Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Семира

Сумароков Александр Петрович - Семира


1 2 3 4 5 6 7

  
  
   А. П. Сумароков
  
  
  
  
  Семира
  
  
  
  
  Трагедия
   Представлена в первый раз в Санктпетербурге на Императорском
  
  
   театре в исходе 1751 года. --------------------------------------
  А. П. Сумароков. Драматические произведения.
  Л., "Искусство", 1990
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  Олег, правитель Российского престола.
  Оскольд, князь Киевский.
  Семира, сестра его, любовница Ростиславова.
  Ростислав, сын Олегов.
  Возвед, сродник Оскольдов.
  Витозар, наперсник Олегов.
  Избрана, наперсница Семиры.
  Вестник.
  Воины.
  
  
  Действие в Киеве, в княжеском доме.
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ I
  
  
  
   Семира и Избрана.
  
  
  
  
  Семира
  
   Что к горести меня любовь воспламеняла,
  
   Я часто то тебе, Избрана, предвещала.
  
   Сбылось ли то теперь? Рок муки те принес.
  
   Где помощи искать?! Правители небес,
  
   В тоске и жалости мой дух изнемогает,
  
   И сердце томное крушится и страдает!
  
   С предельной высоты воззрите к сей стране
  
   И, унывающей, подайте крепость мне!
  
   Избрана, я хочу любовника оставить
  
   И, одолев себя, навек себя прославить.
  
  
  
  
  Избрана
  
   Но будешь ли иметь толико много сил?
  
  
  
  
  Семира
  
   Хотя возлюбленный мне больше жизни мил,
  
   Но помню то, что им отец мой свержен с трона
  
   И наша отдана им Игорю корона.
  
   Когда Оскольд, мой брат, надежды не имел
  
   Вселенной показать своих геройских дел,
  
   Я сердца своего тогда не побеждала,
  
   А ныне часть моя совсем пременна стала.
  
   Олег невольников от уз освободил
  
   И щедро из темниц невольных испустил,
  
   Чтоб нашим подданным, отдав им их свободу,
  
   Явить себя отцом плененному пароду
  
   И, покорив сердца, искати новых стран.
  
   Но брату моему на то ль дух гордый дан,
  
   Чтоб он был раб и чтоб он пребыл во неволе
  
   И видел Игоря на Киевом престоле?
  
   На то ли Кий сей град стенами окружил,
  
   Чтоб сродник в нем его рабом Олегу был?
  
  
  
  
  Избрана
  
   Князь млад, отцу врученный Ростислава.
  
   Олегом правится и войско и держава.
  
   Он - сродник Руриков, им к чести сей взведен,
  
   И Игорь от отца Олегу поручен,
  
   Отцом его зовет, его уставы внемлет.
  
   Оскольда сыном же правитель здесь приемлет,
  
   Оскольд не в бедности, - в почтении живет,
  
   Твоя подобно жизнь во славе здесь плывет...
  
  
  
  
  Семира
  
   Во славе?!. В горестях!
  
  
  
  
  Избрана
  
  
  
  
  
   Олегов сын вздыхает...
  
  
  
  
  Семира
  
   Сие мне пущее мученье приключает.
  
  
  
  
  Избрана
  
   Коль вы оставите намеренье свое,
  
   Во счастие прейдет несчастие твое:
  
   Противу Игоря ослабла ваша сила,
  
   И вас ему судьба навеки покорила.
  
  
  
  
  Семира
  
   Когда освобожден подвластный нам народ,
  
   Довольно сил у нас: уже мы третий год
  
   Бесплодными в сердцах досады оставляем
  
   И к рабству суетно так долго привыкаем.
  
  
  
  
  Избрана
  
   Не к рабству вспалена твоя, Семира, кровь...
  
  
  
  
  Семира
  
   Оскольда не взведет на трон сия любовь.
  
   Отец каш жизнь свою скончал не на престоле,
  
   Дир, младший брат его, погиб на ратном поле,
  
   Он трона отчужден. Семира всякий час
  
   Возносит к небесам прежалобный свой глас.
  
   Вот обстоятельства, в которые мы впали,
  
   И льзя ль, чтоб с братом мы спокойны пребывали?
  
  
  
  
  Избрана
  
   Но что он с воинством толь малым учинит?
  
  
  
  
  Семира
  
   О нашем воинстве Олег не тако мнит.
  
   Почто он Игоря отсель пред сими днями
  
   Отправил на Ильмень и не оставил с нами?
  
   Сея щедроты он при нем не совершил
  
   И узы без него плененным разрешил.
  
  
  
  
  Избрана
  
   Олег, как дочь свою, Семиру почитает.
  
  
  
  
  Семира
  
   Он прямо гордости моей еще не знает,
  
   Иль мнит, когда мне стал любезен Ростислав,
  
   Что страстью умягчен во мне геройский нрав?
  
   Обманывается: хоть пленна я и сира,
  
   Хоть я любовница, но та же все Семира.
  
   Когда бы страсть могла мой нрав переменить,
  
   Бесчестно было бы герою мя любить.
  
  
  
  
  Избрана
  
   Какие ж от любви плоды имети чаешь?
  
  
  
  
  Семира
  
   На что ты больше мне о том напоминаешь?
  
   Иль малодушием ты мнишь меня прельщать?
  
   О страсти ли уже любовной нам вещать?
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ II
  
   Оскольд, Семира, Избрана, Возвед и воины.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Настал нам день искать иль смерти, иль свободы.
  
   Умрем иль победим, о храбрые народы!
  
   Надежда есть, когда остался в нас живот,
  
   Бессильным мужество дает победы плод.
  
   Не страшно все тому, кто смерти не боится.
  
   Пускай хотя на нас природа ополчится,
  
   Что может больше нам несчастье приключить,
  
   Как только в храбрости нас с жизнью разлучить?
  
   О град родительский, отечество драгое,
  
   Где взрос я в пышности, в веселии, в покое!
  
   Могу ли я забыть, что я в тебе рожден
  
   И что от твоего престола отчужден!
  
   О верные раби, отвержем плена бремя!
  
   Настало то судьбой назначенное время,
  
   В которо должны мы вселенной показать,
  
   Что нам несродственно под игом пребывать.
  
   Коль наши храбростью оковы разорвутся,
  
   Какие радости по граду раздадутся!
  
   А ежели судьба нам смерть определит,
  
   Падение сие дел наших не затьмит.
  
   Пусть потеряние свободы невозвратно,
  
   Мне в долг отечества и смерть вкусить приятно.
  
   Кончина такова с победою равна,
  
   И ею наша жизнь пребудет ввек славна.
  
   Намеряся свой долг исполнить непреступно,
  
   Спасем отечество или погибнем купно.
  
  
  
  
   Воин
  
   Не пощадим себя, куда велишь, пойдем
  
   И за отечество всю кровь свою прольем.
  
   Хотя бы звезды все на нас ожесточали
  
   И небеса б на нас гром, молнию бросали,
  
   Не устрашимся мы, воюя, ничего,
  
   Погибель всякая легка, любя того,
  
   Кто ныне к праведной нас брани посылает
  
   И с нами в должности умрети сам желает.
  
  
  
   Другой воин
  
   Пойдем, о государь, пойдем против врагов!
  
   Подай то свету знать, что тягости оков,
  
   В темницах как они нас вредно ни тягчили,
  
   Отважности в сердцах нимало не смягчили.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   На то судьбина вам свободу отдала.
  
   Нам сей назначен день свои явить дела.
  
   Близ града множество в хранилищах подземных
  
   Лежит оружия поднесь в дубровах темных.
  
   Вы знаете места, где то сохранено.
  
   Из града исходить вам всем позволено.
  
   Неворуженных вас гражданя не боятся,
  
   И к подозрению их мысли не стремятся:
  
   Гуляньем выход ваш отсель они почтут,
  
   Сокрытых во лесах не скоро вас найдут.
  
   Где быть собранию, Возвед вам то покажет,
  
   А как вам действовать, то сам Оскольд вам скажет.
  
   Недолго будете меня вы тамо ждать.
  
   О други, время нам оружие поднять!
  
  
  
   Первый воин
  
   Все войско, государь, к оружию готово,
  
   И полетим на смерть, лишь выговоришь слово.
  
  
  
  
  Семира
  
   Природа! Для чего я девой рождена?
  
   Я тщетно к бодрости теперь возбуждена.
  
   Хоть с вами в равные в да юс я я напасти,
  
   Не буду в храбрости имети с вами части.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Непобедиму страсть стесняешь ты в себе, -
  
   Довольно мужества, сестра моя, в тебе.
  
  
  
  
  Семира
  
   Довольно - для меня, но для народа - мало.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Для общества! Оно твой дух восколебало!..
  
  
  
  
  (Возведу.)
  
   Поди уготовляй мне воинство в лесах
  
   И возвратись потом.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ III
  
  
   Оскольд, Семира и Избрана.
  
  
  
  
  Оскольд
  
  
  
  
   Княжна! На сих часах
  
   Во граде скоро все совсем переменится:
  
   Иль паки наш народ в темницы возвратится,
  
   Иль Игорев престол с величеством падет,
  
   И град, подъяв главу, высоко вознесет.
  
   Мне много верности раби мои являют,
  
   С безмерным жаром мой престол восстановляют,
  
   Но ты усердия мне кажешь больше всех,
  
   Мне жертвуя, своих лишаешься утех,
  
   Ты, благо общее любви предпочитая, -
  
   Владычица страстей, себя одолевая.
  
  
  
  
  Семира
  
   От знатной крови я на свет изведена.
  
   Должна ль я тако быть страстьми побеждена,
  
   Чтоб делали они премены те в Семире,
  
   Какие свойственны другим девицам в мире?
  
   Где жизни хвальные примеры находить,
  
   Коль в княжеских сердцах пороки будут жить?
  
   Иль преимущество имеем пред другими
  
   Одними титлами лишь только мы своими?
  
   Хоть кровь моя горит, но бодрствует мой ум
  
   И противляется отраве нежных дум.
  
   Бессильствует любовь, ей сердце покоренно,
  
   Но сил лишилося своих не совершенно,
  
   И столько я еще во оном сил брегу,
  
   Что я противиться любви легко могу.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Сия твоя любовь Оскольду преполезна.
  
   Коль Ростиславу ты угодна и любезна,
  
   Любовник без меня Семиру сохранит,
  
   Под стражей сей тебя ничто не повредит.
  
   С собой тебя отсель мне взять неосторожно,
  
   Любезныя сестры мне там хранить не можно,
  
   Где шум оружия подвигнет воздух весь,
  
   Куда стремится рок в своем суровстве днесь,
  
   В свирепстве воин где не знает женска пола,
  
   Ни рода знатного, ни самого престола;
  
   Где алчущая смерть, когда она разит,
  
   Невинных иногда младенцев не щадит.
  
   Коль буду счастлив я, увидишься со мною;
  
   Когда в полях паду, ты братнею виною
  
   К себе любовничьих покорств не истребишь,
  
   Олега другом зреть ты будешь так, как зришь.
  
   Не служит ни к чему твоя погибель ныне,
  
   Отважности твои не надобны судьбине.
  
  
  
  
  Семира
  
   Благополучна б я на свете сем была,
  
   Когда б тебе собой я помочь дать могла.
  
   Но что?! Последую тебе, хоть я и дева,
  
   Увидишь ты меня среди воинска гнева,
  
   Не иочитаему ни от кого женой,
  
   Текущую с мечем повсюду за тобой.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Присутствием твоим там дух бы мой терзался,
  
   Мне малый бы упор погибелью казался,
  
   Остановляла б ты во всех путях меня.
  
   Я б тамо, твой живот и здравие храня,
  
   Позабывал себя и долг воинска дела,
  
   Тебя б едину мысль моя в себе имела.
  
  
  
  
  Семира
  
   Останусь и тебя не возмущу ничем,
  
   Не сделаю препятств в сражении твоем.
  
   Но сколько без тебя подам я страху дани!
  
   С немногим воинством отходишь ты ко брани,
  
   А ежели тебя судьбина и спасет
  
   И славно на престол родительский взнесет,
  
   Я буду, может быть, еще стенать всечасно.
  
   И о любовнике воспомнити ужасно!
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Прешли уже часы веселья твоего.
  
  
  
  
  Семира
  
   О том не думаю я больше ничего,
  
   Оставити его намерилась я твердо;
  
   Но смерти не хочу ему немилосердо.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Не будет поврежден ничьею он рукой.
  
  
  
  
  Семира
  
   А если о тебе он в мысли не такой?
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Ко исполнению Оскольдова желанья,
  
   Коль смерть меня сразит, не испускай стенанья,
  
   Не много плачь о мне, не много сожалей,
  
   Великодушие ты то же возымей,
  
   С которым очи я, во брани пад, закрою,
  
   И тени моея не востревожь тоскою!
  
  
  
  
  Семира
  
   Воображение того мятет мой дух,
  
   Едина речь о том, как гром, пронзает слух.
  
   На что родители Семиру воспитали,
  
   Коль жизни моея дни адской мукой стали?!
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Любовник твой идет, скрепися перед ним.
  
  
  
  
  Семира
  
   Претягостен уже он стал очам моим.
  
   Я скроюсь от него.
  
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ IV
  
  
  
  Оскольд и Ростислав.
  
  
  
  
  Ростислав
  
  
  
  
   Поступок мне сей дивен.
  
   За что сестре твоей толико я противен?
  
   Повсюду от моих скрывается очей.
  
   Скажи, любезный друг, чем винен я пред ней?
  
   Как я, Олег тебя своим имеет другом
  
   И позволяет мне Семире быть супругом.
  
   В темницах пленникам он узы разрешил,
  
   Народу скованну свободу возвратил.
  
   Я все употребил вам сделать облегченье,
  
   И за сие ли я ввергаюся в мученье?
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Что ею ты любим, свидетель я тому.
  
  
  
  
  Ростислав
  
   Любим?!. Возможно ли спокоиться уму,
  
   Когда мой ныне взор иное мне являет?!
  
   Я вижу, что меня Семира оставляет.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Узря своих граждан, смущается она.
  
   Представился сей день, когда сия страна
  
   И пышный город сей впадали в ваши руки,
  
   Возобновилися ея тогдашни муки.
  
   Вообрази себе, коль горько было нам
  
   Покорствовать таким сердитым временам.
  
   Разбито воинство от тучи стрел бежало,
  
   И множество людей в Днепре живот кончало;
  
   Родитель побежден, трон гордый покидал,
  
   Изранен, по лесам убежища искал.
  
   Горяще здание всю сферу освещало
  
   И в пламени свою кончину возвещало.
  
   Состановлялися от дыма облака,
  
   По улицам текла кровавая река.
  
   Я брань творил еще, доколь держали ноги,
  
   И, изъязвлен, в крови, взнесен в свои чертоги,
  
   Я тамо зрел тебя, возъемлющего грудь,
  
   Творящего себе из тел сраженных путь.
  
   Семиру видел я перед тобой стенящу
  
   И, падшую к ногам твоим, тебя молящу,
  
   Чтоб пленным твой отец пощаду даровал
  
   И за граждан ея живот несчастный взял.
  
   О преужасный день! О рок ожесточенный!
  
   Семира, как то снес твой дух преогорченный?!
  
   О коль ты счастлив, Дир, что ты, сходя во гроб,
  
   Не видел времени нам самых лютых злоб!
  
   В тот день, как ты погиб, был город сей в надежде,
  
   Паденья нашего не видно было прежде.
  
  
  
  
  Ростислав
  
   Конечно, горестны вам были те часы,
  
   Но рок того хотел!.. Теперь твои красы
  
   Велят, Семира, мне победы той гнушаться,
  
   Которой я хотел на свете возвышаться.
  
   Не я владею здесь, а если б я владел,
  
   Оскольд бы в этот час на трон отцов восшел.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   Когда герои власть оружием теряют,
  
   Оружием себе ту власть и возвращают.
  
   Покорством получить я скиптра не хощу
  
   И милости себе в себе одном ищу.
  
  
  
  
  Ростислав
  
   В сумнение меня слова твои приводят.
  
  
  
  
  Оскольд
  
   От горести они из уст моих исходят.
  
  
  
  
  Ростислав
  
   Пустым сумнением не раздражайся ты,
  
   Оно прошло, как все проходят суеты.
  
   Когда нет способов исполнити желанье,
  
   Рассудка слабого есть действо - упованье,
  
   Твой разум не таков.
  
  
 

Другие авторы
  • Кавана Джулия
  • Котляревский Нестор Александрович
  • Чурилин Тихон Васильевич
  • Крюковской Аркадий Федорович
  • Волков Федор Григорьевич
  • Панаев Иван Иванович
  • Чертков С.
  • Ефремов Петр Александрович
  • Фурманов Дмитрий Андреевич
  • Диковский Сергей Владимирович
  • Другие произведения
  • Гливенко Иван Иванович - Краткая библиография
  • Катков Михаил Никифорович - М. Н. Катков: биобиблиографическая справка
  • Бестужев-Рюмин Михаил Павлович - Бестужев-Рюмин М. П.: Биографическая справка
  • Мультатули - Морская болезнь
  • Уйда - Сочинения Уйды в проекте "Гутенберг"
  • Дживелегов Алексей Карпович - Тест-Акт
  • Паевская Аделаида Николаевна - А. Н. Паевская: краткая справка
  • Иловайский Дмитрий Иванович - Петр Великий и царевич Алексей
  • Майков Василий Иванович - Государь мой!
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич - П. Сватиков. О романе "Когда рушатся троны..."
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 266 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа