен и так встревожен, что они тотчас догадаются, о чем мы говорим...
   Дон Бальтазар. Они...
   Дон Пабло. Ну да... он и она... Бог их знает, может быть, они как-нибудь нас видят... Однако ты, Маргарита, точно заперла дверь?.. (Маргарита утвердительно кивает головой.)
   Дон Пабло. И она не беспокоилась?
   Маргарита. Не в первый раз я ее запираю...
   Дон Пабло. А он заперт в саду?
   Маргарита. Да.
   Дон Пабло. Скажи, пожалуйста, любезная Маргарита, комната доньи Долорес окнами на двор, что ли, или в сад... в сад, помнится...
   Маргарита. В сад... да до них высоко.
   Дон Пабло. Прекрасно... всё прекрасно... Они нас видеть не могут...
   Дон Бальтазар. Однако и ты бледен, Пабло...
   Дон Пабло. Будто?.. Маргарита, вели-ка тотчас Пепе спустить собак... да вели ему стать у ворот с дубиной... слышишь? Да поднеси ему вина - крепкого, хорошего, старого вина... Ступай. (Маргарита хочет уйти.) Послушай, неужели донья Долорес говорила с ним?.. (Маргарита кивает головой.) Хорошо, Ступай. (Маргарита уходит.) А! приятно изредка расшевелить кровь - а? Как ты думаешь, дружище? Сядем-ка на скамейку, милый Бальтазар, и потолкуем о плане сражения... (Они садятся.) Как темно стало!.. Как весело сидеть в темноте и думать, с наслаждением думать о мести!..
   Дон Бальтазар. Но... может быть, Долорес не виновата?
   Дон Пабло. Ты думаешь?
   Дон Бальтазар. Он, может быть, против ее воли перелез через забор...
   Дон Пабло. А зачем же она не звала на помощь? Зачем не кричала? Зачем она разговаривала с ним, с незнакомым человеком?
   Дон Бальтазар. Изменница.
   Дон Пабло. Впрочем, мы всё дело разберем как следует, любезный Бальтазар. Мы любим правосудие. Итак, во-первых, неприятель уйти не может: большое утешение! Весь сад обнесен таким высоким забором...
   Дон Бальтазар. По твоей милости, милый Пабло.
   Дон Пабло. По моей милости, как ты говоришь, милый Бальтазар. С каким наслаждением вбивал я каждый кол! Но дело не в том. Наша крепость в исправности; враг у нас в руках. Правда, есть одно слабое место: ограда возле ворот не довольно высока; но Пепе малый славный, и собаки у него знатные... Завтрашний же день, если понадобится, велю и стену повысить и крючья вбить...
   Дон Бальтазар. Если понадобится? Наверное понадобится!
   Дон Пабло. Ну, это мы увидим... Итак, повторяю, враг у нас в руках... (Со вздохом.) Бедный! он не знал, в какую западню лез!
   Дон Бальтазар. Что мы с ним сделаем?
   Дон Пабло. Дон Бальтазар д'Эстуриз, друг мой, извольте предложить ваше мнение. Мы вас слушаем.
   Дон Бальтазар. Я полагаю... схватить его, да и по... разве... дать... (Делая руками весьма решительные движения.) Зачем он пожаловал ко мне в гости? Ну, а потом попросить Пепе... ты понимаешь?
   Дон Пабло. Да и зарыть его где-нибудь у перекрестка?
   Дон Бальтазар. Что ты! живого человека... то есть не совсем живого, да и не мертвого. Боже сохрани!
   Дон Пабло. Я вас понимаю, дон Бальтазар. Фи! как неблагородно вы изволите мыслить!
   Дон Бальтазар. А вы какого мнения, почтеннейший Сангре?
   Дон Пабло. Я? А вот, узнаете на деле. Позвольте мне достать мой фонарчик... Что за нелепость! у меня руки дрожат, как у старика... Милый Бальтазар! вы никогда не бывали на птичьей охоте? не ставили силков? не расстилали сетей?
   Дон Бальтазар. Бывал, бывал; да что...
   Дон Пабло. А! бывали! Не правда ли, как приятно притаиться и ждать, долго ждать? Вот птички, красивые, веселые птички, начинают понемногу слетаться; сперва дичатся, робеют; потом начинают поклевывать корм ваш, ваш собственный корм; наконец, совершенно успокоятся и уж посвистывают, да так мило, так беззаботно!.. Вы протягиваете руку, дергаете веревочку: хлоп! сеть упала - все птицы ваши; вам только остается придавить им головки - приятное удовольствие! Пойдем, Бальтазар! Сети расставлены, птицы слетелись; пойдем, пойдем! (Подходя к дому, он останавливается.) Посмотри, Бальтазар, что за пасмурный вид у твоего дома. Ни в одном окошечке не видно света; всё тихо; дверь на балкон полураскрыта... Право, иной чудак, пожалуй, подумает, что в этом доме совершается или должно совершиться преступление... Что за вздор! Здесь живут люди скромные, тихие, степенные... (Они оба осторожно входят в дом.)
  

СЦЕНА II

Сад.

  
   Дон Рафаэль (один). Что за дьявольщина? Я хотел войти в дом со двора - дверь заперта; потом в сад - а из саду в дом еще мудренее попасть: голая, гладкая стена, а окна так высоки... Я было хотел уйти - не тут-то было! Вокруг всего сада такой чертовски высокий забор, и на десять шагов от забора нет ни одного дерева... Страшные предосторожности!.. Ба, ба, ба! и калитка и двор заперты... Что это значит? (Осторожно подходит к калитке.) Собак Спустили - плохо дело! Уж не потешается ли надо мной любезная сеньора?.. Впрочем, нет; она слишком невинна и слишком глупа. Однако, признаюсь, я нахожусь в весьма неприятном положении... Совсем стемнело, да и холодно стало - брррр!.. Мои товарищи, чай, заждались меня. (Топнув ногой.) Чёрт возьми! неужели же я всю ночь проведу под этими глупыми деревьями?.. Впрочем, она знает, что я здесь; не стану ж унывать; женщины слабы, бес силен; может быть, она... может быть, она влюбилась в меня?.. Не в первый раз! (Ходит взад и вперед, напевая: "Любви, любви я не дождусь", и с досадою прерывает себя.) Да, ВОТ И дождался!

(Одно окно тихо растворяется; в окне показывается донья Долорес.)

   Донья Долорес. Тс-с!
   Дон Рафаэль. А!
   Донья Долорес (шёпотом). Сеньор... сеньор...
   Дон Рафаэль (тоже шёпотом). Это вы, прекрасная сеньора? Наконец...
   Донья Долорес (ломая руки). Боже мой! что вы сделали? что вы сделали? Меня заперли в комнате... Я уверена, что Маргарита нас подслушала и всё сказала мужу. Я погибла!..
   Дон Рафаэль. Вас заперли? Странно... и меня заперли.
   Донья Долорес. Как? и вас заперли? Боже мой, всё открыто!..
   Дон Рафаэль. Не падайте в обморок, ради бога; мы должны с вами придумать, как нам выйти из этого бедственного положения.
   Донья Долорес. Спасайтесь, уйдите поскорее!
   Дон Рафаэль. Да как уйти? Я не птица, не могу перелететь через трехаршинный частокол... Ваш муж вернулся?
   Донья Долорес. Не знаю; в доме всё тихо... Ах, какая тоска, какая тоска!..
   Дон Рафаэль. А давно ли вы жаловались на однообразие вашей жизни? Вот вам и сильные ощущения!
   Донья Долорес. Стыдитесь, сударь, стыдитесь! Если б я была мужчиной, вы бы не дерзнули смеяться надо мной!
   Дон Рафаэль (в сторону). Как она мила! (Громко.) Не гневайтесь на меня... (Становится на колени.) Смотрите, я стал на колени, я прошу вашего прощения...
   Донья Долорес. Ах! полноте, встаньте; мне не до того!..
   Дон Рафаэль. Слушайте, сеньора, я вам докажу, что я не заслуживаю вашего презрения. Хотите ли? я выдам себя за вора; вы закричите, зовите на помощь; к вам прибегут; вы скажете, что видели чужого человека в саду; меня схватят, и... и я уж как-нибудь постараюсь отделаться.
   Донья Долорес. Но вас убьют?
   Дон Рафаэль. Нет, не убьют; но неприятностей я не избегну... Что ж делать! (С жаром.) Я всем готов жертвовать для вас...
   Донья Долорес (задумывается). Нет, ни за что, ни за что в мире!
   Дон Рафаэль (про себя). Ну, признаюсь, я струсил; я так и думал, что она закричит.
   Донья Долорес. Боже мой! Боже мой! чем всё это кончится? Спрячьтесь; я позвоню, позову Маргариту... (Рафаэль прячется.) Никто не идет... Это ужасно, ужасно! Он погубил меня!..
   Дон Рафаэль. Сеньора...
   Донья Долорес. Ну?
   Дон Рафаэль. Извольте решаться поскорее, потому что, кажется, кто-то отворяет калитку.
   Донья Долорес. Да я не могу вас выдать за вора.
   Дон Рафаэль. Не можете?
   Донья Долорес. Нет.
   Дон Рафаэль. Впрочем, вам и не нужно выдавать меня за вора: меня и так за вора примут.
   Донья Долорес. Но... но я боюсь за вас.
   Дон Рафаэль. Не извольте тревожиться. Я скажу, что гулял, да и зашел в ваш сад.
   Донья Долорес. Вам не поверят.
   Дон Рафаэль. Да разве я не правду скажу?
   Донья Долорес (боязливо оглядываясь). Боже мой! мне кажется, что даже стены нас подслушивают.

(Дон Пабло осторожно выглядывает из-за одного дерева.)

   Дон Рафаэль. О сеньора! если б я был на вашем месте...
   Донья Долорес (с отчаянием). Да что я могу сделать?
   Дон Рафаэль. Вы можете впустить меня в дом.
   Донья Долорес. Каким же образом?
   Дон Рафаэль. А вот как: возьмите шаль или полотенце - что хотите,- привяжите один конец к окну и другой...
   Донья Долорес. Ни за что!
   Дон Рафаэль. О, не беспокойтесь; я не сломаю себе шеи; я привык к таким проделкам... (Донья Долорес немного отходит от окна.) Послушайте: клянусь вам честию, если вы меня впустите в вашу комнату, я сяду в угол и буду молчать, как наказанный школьник...
   Донья Долорес. Вы, кажется, совершенно меня презираете, милостивый государь?
   Дон Рафаэль. Помилуйте! Но, признаюсь, вашего Пепе и его собак... (Дон Пабло скрывается.)
   Донья Долорес. Боитесь? Хорош витязь!
   Дон Рафаэль. Витязям не велено не бояться собак.
   Донья Долорес. Меня это молчание ужасает. Наверное, дон Бальтазар дома... Отчего это он не приходит ко мне... что за таинственность?..
   Дон Рафаэль. Не беспокойтесь, пожалуйста. Калитку заперли оттого, что уже поздно... Вас, я думаю, не в первый раз запирают, а муж ваш где-нибудь замешкался... Послушайте, мое предложение, право, прекрасно: если даже мне не удастся спрятаться где-нибудь в вашем доме до завтрашнего утра, так в крайнем случае я могу выскочить в сад...
   Донья Долорес (торопливо). Спрячьтесь,- мою дверь отворяют. (Она отходит от окна. Рафаэль прячется.)
   Маргарита (за сценой). Доброй ночи, доброй ночи, сеньора! Извините меня, пожалуйста; я вас заперла; мне надобно было отлучиться на полчасика... Вы на меня не гневаетесь?
   Донья Долорес (за сценой). Дон Бальтазар возвратился?
   Маргарита (за сценой). Нет еще; да он не скоро придет,- он пошел к нашему соседу, к алькаду, и, наверное, до полуночи проиграет с ним в шахматы.

(Они обе подходят к окну.)

   Маргарита. А вы опять сидели у окна, сеньора? Вот вы когда-нибудь простудитесь...
   Донья Долорес. Я... я смотрела на звезды.
   Маргарита. На звезды! Ох вы, молодые люди! и ночью-то вам не спится; а мне так мочи нет,- голова болит, спина болит, а глаза так и слипаются.
   Донья Долорес. Что ж, Маргарита, ступай отдохни.
   Маргарита. Да как же мне вас оставить?
   Донья Долорес. Ничего, ничего; я сама скоро лягу спать. Ступай, ступай, бедняжка; мне, право, жаль тебя...
   Маргарита. Ну, прощай, мой ангелочек!
   Донья Долорес. Прощай. (Она ее обнимает, уходит с ней и через несколько времени показывается у окна.) Сеньор! сеньор! (Дон Рафаэль осторожно вы ходит.) Послушайте, могу ли я вполне положиться на вас? Точно ли вы честный человек?
   Дон Рафаэль. Сеньора, клянусь...
   Донья Долорес. Не клянитесь... Ах, если б я могла пристально взглянуть вам в глаза, я бы тотчас узнала, что вы за человек!
   Дон Рафаэль (про себя). Ого!
   Донья Долорес. Но скажите мне, скажите, что вы не в состоянии оскорбить женщину.
   Дон Рафаэль. Никогда!
   Донья Долорес. Сеньор, посмотрите, что у меня в руке.
   Дон Рафаэль (всматриваясь). Ключ?
   Донья Долорес. Ключ от двери на улицу.
   Дон Рафаэль. Неужели? Каким образом, откуда вы достали этот бесценный ключ?
   Донья Долорес. Откуда? из-за пояса Маргариты.
   Дон Рафаэль. Бра... браво! (Про себя.) О женщины, женщины! Этого я не ожидал, признаюсь.
   Донья Долорес. Но всё ж вам нельзя выйти из дома...
   Дон Рафаэль. Отчего же, сеньора?
   Донья Долорес. Оттого, что вам надобно сперва войти в дом.
   Дон Рафаэль (умоляющим голосом). Сеньора...
   Донья Долорес. Послушайте: сделайте одолжение, уйдите, как вы пришли, по той же дороге.
   Дон Рафаэль. Скажите, пожалуйста, давно не кормили ваших собак?.. Они лают с ужасным остервенением... Голодные собаки и пьяный садовник... Прошу покорно!
   Донья Долорес. О боже мой, что мне делать?
   Дон Рафаэль. Как что вам делать? Вот все женщины таковы: любят тревожиться по-пустому и создавать себе различные небывалые препятствия и трудности... Пока ваш муж не вернулся, пока Маргарита не проснулась - впустите меня...
   Донья Долорес (в нерешимости). Да как же вас впустить?
   Дон Рафаэль. Ах, сеньора! я вижу, вам весело терзать меня...
   Донья Долорес. Вы тотчас выйдете из моей комнаты? из дома?
   Дон Рафаэль. Тотчас.
   Донья Долорес. И ни слова мне не скажете?
   Дон Рафаэль. Ни полслова... даже не поблагодарю вас.
   Донья Долорес. Делать нечего... решаюсь.
   Дон Рафаэль (про себя). Наконец!
   Донья Долорес (привязав шаль к окну). О творец! чего необходимость не заставит сделать...
   Дон Рафаэль (с трудом взлезая). Вы... правы... че... го... не зас... тавит...
  

СЦЕНА III

  

Комната доньи Долорес. В одном углу сидит донья Долорес, в другом дон Рафаэль.

  
   Донья Долорес. И вы не хотите уйти?..
   Дон Рафаэль (вздыхая). О боже!
   Донья Долорес. Вы бесчестный человек!
   Дон Рафаэль. Тише... Нас могут услышать.
   Донья Долорес. Или вы хотите меня погубить? Я вам говорю, что мой муж сейчас войдет... сейчас... Он меня убьет... сжальтесь же надо мной... Притом Маргарита может хватиться ключа... Вот он вам: возьмите и уйдите скорее - тотчас. (Бросает ключ к его ногам.)
   Дон Рафаэль (неохотно вставая и поднимая ключ). Делать нечего... повинуюсь. Но позвольте мне сперва подойти к вам хотя несколько поближе... Вы погасили свечку из предосторожности - прекрасно; но я вас не вижу... Помилуйте! может быть, я в последний раз говорю с вами,- а вы приказываете мне уйти, не взглянув даже на вас... Не забудьте, я до сих пор разговаривал с вами в весьма почтительном расстоянии...
   Донья Долорес. Не подходите... Я боюсь вас,- я вам не доверяю.
   Дон Рафаэль. А! вы мне не доверяете... И, вероятно, вполне поверите мне только тогда, когда я выйду из дома, то есть когда мне нельзя будет подойти к вам... Послушайте - я ухожу, я прощаюсь с вами...
   Донья Долорес. Да вы подходите ко мне?!
   Дон Рафаэль. Ради неба, не пугайтесь и не кричите... (Видя, что она собирается бежать.) Я становлюсь на колени, я стою на коленях. (Становится на колени.) Видите ли, как я почтителен и робок...
   Донья Долорес. Да что вы хотите от меня?
   Дон Рафаэль. Позвольте мне на прощанье поцеловать вашу руку...
   Донья Долорес (в нерешимости). Да вы не уйдете...
   Дон Рафаэль. Испытайте...
   Донья Долорес (протягивает руку, он приближается; вдруг она вздрагивает). Боже мой! Я слышу шаги моего мужа... его кашель... Вам нельзя уйти - я пропала... Спрячьтесь... Прыгните из окна... скорей!
   Дон Рафаэль (подбегая к окну). Да я тут шею себе сломлю.
   Донья Долорес. А ваше обещание? Ну, всё равно - вот сюда, сюда...
  

Толкает его в спальню и сама, задыхаясь, падает на софу. Дверь отворяется, входит дон Бальтазар со свечой.)

  
   Дон Бальтазар (про себя). Проклятый Сангре... Каково мое положение!.. Он тут (подозрительно осматривается), я это знаю и...
   Донья Долорес (слабым голосом). Это вы, дон Бальтазар?
   Дон Бальтазар (принужденно улыбаясь). А... доброй ночи, моя милая. Как... как твое здоровье? (Вдруг повысив голос.) А, сударыня! Вы... (Опять вдруг понизив.) Я что-то сегодня нездоров.
   Донья Долорес (про себя). Что за странное обращение? (Громко.) Вы в самом деле что-то бледны... Где вы были, любезный Бальтазар?
   Дон Бальтазар. Я бледен... хм... и отчего я бледен, вы не знаете? не знаете?.. (Передразнивая ее.) Любезный Бальтазар! "Любезный" происходит от слова любить... Вы меня любите, сеньора?
   Донья Долорес. Что с вами, сеньор? Вы встревожены.
   Дон Бальтазар. А вы не встревожены?.. Дайте-ка мне ваш пульс пощупать... Ого! мне кажется, ваш пульс бьется очень скоро... Странно, право странно... Отчего вы сидите одне, в потемках, без свечки, отчего?..
   Донья Долорес (робко). Я вас не понимаю, сеньор.
   Дон Бальтазар (вспыхнув). Не понимаете... А! вы меня не понимаете! (Донья Долорес вздрагивает и смотрит на него неподвижно.)
   Дон Бальтазар. Отчего вы вздрогнули?
   Донья Долорес. Я... я... Вы меня пугаете.
   Дон Бальтазар. Отчего вы пугаетесь? Совесть, видно, нечиста... (Кто-то легонько стучит в дверь.) Да... извините... Что бишь я хотел сказать?.. Я сегодня не совсем здоров... Пожалуйста, не обращайте на меня внимания... Я тебя испугал, моя милая кошечка; ты знаешь,- я такой чудак... (Отходя от нее.) Змея, змея!.. О Сангре, Сангре! (Быстро и громко.) Я пришел вам сказать, что я не ночую дома, то есть я очень, очень поздно вернусь... Но вы не тревожьтесь. У моего приятеля, алькада, собралось много Весьма любезных гостей... (Он отирает пот с лица.) Мы решились не расходиться до утра. Хотя старикам и не следует засиживаться так долго, да, знаете, иногда приятелям отказать невозможно. (В сторону.) Уф!.. (Громко.) Вот я и сказал им: извольте, останусь; но отпустите меня к жене на минуточку, а то она будет тревожиться... Ну, а теперь прощай.
   Донья Долорес. Прощайте, дон Бальтазар; смотрите не оставайтесь слишком долго у алькада.
   Дон Бальтазар. В самом деле? как вы заботливы... (Вспыхнув опять.) И вы не удивляетесь? Как? я, ваш муж, я, Бальтазар д'Эстуриз, решаюсь провести всю ночь в чужом доме... и вы не удивляетесь? Да разве Я когда-нибудь... (Опомнившись.) Да не в том дело... не в том дело... (Про себя.) О боже, я не могу выйти из этой комнаты... мое положение ужасно. (Громко.) Ну, прощайте... вам весело со мной прощаться,- сознайтесь, очень весело? вы меня не удерживаете!..
   Донья Долорес (слабым голосом). Если вам угодно, останьтесь...
   Дон Бальтазар. Что ж? пожалуй, я останусь. Вы меня просите остаться... Я останусь... А! вы, я вижу, бледнеете... от радости, должно быть! Зачем я пойду к алькаду? (Садится в кресла.) Здесь так хорошо, так покойно, не правда ли, сеньора?
   Донья Долорес. Но... может быть, ва

Другие авторы
  • Ховин Виктор Романович
  • Пальм Александр Иванович
  • Петров Дмитрий Константинович
  • Кольцов Алексей Васильевич
  • Норов Александр Сергеевич
  • Фонвизин Денис Иванович
  • Александров Н. Н.
  • Милицына Елизавета Митрофановна
  • Лукин Владимир Игнатьевич
  • Боцяновский Владимир Феофилович
  • Другие произведения
  • Добролюбов Николай Александрович - Издания общества распространения полезных книг
  • Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Пикколомини
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Пнин Иван Петрович - Вопль невинности, отвергаемой законами
  • Писемский Алексей Феофилактович - Писемский А. Ф.: Биобиблиографическая справка
  • Анненский Иннокентий Федорович - Юношеская биография Иннокентия Анненского
  • Д-Эрвильи Эрнст - Барабанщица
  • Вогюэ Эжен Мелькиор - Э. М. де Вогюэ: биографическая справка
  • Чулков Георгий Иванович - Подсолнухи
  • Краснов Петр Николаевич - Подвиг
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 258 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа